Булкин и пятëрка

Джен
G
Завершён
1
автор
Mazda.ficwriter соавтор
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Мальчик, который плохо учился, попадает в волшебную страну, после посещения которой повышает свою успеваемость.
Посвящение:
Всем, кто захочет и будет это читать.
Примечания автора:
Я и автор, который теперь соавтор, пожалуй, дадим знать о том, что мы ещë живы, этим слегка детским ориджиналом.
Если кто будет спрашивать, когда прода по "Лесной встрече", то отвечу сразу: мы не знаем. Может, в середине лета, а, может, и вовсе никогда.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Осенним солнечным днём один мальчик возвращался домой со школы. Вид у него был не самый радостный, ведь сегодня было шесть уроков, и по всем шести предметам он получил двойки. Парень думал, что эти оценки ему поставили совершенно несправедливо. Он считал, что ответил вполне нормально, просто учителя попались слишком вредные, назойливые и правильные.       А ведь все как хорошо начиналось!       Мальчик пришёл в школу в привычных для него шортах и футболке, за что получил выговор от директора, когда только вошёл в здание, хотя обычно на его внешний вид никто внимания не обращал. «Почему мне никто не сказал, что сегодня будет проверка по школе?» - подумал он и пнул камень, случайно попавший ему под ноги.       Затем был русский язык. Обычно парня, сидящего на задней парте третьего ряда, заметить сложно, поэтому его никто не вызывал. Но сегодня Зоя Павловна была другого мнения.       - Булкин, к доске!       Булкин нехотя побрёл к доске под издевательские взгляды одноклассников.       - Мало того, что первый в списке, так ещё и первым вызвали, - пробурчал он про себя.       Дойдя до доски, Булкин взял мел и посмотрел на Зою Павловну ожидающим взглядом.       - Записывай предложение и подчеркни грамматические основы, - с этими словами парню продиктовали предложение. Он, записав отрывок из какого-то рассказа, неуверенно намалевал что-то на доске.       - Никита, это же повторение! – воскликнула Зоя Павловна, глянув на доску. – Неужели ты за лето даже учебник не удосужился открыть? Я уже молчу про список литературы на лето. Садись, два! И как тебя на второй год не оставили…       На втором уроке тоже был русский язык, так как Зоя Павловна заменяла Бориса Ярославовича, учителя географии. Все писали контрольную работу. Она была не очень сложной: нужно было написать несколько слов и вставить пропущенные буквы. Но Никита и тут умудрился получить двойку. И так все уроки.       Возвращаться домой с таким количеством плохих оценок не хотелось. Да и мама о случившемся узнает почти сразу. Ей не придётся смотреть оценки в электронном дневнике, она всё прочтёт по глазам сына. Папа всегда утверждал, что Никита слабохарактерный, и недоумевал, в кого парень такой пошёл.       По дороге попался магазин. Чтобы потянуть время, мальчик зашёл туда и встретил Диму, который покупал чипсы. Денег не было, поэтому какой смысл что-то покупать?       - Эй, парень! – окликнул Никиту продавец. – Ты собираешься что-то покупать?       - Нет, - грустно вздохнул Никита.       - Ну так чеши отсюда! Не создавай очередь!       - О, Никитос! А я тебя и не заметил! – воскликнул Дима. – Придёшь ко мне часа в четыре в приставку погонять?       - Нет, не приду.       - Чего? Расстроился из-за двоек? Да ладно, не парься! Закроешь потом чем-нибудь.       Никита уныло побрёл из магазина домой, больше никуда не сворачивая. Погрузившись в раздумья, он не заметил, как добрался до своей квартиры.       Мама открыла дверь со спокойным, даже каменным лицом.       - Где ты был так долго? Еда уже остыла.       Никита побрёл на кухню. На столе стояла тарелки с супом на первое и рисовой кашей на второе и стакан компота. Парень старался есть как можно медленнее и не смотреть в глаза матери, хотя она рано или поздно всё поймёт. Убрав со стола, он ушёл к себе в комнату. На входе его встретила клетка – домик для крысы Жоржа, домашнего питомца Никиты.       - Привет, Жоржик, - парень открыл дверцу и взял животное на руки. – Как твои дела? Как жизнь?       Жорж засеменил по руке Никиты к его плечу, а когда добрался до цели, начал обнюхивать его ухо, отчего мальчик поёжился.       - Быстро садись за уроки и уберись на своём столе! – послышался голос мамы из кухни.       Легко сказать – уберись! Чего только не было на столе Никиты! И рваные учебники с тетрадями, и обгрызенные ручки с карандашами, и линейки с ластиками, которые повидали многое в течение своей «жизни». Но больше всего там было гвоздей и гаек разных размеров, шурупов и кусков проволоки. Никита считал их нужными вещами. Мама так не думала, поэтому все эти нужные вещи попадали в мусорную корзину. Но позже они, как бумеранги, возвращались обратно к Никите.       Что касается учебников, то Никита их не любил. Он считал их слишком скучными, и когда их выдавали, то парень почти сразу пытался их «приукрасить»: то кляксу поставит, то рожицу нарисует, то намалюет кривой узор на странице и вырежет так, чтобы в книге осталась немаленькая дырка.       Насчёт пыли Никита не волновался. Он просто сгрёб все вещи и мусор в ящик стола. Скоро и удобно. Затем он открыл электронный дневник, и на глаза сразу же попали эти самые двойки. «Эти противные белые цифры на красном фоне. Б-р-р!» - поёжился Никита.       Уроков задали много. Ну вот зачем их делать, когда на улице ярко светит солнце, и ребятня гоняет мяч? «Хм, а кто стоит на воротах?» - подумалось Никите. «Сто процентов Пашка. Он давно метит моё место на воротах. И ещё утверждает, что играет лучше меня, умник чёртов!»        - Русский язык – повторить безударные гласные, - прочёл вслух Никита и фыркнул. – Зачем повторять то, чего не знаешь? Природоведение – круговорот воды в природе.       Тут Никита вспомнил, как он на прошлом уроке природоведения сказал, что вода испаряется из водоёмов и исчезает, и, разумеется, получил за свой ответ двойку. Подумал, и решил заняться математикой.       Надо было решить ту злополучную задачу про землекопов, которые копают траншею. Никита почти догадался, как можно было её решить, но тут в открытое окно первого этажа, где он и жил, влетает мяч. Так парня звали играть его одноклассники. Взяв мяч, он хотел вылезти через окно, но его остановил голос мамы.       - Никита, ты учишь уроки?       «Лучше уж не вылезать через окно», - подумал Никита. «Если мама меня поймает, поминай, как звали, как говорится».       - Да, мама.       С этими словами Никита вновь стал думать над задачей. Он что-то порисовал в черновике, и у него вышло, что всю работу должны выполнять полтора землекопа. Отложив математику, парень начал учить стих Пушкина про крестьянина. С горем пополам его вызубрив, Никита всё же решил вернуться к русскому языку. В упражнении надо было вставить буквы.

П…друга дней моих суровых, Г…лубка дряхлая моя.

      Никита подумал и решил уже везде вставить букву «а», как вдруг в дверь позвонили. Это была Нина Полякова, отличница с параллельного класса. Та ещё зануда. Вся из себя такая правильная. И ходила она всегда с роскошными косами, будто их ей выдали за хорошую успеваемость и отличное поведение. «Не дай Бог она доложит о двойках маме», - подумал Никита.       - Привет лодырям, - сказала Нина. – Мне поручили взять над тобой шефство. Буду тебя подтягивать.       - Подтягивай быстрее, я занят, - буркнул Никита. – Я ещё сегодня погулять хочу.       - А какой ответ у тебя получился в задаче? – спросила Нина точь-в-точь как Елизавета Марковна, учительница по математике.       - Полтора землекопа.       - Ответ неверный, - каменным голосом проговорила Нина.       - И что? Тебе-то какое дело?       - А такое. Мне нужно тебя подтянуть, чтобы ты не утонул в двойках, как в прошлом году. Тебя могут не перевести в следующий класс, если так продолжишь учиться.       - А мне наплевать! – зло выпалил Никита. – Мне учёба в жизни не пригодится. Поэтому проваливай отсюда, зубрила!       - Ну и оставайся неподтянутым. Грубиян!       С этими словами Нина покинула квартиру. Никита остался один на один с учебниками и своими проблемами. Ему совсем не хотелось делать уроки.       - Безвольный, слабохарактерный, - пробормотал Никита, шмыгнув носом. – Папа был прав, когда говорил всё это. Да, волю можно выработать, если бороться с трудностями и опасностями. Но где в наше время можно найти нечто действительно опасное и трудное?       За окном светило солнце, пахло чем-то приятно дурманящим разум, ребята играли в футбол. Никите жутко хотелось пойти на улицу. Но его не пускали учебники. Они были в грязной обложке, измазанные чернилами и чересчур скучные. Они заставляли решать задачи, вставлять буквы, что-то учить… Никита вдруг так рассердился, что со всей силы швырнул их на пол.       - Ненавижу вас! Чтоб вы в аду сгорели!       Тут раздался сильный грохот, будто кто-то уронил что-то тяжёлое. Комната начала трястись, и Никита упал на пол. Возле окна появилась воронка сине-зелёного цвета. «Портал?» - подумал Никита. – Кажется, я это уже где-то видел, в каком-то мультике, - уже вслух сказал он. Любопытство его одолело, и парень вошёл внутрь…       Вышел Никита на какую-то лужайку, где приятно пахли цветы и кружили бабочки.       - Эй, я же ничего не употребляю. Что здесь происходит? Где я? – вопросы так и сыпались из парня. Вдруг в траве мелькнуло белое пятнышко. Никите стало интересно, и он поймал бегавшее в цветах существо.       - Жорж? А ты-то что здесь делаешь? – удивлённо спросил он.       - Как что? – человеческим голосом ответила крыса. – Тебе помогать буду. Хотел трудностей и опасностей? Добро пожаловать в Страну пятёрок! Следуй за мной!       Жорж быстро помчался куда-то вперёд. Никита еле поспевал за ним. Внезапно он в прямом смысле этого слова наткнулся на ворота. Потирая чуть покрасневший лоб, парень оглянулся. На земле лежал ключ. Никита хотел его поднять, но не смог: предмет словно был окружён неким силовым полем. Вдруг в воздухе появилась доска, прямо как из его класса. На её поддоне появился маркер и слова: «замоч…к» и «ключ…к».       - Думаю, ты сам понял, что надо сделать, - пропищал Жорж.       - Допустим, - пробормотал Никита и взял маркер.       «И всё-таки, как же правильно: замочИк или замочЕк? КлючИк или ключЕк?» - стал мысленно рассуждать парень. «Есть же какое-то правило. А какие правила я вообще знаю? Безударная гласная пишется после шипящих… Нет, бред какой-то».       Никита взялся за голову и стал наматывать круги возле доски.       - Может, писать наобум? – спросил он.       - Думаю, это не сработает, - ответил Жорж.       От безысходности Никита уселся на землю. Крыса прилегла рядом и зевнула.       - Зря расселся, - сказал Жорж, - и так видно, что не знаешь.       - Да что ты в этом понимаешь, - вздохнул Никита, - ты же обычная крыса.       - Обычная крыса?! – вскочил Жорж. – Парень, крыса входит в десятку умнейших существ на планете!       - Дай угадаю: ты на десятом месте, - усмехнулся Никита. Жорж решил перевести тему.       - Ты отвлекаешься от главного.       - Действительно.       Никита вновь подошёл к доске и стал думать. Внезапно его осенило.       - Если в родительном падеже слова гласная выпадает, значит, в суффиксе данного слова пишется «е», если не выпадает, то «и», - радостно сказал он. – Я вспомнил!       Парень подошёл к доске и вставил нужные буквы. Доска не исчезла, на ней появились своего рода антигравы, и Никита понял, что она ещё пригодится. Но зато поле возле ключа рассеялось, и теперь можно было открыть ворота. «Неплохое начало», - подумал Никита, пытаясь открыть увесистую дверь.       За воротами спала собака. Учуяв Жоржа, она проснулась, оскалилась и стала медленно к нему подкрадываться.       - Никита, спаси меня! – запищала в панике крыса.       Последовавшая за Никитой на антигравах доска развернулась и на ней появилось «С…бака». Недолго думая, парень вставил букву «а». Получилось «Сабака». Ничего не изменилось. Собака уже открыла пасть, чтобы съесть перепуганного Жоржа. Никита подбежал к доске и исправил вставленную «а» на «о». Собака будто передумала закусить крысой, развернулась и ушла. «Надо будет запомнить, что собака пишется через «о»», - подумал Никита.       - Спасибо, дружище, - сказал Жорж, пытаясь перевести дыхание. – Я есть хочу.       - Я тоже, - сказал Никита. – Что и, главное, как мы будем себе заказывать?       - Напиши название еды на доске. Других идей у меня нет.       - Так, - задумчиво пробормотал парень и написал «Сыр». Вдруг, будто бы с неба, на землю упало два кусочка сыра.       - Я, вообще-то, не любитель сыра, но ладно, - сказал Жорж, обнюхивая один из кусков.       - А что тебе не нравится? - сказал Никита. - Все мыши и крысы любят сыр.       - Для нас сыр, как для людей конфеты. Десерт, не более.       - Так, а что ещё бы заказать? – спросил себя Никита, подумал и написал «Калбаса» и «Хлеп». Ничего не появилось.       -Да ладно!       Никита исправил «п» на «б», и на землю упало несколько ломтиков хлеба.       - Так, а что делать с колбасой?       И как только парень не исправлял свою «Калбасу»! Было и «Калбоса» и «Колбоса», и только на «Колбасе» упало немного колбасы. Сделав себе несколько бутербродов и съев их, Никите стало легче, но надо было чем-то запить. Парень написал «Вада». На землю ничего не упало. Никита фыркнул, стёр с доски тряпкой, которую он изначально не заметил и нашёл только сейчас, и написал «Кола». Рядом с доской появился стакан колы. Никита выпил напиток, и стакан исчез.       - Куда сейчас? – спросил парень. - Думаю, туда, - ответил Жорж и засеменил куда-то налево.       Компания прошла несколько метров, как вдруг солнце исчезло. Наступила почти кромешная тьма. Идти было невозможно.       - Куда ты дел солнце? – спросил Жорж. – Я хоть и ориентируюсь по запаху, но от света не откажусь.       - Не знаю, оно само исчезло, - ответил Никита.       На доске появилась подсветка и слово «Со…нце».       - Опять? – протянул Никита. – Серьёзно?       - Напомню, ты сам хотел трудностей и опасностей, - ответил Жорж.       Никита вздохнул и взял маркер.       - Может, всё так и оставить? – спросил он.       - Если здесь это было бы возможным, то, думаю, да. Но здесь стоят три точки, так что это не прокатит.       Никита вспомнил, как Зоя Павловна говорила, что нужно всегда стараться изменить слово так, чтобы все «сомнительные» буквы вылезали наружу.       - Так, солнце, - стал думать Никита. – Солнышко, солнечный… Ага, пропущена буква «л»!       Недолго думая, он вставил нужную букву в слово. Ночь будто выключили и вновь включили день. Солнце будто бы ещё ярче засветило. Парень понял, что никогда не любил солнце так, как любит его сейчас.       Когда Никита и Жорж прошли ещё немного, они начали замечать, что окружающая их природа начала меняться: становилось жарче, появлялись сухие деревья, желтела трава, в мелких лужах вместо воды шёл пар. Жорж нашёл несколько звериных нор. Там сидели лисы, хорьки, еноты, барсуки, даже горностай с лаской и норкой ютились в одной норе. По их виду можно было понять, что они медленно умирают от жажды. Так они шли, пока не наткнулись на лежащего посреди дороги верблюда. Даже корабль пустыни мучился от жажды.       - А здесь что происходит? – спросил Никита.       - А разве не видно? – тяжёлым голосом ответил верблюд. – Засуха.       - И что мне делать?       - Если ты Никита Булкин, то скажи, куда же на самом деле девается вода, когда испаряется.       - Как куда? Исчезает, - ответил Никита.       Верблюд только сильнее застонал. Никите стало жалко животное ещё больше. Он начал лихорадочно припоминать, куда же исчезает вода.       - Вода, испаряясь из рек и озёр…, - начал он.       Тут из леса вышла довольная-предовольная бабулька, по внешности очень напоминающую Бабу Ягу.       - Что, внучок, пытаешься вспомнить? – нагло перебила парня она. – Даже не думай пытаться, всё равно не вспомнишь. – довольно пропела бабка.       - А ты-то ещё кто, а?       - Знакомься, Засуха, - бабка положила свою костлявую ладонь в ладонь Никиты и пожала. – Живу в раю в своё удовольствие. Растения увядают, животные помирают. Красота!       - Ладно, - протянул Никита, - попробуем ещё раз. Вода, испаряясь из озёр и рек…       - Т-т-т! – замахала Засуха руками. – Ты что творишь? Хочешь разрушить всю красоту? А ну, не вздумай!       - …превращается в пар…       -Ах ты, дрянной мальчишка! Ничего, ты сейчас всё забудешь!       Засуха наклонилась к уху Никиты.       - Всё забудешь. Всё. Ты даже не вспомнишь собственного имени.       Затем старуха весело пропела:       - Всё, что знал и что учил, ты забыл, забыл, забыл!       - А что я сейчас говорил? – сказал Никита.       - Ничего, - усмехнулась Засуха.       - Вода, испаряясь из озёр и рек, превращается в пар, - начал подсказывать Жорж.       - Ах ты, маленький гадёныш! – воскликнула Засуха. – Как же я раньше тебя не увидела!       Старуха подняла с земли палку.       - Умри! Умри! Умри! – она начала бить палкой по засохшей траве, стараясь убить Жоржа.       - Вода, испаряясь из озёр и рек, превращается в пар, затем пар охлаждается, превращается в воду и падает на землю в виде дождя. Да будет дождь!       Тут где-то на небе загрохотал гром, и крупные капли дождя стали падать на землю. Из нор радостно повылазили животные и стали пить долгожданную воду. Растения слегка позеленели от влаги. А Засуха, когда на неё упали первые капли дождя, превратилась в сухое скрюченное дерево. И даже несмотря на то, что её обильно поливали, зеленеть она не стала.       Вволю напившись воды, Никита и Жорж двинулись дальше, пока не дошли до какого-то странного города. В нём всё было сделано в форме разных геометрических фигур. Но привлёк их внимание киоск со сладкой газировкой. Продавцов было двое. На их одежде больше всего выделялись кепки: у одного – с плюсом, у другого – с минусом.       - Почём водичка, господа? – спросил их Никита.       - Ну ты и водохлёб, - сказал сидящий на плече мальчика Жорж.       - Нет, нам деньги не нужны, - сказал Плюс. – Решишь пример – получишь воду.       - Не решишь пример – не получишь воду, - вставил Минус.       - Ладно, давайте ваш пример, - проговорил Никита.       - М-м-м… Семью семь?       - Сорок семь?       - Мимо, - вода в руке Минуса вылилась на землю.       Никита прикусил язык от досады.       - Можно ещё раз?       - Сколько хочешь. Восемью девять?       - Пятьдесят… три?       Минус пожал плечами и вновь выплеснул воду. Плюс налил ещё и спросил:       - Трижды девять?       - Тридцать пять?       - Нет, - вздохнул Плюс и вылил воду.       - Серьёзно, пошли уже, - проныл Жорж. – Видишь же, что с водой ничего не получается.       Никита не слушал крысу.       - Парни, ну задайте мне какой-то очень лёгкий пример, чтобы его решил даже такой, как я, - он сделал грустные глаза.       - Даже такой, как ты, - протянул Минус. – Дважды два?       - Четыре.       Плюс налил четверть стакана газировки. Она была вкусная, но её было так мало, что её не удалось как следует просмаковать.       - Допил? – спросил Жорж. –А теперь пошли, у нас дела.       Компания двинулась дальше по геометрическому городу. Они дошли до здания театра, который сильно выделялся среди кубических построек. А выделялось здание тем, что выглядело, как обычный театр, который все привыкли видеть.       - Нам туда, - сказал Жорж.       Никита послушно пошёл к зданию театра. Его смутило то, что ничего такого, что требовало вмешательства парня, не было. Неработающий гардероб (кому он нужен ранней осенью, которая ещё напоминает о лете?), две лестницы, ведущие, видимо, в залы, буфет…       - Туда, - указал лапкой Жорж, снова пересев на плечо Никиты.       Парень поднялся по лестнице в один из залов. В портере все места были заняты. Всех мучал только один вопрос: почему сидячие места такие дорогие и куда девались ложи. Кто-то даже стоял возле портера, а кто-то сидел на корточках. В общем, творилась полная неразбериха.       Никита подошёл к какому-то мужчине в роскошном фраке.       - А что здесь происходит? – спросил он.       - Здесь творится полный бардак, - ответил он. – В новостях передали, что какой-то мальчик неправильно написал одно предложение, и из-за этого со всех залов сняли ложи.       - А что за мальчик? И что за предложение?       - Мальчика зовут Никитой Булкиным. А предложение вот. Я его записал, - парню дали аккуратно сложенную бумажку.       Никита развернул листок. Там было написано «Это лож…, что в театре нет лож…».       - Ладно, - признался парень. – Я Никита Булкин. И это я неправильно вставил буквы в это предложение.       - Тогда, будь добр, исправь свои ошибки. А то мне неловко осознавать, что рядом со мной сидит на корточках мой друг, - Никита посмотрел туда, куда ему указали. Там действительно сидел на корточках другой мужчина в не менее шикарном фраке. – А ведь мы заказывали места на балконе, вместе с нашими жёнами, - добавил мужчина. – Мы не хотим их оставлять одних.       Никита взял предложенную кем-то ручку и стал думать.       «Так, существует же правило… Ага, думаю, это оно. В существительных женского рода, оканчивающиеся на шипящую или «жужжащую» согласную, на конце пишется мягкий знак. Как-то так. Итак, ложь – это существительное женского рода. Значит, на конце нужен мягкий знак. Лож – это родительный падеж множественного числа, там ничего ставить не надо».       Никита вставил мягкий знак и вернул листок и ручку. Будто по волшебству ложи вернулись на место. Все, кто заказывал там места, поспешно туда ринулись. А два друга поблагодарили Никиту и пожали ему руку.       - Куда дальше? – спросил Никита у Жоржа.       - Пока выходи из театра, дальше посмотрим, - ответила крыса.       Когда здание театра осталось позади, Жорж сказал:       - Сейчас поверни налево и иди прямо, и ты выйдешь из города.       Никита послушно выполнил указания крысы и вышел из города. Вдруг к нему стали подходить двое мужчин в рабочей форме. Точнее, подходил один, а второго мужчину он нёс на руках. Последнему кто-то отрезал ноги. Мужчина подошёл к Никите и остановился.       - Вы кто? – спросил парень.       - Мы землекопы, - ответил целый мужчина. - А что с вашим товарищем? Его кто-то переехал?       - Да, - ответил второй землекоп.       - И кто же?       - Никита Булкин.       Никита заскрежетал зубами от досады. А второй землекоп продолжил:       -Этот самый Никита неправильно решил задачу по математике, и в ответе у него получилось, что ту траншею должны перекопать полтора землекопа. Вот и у моего товарища исчезли ноги. А всю работу выполняю я. Я слишком устал.       - У вас есть задача?       - Да, вот, - безногий землекоп достал из кармана на груди бумажку и ручку.       Никита немного подумал и перерешал задачу. В ответе у него получилось два землекопа.       - Траншею должны перекопать два землекопа, - сказал он.       У безногого землекопа как по команде выросли ноги, и он слез с целого товарища.       - Слава неизвестному математику, - восторженно сказал он. – Слава! Позор Никите Булкину!       Никита попрощался с землекопами, а когда они ушли, тряхнул головой от злости.       - Сердись, сколько хочешь, - сказал семенящий рядом Жорж. – Ты сам виноват.       Никита предпочёл не отвечать.       - Кстати, заметил, что доска пропала? – спросил Жорж.       - Да. Видимо, она больше не пригодится.       Компания двинулась дальше. Они прошли ещё немного, как вдруг небо потемнело. Послышался грохот грома после того, как где-то вдалеке сверкнула молния. Пошёл сильный дождь.       - Началась гроза, - констатировал факт Никита.       - Давай вспоминай, где ты на этот раз ошибся, - потребовал Жорж.       - То самое предложение. А где мне его написать?       Вдруг перед Никитой появилась та доска на антигравах.       - Отстала, что ли? – усмехнулся парень.       - Что за предложение? – спросила крыса.       Никита написал на доске следующее: «Когда дождь закончился, тучи какое-то время ещё находились на небе, а потом и вовсе исчезли».       - Нужно подчеркнуть грамматические основы.       - Так подчёркивай быстрее! – завопил Жорж, испугавшись очередной молнии.       - Подлежащее отвечает на вопрос «кто?» и «что?». Что? – дождь, тучи. Сказуемое – это вопрос «что делать?». Дождь что сделал? – закончился. Тучи что сделали? – находились и исчезли. Подлежащее – одна линия, сказуемое – двойная.       Когда Никита всё подчеркнул, дождь перестал яростно хлестать, но тучи ещё остались. Позже и они исчезли. Отряхиваясь от дождя, компания продолжила свой нелёгкий путь. Внезапно перед ними остановился автомобиль с выключенной мигалкой, напоминавший чёрную «Волгу». Из машины вылезли двое мужчин, одетые, как в опере «Борис Годунов», которую однажды показывали на уроке литературы в старших классах. У одного была рыжая борода, а у второго – чёрная, и на их плечах сидели два сокола в шапочках, сдвинутой на глаза. Перепуганный Жорж поспешил спрятаться за шиворот футболки парня.       - Могу ли я вам чем-то помочь? – дрожащим голосом ответил Никита.       Мужчины ничего не ответили, только скрутили верёвками парня по рукам и ногам, засунули в рот кляп и затолкали в машину на заднее сиденье. Чернобородый сел за руль, а рыжебородый – рядом. Краем глаза Никита заметил что-то странное, лежавшее рядом с ним. Это были мётлы, украшенные собачьими головами. Настоящими собачьими головами. Никита сглотнул от страха и слегка отстранился к двери автомобиля.       Минут через десять машина остановилась возле дворца. Чернобородый передал своего сокола рыжему, а сам взял парня на руки, и они вошли в дворец. У входа стоял стол, на котором ничего, кроме телефона, не было. За столом сидел пузатый охранник и дремал. Рыжий зычно покашлял. Пузатый проснулся, быстро набрал какой-то номер и чуть дрожащим голосом сказал:       - Светлейший, они прибыли.       - Отлично, пусть заходят, - послышалось из телефона.       - Проходите.       Бородачи пошли с Никитой по какой-то узкой лестнице. На третьем этаже они вошли в большую деревянную дверь. Парня развязали, подвели к роскошной золотой двери, больше напоминающей ворота, и грубо втолкнули внутрь. За дверью был трон, на нём сидел царь, вроде как Иван Грозный.       - Можете идти, - сказал царь, когда бородачи подвели к нему Никиту. Они поклонились и ушли.       - Ну, рассказывай, отрок блаженный, как ты к нам врагов умудрился впустить.       - Я на уроке истории попутал даты и…, - начал Никита.       - Ах, вот так. Чудной ты. Шутом тебя надо сделать. Ты, кстати, чей будешь?       - Я? Ничей. Я сам по себе.       - Сирота, что ли? – допытывался царь.       - Нет, у меня есть родители.       - Вот я тебя и спрашиваю: чей ты? И одежда у тебя странная, заморская… Так как ты к нам запустил каких-то чертей непонятных на дьявольских пушках? Ещё и с крестами какими-то…Наша армия с ними не справляется.       - И всё же, что за черти непонятные? Расскажите, пожалуйста.       - Ты как с царём смеешь разговаривать, отрок? – яростно выкрикнул Иван Грозный.       - Прошу прощения, ваше величество, - сказал Никита и поклонился.       - Хм, ваше величество… Чудно, мне нравится. Эй, ты, как там тебя… Феофан! Покажи этому чудному, что у нас происходит!       В тронный зал вбежал молодой парень с листками пергамента и сунул их Никите. Какие-то рукописи он не стал читать, просто пробежался взглядом. А на рисунки обратил внимание. Солдат с нацистским крестом, танк напоминающий «Тигра», Гитлер… Никита невольно представил, как русская рота атакует штыками немецкий танк, а рядом стоит довольный немецкий солдат, ожидая, пока русские хоть как-то поцарапают броню его личной машины для убийств, а затем их всех расстреливает с злорадной гримасой.       - Ваше Величество, выслушайте меня, - сказал Никита. – Это моя вина. Я же сказал, что на одном из уроков истории, который был совмещён с уроком истории у старших классов, я неправильно подсказал одному мальчику годы Второй мировой войны и ляпнул наобум. За неправильную подсказку и выкрикивание мне поставили два. Если бы я промолчал, ничего бы этого не было.       - Давай вспоминай, отрок, даты Второй мировой войны этой, - прогудел царь. – И побыстрее.       «А как можно вспомнить того, чего никогда не знал?» - подумал Никита и в буквальном смысле завис.       - На дыбу его! – крикнул только вошедший боярин. – Живо вспомнит!       «Всем же тогда сказали правильный ответ», - подумалось Никите. За окном всё чётче слышалась пальба. «Думай, Никита, думай!»       - Точно! – вдруг выкрикнул он. – Вторая мировая война началась в 1939 году, а закончилась в 1945!       Тут всё стихло, только кое-где дымилась земля. Этот дым ворвался в тронный зал через приоткрытое окно и подхватил Никиту. Он только сжался в комок и закрыл рукой глаза. Дым перенёс парня на ту самую лужайку, откуда он начал свой путь.       - Всё, уже можно вылезать? – послышался голос Жоржа из-под шиворота футболки.       - Да, всё уже закончилось, - ответил Никита.       - Отлично, - Жорж вылез из-под футболки и засеменил к плечу Никиты.       - Надеюсь, на этом наше увлекательное путешествие закончится.       Тут лужайка начала словно растворяться и исчезать, а на месте исчезнувших цветов и травы стала формироваться комната Никиты.       - Жорж, как же хорошо, что мы с тобой наконец вернулись домой, - сказал Никита, когда его комната приобрела свою привычную форму. В ответ крыса лишь пискнула.       - Завтра я тебя возьму с собой в школу, и мы вместе расскажем всем об этой Стране пятёрок.       Жорж опять только пискнул. Никита взял его в руку.       - Да что ты всё только пищишь! – раздражённо сказал он. – Ответь мне уже нормально.       - Пи! – получил парень в ответ.       - Ох, да ладно.       Тут в дверь позвонили. Это был Дима Буханкин.       - Димка, со мной такое было! – начал Никита.       - И что же? – спросил Дима.       И Никита рассказал другу всё, что с ним произошло. Ему не поверили, и парень на него сильно обиделся. Дима ушёл, а Никита начал исправлять своё положение: переделал все задания, которые были заданы на завтра, и привёл в порядок учебники. Теперь они были в новых обложках, подклеенные и очищенные от ненужных рисунков. На следующий день Никита, вопреки своей привычке, надел белую рубашку и штаны, причесался и вообще выглядел, как с обложки журнала. На уроках он был активен, как никогда, и получил много пятёрок. А в конце дня было классное собрание. Был поднят вопрос об успеваемости. Ирина Владимировна, классный руководитель класса Никиты, спрашивала всех, что им мешает хорошо учиться. Каждый что-то да выдумывал. А Никита честно признался, что ему мешал учиться он сам, и он будет с собой бороться.       Все очень сильно удивились, так как парень подобных обещаний никогда не давал.       - Я знаю, почему он так говорит, - вдруг сказал Дима. – Он побывал в Стране пятёрок и теперь хочет исправиться.       Весь класс стал требовать, чтобы Никита рассказал про эту страну. Парень всё отнекивался.       - Ой, да ну что вы! Не надо, вы не поверите.       Но настаивала даже Ирина Владимировна:       - Расскажи, нам всем очень интересно.       - Ну хорошо, - сдался парень. – Все те, кому будет неинтересно или кто куда-то спешит, можете смело идти домой.       С мест никто не встал. Никита вздохнул, вышел в центр класса и начал свой рассказ. Его никто не перебивал, не смеялся над его историей, не называли всё выдумкой. Раза два или три его останавливали, чтобы задать вопросы.       - Ну, как-то так, - сказал Никита, закончив монолог. –Молчите? Так и знал, что вы мне не поверите.       Весь класс стал галдеть, говорить наперебой, что даже если парень и выдумал, то выдумал очень хорошо, и что можно в его рассказ и поверить.       - А вы, Ирина Владимировна, верите? – спросил Никита с жалобными глазами.       - Эх, Булкин, ты такой… Булкин, - вздохнула классная. – Но я верю. Я верю, Никита, что ты будешь хорошо учиться.       Никита и вправду стал подтягиваться в учёбе, двойки стали исчезать из его дневника, меняясь на пятёрки, а в конце года парень и вовсе стал отличником и перешёл в следующий класс с одними пятёрками</right>.
Примечания:
Чëтко десять страниц! Неплохо.
Кстати, если найдëте какие-то мелкие ошибки в тексте, то пишите их в комментариях. Я не особо тщательно редактировала текст.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты