Спонтанное прибытие

Слэш
R
Завершён
11
Пэйринг и персонажи:
Размер:
30 страниц, 5 частей
Описание:
Четырнадцать и двадцать лет — непозволительная разница. Тебя обзовут сопляком, но изобьют как взрослого. А если никто не узнает? Да, давай никто не узнает?
Примечания автора:
Время действия — самое ближайшее к нам, только перед тем, как телефоны появились в каждом кармане. В то время ожидание принимало совсем другие формы. А неизвестность нельзя было развеять сообщением, рождая грызущие разум образы.

Обложка https://ibb.co/kq9sqNw

Столичный фрукт Ким Тэхён https://ibb.co/qr4sKJ6

Чонгук, странный донсэн https://ibb.co/BKFybD7

Локации https://ibb.co/w62rd1m

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
11 Нравится 0 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 5. Роман в письмах

Настройки текста

Первое письмо Чонгука приходит через три недели. Оказывается, Сунан поставила на уши весь посёлок своим рассказом, не стесняясь добавить ярких красок. Люди тогда всю ночь искали Тэхёна, ездили даже в Сокчхо. Но точного адреса, кроме того, что он живёт где-то в Сеуле, никто не знал. Отец продержал Чонгука взаперти, пока не начались занятия в школе. Но и там на Чонгука посыпались насмешки. Доходило до драк, впрочем, Чонгук упоминал об этом вскользь. Он старался держаться довольно оптимистично, лишь просил пока не отвечать. Родители не спускали с него глаз. Тэхёну так много хотелось сказать ему, но это была односторонняя связь. Он даже нашел справочник телефонных номеров Косонского уезда и телефон Чонгука. На том конце ответил чужой голос, и Тэхён повесил трубку. Письма приходили более-менее регулярно, в них Чонгук описывал свою жизнь, да просто хотел выговориться. Писал, что посмотрел все эпизоды «Звездных войн» и теперь он бы не возражал, если бы Тэхён называл его «падаван». Или даже «мой маленький зелёный друг». Тэхён читал и перечитывал Чонгука множество раз, он жил ожиданием от письма к письму. Дядя пытался узнать, что племянника беспокоит, боялся, что вернулась старая депрессия из-за мамы с папой. Просил возобновить лечение у психотерапевта. Тэхён сходил один раз, чтобы его оставили в покое, и забил. У Чимина, Юнги и остальных тоже началась учёба. Времени на встречи почти не было, да и настроения тоже. У всех жизнь двигалась вперёд, а у него по кругу. Он думал и никак не мог придумать выход. Вспоминал Намджуна. Можно ли было ему доверять? Или он тоже презирает Тэхёна, как и весь мир. Намджун учился в Сокчхонском университете, возможно стоило его разыскать, чтобы через него наладить связь с Чонгуком. Следующее письмо встревожило Тэхёна. Преследования Чонгука перекинулись и на его семью. У отца на работе начались неприятности. Но Чонгук просил не беспокоиться. Скоро всё забудется, говорил он, ему всего полгода осталось до выпускного. И, несмотря на бодрый тон письма, местами даже шутки, были там строки, в самом конце, написанные другим стержнем, добавленные, видимо, на почте перед отправкой, от которых Тэхёну захотелось взвыть. «Тэхён, — писал он, — я часто прихожу в твой дом. Я не могу без тебя». Тэхён был на грани, он не знал, что ему делать. Ему нельзя было ехать в посёлок, там его каждый узнает. Тогда он взял лист бумаги и составил следующее: «Приветствую, друг! Это письмо счастья. Ни в коем случае не рвите это письмо, отнеситесь серьёзно. Это не шарлатанство, с любовью всё возможно. Я тоже получил много писем и все их перечитал, они были замечательные. Я, возможно, не знаком с отправителями, но уже скучаю. Кем бы вы ни были, я желаю вам всего хорошего, держитесь, пожалуйста, если вам грустно. Улыбнитесь и помните: плохие времена обязательно закончатся. Судьбоносные встречи неизбежны. С получением письма надо отправить его тому, кому вы желаете счастья, даже если вы не верите в счастье из параллельных миров». Более ясно он сказать не посмел и отправил эту белиберду без обратного адрес Чонгуку. Только потом подумал, что следовало вбросить письмо в другом городе. Ответа не было очень долго. Наверное, его послание выкинули как мусор, и оно даже не попало Чонгуку в руки. А может, его раскусили, и это доставило Чонгуку проблем. Тэхён будто оказался в вакууме, информационном и душевном. Как бы то ни было, письма перестали приходить. Но однажды, незадолго до нового года, прилетело долгожданное письмо от его мальчика. Тэхён укрылся в своей комнате и жадно разорвал конверт. «Я понял, — начиналось письмо, — ты меня забыл. Я не знаю, зачем пишу тому, кто это даже не читает. Или читаешь? Смеешься с кем-нибудь над моей тупой писаниной. Ты хоть знаешь значение слова «никогда»? Может быть, тебе снова нравится «другой человек». Очень сильно нравится, п о н и м а е ш ь, Т э х ё н? Сначала я надеялся, что, может быть, ты приедешь, мечтал увидеть тебя хоть на минутку. Мечтал о нашей жизни в Сокчхо. Или, что ты заберешь меня к себе. Понять не могу, зачем тогда ты вёл себя так. Зачем был таким? Зачем купил кассеты, зачем всё? Тебе мало было Сунан? Мало того, что влюбил в себя всех вокруг? Дурак дурак дурак дурак. Я. Поверил, что могу быть кому-то интересен. Ладно, что-то много я тебе накатал, больше, чем ты заслуживаешь. Ты трус, Тэхён. Трус и предатель». Что это письмо сотворило с Тэхёном! Оно вывернуло его на изнанку, выбило из-под ног землю. Какое же он ничтожество. Чонгук прав. Трусливое ничтожество, бросившее самого дорогого человека одного с теми, кто оскорблял его каждый день. Любимого смелого мальчишку, который ни разу ему не пожаловался, ничего не просил, не стыдил. Ах, он же так виноват, ему же так стыдно, что он боится показать нос в треклятую дыру! Ведь там же строгие взрослые, да? Они ведь могут его отругать. Или даже разбить нос. А Чонгук его всё время ждал, он находился в каких-то трёх часах пути. Но ведь это же непреодолимое препятствие для трусливого ничтожества. Тэхён сжался на полу и содрогался от рыданий. Ревел так, что прибежал дядя. Увиденное повергло его в шок. Тэхён взял себя в руки. Он должен ехать. Дяде сказал, что пойдёт к Чимину, возможно даже заночует. И, не слушая возражений, уехал на вокзал.

***

Снова знакомая станция. Она приносит сразу так много воспоминаний. Сумерки её немного меняют. А море… зимой оно совсем чужое. Лестница. Один пролёт. Второй. Сердце дико скачет. Вот и центр. Дом Чонгука здесь, близко. А там Чонгук. Тэхён выдыхает перед дверью и звонит. Проходит две минуты, но никто не открывает. Он звонит настойчивей. Потом стучит. Потом зовёт. Дом мертвенно пуст. На шум из соседнего дома выходит старушка. — Вы к Чонам? — скрипуче произносит она. — А где хозяева? — Не знаю, уехали. — Уехали? — не понимает Тэхён. — В отпуск? — Нет, переехали насовсем, — шелестит старушка. — Куда? — кричит Тэхён. — Да не ори ты. Откуда мне знать. Они тут ни с кем не общались. Такой позор на семью, правильно, что уехали. А ты, мальчик, кто? — спрашивает она с подозрением. Тэхён не отвечает. Он перебегает дорогу и идёт в магазин г-жи Канг. Она сидит за прилавком и читает журнал. Если хозяйка ожидала увидеть покупателя, то явно не этого. — Ты что тут делаешь? — Здравствуйте, госпожа Канг, — Тэхён порывисто кланяется. — Может быть, вы знаете, куда переехала семья Чон? — Зачем тебе? — спрашивает она и поджимает губы. Тэхён смотрит на неё с мольбой. — Госпожа Канг, это очень важно. Пожалуйста, если вы знаете — скажите. — Ты очень нахальный молодой человек, Тэхён, — отвечает та. — Я виноват. Мне прощенья нет. Но это прощение я должен просить не у вас. И, если вас это устроит, я никогда не хотел никому вредить. В моих мыслях не было дурного. — Как же не было дурного? — говорит она с осуждением. — Бедного Чонгука чуть со свету не сжили. Его семья лишний раз из дома боялась выйти. Натворил ты дел. Что же тогда, по-твоему, дурное? — Прошу вас, — говорит Тэ севшим голосом. — Где их найти? — Не знаю. Они никому не отчитывались. Уехали и начали новую жизнь. Тэхёну кажется, что рушится мир. Своды упали и его оглушило. Кончено. Он никогда больше не увидит Чонгука. Сможет ли он снова смеяться? Жить? А Чонгук? Тэхён не в себе выходит на улицу. Плетётся на станцию. Садится у моря. И плачет.

***

В Сеуле потянулись безрадостные дни, которые складывались в недели. Тэхён только ел и спал. Иногда не ел. Чаще не спал. Чонгук не выходил из его головы ни на минуту. А когда Тэхён забывался неглубоким сном, тот сидел у него в ногах, смеялся, говорил, что летит в космос с Ханом Соло*. Потому что Хан Соло не предатель. Только одно удерживало Тэ от последней прогулки по мосту Манхо-дэгё* — надежда на то, что когда-нибудь он найдёт Чонгука. В середине апреля пришёл конверт. Штемпель был сеульский. Внутри записка с номером школы, написанная почерком Чонгука.

***

Тэхён стоял у одной из старших школ своего города. Он ждал с утра, вглядываясь в каждого входящего и выходящего. Нельзя сказать, что он узнал Чонгука сразу. И дело даже было не в незнакомой куртке или шапке. Чонгук изменился. Вырос за восемь месяцев, которые они не виделись. Даже выражение лица было другое. Это было строгое лицо, более худощавое, чем раньше. И всё ещё до ужаса родное. Чонгук тоже замечает его фигуру за школьным забором. Он замедляет шаг, останавливается, смотрит Тэхёну куда-то за плечо. А Тэхён не верит, что они так близко. Можно протянуть руку и дотронуться. Или нельзя? — Я нашел тебя, — произносит Тэхён. Чонгук переводит на его взгляд: — Это я тебя нашел. «Конечно, Гуки. Ты. Если бы не твои письма, мы бы потерялись навсегда. Это полностью твоя заслуга.» — Знаешь, то, что ты написал — неправда. Я не забыл тебя. Просто люди по-разному реагируют на трудности. Одни начинают бороться, а другие… впадают в отчаяние. Грызут сами себя. Это не оправдание. Я не такой, как ты. Я просто слабак. Боялся к тебе приблизиться, думал, что доставлю ещё больше неприятностей. Но моё отношение ни на грамм не изменилось. Я люблю тебя по-прежнему. И буду продолжать это делать. Чонгук просто молчит и изучает лицо Тэхёна. — Ты веришь мне? — говорит Тэ. — У тебя лицо очень похудело, — отвечает он, как всегда, невпопад. — Ты похож на человека, у которого запой. Тэхён опускает голову и смеётся сам над собой. Получается нервно. — Хуже, Гуки. Мимо проходят ученики, а Тэхёну так хочется обнять человека напротив. Чтоб не пришлось говорить слова, которые ни черта не могут выразить из того, что накопилось внутри. Чувствовать его очень близко. Утолить свою тоску, дать ему её узнать. — Тэхён, сейчас ведь больше нет этих трудностей. Нет, — останавливает он, — не нужно меня обнимать. Я не хочу менять ещё одну школу. Какой же он бесценный. Несмотря на тягостность момента, Тэхён не удерживает улыбку. — А потом можно? Чонгук приближается к самому его уху: — Только не очень затягивай с этим. Я слишком долго ждал. Он берет Тэхёна за рукав и тянет дальше по улице. — Спроси меня уже о чём-нибудь, — говорит Чонгук. — А ты стал разговорчивым, — замечает Тэхён. — А ты стал как я. — Ты теперь живёшь в Сеуле с семьёй? — Да. — А как… они? — Бдят, — лаконично отвечает Чонгук. — Я приезжал в посёлок. В декабре. — Мы уехали как раз в декабре, — лицо Чонгука меняется. — Ты прости меня за то идиотское письмо. Я сам себя потом чуть не сожрал. Я вообще так не думаю. — Тебе сильно досталось? — спрашивает Тэхён. Чонгук молчит. Они прошли квартал, и их руки сплелись сами собой. — Я так виноват перед тобой, Чонгук. — Не виноват. Мне всё равно. — Ты изменился. Ты очень красивый. Чонгук хмыкает: — Замолчи. Я не могу. — Такой красивый-красивый, — говорит Тэхён тонким голоском. Чонгук резко останавливается, его ноздри трепещут от того, что он пытается сдержать смех, в глазах черти. — Ты, кажется, меня провоцируешь? — Я? На что? — А вот узнаешь. — Я весь в нетерпении. Чонгук сверкает глазами и продолжает путь. — Куда мы идём? — спрашивает Тэхён. — Обниматься, — отвечает тот. — А то совсем зеленый. Ты только посмотри на себя! — Нынче все старшеклассники такие дерзкие? — Дружеская забота, хён. — Спасибо, дружище. А Чонгуку не нравится, когда его так называют. Он дергает Тэхёна за руку, ныряя в двери какого-то кафе. И, не останавливаясь, проходит зал насквозь, к туалетам. Когда они там вдвоём, а двери закрыты, Чонгук шумно выдыхает, прижимаясь ко лбу Тэхёна. Замирает на несколько секунд. Затем целует в губы. Он так нетерпелив, что они несколько раз стукаются зубами, и Чонгук с облегчением стонет: — С ума сойти! А потом он, наконец, его обнимает. Крепко-крепко. И Тэхёну кажется, что они не расставались. — Я хочу, чтоб это никогда не кончалось! — говорит Чонгук. — Только попробуй исчезнуть. А Тэхён уже распался на частицы и не дышит. Когда они появляются в зале, Чонгук спрашивает: — Закажем что-нибудь? — Неа. И они выходят под недовольный взгляд баристы.
Примечания:
Хан Соло — персонаж фильма «Звёздные войны».

Мапхо-дэгё — т. н. «мост самоубийц» в Сеуле.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты