Trick oh treat

Фемслэш
NC-17
Завершён
29
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Ирэн Адлер не планирует отношения. Возможно, ей просто нужна кофеварка.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
29 Нравится 6 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Ирэн Адлер была trick, а Молли Хупер — treat, а секрет их долговременных (по меркам Ирэн) отношений был в том, что наедине они менялись местами. И ещё в том, что между ними было не or, а oh. — Почему бы тебе не перекрасить волосы? — спросила Ирэн, закидывая в рот виноградины. Нагой она в каждой кровати чувствовала себя, как влитая, но именно в этой слишком узкой кровати, почти кровати монахини-девственницы, она почему-то раз за разом слишком расслаблялась, словно это немного и её кровать тоже. Со всеми её женщинами и мужчинами этот трюк проходит. Изменение во внешности — как по щелчку, лишь бы Ирэн была довольна, лишь бы её накрашенные губы изгибались в изящной улыбке. Смена стиля одежды — щёлк! Смена причёски, цвета волос — щёлк! Одно слово там, одно слово здесь. Ирэн любила секс, но секс не был нужен ей настолько, насколько нужна была власть. А власти так легко добиться, людьми так легко манипулировать. Молли расчёсывала волосы — в свете ночника в форме лилии её фигура сияла, как русалочья. Такая изящная и истинно английская — широкие бёдра, полноватые ноги, нежная грудь, волосы на подмышках, между ногами и на самих ногах. Молли была, казалось, самой обычной, но в её теле, запахе (она немного пахла белым хлебом, немного дешёвым дезодорантом), в том, как она облизывается, когда возбуждена, в том, как она рывком прибивала Ирэн к стене, когда они целовались — в этом что-то было. Что-то другое, необычное. Как будто тело Молли было знакомой вмятинкой на подушке, Ирэн видела его — и хотелось протянуть руки, уткнуться в ложбинку между грудями, поцеловать долгим поцелуем, дотронуться до бёдер — дотронуться. Ирэн готова была переплетать пальцы, просто сидеть рядом, обвиваться вокруг Молли белоснежной змеёй. Молли была совершенно обычной — и всё же в ней что-то было. — Ну что ты говоришь, — сказала Молли буднично, зачёсывая волосы назад. Расчёска с маленькими мягкими зубчиками скребла волосы, превращая их из пуха в медово-серебристые волны. — Зачем? Мне нравится мой цвет волос. Русые, одёрнула себя Ирэн, средне-русые. Мышиные. Обычные волосы. Но она видела их медово-серебристыми. Грудь, поднимающуюся при каждом движении руки — видела совершенной. Эта грудь с розовыми мелкими сосками так хорошо ложилась в ладонь Ирэн, этот идеальный вес, идеальная текстура, и то, как Молли вздрагивала от прикосновения. — Хотя бы одну прядку, — вкрадчиво предложила Ирэн. Молли вздохнула и отложила расчёску, а потом обернулась — и сознание Ирэн поплыло, как тает свеча от танцующего на фитиле огня. Как же она красива! — Если ты хочешь сделать из меня одну из своих девиц, не трать время, — отчеканила Молли. — Можем прекратить всё здесь и сейчас. Ты можешь получить любую из них. Так иди и получи. А ты, хотелось сказать Ирэн, можешь получить больше, чем любую из них — ты можешь получить меня. Ты уже получила меня. И это просто ежедневные выплаты, потому что я боюсь, что тебе не нужна я в таком объёме, в каком мне бы хотелось себя подарить. Но горло непривычно сжалось (эмоции?), и Ирэн криво усмехнулась, надеясь, что смятение в её глазах смоет пляшущий огонёк ночника. И ещё страх. Ей было страшно. Ей на самом деле было жутко от этих слов. «Прекратить всё здесь и сейчас» — разве это возможно, когда у Молли под глазами тёмные круги в форме очаровательных треугольничков, внимательные глаза, вид, как у испуганной лисички — или белочки, и Ирэн знает каждый сантиметр её тела — лучше, чем своё, но она такая красивая, к ней так удобно прикасаться, и… — Просто иди в постель, — сказала Ирэн слова, которые отлично у неё выходили, в отличие от всей этой сдавливающей горло ерунды. — И я покажу тебе, что я хочу из тебя сделать. Молли усмехнулась, и Ирэн окончательно растаяла. — Ну, удиви меня, — сказала Молли и выключила ночник. Ирэн скользнула вперёд, совершенно забыв о миске с виноградом, которая упала на пол; виноградинки ещё раскатывались по полу, когда пальцы с накрашенными ногтями скользнули туда, где им и место, а язык жадно прижался к горячему и почти аналогичному по структуре клитору. Молли всхлипнула и вцепилась в простыни, и Ирэн знала: какая-то часть сознания при этом фиксирует каждое движение Ирэн. И когда она закончит, Молли играючи отразит все эти приёмы, да ещё и добавит что-то своё. Что-то такое, от чего Ирэн постоянно бьётся на этой узкой кровати и по всей этой скупо и мещански обставленной квартире, не в силах сдержать ахи, рвущиеся из какого-то сидящего внутри зверя, бесконтрольного и влюблённого по самую глотку, и, забывшись, расцарапывает плечи Молли в хлам, а потом, что ещё хуже, утомлённо, спокойно и счастливо засыпает, вжавшись в неё, словно Молли — это её самая-самая любимая… Эээ… Игрушка. Игрушка. Да. Между ними только секс. Ирэн чётко следит за этим, боясь признаний в любви или внезапного предложения поговорить о будущем, но Молли не предлагает отношения. Молли предлагает поговорить о будущем и неожиданно обсуждает с ней, открывать ли окно перед сном или не стоит. — Тебя не продует? — спрашивает Молли обеспокоенно, и Ирэн ошарашена этим вопросом и не знает, что с ним делать, ей никогда его не задавали, и она не придумала, что солгать, чем отшутиться. А за этим вопросом следует ещё ряд таких же. Тебе удобнее, чтобы в кофе с утра был чёрным или со сливками? Тебе не нужны тапочки? А если нужны, какие? Хочешь, я буду всегда на ночь расчёсывать тебе волосы? Я могу приготовить тебе сэндвич с собой, если хочешь. В какой-то момент Ирэн поймала себя на том, что она тоже спрашивает — а на каком боку тебе удобнее спать? Как звали того мальчика в средней школе, который тебе нравился? Чем он тебе нравился? А почему ты не любишь Сартра? Мне больше не дуть тебе в ухо? А если я буду дуть только в левое и как будто на Рождество? Молли легонько пинает её под одеялом и смеётся. И Ирэн вдруг понимает: она без предупреждения в отношениях по взаимному согласию. Это как будто она ждала вопроса: «Выйдешь за меня замуж?» — а у неё буднично спросили, будет она надевать фату или нет. Ирэн вздрагивает, но почему-то отношения не выглядят настолько ужасными. Дом такой... домашний, не угрожающий. Никогда не надоедает раздвигать ноги Молли коленом — и вздрагивать, когда тонкая рука с шелушащейся кожей тянется к груди, скользит по колену Ирэн, медленно, играючи, поднимается выше. Если открыть окно, в ветвях поёт соловей, а джезва мятая на один бок. Коврик у входной двери постоянно немного скользит. — Давай купим кофеварку? — говорит Ирэн, задумавшись. Молли поворачивается к ней, поднимает глаза от книги. И просто внимательно смотрит. Даёт Ирэн время осмыслить, сообразить, подумать, хочет ли она правда сказать это. Перейти на будничное «мы». Уточнить, что это «мы» достаточно прочное, чтобы Ирэн оставалась на каждый день. И они вместе пили кофе из общей кофеварки. Ирэн не отводит взгляд. Она подписывает соглашение. Без признаний, без лишних слов — ах, эта женщина, кто же знал, что удастся заполучить такую женщину! Ирэн умеет ценить драгоценные вещи, и она не упустит эту. И, пожалуй… Пожалуй, ей никто больше… И… Эээ… Молли отводит взгляд и возвращается к книге. Господи, думает Ирэн с облегчением и неожиданной сияющей радостью, так для неё нехарактерной, как хорошо. Как хорошо просто лежать с любимой женщиной вечером обычного летнего дня на узкой — чтоб её — кровати, и просто слушать успокаивающий шелест страниц и понимать, что ты дома. И всё в этой квартире как будто значимо, и знакомый запах крема перед сном, и завораживающий звук расчёски, похожей на расстёгиваемые липучки, и движения, и скользящие тени — всё это, словно в гнезде, и они могут, если захотят, обнять друг друга и танцевать, наступая босыми ногами друг другу на носки и на пятки, смеясь от счастья, потому что люди иногда совершают глупости и смеются от счастья, когда они счастливы. — Она поместится на подоконник? — О, она уже не раз туда помещалась, — томно сказала Ирэн. — И, если она хочет на подоконнике, будет на подоконнике. Молли моргнула и рассмеялась. Она даже смеялась смешно, как маленькая, и Ирэн это почему-то безумно умиляло. — Ты сумасшедшая, я о кофеварке. — Сумасшедшая, которая хочет тебя на подоконнике, — горло вдруг опять сжало недовысказанное, и Ирэн сглотнула и подавилась словами (и, возможно, немного — подступившими слезами). — Я… Молли положила руку поверх её руки — обкусанные ногти поверх идеально накрашенных бордовых. — Я знаю, — сказала она просто, а потом переплела их пальцы, поднесла к губам и поцеловала. — Я понимаю. Тебе не обязательно что-то говорить. Ирэн свернулась клубочком, как совсем в раннем детстве, прижалась под тёплый бок Молли, и медленно успокоилась под шелест периодически переворачиваемых страниц. Она была дома.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Шерлок (BBC)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты