Остались лишь воспоминания...

Слэш
NC-17
Завершён
144
автор
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
На улице идёт дождь. Его стук успокаивает, заставляет задуматься о проблемах. К каким разговорам может привести такая расслабленная атмосфера?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
144 Нравится 7 Отзывы 25 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      На улице идёт дождь. Капли воды бьются о подоконник, заполняя комнату приятным стуком. Тэнэ смотрит в окно на мрачное небо, затянутое тучами. Сейчас в его мыслях пустота. Ему не хочется ни о чём думать, ведь так спокойно...       Он сидит в теплой уютной комнате друга, не боясь отца. Сейчас ему не нужно беспокоиться ни о чём: ни о проклятых, которые могут ворваться в его дом, ни о поиске работы, ни о таблетках. Кёнинг прикрывает глаза, полностью расслабляясь, практически засыпая, но чувствует прикосновение тёплых рук к плечу, нарушающих его спокойствие. Он отводит взгляд от окна, направляя его на Дэмона. В руках парня две кружки кофе. Сказав тихое спасибо, Кёнинг берет одну из них в руки. Следом он чувствует, как Келлерман садится рядом, касается его своим коленом, даже не обращая внимание на это. Для него так легко прикоснуться. Тэнэ просто невозможно к этому привыкнуть, ведь раньше его никто не трогал так непринуждённо. Но даже так хотелось большего: что бы Дэм погладил его по голове, притянул к себе, поцеловал. Но Кёнинг осознаёт, что этого не будет. Всё, что он сейчас может — пить свой кофе.       Келлерман смотрел на уставшие глаза друга. Он начал беспокоиться, из-за того, что Тэнэ не такой как обычно, хоть и не знал, хорошо это или плохо. Решив, что нужно послушать музыку, Келлерман взял телефон со вставленными в него наушниками с прикроватной тумбочки. Только появился вопрос, какой трек включить. Сам он любит хип-хоп, а что нравится Тэнэ, не знал. Келлерман протянул телефон и один наушник, сказав, что хочет послушать его любимые треки. Кёнинг смутился, он явно такого не ожидал. Неужели Дэму правда интересно? В груди стало тепло. Приятное чувство. Тэнэ нашёл в саппане пару песен и отдал телефон обратно. Они оба вставили по одному наушнику и стали слушать рок. Кёнинг боковым зрением смотрел в сторону Дэма. Тот сидел расслабленно, его глаза закрыты. Длинные белые ресницы прикрывают нижнее веко, приятно контрастируя с румяной кожей. Немного растрепанные пряди волос обрамляют лицо, делая его черты аккуратнее и красивее. Хотя, казалось бы, куда ещё?       — Тэнэ, — голос Дэма заставляет отвести взгляд, — ты долго на меня будешь пялиться?       — Возможно, — быстро сказал Кенинг, даже особо не подумав. Он понял, что странно смотреть на друга так долго, но сейчас ему не хотелось придумывать оправдания.       — Ты вообще какой-то странный сегодня. У тебя всё хорошо?       — Да, сейчас всё хорошо. Просто идёт дождь, хочется спать. Ты тоже, кстати, уставший сегодня. Пока слушал музыку, носом клевал.       — Я задумался просто... Мы так мало учимся в академии, но уже столько всего произошло.       — Тебя это беспокоит?       — Ну просто... В первый же день меня прижали к стене в туалете. Такой себе первый опыт, если честно, — Дэмон запрокинул голову назад, опираясь на стенку. — Просто... Я так радовался, что нашел таблетки от проклятия, что могу теперь жить без него... А спустя несколько минут мне было хреново из-за домогательств грёбаного Лавэнэ. Такое дерьмо нереально забыть.       — Да... Это действительно пиздец был. Кица мудак, — сказал спокойно Тэнэ, хотя внутри он чувствовал себя плохо. Мысль о том, что Лавэнэ целовался с Дэмом была ужасна. И почему он думает сейчас только об этом? Эгоистично... Но Кёнинг не может сейчас заглушить эту ревность, — тяжело ему без мозгов придётся по жизни. Не парься из-за такого человека.       — Не могу, сложно.       — Может, у тебя появится опыт с другими людьми, и со временем воспоминания станут менее яркими?       — Наверное... Но что сейчас-то делать? Никого на примете нет.       — Санса?       — Ты забыл, как я её с кино прокинул? Мне неловко теперь перед ней будет.       — А прижать её в первый день учёбы было нормально?       — Я был радостный, мне не до смущения было.       — А если... — начал говорить Кёнинг, но замолчал. Он чертовски хочет поцеловать Дэмона, но боится, ведь понимает, что тот гетеро и, конечно, не согласится, но блять... Как же тяжело сопротивляться желанию...       — Ты чего запнулся? — Келлерман посмотрел на друга. Его руки были опущены, губы слегка приоткрыты. Он перебирал пальцы и смотрел вниз сквозь них. Тусклый свет из окна приятно освещал Кёнинга, оттеняя его острые черты лица.       “Какой он красивый...” — пронеслось в голове у Дэма. Он взял его за плечо и резко притянул к себе. Келлерман рассматривал впалые скулы, тонкие потрескавшиеся губы, аккуратный нос, которые теперь хорошо видно. Близко. Тэнэ смотрит в глаза, которые напротив. Взгляд Дэма странный, дикий и чертовски привлекательный. Кёнингу уже плевать, что будет. В его голове лишь тепло чужого тела. Тэнэ подаётся вперёд, нежно касаясь своими губами губ Дэмона. После он немного отводит голову назад, наблюдая за его реакцией. Никакого сопротивления нет. “Выходит, что он не против, а значит...” — Кёнинг берёт Келлермана за подбородок, заставляя того приоткрыть рот, а после медленно сминает его верхнюю губу. Тэнэ замирает, ведь не знает, что делать дальше. После повторяет то же самое движение ещё раз, а потом ещё и ещё... Как же приятно. Чувствуя, что Дэм отвечает на поцелуй, он полностью расслабляется. Время будто замерло. Сейчас у него в голове лишь только мягкие губы друга и его рука, сжимающая кончиками пальцев плечо Кёнинга.       — Б-блять... — шумно выдыхает Тэнэ, когда чувствует, как Дэм отстранился.       Келлерман поднимает свой взгляд. Алый румянец на бледных поцарапанных щеках Кёнинга, раскрасневшиеся губы, затуманенный взгляд, в котором будто черти пляшут... “Пиздец сексуально...”, — пронеслось в голове у Дэма.       — Ещё... — произносит Келлерман и притягивает Тэнэ за шею к себе, смыкая руки сзади в замок. Кёнинг вздрагивает, чувствуя язык Дэма на своих губах.       — Открой рот, — прошептал на выдохе Келлерман.       Тэнэ это пугает. Он никогда не видел его таким. Перед ним сейчас точно тот добрый паренёк и образцовый отличник из богатой семьи, которым он знал Келлермана? Но он слушается. Язык Дэма тут же делает движения во рту Кёнинга. Он нелепо отвечает, теряясь из-за потока новых ощущений. Постепенно привыкнув, делает более аккуратные, хоть и неуверенные движения. Его рука касается грудной клетки Келлермана, идет вниз, очерчивая рельеф мышц пресса, который чувствуется даже сквозь одежду, после, спускается к паху, но не задевает его, лишь только огибает рядом. Поцелуй становится жадным, требовательным. Оба хотят получить как можно больше удовольствия. Дэм кладет ладони на внутреннюю сторону бедер Тэнэ, раздвигая их, и садится ближе. Его руки проходятся по спине, касаясь каждого позвонка, лопаток, после ложатся на бока, немного сжимая их.       Между телами парней совсем нет свободного места. Жарко. Каждый чувствует возбуждение партнёра через одежду. Тэнэ слегка оттягивает резинку домашних спортивок Келлермана. Не почувствовав сопротивления, он проводит рукой через трусы по члену, после спускает их. Дэм шумно выдыхает, разрывая поцелуй, когда чувствует движения сжавшейся на его стояке ладони. Тэнэ проводит губами по шее, немного покусывая, оставляя метки. Его кожа такая нежная. Дыхание Келлермана сбилось, воздуха явно стало не хватать. Кёнинг нервно сглотнул. Сейчас перед ним возбуждённый и блядски горячий Дэмон. Его обычно аккуратные волосы растрепаны, и без того румяная кожа, очень красная и влажная от пота. Тэнэ даже подумать не мог, что может увидеть его таким. Хочется запомнить этот вид навсегда. Сердце бешено бьётся, в шортах уже давно тесно, хочется их снять. Кёнинг следует своим желаниям и тянет руку вниз, но чувствует чужие касания и останавливается в ожидании. Дэм стягивает с Тэнэ шорты вместе с трусами, после наконец-то сжимает его член и начинает ласкать. Кёнинг сдавленно выдохнул. Чертовски приятно.       Комната наполнилась пошлыми звуками. Оба парня тяжело дышат. В их головах пусто, не хочется думать ни о чём, ни о последствиях, ни о том, кто они друг для друга. Но они точно понимают, что это неправильно, этого не должно происходить. Останавливаться поздно, желание уже никуда не деть, остаётся лишь только двигать руками в бешеном темпе, доставляя друг другу дикое удовольствие. Дэмон уже давно закрыл глаза, полностью отдавшись ощущениям. Его бедра слегка дрожат, губы приоткрыты. У Тэнэ от такого перехватывает дыхание, а чувство движения ладони Келлермана, задевающей уздечку, просто нереальное. Дэм накрыл их члены рукой, прижимая друг к другу, после стал толкаться в руку, увеличивая трение. Кёнинг переместил свою ладонь ближе к основанию. С каждым движением становилось всё приятнее.       — Блять... Тэнэ, как же охуенно, — хрипло шептал Келлерман.       Кёнинг молча положил свою вторую руку сверху, начиная массировать головки. Потом посмотрел прямо в глаза Дэму, наблюдая за реакцией. Его лицо изменилось, он нахмурился, закусил губу. Тэнэ наклонил голову, оставляя засос на шее, слыша невнятный шёпот. Через несколько секунд Кёнинг почувствовал в своей руке теплую влагу. После он замедлил темп движений, потом убрал руки, положил их на кровать. Дэм, немного отдышавшись, продолжил двигать ладонью на члене Тэнэ. Не останавливаясь, он взял из ящика тумбочки сухие салфетки, стёр сперму и надел трусы. После он посмотрел на Тэнэ. Красные щёки, блестящая от пота кожа, нечитаемое выражение лица, напряжённые руки с выступающими венами. “Невъебенно горячий...” — пронеслось в голове. Кёнинг положил голову на плечо, полностью расслабившись и вдыхая аромат пряного геля для душа. Запах очень приятный. По телу Дэма пробежали мурашки от обжигающего дыхания Тэнэ, который немного дрожал.       — Дэм... Сожми сильнее, — Хрипит Кёнинг.       — Больно не будет? — полушёпотом отвечает почти на ухо Келлерман.       — Похуй...       Он послушно выполняет просьбу. Ранее расслабленные руки Кёнинга сжали покрывало. Контраст между лёгкой болью и чертовски приятными ощущениями доставляют огромное наслаждение. Быстрые и грубые движения Дэма, тепло его тела... Невыносимо хорошо... Удовольствие накрывает с головой. Тэнэ кончает, чувствуя замедленные движения на своём члене. Слишком приятно. Отдышавшись, он привёл себя в порядок и отодвинулся от Дэмона, который уже смотрел в окно.       На улице всё ещё идёт дождь. Казалось, что стало более пасмурно и мрачно. Тучи потяжелели, капли оглушительно били по подоконнику. Кёнинг лёг на спину, не зная что сказать. В голове столько вопросов... Надо прервать тишину.       — Дэм, о чём думаешь? — неуверенно спросил Тэнэ. Его беспокоило потерянное состояние Келлермана. Неужели произошедшее сделало ему больно? Страшно. Он не хотел переставать общаться с ним.       — Я... — Келлерман опустил голову и закрыл руками лицо, — я не думал, что мне понравится... Не знаю, что чувствую — он запинался, говорил неразборчиво, не мог ясно сказать свою мысль, — и ты почему-то не был против и не останавливался. И я... Не знаю, зачем я это сделал. Тяжело, не понимаю...       Тэнэ не знал, что сказать. Он не знает, как себя вести с подавленными людьми. Хочется успокоить Дэма, но... В голове пусто, совсем нет мыслей, как это сделать. Надо сказать хоть что-то.       — Я не думаю, что мы совершили что-то неправильное. И... — он запнулся.       — Ты тоже себя херово чувствуешь? Твой голос неуверенный и... Мне не стоило тогда к тебе лезть.       — Нет, ты не так понял, — Тэнэ сел на край кровати, его взгляд был направлен на собеседника, — не считаю тебя плохим, потому что я не был против. Если бы я не хотел, то оттолкнул бы тебя. Ты зря беспокоишься.       — Но... Ладно, — Келлерман убрал руки от лица, — а почему ты не против этого? Я не понимаю...       — Не знаю, — быстро выпалил Тэнэ и отвёл взгляд. Он не хотел говорить правду о своей любви к Дэму. Он всё ещё не хочет рушить их отношения своим признанием, — просто поддался моменту.       — Тебе было неприятно? Я же парень... — Келлерман сгорбился и смотрел вниз, нервно бегая глазами по полу.       — Нет. Не думаю, что это как-то влияет. Ты тоже не беспокойся по этому поводу. То, что тебе понравилось с парнем, не делает тебя плохим.       — Спа... спасибо, Тэнэ, — Дэмон расслабился, сел более удобно. Кёнинг улыбнулся. Он рад, что ему стало легче.       Громкий стук капель по подоконнику прекратился. Дождь закончился. Небо было всё такое же серое, но уже не мрачное.       — Кстати, Дэм, ты думал сейчас про Кицу?       — Нет, конечно. Тут было не до него.       — Я рад.       Дэм потянулся, спокойно поправил волосы и пошёл в ванну, но резко остановился перед зеркалом и сказал:       — Блять, Тэнэ, ты что наделал, как мне это спрятать теперь?       Кёнинг перевёл взгляд на друга и понял, что тот негодует из-за засосов на шее.       — Бля, ой... — он смутился, — ну... Тебе просто нравилось...       — Похуй, надену кофту с длинным горлом, — ответил Келлерман и ушёл в ванну.       Кёнинг остался один в комнате. Он подошёл к окну и открыл его. Смеркалось. Пахнет свежестью. Прохладный ветер приятно дует на лицо. Ровный бледно-синий цвет прояснившегося неба успокаивает. После стольких эмоций Тэнэ, глядя вверх, начинает чувствовать свое тело чётче. В голове стало ясно, мысли приведены в порядок. Пришло осознание того, что он сейчас сделал вместе с Келлерманом. Кёнинг рад, что это произошло, рад, что не показал свою влюбленность в Дэма, рад, что их отношения остались прежними, и он ничего не испортил. Всё хорошо и спокойно. От сильного дождя остались лишь только лужи... От сильных эмоций остались лишь воспоминания...
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты