Пособие по приручению дикого кота

Слэш
NC-17
Завершён
144
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
18 страниц, 1 часть
Описание:
С Му Цином было не просто. Как и с любым диким котом, которого не раз ранили и издевались. Но к любому существу можно найти свой подход, главное – набраться терпения.
Примечания автора:
Работа является предысторией к "Этим утром что-то пошло не так" https://ficbook.net/readfic/10042445
Там персонажам около 25-ти лет, здесь - примерно 21
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
144 Нравится 2 Отзывы 43 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Фэн Синь ведь просто хотел зайти в спортивный магазин рядом с домом за своим заказом в виде новой спортивной формы, но как только он зашел и нашел глазами кассу, то сразу понял, что пропал навсегда и бесповоротно. За прилавком сидел молодой парень, с виду не больше лет девятнадцати, может немного постарше. Белая кожа, будто под солнцем не был всю свою жизнь, пепельные волосы, плохо прокрашенные и сухие, собранные в высокий тугой хвост, но у лица непослушные пряди всё равно лезли постоянно в лицо. Тот их уже раз пять поправил, недовольно хмуря аккуратные брови. А еще эта черная рубашка с двумя расстегнутыми пуговицами и чокером на шее… Фэн Синь медленно вздохнул и выдохнул, покашлял, привлекая к себе внимание симпатичного кассира, который залип в телефоне из-за отсутствия покупателей. Он поднял обсидиановые глаза на Фэн Синя и натянул вежливую улыбку, убирая телефон под стол. – Здравствуйте, я могу чем-то вам помочь? – сразу к себе взгляд притянула темная родинка под нижней губой. Тихий и приятный немного высокий голос прорывался сквозь шум магазина. Увидь его Фэн Синь где-то на улице, то подумал бы, что он модель. На бейджике имя – «Му Цин». – А, да! Я делал заказ, мне пришло оповещение, что уже пришел, – Фэн Синь сразу достал телефон и повернул экраном с высвеченным кодом заказа в сторону кассира. Му Цин кивнул, переписал молча код и вбил его в компьютер: – Подождите пять минут, я сейчас его принесу, – он посмотрел немного исподлобья, ожидая ответа от засмотревшегося Фэн Синя, и немного скривил тонкие губы от наглого и неприкрытого внимания. – Конечно, без проблем, – Фэн Синь отмер и улыбнулся настолько обворожительно, насколько смог. Му Цин скептично приподнял бровь, так и видно, что если бы не рабочая этика, то и глаза бы закатил. Он молча встал из-за стола и ушел куда-то, видимо, в сторону склада. Фэн Синь оперся руками о стол и осмотрел рабочее место: в конце концов, рабочее место – это небольшой личный мирок человека. У Му Цина всё аккуратно и педантично: ничего лишнего, даже пресловутых стикеров нет, которые напоминают о всякой ерунде, только небольшая колонка из которой тихо играет какое-то то ли кабаре, то ли фолк. Немного перегнувшись через стойку Фэн Синь увидел лежащий на столе телефон, старый и с немного побитым экраном. Фэн Синь пораженно вздохнул и снова выпрямился, постукивая пальцами по столу, задумчиво смотря в стену. Но, с другой стороны, к беднякам всегда легче подкатывать, они падки на подарки, даже если такие гордые, как этот красавчик, не так ли? Му Цин вернулся быстро, со свертком, в котором, был завернут заказ. – Ваш заказ – спортивный костюм, верно? – он вновь поднял взгляд, смотря прямо в глаза, причем так холодно и даже с каким-то презрением, что у Фэн Синя мурашки по коже пошли. – Да, я уже оплатил, так что только забрать. – Хотите посмотреть, что пришло то, что вы заказывали? – Нет, но я хотел бы попросить ваш номер телефона, – Фэн Синь улыбнулся еще раз, забирая из рук Му Цина заказ и убирая в рюкзак. Му Цин с каменным лицом ответил уже отработанную фразу, всё-таки, этот парень не первый и не последний, что к нему пристает: – Не положено. – Да ладно тебе, – Фэн Синь оперся локтями о стойку, прищурив темные глаза, – что, из-за работы будешь упускать свой шанс? – Шанс? – Му Цин едва не рассмеялся и закатил глаза, скрещивая руки на груди. – Молодой человек, мужчинами не интересуюсь. Фэн Синь недовольно цыкнул, но был вынужден признать поражение. Он уже почти дошел до выхода, когда вспомнил одну вещь: Му Цин. Лицо знакомое. Его одноклассник! Они не виделись уже лет пять или шесть, Му Цин ушел в колледж, не доучиваясь, и с тех пор они не пересекались. И, если Фэн Синь правильно помнил, то… Он развернулся на пятках и широкими шагами вернулся обратно к кассе, чем заставил поднять на себя взгляд, так и выражающий что-то вроде «господи, да что ж тебе от меня, блять, надо». – Вы что-то забыли? – Му Цин вымученно растянул губы в улыбке, ему совсем не нравилось разговаривать с непонимающим ни намеков, ни прямых посылов посетителем. – Му Цин?! Ты меня не помнишь? Фэн Синь, со школы, помнишь? Му Цин похлопал длинными ресницами, сперва удивленно смотря на смуглого молодого человека перед ним, будто что-то припоминая, а потом нахмурился, едва ли молнии взглядом не метая: – Помню. Проваливай. – он сел на рабочее кресло и демонстративно не перестал обращать внимания на Фэн Синя. – Э-эй! Да ладно тебе, это было много лет назад, подумаешь! В конце концов мы все детьми были, – Фэн Синь фыркнул и перегнулся через стойку. – Главное – было. Поэтому иди нахуй. – Му Цин снова закатил глаза и махнул рукой, мол, отвали. Честно сказать, отношения между этими двумя были, мягко говоря, не очень, а связывал их лишь общий лучший друг и учеба в одном классе на протяжение девяти лет. – Эй-эй, хороший мальчик Му Цин научился материться, а? Ты сейчас на работе, что насчет «клиент всегда прав»? У тебя тут камера, между прочим, – Фэн Синь указал пальцем на камеру в углу. Му Цин резко повернул лицо в его сторону, смотря тяжело и сжимая челюсть. Ему ужасно хотелось его если не ударить, то самолично выволочь из магазина. – Да и мы могли бы попробовать забыть о старых обидах, я же тебе никогда ничего плохого не делал! – Му Цин немного расслабил лицо и устало вздохнул: работу терять не хотелось, а еще у этого парня ужасно громкий голос, уже голова разболелась. – Телефон даю только по работе, – он кивнул на визитки на столе и с усталым вздохом вновь уткнулся в телефон. Фэн Синь опустил взгляд и взял в руки небольшую визитку из стопки: значит, Му Цин работает портным? – Ты всё еще шьешь? – Фэн Синь даже как-то мягко улыбнулся, припоминая, что Му Цин еще со школы любил рукодельничать. Ответом ему служила тишина, поэтому, Фэн Синь принял её как знак согласия. – А если я закажу у тебя что-то? – А ты до сих пор готов на всё, лишь бы поиздеваться, хм? – Му Цин всё-таки поднялся на ноги и подошел ближе, оказываясь лицом к лицу с Фэн Синем и смотря ему в глаза. – Да больно надо! Я же сказал, что хочу твой телефон, – Фэн Синь вновь едва потерял душу, смотря в глубину глаз Му Цина. Выдержав паузу, он продолжил: – А теперь, видимо, хочу еще и защитный фартук, крагу, перчатку… в общем, полный комплект экипировки для стрельбы из лука. – Ты всё ещё занимаешься? – Му Цин вытащил из-под стойки лист бумаги с контрактом и протянул Фэн Синю. – Поставь свою подпись здесь, имя здесь, сюда телефон, – говоря, Му Цин указывал ручкой на места для подписи. Фэн Синь пропустил мимо ушей абсолютно всё что ему говорили, наблюдая за чужой рукой: Му Цин еще немного закатал рукав, обнажая бледное запястье, где яркой сеточкой просвечивались вены. У него были тонкие пальцы с аккуратными ногтями, с небольшими мозолями, едва заметными. – Эй! Ты опять меня не слушаешь? – Просто твой голос наконец сломался и стал таким притягательным, – Фэн Синь подмигнул ему и быстро поставил подписи. Кончики ушей Му Цина едва заметно покраснели, и он поспешил скрыть их за волосами. Только на секунду их пальцы соприкоснулись при передаче ручки, как Му Цин отдернул свою руку будто обжегся. – А ты отрастил волосы? Не ты ли говорил, что это «для пидоров»? – Му Цин обвел пальцем в воздухе, указывая на темные волосы, убранные в пучок, и язвительно ухмыльнулся в ответ на перекосившееся лицо Фэн Синя. – Значит, набор экипировки. Свободен. Я сам позвоню тебе, когда всё будет готово, – Му Цин даже не стал спрашивать, почему Фэн Синь не может купить всё сам в магазине. Да и деньги нужны сейчас как никогда. Спровадив счастливого как никогда Фэн Синя, Му Цин устало осел на стул и закрыл лицо руками. Перед глазами проносились школьные годы, когда Фэн Синь потворствовал травле, все их ссоры, совместное времяпрепровождение в компании Се Ляня, как сам оборвал все связи со всем классом и много-много чего ещё. Му Цин вернулся домой только вечером, часам к десяти, после того как в девять ушел с работы и еще час добирался на еле едущем трясущемся переполненном людьми автобусе до дома по пробкам в восемь баллов. Он был бы рад дойти и пешком, но на улице, как назло, грянул ливень и не оставил никаких иных вариантов. – Я дома! – Му Цин, успевший промокнуть до нитки пока добежал от остановки до парадной, захлопнул хлипкую старую дверь. В доме витал запах лекарств и кошек. К его ноге сразу начал ластиться черный пушистый котёнок, глаза у него были большие, яркие и тёмные, прямо как у хозяина. – Ну-ну, мелкий, подумаешь, день не было дома. – Ты ушел в семь утра, конечно, он соскучился, – в дверном проеме, ведущем в спальню, показалась женщина, когда-то очень красивая, если судить по фотографиям на стенах, а сейчас же – бледная, очень худая, с погасшими глазами и без волос. Но, если всмотреться, можно было найти множество сходств между ней и Му Цином. – Мама, куда ты встала, тебе сказали лежать и не вставать лишний раз, у тебя же синяки от чего угодно появляются, – Му Цин помрачнел и быстро снял с себя верхнюю одежду. – Что я совсем что ли ложись и помирай уже, да? – Мама! – Му Цин посмотрел на неё беспомощным взглядом и поджал губы. – Что «мама»? Да ложусь я, ложусь, я же не могу валяться в кровати всё время, – женщина, кряхтя, медленно пошла обратно в комнату. – Тебе больно двигаться, ты сама мне говорила, что кости ломит! Я сейчас сделаю нам поесть. – Му Цин сразу пошел на кухню, не раздеваясь. Котёнок шустро побежал за ним выпрашивать что-нибудь со стола. Му Цин принес еду прямо в спальню. Он поставил тарелку на прикроватную тумбочку и оправил одеяло. – Расскажи хоть, как у тебя дела на работе? – женщина сама устроилась поудобнее, скривившись от боли во всем теле, и смиренно приняла заботу от сына. – Я же вижу, что ты сам не свой. Что-то случилось? Му Цин лишь молча покачал головой, всем видом показывая нежелание отвечать на вопрос: – Ничего не случилось, мам. – Мама же чувствует, – она взяла за руку Му Цина, сжав её слабыми пальцами, – Ты редко приходишь таким задумчивым, последний раз ещё в школе было. Му Цин на пару секунд замер, даже дыхание задержал, и отвел взгляд в сторону. Понадобилось пару секунд собраться, прежде, чем он смог сказать: – Я встретил Фэн Синя. – Фэн Синя? Тот мальчик из школы, с которым ты дружил? – изнеможенное лицо озарилось улыбкой, придавая особую красоту уставшей женщине. – Мы не дружили! Мы постоянно дрались и ругались, мам! Тебя же даже к директору постоянно вызывали, пф! – Му Цин встрепенулся и отложил пустую тарелку в сторону, убирая свою руку из рук матери. – Конечно не дружили, ха-ха-ха, – она тихо засмеялась и закашляла, прикрывая рот руками. – Я… я в порядке. Не дружили, но зато ты так и светился, когда рассказывал о нем, – женщина грустно улыбнулась, – я помню тебе было лет четырнадцать, ты рассказывал, какой он красивый, сильный и… – Мама! – Му Цин мог только вскочить и спешно уйти на кухню, под добрый смех. Да, Му Цин вспомнил об этом. А лучше бы забыл. На сердце снова так гадко стало и невыносимо, будто бы что-то медленно его сдавливает и не дает дышать нормально. Впору было бы заплакать, будь он всё там же сопливым подростком. Плохое чувство, порочное. Му Цин этот урок усвоил еще в средней школе. Хорошо хоть мама не знает, думал он. Не успел он удариться в воспоминания, намывая одну тарелку уже пять минут, как ему пришло сразу несколько сообщений друг за другом. Му Цин вздрогнул, чуть не уронив посуду. Выключив воду и вытерев руки, он взял телефон – сообщения от неизвестного номера. «Это Фэн Синь» «Да-да, я знаю, что номер только по работе, но мне написал Се Лянь, ты его хотя бы помнишь? Приглашает встретиться у него, что думаешь? Говорит еще какие-то его друзья будут с универа, но нам какая разница» «К тому же ты выглядишь не как тот, у кого куча друзей» «Короче, если решишь, подъезжай на выходных к семи вечера по этому адресу» Му Цин оперся бёдрами о стол и прикусил нижнюю губу. Он молча смотрел на сообщения, лихорадочно прокручивая всевозможные причины для отказа, и не смог выбрать из них ни одной правдоподобной или той, которая успокаивала бы его совесть. Он молча выключил телефон, откладывая его в сторону. Му Цин провел руками по волосам, зачесывая их назад, и надломлено хрипло засмеялся. Но некогда было себя жалеть или горевать о своей слабости. Надо было еще выбрать в чем он пойдет к своим старым «друзьям».

***

– Фэн Синь! Фэн Синь, это правда, что ты позвал Му Цина? – парень в белом свитере и с нежным лицом уселся рядом с Фэн Синем, держа в руках стакан сока. То был Се Лянь, тот самый старый школьный друг. – Я его позвал, но, – Фэн Синь неловко почесал затылок, – я не уверен, что он решит прийти, он мне так ничего и не ответил. Но адрес я ему кинул. – Я так давно о нем ничего не слышал, – Се Лянь виновато улыбнулся. – Гэгэ, он придет, ты же не зря решил собраться всех «друзей», – на его плечи легли бледные руки – это его парень, Хуа Чэн. Какой-то темный тип, не удивительно, если ещё и уголовник – таким было первое впечатление Фэн Синя о странном парне на три года младше Се Ляня. У них сразу не заладилось. Не успел Се Лянь ничего ответить, как сквозь музыку послышался дверной звонок. – Я открою! – оповестил всех звонкий голос девушки в свободном зеленом платье, что сразу же метнулась в прихожую. Фэн Синь устало потер переносицу: – Ши Цинсюань ужасно громкая, как её вообще терпит этот твой… – Хэ Сюань, – закончил за него Хуа Чэн, кинув взгляд на мрачного типа в углу рядом с окном. Он был его другом и парнем Ши Цинсюань, и никто не мог сказать, что они вообще друг в друге нашли. На самом деле, Му Цин бы обрадовался, если бы кто-то в этот вечер ему написал, что всё отменяется, или ему бы поставили ещё одну смену в магазине. В общем-то, Му Цин уже и сам думал отказаться, но, почему-то, этого не сделал. Поэтому ужасно взвинченный и мрачный, будто кто-то умер, он поехал на эту «вечеринку». Даже такси, блять, заказал, думал Му Цин, ругая себя за расточительность. Найти указанный адрес было сложновато: в центре было много дорогих квартир, хотя Му Цину такое расположение и показалось странным, в конце концов, он слышал, что Се Лянь после школы чуть ли не бутылки собирал, чтобы подзаработать, но кто его знает, за пять лет может многое измениться. Дверь ему открыла красивая девушка, насколько он мог оценить женскую красоту, и сразу залепетала: – Ты ведь Му Цин?! О тебе рассказывали Се Лянь и Фэн Синь только что! Фэн Синь! Се Лянь! Он пришел! – не дожидаясь ответа, Ши Цинсюань втянула Му Цина в квартиру, захлопывая дверь, и сразу принялась снимать с него потрепанное пальто в пол и разматывать шарф. – Я сам, – тихо, но настойчиво сказал Му Цин и нервно отдернулся от чужих прикосновений, сильно нахмурившись. Ши Цинсюань, кажется, даже не обратила внимание на грубость, озарила его улыбкой, пролепетала что-то вроде «ладно-ладно» и ушла обратно в большую комнату. Фэн Синь вышел в прихожую, а, точнее, его кто-то настойчиво вытолкнул оттуда, когда Му Цин уже снимал сапоги. – Пришёл? – он оперся плечом о дверной косяк, скрестив руки на груди. Фэн Синь сглотнул, когда Му Цин повернулся к нему. Опять он в этой идеальной рубашке, так плотно обтягивающей стройную фигуру, а еще чокер на шее. Уже другой правда, с украшением в виде кольца посередине. За него бы схватить… – Пришёл, – Му Цин закатил глаза и, не обращая никакого внимания на Фэн Синя, пошёл в комнату, толкнув его плечом. Фэн Синь лишь тихо выругался в ответ. Музыку уже приглушили, играл какой-то медлячок, Ши Цинсюань с Хэ Сюанем под шумок ушли на кухню забить кальян и не мешать «долгожданной встрече». Му Цин замер рядом с диваном, немного замявшись перед сидящем на диване Се Лянем, что смотрел на него с открытым взглядом и легкой улыбкой. А потом зацепился взглядом за стоящего за его спиной Хуа Чэна, который даже взгляда на него не удосужился поднять. – Приве-е-ет, – Се Лянь нарушил неловкую тишину первый, он поднялся и позволил себе обнять Му Цина, который сразу задеревенел и поднял взгляд, мягко оттолкнув Се Ляня от себя. – Ты так изменился, ты когда зашел, я даже не сразу узнал, – он взял Му Цина за край одежду и усадил рядом с собой за стол. – А ты вообще не изменился, – Му Цин обвел взглядом минималистичную комнату, но с дорогой техникой и мебелью, – это всё твоё? – Нет-нет, – Се Лянь почесал пальцем висок, – это квартира Хуа Чэна, – он дернул парня сзади за рукав, заставляя обратить внимание, – он мой парень. Ты, наверное, его помнишь! Тот мальчишка из школы, вы еще вместе баскетболом занимались. – Он?! – Му Цин едва сдержал громкий «цык» языком и сжал подлокотник дивана, в упор смотря на ухмыляющегося Хуа Чэна с бокалом вина в руке. Они еще со школы не ладили, и прошедшие годы явно не поспособствовали их сближению. – Да он же выглядит как плейбой, еще и на уголовника похож, – Му Цин не сдержался и закатил глаза. – А я Се Ляню это еще в школе говорил, что подозрительный! – Фэн Синь плюхнулся на стул у окна и облокотился рукой о подоконник, подперев голову. – Ну хватит! Столько лет прошло, а вы трое никак не можете вести себя нормально! – Се Лянь устало вздохнул и потёр точку меж бровей. Эти трое никогда не ладили, даже когда учили в школе, а Хуа Чэн был младше их и везде таскался за Се Лянем. Особенно ближе к старшей школе, когда он стал «спортсмен, комсомолец и просто красавец». С Му Цином у них и вовсе не задалось, когда резко вытянувшийся Хуа Чэн пришел в школьную команду по баскетболу, где Му Цин был одним из лучших. Благо неловкий разговор не продолжился – вернулись Хэ Сюань и Ши Цинсюань с кальяном: у нее была смазана помада, а у него растрепаны волосы. Да и песня переключилась на что-то более веселое и лёгкое, вроде Шона Мендоса. Му Цин немного захмелел спустя пару бокалов коньяка, который Фэн Синь притащил из шкафчика кухни под недовольный взгляд Хуа Чэна. Му Цин старался игнорировать всё окружение, молча наблюдая и подливая себе алкоголь. А через часа два, когда уже опустилась ночь, он вышел на балкон. На улице было прохладно, а балкон незастекленный. Му Цин закурил Ричмонд, смотря куда-то вдаль в сторону многоэтажек, думая о том, что это была последняя сигарета, а денег на новые нет. Промёрзлый ветер заставлял ёжиться, он повёл плечами и обнял себя одной рукой, когда сзади на его плечи опустился тёплый плед, а рядом раздался низкий голос: – Ты идиот? На улице уже минус, – Фэн Синь упер одну руку в бедро, хмуро смотря на Му Цина. Тот промолчал, лишь поправил плед, удобнее укутываясь. – Если хочешь курить, то у меня нет. – Оставь себе эту гадость, – Фэн Синь фыркнул, но молча достал из кармана свою пачку Мальборо. Му Цин поморщился, он считал их слишком крепкими, хотя запах нравился. Фэн Синь их еще со школы курит. – Ты бы поменьше тратил денег на сигареты, у тебя же их никогда нет. – А ты поменьше лезь в мой кошелек, – Му Цин закатил глаза и потушил хабарик о пепельницу. Воцарилось неловкое молчание, но никто не торопился уходить обратно в тепло. Вот и поговорили. А когда-то ведь всё было иначе, да? Ещё в школе. Кажется, всё между ними началось ещё в началке. Тогда в первый же день Фэн Синь отобрал у Му Цина цветной карандаш, а за это тот ударил его букварем по голове. Так они и не поладили. Но учительница продолжала сажать их вместе за одной партой, Му Цин ведь был отличником, а Фэн Синь – разгильдяем, значит, Му Цин должен подавать хороший пример. А он до сих пор не знает, с чего бы вообще он что-то «должен», Фэн Синь его только отвлекал. В начальной школе отвлекал, потому что они вечно ругались, а класса с седьмого – одним своим видом. «Твоя мать – шлюха!» «Не подходи к этому пидорасу.» «Ты новенький? Если хочешь стать «своим», то не подходи к тому стремному пацану на задней парте.» В первый раз Му Цина избили еще классе в четвертом. За что? За то, что хорошо учился, за то, что не было денег на новую одежду, а старая уже коротковата, за то, что молчаливый и нелюдимый, за увлечение рукоделием, «как баба» ведь. Му Цина на самом деле это не особо и трогало, ну да, периодически разбивали лицо, но он тоже в стороне не оставался, мог и в нос дать. Только вот всегда он виноватым оставался, ведь у других ребят и родители повлиятельнее, и учителя его не любили. Так со временем Му Цин стал тем странным парнем за последней партой, с которым никто не общался, только периодически плевались в его сторону. К нему даже не подсаживался никто. Только Фэн Синь упорно, из года в год, всегда садился рядом с ним на каждом уроке. И каждый раз они ругались, постоянно дрались. О, об их драках была наслышана вся школа, если хотя бы раз в неделю кто-то из них не подбил другому глаз, то значит неделя была плохая. А еще был странный паренек из параллельного класса, «хиппи» – так его звала вся школа. То был Се Лянь, самое миролюбивое и справедливое существо в мире, стремящееся всем помочь. Вот и с Му Цином он подружился как с самым убогим, во всяком случае Му Цин так считал. Иначе зачем ему он вообще нужен. Чем ближе к выпуску из средней школы, тем больше Му Цин сторонился разговоров с Фэн Синем. Старался вообще с ним не пересекаться. Хотел даже перевестись в другую школу, но глупо это делать, осталось-то всего год отучиться и можно уйти. В то время ребята уже активно обсуждали свою личную жизнь, кто, с кем, где и сколько раз. И Му Цин прекрасно осознавал, что с ним происходит. Ха. Собственные чувства как насмешка над его рационализмом. Это ненормально. Так говорили учителя, одноклассники, вещали из телевизора. Больной. Неправильный. Ублюдок. Сломанный. «Лечись, и не смей смотреть на моего парня!», – сказала ему как-то одноклассница и ударила по лицу. О каком парне речь шла, Му Цин вообще не понимал. Да и надо оно ему? Вот ещё, сейчас учёба важнее любых отношений, даже если бы его привлекали девушки. А в один из последних дней школы стая подростков, включая того «парня, на которого он смотрел», налетела на него на подходе к дому и избила, изваляв в грязи и его, и последние чистые вещи. Это был далеко не в первый раз. Му Цина уже давно не трогали ни избиения, ни оскорбления, вообще ничего. Ему только было больно, что Фэн Синь этому не препятствует. Да, не потворствует, но даже не пытается помешать. Конечно, сам себе хмыкал Му Цин, зачем ему это вообще надо? Они друг друга с первого дня школы ненавидят. Се Лянь пытался помочь, конечно, но всё это имело недолговременный эффект. А потом средняя школа кончилась, Му Цин ушёл в колледж, и больше он с одноклассниками никогда не виделся. Да и не до них было, если честно. Му Цин печально улыбнулся собственным воспоминаниям. – Ты красиво улыбаешься, – голос Фэн Синя вырвал его из прошлого. Тот встал рядом и оперся о балконные перила. Му Цин продолжил молчать, только молча прикусил губу. – Думаешь, я ничего не знаю? Мы с тобой за одной партой девять лет, лучше меня тебя никто не знает. – Фэн Синь выкинул окурок на улицу и повернулся на Му Цина. – Ты ни черта обо мне не знаешь, – голос Му Цина холодный и сухой как зимний воздух, слегка надломанный, Фэн Синю даже не по себе стало. – Так ты мог бы поделиться, – он пожал плечами. – С чего бы? Ты кто мне? Тебе напомнить, как мы в школе общались? – Му Цин красноречиво приподнял брови и вытащил ещё одну сигарету. Фэн Синь раздраженно вдохнул холодный воздух. – Да хватит дымить! – вспылил он, резко выхватывая сигарету, сломав её пополам. – Не трогай меня! – Му Цин отдернулся как от огня и, Фэн Синь мог поклясться, едва не зашипел как дикий кот, смотря исподлобья. Белые пальцы до вздувшихся на кисти вен впились в балконные перила. – Не трогаю-не трогаю, – Фэн Синь демонстративно приподнял руки, – я ведь знаю… да все знают, кто с тобой учился, Му Цин, разве не я первый к тебе подкатил пару дней назад? Разве это не должно тебя, там… обрадовать? – Фэн Синь непонимающе нахмурился. Да, в школе все знали, и Фэн Синь знал об ориентации Му Цина. Уже тогда ему было всё равно на чужие, кхм, «предпочтения», а на Му Цина тем более. Он так тогда думал. Думал, что этот странный и забитый хоть и очень красивый парень не в его вкусе. Кто же знал, во что он вырастет? На бледной коже сразу видно, как сильно покраснел Му Цин то ли от возмущения, то ли от смущения. У него перехватило дыхание и стало тяжело в груди. Почему Фэн Синь такой идиот?! У него совсем нет умения читать ситуацию! – Даже не напоминай мне об этом! Только не ты! – Му Цин хлестнул руками и, поджимая губы, собирался сбежать, но уже у двери его крепко схватили за руку и развернули. Му Цин с размаха влепил звонкую пощечину Фэн Синю, мрачно смотря прямо в глаза. Затем развернулся и молча вышел, торопливо прощаясь с Се Лянем и прося прощения за то, что пришлось так быстро уйти. Фэн Синь мог поклясться, что в глазах Му Цина блестели слёзы. Или он пытался себе это внушить.

***

После этого случая Му Цин пропал со всех радаров, не отвечая на звонки ни Фэн Синя, ни Се Ляня. А потом объявился сам. Через две недели. Сам позвонил и сообщил, что его заказ готов и может отдать в ближайшие дни. Фэн Синь не стал задавать лишних вопросов, молча дал свой адрес Му Цину и сказал, что можно приехать в воскресенье. Му Цину особо не хотелось ехать к Фэн Синю домой, да и видеться с ним лично тоже. Но тратиться на курьера у него особо не было желания, а с работы его поперли пару дней назад, там тоже не отдать. Пришлось согласиться и ехать, скрепя сердце. Фэн Синь жил в центре на съемной квартире, с которой ему помогали родители. Не очень богато, зато близко к университету. – Привет, – Фэн Синь улыбнулся настолько приветливо насколько вообще мог, когда открыл дверь и увидел Му Цина. Его волосы растрепались на ветру, придавая вид такой очаровательный, что Фэн Синь не мог не улыбнуться. – Вот твой заказ, можешь прям при мне проверить, если не доверяешь, – Му Цин отдал заказ без всяких лишних слов, нетерпеливо постукивая ногой. – А я проверю, проходи, – Фэн Синь отошел в сторону и посмотрел в глаза Му Цина. Тот немного поморщился и посмотрел по сторонам, – я не собираюсь ничего с тобой делать. А ещё надо поговорить, не веди себя как ребёнок! Му Цин закатил глаза, но молча прошёл внутрь, на ходу снимая пальто. Квартира как квартира, Му Цин даже про себя посмеялся немного. Хоть и выглядит неплохо в отличие от его собственной. Они вместе прошли на небольшую кухню. Фэн Синь про себя отметил, что сегодня Му Цин в обычных потёртых джинсах и чёрном свитере с горлом, но даже такой образ ему к лицу. Вот уж точно про кого фраза «не одежда красит человека, а человек одежду». Му Цин немного помялся, но всё-таки сел за стол, скрещивая руки на груди и пристально наблюдая, как Фэн Синь распаковывает заказ. – Какого хрена ты сбежал? Ещё и трубку не брал две недели, Се Лянь уже предложил своего хахаля подключить, чтоб тебя найти! – Фэн Синь свёл брови к переносице и встал в позу, уперев руку в бедро. – А что ты от меня хотел услышать, сказав мне такое в лицо? Фэн Синь, ни ты, ни один другой мужчина мне не интересен. – Не пизди, – Фэн Синь едва не засмеялся от беспомощности, даже отложил заказ в сторону, – хотя бы себе не лги, м? И меня за идиота не держи, я видел, как ты на меня смотришь ещё со школы, я слышал, что про тебя писали и говорили, ха. Знаешь, мне всегда было всё равно, но… – Заткнись, отдай мне мои деньги, и я пойду, – Му Цин встал на ноги, чтобы сравняться ростом с собеседником и не смотреть снизу-вверх. – Но ты мне нравишься, – Фэн Синь закончил, не обратив внимание на поведение Му Цина. Он всегда говорил всё как думает, смело встречая чужой гневный взгляд, слегка вздернув подбородок. – Разве не эти слова ты хотел от меня услышать еще лет пять назад? Му Цин ждал сейчас чего угодно, даже насмешки и удара в самое уязвимое место в душе, но вместо этого на его плечи опустились чужие теплые ладони. Так аккуратно, не удерживая, как бы говоря, если захочешь уйти, я тебя не буду держать и уговаривать. Плечи сами расслабились, а взгляд Му Цин отвёл в сторону. Он отошёл на шаг назад, но лишь уходя от лишних прикосновений. – Это неправильно, – будто хватаясь за последнюю спасительную соломинку тихим голосом произнес Му Цин, обхватив себя руками. Его душу сейчас просто обнажили, не спросив и не дав защитить себя. Хотелось то ли рассмеяться, то ли начать ругаться и сбежать. В груди неприятный ком собрался, мешающий дышать. Мысли совершенно спутались. Со стороны Фэн Синя послышался тяжелый вздох, он прямо-таки не знал, что делать с этим странным парнем, который вообще не говорит никогда и ничего. – Ну, значит будем вместе неправильные? Хочешь тебе статеек подкину по этой теме, чтобы ты хотя бы это мне в аргументы не приводил, – Фэн Синь тихо посмеялся и вытянул вперед руку. – Давай попробуем? В любой момент ты можешь меня бросить, я тебе и слова не скажу. Му Цин вперся взглядом в протянутую ладонь. Легко сказать – тяжело сделать. Довериться кому-то, еще и Фэн Синю, забыть все года школы, все их ссоры и драки. Но когда-то он об этом мечтал, хоть и сам того не понимал, сам себя обманывал, продолжая делать это и сейчас. А матери как сказать? Её же удар хватит, узнай она о том, что её сын с парнем встречается. Да и не до отношений сейчас. Но пока огромный поток мыслей проносился в голове, Му Цин уже вложил свою ладонь в руку Фэн Синя.

***

С Му Цином сложно. Для тактильного Фэн Синя – нереально сложно. Хоть за руки позволял держаться уже удача, и то дёргался и глаза как испугавшийся кот раскрывал, жаль только не мяукал. На свиданиях не давал за руки браться, но тут Фэн Синь понимал даже, всё-таки на улице могут и всякие неадекватные ходить. А ещё Му Цин… не позволял большего. Нет-нет, речь даже не о сексе, а о банальных объятиях или поцелуях. – Му Цин? Может быть фильм посмотрим? – сказал Фэн Синь в один из холодных вечеров, когда они встретились в его квартире. Му Цин всё ещё не соглашался оставаться на ночь, но Фэн Синь уже научился, что торопить его нельзя. Он подошёл со спины, пока Му Цин курил на его кухне рядом с окном. И тут же болезненно застонал, согнувшись от прилетевшего острого локтя в живот. – Какого хрена ты подкрадываешься?! – Му Цин повернулся, гневно сверкая глазами. – «Извини, Фэн Синь, я не нарочно. Да-да, конечно, прощаю», – поддразнивая и немного издеваясь сказал пострадавший, распрямился и выдохнул застрявший в груди воздух. – Нахрен иди! Я тебе говорил не подходить так бесшумно, – он закатил глаза, затушил сигарету и взял Фэн Синя за руку, немного нахмурив брови и закусив губу. Рассматривал, будто что-то новое для себя увидел, провёл большим пальцем по линиям на руке. – Эй, может я тебе лазерную указку подарю, чтобы было на что залипать? Говорят, котам нравится, – со смешком сказал Фэн Синь, за что его сразу же оттолкнули, а Му Цин, захватив кружку с чаем, пошёл в гостиную под громкий хохот. Казалось, всё было хорошо, Фэн Синь так думал и был уверен, что рано или поздно Му Цин подпустит его ближе. Вот ещё чуть-чуть и позволит обнять, поцеловать. Может, даже съедутся. Он с улыбкой думал о такой возможности и строил планы на будущее. Но как-то не выходило. Му Цин всё ещё дёргался от простых прикосновений и хмурился недовольно. Да, он ходил на свидания, да, приходил к нему домой, позволял касаться, но сближаться как-то не получалось. Так прошло два месяца. Му Цин с каждым днём становился всё мрачнее и ходил как в воду опущенный. На расспросы не отвечал, как обычно, впрочем. А потом как-то позвал встретиться на «нейтрально территории». Фэн Синь уже было обрадовался, даже цветы купил, Му Цин ещё ни разу не проявил инициативу, и он подумал, что вот оно, наконец-то сдвинулись с мертвой точки. Но… – Нам нужно расстаться, – Му Цин был бледный, с синяками под глазами и немного грязными волосами. Даже его обычная одежда не спасала ситуацию, даже наоборот, придавая виде ещё более нездоровый, чем обычно. Они не виделись недели полторы, только переписывались, но Фэн Синь не волновался: Му Цину часто нужно было побыть одному и больше личного пространства, чем многим людям. С ним было сложно, поэтому Фэн Синь не обращал внимания. – Но… почему? – Фэн Синь и правда не понимал «почему». По его личному мнению, всё было достаточно неплохо. Не прекрасно конечно, но и не ужасно. – А ты разве не видишь? – Тихо ответил вопросом на вопрос Му Цин и устало потер переносицу. – У нас не получается. Если ты хочешь опять сделать меня виноватым, то хорошо, у меня не получается, – даже глаза как обычно не закатил, а просто смотрел устало, не отрывая взгляда, нервно заправляя сухие пряди за уши. Волосы еще больше отросли, а подкрасить нечем. – Ой, блять, давай не будем вспоминать прошлого, я был идиотом. И всё у нас получается, ты просто, как обычно, слишком требовательный. Конечно же, у них ничего не получалось. И причина и правда была во многом в Му Цине. Не подпускал, не открывался. Не смог довериться. Не смог принять себя. Ему всё было не так, будто не на своём месте, будто все вокруг его обвиняют и смотрят. От этого не по себе. Даже сейчас оглядывался на прохожих, что проходили мимо и смотрели. – Видимо, ты не подходишь под мои «строгие требования», – Му Цин грустно усмехнулся и протер лицо руками, зачесывая волосы назад. – Просто исчезни из моей жизни, Фэн Синь. Давай оставим всё как было. Всё это… не для меня. Да и без тебя сейчас хлопот хватает, – на этих словах Му Цин потёр одно запястье, поправляя кожаный плетёный браслет. Фэн Синь подарил на месяц их отношений. – Я, блять, тебя не понимаю. – Фэн Синь хотел взять его за руку, но Му Цин сделал шаг назад. – Может быть просто возьмем перерыв? Если у тебя какие-то проблемы, то я готов тебе помочь, ты же знаешь! У меня есть деньги, я работаю! – Ты мне ничем не поможешь, как ты не понимаешь! Ты можешь меня изменить?! Умеешь лечить неизлечимое?! А если нет, то просто отъебись от меня и хоть раз в жизни сделай что-то, как я тебе говорю! Я ухожу. Ты сам сказал, что отпустишь меня, если я захочу расстаться, – Му Цин развернулся на пятках и быстрым шагом пошёл прочь, не оглядываясь, оставляя Фэн Синя в полнейшем недоумении посреди сквера. Он ведь и правда так говорил. Неизлечимое? О чём он вообще? На улице была хорошая погода, светило солнце, только это ничуть не спасло. В душе ревела буря, выл ветер и лил дождь. Хотелось побежать за ним, схватить, прижать к себе и никогда не отпускать. Чёрт возьми, Фэн Синь никогда не был готов ходить за кем-либо и умолять вернуться. Но Му Цина так просто не присвоишь. Он был как дикий кот. Хочу приду, хочу уйду. Дам погладить, если хорошее настроение, но только за ушками и не больше пяти секунд. На коленках посижу, но руками не трогай. Это было сложно, но Фэн Синь был готов терпеть, но вот только кот сбежал. И ты не сможешь просто так поймать и вернуть его обратно. Только лицо расцарапает. Повезло ещё, что разошлись без криков и драк, усмехался про себя Фэн Синь, пока скуривал уже какую сигарету подряд по дороге домой. А цветы он выкинул в первую же мусорку. С этого момента Му Цин совсем пропал. Фэн Синь был уверен, что что-то случилось, но как узнать? На звонки не отвечал, на смс-ки тоже. Он не знал даже, есть ли у этого странного парня социальные сети, чтобы найти его хоть как-то. А идти к Се Ляню и к его парню, который и дьявола из ада достанет, идти не хотелось, потому что это как микрокредит брать. В этот-то момент Фэн Синь и понял, что он совершенно ничего не знал о Му Цине. Эта мысль заставляла горько смеяться и едва ли не плакать. Всё как тот и сказал: «ты ни черта обо мне не знаешь». Даже не знал, где он живёт. Знал, что где-то рядом только. Знал, что, вроде как, с матерью, но и это не точно. А, и что учился на дизайне. Может быть, он ходил таким угрюмым, потому что попёрли из универа? Му Цин ведь ничего никогда не рассказывал Фэн Синю, а тот не считал нужным спрашивать. Ему было комфортно, они могли говорить о многих вещах и громко спорить, но о личном – никогда. В его картине мира ведь как: если что-то случится или что-то надо, то сам скажет, не маленький ведь. Да, не маленький, но достоин ли кто-то, по его мнению, быть посвященным в проблемы – вот он вопрос. В итоге Фэн Синь просто оставил это. Не хочет – не надо, правильно? На том и порешил. Сейчас вот ещё убиваться по какому-то парню. Ахуительно красивому парню, подсказывало Фэн Синю подсознание. Которого ты любишь. Так любишь, что впервые проронил слезу за лет десять, когда в день расставания вдрызг пьяный лежал на кровати. «Ведь мальчики не плачут, ведь мальчики не любят» или как там пелось в той песне. Фэн Синя даже на какие-то девчачьи потянуло, аж самому смешно. А потом пережил, казалось, оставил в прошлом. Прошёл всего лишь месяц, а уже в груди не так болело и не так ныло в висках, когда вспоминанал. Раньше Фэн Синь думал, что такие страдания бывают только у девочек-подростков и посмеивался. Но сейчас было уже не смешно. Когда весной распустились первые цветы, он нашёл себе девушку. Цзянь Лань. Она училась вместе с ним в институте физической культуры. Красивая, хоть и гордая. Возможно, Фэн Синь увидел в ней что-то от Му Цина, а может у него просто был свой типаж, в который вписывались они оба. Отношения долго не продлились, всего до лета. Расстались из-за какой-то глупости, поссорились, Цзянь Лань Фэн Синя прогнала, а тот больше ей не позвонил и не написал, решив плюнуть на всё это. А потом жарким июньским вечером, когда Фэн Синь не мог долго заснуть из-за духоты и какой-то странной тяжести в груди, будто бы плохое предчувствие, ему позвонил Се Лянь. – Фэн Синь? Саньлан сейчас кое-что узнал про… Му Цина, – длинная пауза, – я подумал, что тебе необходимо это услышать, – голос был сбивчивым и взволнованным. Фэн Синь помедлил. А хотел ли он? Ответ был очевиден: – Что с ним случилось? – Он сел на кровати и вытер вспотевшее лицо рукой, прогоняя сон. – Он тебе, наверное, не рассказывал, но это… его мать три месяца в хосписе лежала. Сегодня умерла. Му Цин сейчас там, хоспис номер один и… – Фэн Синь не стал дослушивать и бросил трубку. Хватило пяти минут, чтобы заказать такси, одеться и выскочить из дома, ни о чем не задумываясь. Если бы он знал! Но история не терпит сослагательных наклонений. Фэн Синь примчался в хоспис за пятнадцать минут, Му Цин бы точно никуда не успел деться. Здание это, несмотря на ожидания, внешне скорее было похоже на пансионат, чем на учреждение, куда привозят умирать. А Му Цина даже искать не пришлось: тот сидел на скамейке перед входом и курил. Судя по мусорке рядом, это уже далеко не первая сигарета. Ужасная привычка, но Фэн Синь не мог его винить. Сам такой. Фэн Синь подошёл и молча сел рядом, сложив руки на коленях. Немного закашлялся и поморщился от витающего вокруг дыма. Му Цин опирался локтем о колено, рука с сигаретой мелко тряслась, а лицо было скрыто за завесой волос, которые уже полностью отросли в свой черный цвет. Плечи его подрагивали. Фэн Синь услышал судорожный вздох и уже не мог себя сдерживать: – Му Цин? Молчание, а потом тихое вопросительное мычание. Фэн Синь многое перебрал в голове: почему ты пропал? Ты в порядке? Как ты себя чувствуешь? Но в итоге просто молча протянул руку и положил на ту, что едва не роняла сигарету, осторожно вытащил её, выкинув, и взял холодную кисть в свои тёплые ладони. Му Цин не сопротивлялся, лишь поднял лицо на Фэн Синя, смотря почти мёртвыми покрасневшими глазами, под которыми залегли глубокие тени, а кожа стала болезненно белая, едва ли не зеленоватая. Он опустил глаза на соединенные руки, а затем сам положил вторую сверху, а плечом прислонился к Фэн Синю, соприкасаясь висками. Фэн Синь задержал дыхание и позволил себе обнять Му Цина одной рукой за плечи, прижимая к себе поближе. Тот даже не дёрнулся и не выказал никаких эмоций. Лишь головой поёрзал, удобнее устраиваясь и смотря куда-то в одну точку на земле. – Её уже увезли в морг, – Му Цина не интересовало откуда Фэн Синь узнал, где он, и как много он знает. Но отвращения или чего-то похоже не ощущал. Даже привычного раздражения не было. Просто спокойствие, совершенно не соответствующее ситуации. – Тебе что-то ещё нужно сделать? – Фэн Синь поглаживал Му Цина по плечу и внимательно слушал. – Завтра, – Му Цин вздохнул и пошарился в кармане в поисках сигарет, но нашёл только пустую пачку, – завтра нужно будет заехать за свидетельством о смерти. Потом ещё похороны и прочее, я… не важно. – Оставь это «не важно», – Фэн Синь крепче прижал к себе Му Цина и коснулся губами виска, – сейчас поедем ко мне, завтра я сам тебя довезу и помогу со всем, что нужно. – Деньги… – Деньги тоже будут, – он уверенно кивнул, подсчитывая в мозгу сколько может занять у родителей и сколько есть накоплений. Му Цин поджал губы и молча ткнулся в плечо Фэн Синя, вцепившись в его футболку до побелевших костяшек. Тот мог лишь обхватить его обеими руками и поглаживать по спине, когда ощутил, как его одежда немного намокла, а Му Цин начал вздрагивать, отчаянно стараясь подавить всхлипы. Му Цину было очень спокойно. Не было стыда или ещё чего-то. Было уже всё равно, увидит ли их кто-то и что скажут. Мир сузился только до них двоих. Внутри осталась какая-то пустота от потери и неверие. Будто всё вокруг происходит не с ним. Не его жизнь, такого ведь не бывает. С кем угодно, только не с ним. Уже стемнело, когда они добрались до квартиры Фэн Синя. Он отправил Му Цина в душ, где тот просидел почти час, Фэн Синь уже забеспокоился, но, когда тот вышел оттуда с покрасневшим лицом и пустым взглядом, и никаких вопросов уже не потребовалось. – Пойдём. – Фэн Синь проводил его в единственную комнату в квартире и уложил на кровать. – Поспи, я с утра тебя разбужу, если встану раньше, и вместе поедем уже разбираться с документами и всем остальным. Могу ещё на учёбу потом подкинуть. – Меня отчислили. Я просрочил оплату, – Фэн Синь промолчал в ответ, понимая, что в данной ситуации точно лучше ничего не говорить. Му Цин лишь внутренне благодарит, что не пришлось ничего объяснять. Фэн Синь зашёл за открытую дверь шкафа и начал переодеваться. Му Цин молча наблюдал за тёмным силуэтом и тихо сказал, когда уже почти уснул: – Спасибо. Фэн Синь улыбнулся как-то нежно, получше укрыв Му Цина, а сам открыл форточку и разложил себе одеяло с подушкой на полу – не ложиться же рядом с Му Цином? Во всяком случае, не сейчас. Он ещё не был уверен.

***

Через три месяца они сидели в квартире Му Цина. Фэн Синь переехал к нему недавно, потому что платить за свою квартиру дороже, чем делить на двоих квартплату. Да и это уже «своя», а не съёмная. Учёбу ему пришлось бросить, потому что денег с одной зарплаты Му Цина не хватало, и пойти работать тренером. Фэн Синь кое-как уговорил его выкинуть несчастную старенькую кровать, которая уже разваливалась, и начать ремонт. Му Цин много ворчал, но всё-таки согласился, и сейчас он сидел на краю кровати перед недавно повешенным напротив зеркалом, а Фэн Синь сидел сзади, поджав под себя ноги, и методично намазывал на его волосы пепельную краску. Фэн Синь был ужасно рад: новый уровень доверия – покрасить Му Цину его драгоценные волосы собственными руками. Последний сидел с прикрытыми глазами и едва не мурчал от того, как приятно сильные руки его парня проходятся по голове, почесывая ногтями кожу. Нос сильно раздражал запах аммиака, даже уже изрядно подросший котёнок умчался куда-то в коридор, громко чихая. – Вот и всё, – Фэн Синь кинул испачканные перчатки на тумбочку у кровати, – теперь ждать сорок пять минут. Он с улыбкой слез на пол и коснулся губами тыльной стороны ладони Му Цина: тот еще не позволил себя поцеловать. Но Фэн Синь особо не торопился, он искренне наслаждался тем, что он может его касаться и обнимать. Не особо долго правда, но это своенравный характер. – Если краска не возьмется, то с тебя деньги на салон, – Му Цин закатил глаза, погладил Фэн Синя по щеке, задержавшись взглядом на его темных карих глазах и провёл по густым бровям Фэн Синя большим пальцем. – Ну что опять, – Фэн Синь сделал вид насупившийся, но на самом деле еле сдержал смешок: Му Цин, в чём он никогда не признается, очень любил прикасаться, но от чужих рук шарахался как от огня. Му Цин немного дёрнулся, смущённо отвел взгляд в сторону, поднимаясь на ноги, и отошёл к зеркалу, полностью игнорируя Фэн Синя. Тот едва не заржал и быстро удалился, чтобы никого не смущать, а вслед ему полетела подушка, заставив взорваться смехом. Спустя час стало ясно, что краска не взялась. Му Цин был одновременно расстроен, на чувствах отходив Фэн Синя полотенцем и разглядывая осветлённые заранее волосы, но при этом рад, потому что у него будет впервые в жизни поход в нормальный салон. А Фэн Синь уже представлял сколько придется потратить на окрашивание длинных волос в пепельный в салоне, но давать заднюю был уже не вариант. Через пару дней Фэн Синь поздно вернулся домой с работы. Му Цин скорее всего весь день занимался заказами, в последнее время дела немного выровнялись, и у Му Цина даже появились постоянные клиенты. – Я дома! – Хлопнула входная дверь, с кухни доносился запах блинов и шоколада, а кот даже не вышел его встретить. Точнее два кота: один побольше, другой поменьше. Но у обоих ужасный характер. Фэн Синь разделся и прошёл на кухню, по дороге помыв руки. Как и ожидалось, Му Цин готовил блинчики, а около его ног настойчиво тёрся кот, требуя то ли внимания, то ли пожрать хозяйской еды. Но внимание Фэн Синя привлекла вовсе не еда, хотя он был адски голоден, а волосы Му Цина: идеальный пепельный цвет, как тот и хотел. Они были собраны в высокий хвост, что привлекательно покачивался от движений. – Что застыл как истукан? Садись, – Му Цин фыркнул, ставя на стол тарелки. – Тебе очень идет, – Фэн Синь почти проурчал слова на ухо, подходя сзади и обнимая за тонкую талию. Му Цин замер на мгновение, но не оттолкнул и повернулся лицом назад, едва не столкнувшись губами с Фэн Синем. – Ты ведь так и хотел? – Фэн Синь крепче обвил его руками и аккуратно поцеловал родинку под губой Му Цина. Тот вздрогнул и вцепился тонкими пальцами в одежду Фэн Синя, смотря в глаза, ожидая чего угодно. Но Фэн Синь лишь улыбнулся и отпустил, перед этим всё-таки невесомо чмокнув. – Ты опять курил! Мы же договорились бросать! Садись давай, – Му Цин смущённо заворчал и пошёл делать, по дороге отпихивая мешавшегося кота. Фэн Синь засмеялся, но перечить и как-то подкалывать не стал, а то еще или вскипит как чайник, или расцарапает лицо. Уже ночью они лежали на кровати и смотрели фильм на принесенном недавно Фэн Синем подержанном, но всё-таки настенным большом телевизоре. Му Цин уютно устроился на плече у Фэн Синя, перекинув через него одну ногу. Но это только сейчас, а когда захочет спать, то обязательно отползёт в сторону, не давая себя обнимать. Фэн Синь же неосознанно игрался с волосами Му Цина и больше обращал внимания на него самого, чем на происходящее на экране. Му Цин уже не мог выдерживать пристального взгляда и недовольно посмотрел на Фэн Синя: – Ну что? – Ничего, любуюсь, – Фэн Синь приподнял уголки губ и улёгся так, чтобы быть примерно на одном уровне с лицом Му Цина. Он протянул руку, погладив Му Цина по щеке, аккуратно проводя большим пальцем по губе. Тот настороженно замер и внимательно следил за каждым движением. Фэн Синь приблизился к лицу Му Цина, едва не столкнувшись носами: – Можно? – Не требовалось говорить «что» можно. Му Цин облизнулся и напряженно выдохнул, всё-таки расслабив плечи и неуверенно кивнул, вцепившись рукой в запястье Фэн Синя. Фэн Синь прикрыл глаза, чтобы не смущать лишний раз, и бережно накрыл своими губами губы Му Цина, не переходя пока дальше. Он слегка подался вперед, кладя Му Цина на спину, а сам навис сверху, упершись руками по обе стороны от головы. Фэн Синь сильнее подался вперёд, целуя напористее, но позволяя освоиться. И вот Му Цин уже сам начал отвечать, немного неуверенно, но всё больше и больше отдаваясь новым ощущениям. Му Цин обвил Фэн Синя за шею, притягивая ближе. Фэн Синь провел руками по подтянутому телу, слегка задирая его домашнюю футболку и касаясь пальцами твердого живота. И тут же ощутил сильный пинок ногой. Фэн Синь открыл глаза и встретился ими со взглядом тёмных как сама ночь глаз, смотрящих прямо в душу, но немного… испуганных? Он сразу разорвал прикосновение губ и начал покрывать лицо Му Цина мелкими поцелуями, говоря между ними тихим успокаивающим голосом: – Я не буду ничего делать, если ты не хочешь. Му Цин заметно расслабился и слабо кивнул, расслабляя свои объятия. Последний поцелуй в приоткрытые губы, но Фэн Синь не решился задействовать язык, даже ощущая искренний ответ. Как-нибудь потом. Сегодня и так был сделан важный шаг. Му Цин не то что бы «не хотел», скорее просто ему не нужен был секс сам по себе. Конечно, он испытывал желание, но привык подавлять его в себе и держать всё в себе, не обращать внимания. Ещё со школы в голове укоренилась мысль, что это всё пустое, ненужное. Сейчас важнее учёба, а все свои желания как-нибудь потом. Так и сейчас он думал, что сначала надо выкарабкаться из сложной ситуации, заработать денег. А потом уже работать над отношениями. Но, стыдно было самому себе признаться, что страх в душе тоже был. Фэн Синь всегда был очень напористым и немного агрессивным, не то что бы Му Цин от него сильно отличался, но думал он больше наперед и анализировал, а Фэн Синь действовал как сердце прикажет. Вот оттого и опасения, что не сдержится или сделает больно. Му Цин не любил боль. А ещё страх перед неизвестностью, он ведь совсем не интересовался темой сексуальности, кроме школьных лет, а с того времени уже много воды утекло. В сердце жил страх, что Фэн Синь посмеется или ещё чего похуже, как это бывало в школе и крепко засело в памяти.

***

Через месяц Фэн Синь решил организовать небольшой романтический ужин прямо в их спальне «при свечах и в свете луны» как он похвастался, когда показал Му Цину, что он наготовил самолично всё, чему научился за всё время их совместной жизни – обычно готовил Му Цин, но, когда тот сильно уставал на работе, готовку приходилось брать на себя Фэн Синю. Му Цин вздохнул, глядя на немного подгоревшую куриную пикату и неплохие чизкейки, которые Фэн Синь, скорее всего, купил в магазине. Но тот так искренне светился от самодовольства и счастья, что Му Цин просто не мог его расстроить и лишь одарил его благодарственным поцелуем. Фэн Синь не оставил ему выбора в напитках, поставив неприлично дорогое для них вино, не забыв успокоить Му Цина, сказав, что его подарил родитель ученика за первое место на соревнованиях. Обычно Му Цин не пил. Он быстро хмелел, и этот раз тоже не стал исключением. Поэтому он выпил лишь один бокал, но Фэн Синь не стал настаивать: в его планы не входило спаивать возлюбленного, лишь немного расслабить. Да, интимная атмосфера витала в воздухе ещё с самого начала: ароматические свечи, ненавязчивая лёгкая кантри-музыка – любимый жанр Му Цина, свет полной луны из окна – всё было выверено и подготовлено. Или так казалось Му Цину. Он знал, что Фэн Синь не станет делать ничего против его воли, но волнение комом встало в горле, даже когда тело расслабилось от алкоголя. – Ты в порядке? – спросил Фэн Синь, отодвигая чужой бокал в сторону и закупоривая обратно бутылку. Ему тоже хватит. – Я в порядке, – слишком резко для себя отвечает Му Цин, выдавая нервозность. Он потёр лицо ладонями и поднял тяжёлый, слегка затуманенный взгляд на Фэн Синя. – Кажется кому-то пора отдохнуть, – он хихикнул и, взяв Му Цина за руку, ловко перебрался на кровать, усаживая его к себе на колени лицом к лицу. Фэн Синь придержал Му Цина за голову и приблизился к лицу, касаясь губами лба, немного вздернутого носа, подбородка и, наконец, губ, что отдавали сладким вином. Му Цин замычал что-то невнятное, но в ответ зарылся пальцами в отросшие волосы Фэн Синя, распуская их из вечного бесящего его пучка и ответил на поцелуй, проводя языком по губам и требовательно проникая им внутрь. Он опрокинул Фэн Синя на кровать своим весом и уселся на животе, наклоняясь и продолжая целовать, пока вино придавало ему смелости и не позволяло отступиться. Фэн Синь, если честно, не ожидал такой напористости со стороны Му Цина, но был только рад такому развитию событий. Будто получив карт-бланш на активные действия, он стянул с него футболку (они даже не удосужились переодеться для ужина) и перевернул Му Цина под себя, устраиваясь меж разведённых ног и разрывая поцелуй. Му Цин вытер губы кулаком и лежал на спине, раскрасневшийся от прилившего жара и от доли смущения. Фэн Синь же не мог налюбоваться Му Цином, его разметавшимися волосами и блестящими глазами, что обычно выражают презрение и недовольство, а сейчас – желание, которого Фэн Синь от него ещё ни разу не видел. Он склонился к лицу Му Цина, упёршись одной рукой рядом с головой, а второй провёл тыльной стороной ладони по щеке, обвёл большим пальцем губы, немного прихватил за шею и дальше, оглаживая грудь и худой живот. – Ты точно хочешь? – Фэн Синь склонился поближе, смотря прямо в глаза и покрывая лицо Му Цина поцелуями. Его рука остановилась внизу живота, над пахом, где оба уже могли ощущать возбуждение друг друга сквозь ткань. Му Цин выдохнул в губы Фэн Синю, схватив его за затылок и раздраженно прорычал: – Делай уже дело и завязывай пиздеть лишний раз, – вспышка агрессии как попытка скрыть свое смущение. Фэн Синь едва удержался от смешка. Му Цин был ужасно милым, если его загнать в угол. – Тебе не идет материться, я тебе уже говорил, – за эти слова его наградили болезненным укусом за нижнюю губу. Фэн Синь в ответ лишь нежно поцеловал Му Цина и начал спускаться поцелуями по шее, прикусывая нежную кожу за ушами, вызывая толпу мурашек. Поцелуи на животе заставили Му Цина слегка поёрзать от щекотки и немного пнуть Фэн Синя в назидание. Последний прошел поцелуями по дорожке темных волос внизу живота и приостановился, чтобы раздеть Му Цина и закинуть одну ногу себе на плечо, оглаживая широким жестом белое бедро. Он поднял беглый взгляд наверх: Му Цин даже не смотрел на него, но так даже лучше. Фэн Синь провёл рукой по члену Му Цина, жадно следя за реакцией и вырывая громкий пораженный вздох. Он довольно ухмыльнулся и, убрав выбившиеся пряди волосы за уши, провёл языком по всей длине, обвёл головку, поласкав кончиком уретру. Му Цин одной рукой вцепился в подушку, а второй зарылся в волосы Фэн Синя, больно сжав от нахлынувших неизведанных ощущений, когда тот взял его член в рот сразу наполовину. Фэн Синь недовольно замычал и сглотнул, вызывая у чувствительного парня под ним едва ли не электрические разряды от паха и выше, по всему телу. Му Цин издавал тихие стоны и вздохи, пока Фэн Синь ласкал его ртом, обводя языком венки и беря в рот так глубоко, что на задворках сознания появилась ревнивая мысль: «а скольких он успел ублажить за свою жизнь». Неожиданные и немного неприятные ощущения влажных пальцев сзади заставили его отвлечься от дурных размышлений и недоуменно опустить взгляд вниз: Фэн Синь, отвлекая его новым для него удовольствием, успел достать смазку и смазать пальцы. Он немного хитро смотрел на Му Цина снизу-вверх, у которого в душе играло куча эмоций и мыслей, что выбились в тот момент, когда в него проник один палец. Тот слегка поморщился, откидываясь назад на кровать и слегка приподнимая бёдра. – Тш-ш, не дергайся, – Фэн Синь поднялся к его лицу, запечатывая губы поцелуем, ловя каждый тихий вздох и недовольный стон, когда внутрь проникает второй палец. Он ласкает его член второй рукой, отвлекая от неприятных ощущений, заставляя расслабиться. – Если ты будешь зажиматься, у нас ничего не получится. Му Цин даже в такой ситуации умудрился закатить глаза и надменно выдавить: – Не в тебя же собираются запихнуть член. Фэн Синь хмыкнул и сцеловал очередной стон, когда крепче провёл по члену рукой, обведя большим пальцем головку. Решив, что Му Цин уже достаточно готов, Фэн Синь вытащил пальцы и опустил ногу Му Цина, вновь даря жаркий поцелуй и одной рукой нежно собирая разметавшиеся по кровати длинные пепельные волосы. Му Цин вцепился рукой в плечо Фэн Синя, а второй прижимая к своему рту за затылок, перехватывая инициативу в поцелуе, едва ли не кусая. Фэн Синь понял, что тот нервничает и всячески пытается отвлечься. Он быстро избавился от остатков своей одежды, прикосновения разгоряченной кожи вырвали у обоих заглушенный поцелуями стон, заставив Му Цина притереться бедрами к Фэн Синю, подрагивая от нетерпения. Фэн Синь смазал свой член, не хотелось причинять боли этому драгоценному существу, что ему доверилось так и открыло душу и тело. Крепко придержав рукой за бедра, закинув ноги Му Цина к себе на талию, Фэн Синь вошёл в него плавным движением, замерев и наблюдая за реакцией. Му Цин глубоко вздохнул с невнятным писком и приоткрыл рот, выгибаясь в пояснице. Фэн Синь удобнее сел между его ног, проведя рукой по тонкой талии и вновь кладя руку на член, даря осторожные ласки, чтобы не закончить раньше времени. Он начал двигаться, вглядываясь в раскрасневшееся лицо Му Цина, с удовольствием отмечая тихие вырывающиеся стоны, прикушенную губу и то, как тот до побелевших костяшек цепляется за простыни. Фэн Синь издал хриплый стон в унисон с новым, особо громким вырвавшимся изо рта Му Цина, когда Фэн Синь прошёлся по простате. На него нахлынули сильные чувства: собственничество, всеобъемлющая любовь и перехватывающее дыхание желание. Он подхватил Му Цина за бедра и под его недовольство усадил к себе на колени, заставляя обхватить себя ногами за пояс. Му Цин задушено всхлипнул, чувствуя, как при движении его член потирается об крепкий пресс Фэн Синя, пачкая его предэякулятом. Он крепко вцепился в Фэн Синя, царапая ногтями по спине, оставляя яркие полосы, и неосторожно цапнул за язык. Му Цин сейчас был поглощен слишком яркими и слишком оглушающими эмоциями и ощущениями, чтобы контролировать своё тело и вырывающиеся из его рта звуки. Он был где-то не здесь, голова была совершенно пуста, мысли абсолютно спутаны и заняты лишь погоней за своим удовольствием. Му Цин кончил, впервые громко застонав, расслабленно отпуская свои руки и утыкаясь лицом в шею Фэн Синя, покрывая мокрыми поцелуями и оставляя яркий засос. Фэн Синь грозно зарычал на ухо Му Цина, прикусывая мочку и заваливая его вновь на кровать, придержав за затылок, чтобы случайно не ударить. Он ещё несколько раз толкнулся в податливое тело, вышел и с низким стоном излился на его живот, осторожно падая на Му Цина, прижимая собой к кровати и тяжело дыша. Му Цин почти сразу что-то недовольно пробубнил и спихнул с себя Фэн Синя, тяжело дыша и ища, чем бы можно было вытереть телесные жидкости. – Может лучше в душ…? – Фэн Синь сыто улыбнулся и наспех вытер их и так измятым одеялом, всё равно менять уже надо было. Му Цин помолчал и всё-таки устало кивнул, оставаясь лежать на месте, мол, если хочешь помыться, то тащи меня сам. – Когда это ты так разленился, что я могу тебя трогать сколько захочу, котёнок? – Фэн Синь встал с кровати, попутно отхватывая по лицу, спине и груди за «котёнка», и, взяв на руки Му Цина, что сразу удобно устроился головой на его плече, пошёл в душ. После пришлось перестелить кровать, потому что постельное белье было безнадежно измято и испачкано. Остатки ужина уже никто не стал убирать. – Ну как ты? – Фэн Синь уложил Му Цина на кровать, укрыв его одеялом, и тот, с видом довольного кота, потянулся и сонным слипающимся взглядом посмотрел на него. – Устал, – Му Цин хмыкнул и потянул Фэн Синя за руку, заставляя упасть рядом. Он ткнулся лбом в лоб Фэн Синя, смотря прямо в темные глаза. – Не парься, всё в порядке, ты не потерял свой статус мужика. – Да я о тебе волнуюсь, идиот, – Фэн Синь ухмыльнулся на его замечание и поцеловал в темную родинку под губой, сгребая в свои объятия. Вопреки всем ожиданиям, Му Цин сам пристроился поближе, кладя голову на предплечье Фэн Синя и утыкаясь носом куда-то в ключицу, очень быстро проваливаясь в сон. С Му Цином было не просто. Как и с любым диким котом, которого не раз ранили и издевались. Но к любому существу можно найти свой подход, главное – набраться терпения.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мосян Тунсю «Благословение небожителей»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты