la vie continue

Слэш
R
В процессе
10
автор
xiao ded бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написана 41 страница, 7 частей
Описание:
- Почему? - единственное, что сорвалось с губ безумно уставшего парня. - Зачем?

- Почему, спрашиваешь, - ухмыльнувших отвечает парень, - Просто. Захотелось. Надоело быть нежным с тобой, как с бабой.

Эти слова сильно резанули по хрупкой и невинно чистой душе парня. Хозяин не смог сдержать слезы и они в два ручья потекли по щекам, сопровождаясь сопровождаясь всхлипами.

Ясно одно. Как раньше уже не будет.
Посвящение:
Мне любимой
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
10 Нравится 4 Отзывы 7 В сборник Скачать

sixième chapitre

Настройки текста
Примечания:
А вот и я. Все катится ко дну, но мы не унываем.

Приятного прочтения.
      На утро, ожидаемо, болит голова от выпитого алкоголя, рука от непосредственного физического воздействия. Ванная снова грязная, но тумаков от Пака он пока не получит. Тот занят и сказал, что в ближайшее время они даже переписываться не смогут. Печально. Однако, ему будет дано время на себя, на размышления…       Первым пунктом в списке сегодняшнего дня было хотя бы подняться на ноги (о чистоте квартиры и речь не идёт) и выпить таблетку обезболивающего. Может поможет. Чаще, конечно, не помогает и от похмелья Тэхён мучается весь день. Но вера в чудо всё ещё есть и живёт (хоть ей и немного осталось) в сердце, залечивая — стараясь залечить — раны.       Дальше стоило бы поесть, но смысл прозрачен, потому как еда будет лишь испорчена и выйдет, если не вся сразу, то половина точно, с первым позывом белого друга (пусть и мало кто его теперь так назовет, пока он испачкан в крови). Вертикально тело не функционирует ни на йоту лучше, поэтому, Ким делает пару шагов в сторону рабочего стола с целью взять средство коммуникации (то бишь, телефон) и, проделав те же действия, но по направлению к кровати, он вновь принимает горизонтальное положение и печатает быстро без ошибок короткое сообщение старосте его группы. Не дожидаясь ответа, телефон был отложен на прикроватную тумбочку, а хозяин его засыпает без сновидений.

***

  — Бездарность, у тебя слишком много пропусков. Как ты собрался жить дальше? — Тэхён отворачивает лицо от надоевшей морды (не извиняюсь за выражение) ректора, что орёт на него уже приличное время. Не даёт ему жена, что ли? Слюнями едва весь свой драгоценный кабинет не забросал. Бесит. Подумаешь, прогулял пару дней. — У тебя четвертый курс, последний год обучения, а ты ведёшь себя, словно дитя малое, — нет, Тэхён ещё бы понял, если бы этот мужчина был его родственником или кем-то приближенным, но какого хера? — Что ты себе позволяешь? — Что хочу, то и делаю, — парень тоже переходит в нападение, зля этим мужчину ещё больше. — Ты договоришься, ирод, отчислю, — мужчина угрожает. По сути, это не законно, но деньги решают некоторые проблемы. Тэхён, если честно, глубоко похуй на все эти вот его угрозы. Он уже, кажется, ничего не боится. — Отчисляйте, — Ким говорит спокойно, не повышая голоса, но используя какие-то нотки превосходства и некого бешенства. — Отлично, проваливай, — мужчина, выбившись из сил, устало машет рукой в сторону двери и отворачивается, поговаривают банальное, — и чтобы глаза мои тебя не видели.       Тэхен быстрое ретируется из кабинета и идёт в сторону выхода.       За документами он вернётся в другой раз. Побесит седого мужчину (лучше бы на пенсии сидел, ей-богу) напоследок и больше ноги его рядом с этим зданием не будет. Возможно, само здание не такой и ужасное. Здесь он встретил своего единственного друга. Но кто может знать, откуда будет следующий удар в спину?  

 ***

        Следующие 2 недели проходят тускло и уныло. Ким выходя по три раза (два из них на приём к психиатру, ещё один за продуктами) остальное время он проводит в стенах квартиры. Несколько серые будни скрашивает щенок. Жаль, успокоился он быстро и впал в отчаяние, что ли. Чонгук тоже заметил состояние своего подопечного и винил в этом себя, пытаясь помочь, поднять настроение. Однако, как только они расставались, лицо младшего снова темнело, а от былой широкой улыбки не осталось ни следа.       Помочь ему, казалось, ничего не сможет. Чимин, кстати, за всё это время, не то, что на глаза не попался, он даже не написал ни разу. Друг познается в беде. Тэхён стал всё чаще задумываться над правильностью выбора — опыта не было, сравнить не с чем.       Очередная вылазка из дома (четвертая за эту неделю, потому, что у Ёнтана закончился наполнитель для горшка, а чистота дома всё же привлекательной грязи и вони), закончилась неожиданным порывом заглянуть вкафетерии напротив зоомагазина и поесть, наконец, нормальной еды. Отсутствие коммуникации с незнакомыми людьми оказывает своё влияние, когда Тэхён заикаясь и вытирая вспотевшие ладони о свои широкие штаны, делает заказ и оплачивает наличными, почти роняя сдачу от потери равновесия. Дальний столик, как верный друг, принимает его с распростертыми объятиями. Уже через минуту ему приносят латте, гарнир и десерт. Говорят, что вещества, содержащиеся в сахаре, поднимают настроение, поэтому Тэхён решил проверить столь не затейливый факт (доказать его верность, или опровергнуть, сути дела не меняет).       Подходя к концу, недолгая трапеза (а вообще, прошло больше получаса) оставляет небольшой приятный осадок. Уже собираясь уходить, он всё же роняет несчастные деньги (не несчастнее хозяина) и обращает свое внимание на людей за столиком противоположной его стены.       Сердце (и, кажется, не только оно) падает под ноги своего хозяина и Тэхён почти потеряет равновесие. Его бывший (напомним, Пак Богом, красавчик и злодей) улыбался, видимо, шутке спутника. Осколки — самые маленькие — попали в глаза, словно пылинки. Спина парня, напротив вышеописанного, кого-то напоминает. Странно.       Внезапно в Тэхёна врезается маленький ребёнок — девочка лет шести. Ему приходится отвести глаза от столика, чтобы поймать летящую принцессу в свои большие руки. За ней подбегает её мама, извиняться было хочет начать, наклоняться в благодарности, однако Ким её останавливает рукой, положив ту на плечо и разгибая тело женщины, заметив ещё одного ребёнка, пока не родившегося, в животе женщины. Следом бежит, вероятно, её муж, что, пока не извинился подобно женщине, не ушёл, забирая и дочку, и жену.       Оборачиваться, если честно, нет никакого желания, но без сия простого действия наружу он не выйдет не скоро, поэтому надо, а раз надо, значит сделаем.       Тяжёлый вдох, рваный выдох, поворот и сердце разбиваются вновь. Куски, так и не склеившиеся, ломаются снова и снова. Оторвать взгляд от пары людей кажется невозможным, но силы неожиданно находится, поэтому, потупив взгляд в пол, Ким быстро шагает ко выходной двери, звон колокольчиков над которой заставляет дрогнуть и прибавить скорости шагу, едва не переходя на бег.       Слёзы почти выходит за грани век, но сдерживают порыв и размывают дорогу лишь отчасти, позволяя дойти до квартиры без происшествий.       Ключи в защелке двери, стук её открывающейся и закрывающейся, удар об тумбочку металла и первый всхлип. Перед глазами — донельзя счастливый друг (тот, который Пак Чимин, что не написал-позвонил ни разу за все две недели), он светится ярче начищенной до блеска монеты рядом со злом прошлого. Тот Пак, которого он заметил первым, улыбался шире, чем за всё время их отношений — Ким знает наверняка, семь лет, всё-таки, не пустой воздух. И осознание этого скребётся кошкой (у которой, кажется, когти до того длинные, что царапины, ей оставляемые, не скоро заживут) и воет волком (или сразу целой стаей). Больно, грустно, обидно, но впереди ещё слишком долгая дорога выложена, чтобы так просто сдаваться.       Из особого тайника (спасибо на этот раз родителям, за что неясно, но: «Мама, роди меня обратно») он достаёт громоздкую бутылку виски (жаль колы разбавить нет), длинную вытянутую с вином (мешать — так сразу всё, что есть), поэтому Ким достает ещё одну алкогольную продукцию неизвестного происхождения и названия. Пузатая кружка (бокалов у него отродясь не было, за что его иногда упрекал Чимин) очень хорошо справляется со своей работой и вмещает все три напитка разом.       Глоток-другой и ненужные мысли уплывают в ящик с надписью «на трезвую голову с похмельем», когда на их место приходит пустота. Как там говорят, с чего начал, тем и закончил?       Ему сейчас простейшее позвонить никуда и никому. Нет у него друзей, не существует для него когда-то примерных родителей. Да даже его психиатр скоро откажется от него, плюнет с высокой колокольни и уйдёт в закат, оставляя его с проблемами тет-а-тет.       Тэхён хмыкает невесело (когда хоть весело в его жизни было.?), встаёт, шатаясь из стороны в сторону и идёт в ванную за спасавшим его время от времени и уже ставшим родным лезвием. Выпитая почти полностью жидкость из кружки выполняет свою работу просто превосходно, собственно, не хуже её сосуда.       Лезвие лежит на привычном месте — бортике небольшой ванны, и манит так же, как и в прошлые разы. От некоторых мыслей Тэхёну становится не по себе. Однако, это не помешает приступить к заранее задуманному.       Прохладный металл холодит кожу, что после движения лёгкой руки согревается горячей струёй крови. Зрелище не для слабонервных.       «Отличный союз получается, — думает Ким на пьяную голову. — Почти нерушимый, — и усмехается как-то нервно, давя истеричный смех от всей ситуации в целом.»       Парень, что подкрался слишком близко, настолько, что, наверное, он ослеп от радости и счастья, переполняющих его до краев. То же самое, кстати, происходило и с его бывшим возлюбленным. Разница — в чувствах Тэхёна к каждому из них и периоде, в которое обман имел место быть.       Алкогольный напиток чудом оказался рядом с его рукой и был допит в одно мгновение. Семь новых, неровных порезов, наложенных почти друг на друга, источают запах крови, противно, и сочатся красным, алым.  Кровь, как по канону, пачкает всё пространство ванной, которую, если не мыть сразу, на следующий день без пятен не обойдётся — проверено.       Если подводить итог этого периода, то события можно расположить по полочкам.       Во-первых, больше такую жижу он делать не будет (это, естественно, не правда, ведь повод забыться ещё появится) от неё, по-любому, сильнейшая боль в голове гарантирована.       Во-вторых, он один. Не считая шпица, о котором он забыл. Тот всегда рядом и частенько делится с ним своей энергией, заряжает.       В-третьих, дружбу с лезвием пора прекращать. Жить, по неизвестной причине, всё ещё хочется. Хочется, пусть и колется.       В-четвёртых, спать теперь он может сколько угодно и когда угодно. Вообще, по сути, сейчас ему ничего не нужно делать, никуда идти не нужно, с кем-то общаться (от последнего факта очень больно). И, главное, не нужно любить (пожалуй, от этого факта тоже больно).       Шатаясь, он выпивает ещё одну порцию той губительной жижи, встаёт и идёт, по обыкновению своему, в спальню. Мыть ванную, обрабатывать порезы, снимать одежду и расправлять кровать сил нет, поэтому Тэхён, аки плашмя, падает на постель лицом в мягкую подушку и обещает подумать обо всём важном-неважным завтра.

***

— Ты же не рассчитывал, что хорошие отношения с одним из его личностей как-то тебе помогут? Не спорю, доля правды в этом есть, но есть ли толк? — его, чонов, друг, по правде говоря, всегда был таким: отрезвлял словами не хуже пощёчины. Это, конечно же, пригодилось ему, полицейскому, которого часто вызывают на допросы. Сейчас, кстати, не допрос, но очень похоже.       Чонгук смотрит на парня, поднимает обе брови, так как одну никогда не умел, и выглядит растерянным. — Ну, как бы, да..? — Стоп, ты серьезно? — давится кофе и почти выплёвывает на чисто белую скатерь на собственной кухне, но сдерживает порыв. Свое — оно всегда дороже. — И что же ты, мой милый друг, — сквозь стиснутые зубы, едва огнем не пышет, — собирался делать? — Ну, я не знаю, — давящая тишина сваливается на итак напряжённых парней. Разговор зашёл в тупик. Изначально, Чонгук хотел получить совет, или, например, наставление. Зря, как видно. — Раз нам не о чем больше разговорить, прошу тебя покинуть мой дом и дать мне поспать в законный выходной, — говорит резонно, отказов не терпит. Ответа — тоже. Поэтому Чон поднимается из-за стола и выходит из квартиры друга.       Усталость накатывает большим снежным комом, а сам он, кажется, ментально чувствует состояние своего подопечного. Или не кажется.?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты