3652

Джен
PG-13
Завершён
8
автор
Lady Morogenko бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
3652 дня. Чтобы доказать обществу, что она более не опасна. Чтобы понять что-то для себя, научиться жить дальше с той болью и ненавистью внутри, привести свой внутренний мир в покой, научиться чему-то новому.
Примечания автора:
Что, если бы Агате не удалось избежать наказания за убийство Кадогана?..
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
8 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Дни в тюремной камере тянутся вечно. Весь день расписан по часам, а отсутствие свободы ощущается буквально во всём, что тебя окружает. В свободные минуты от отчаяния и тоски хочется лезть на стены, грызть ногти, рвать волосы. Ничего из этого решительным образом не происходит: перспектива оказаться в кабинете психиатра не так уж заманчива. Да, тюрьмы в Швеции не похожи на какой-нибудь Тауэр. Развитая страна даже к своим заключенным относится, как к уважаемым людям. Ей-богу, студенческие общежития в России выглядят значительно хуже. По крайней мере, так говорила ей Ева. Однако клетка, даже покрытая золотом, всё равно остаётся клеткой. Десять лет… Почти половина прошлой жизни совсем ещё юной мисс Харрис будет теперь отдана давящим на нутро стенам и безликим, сменяющим друг друга, одиноким дням. Ни одна из апелляций, над составлением которых бились лучшие адвокаты двух стран, не принесла толку. Суды остались непреклонны пред тем, как яростно старалась объяснить отсутствие своей вины тогда ещё не сломленная Агата. Пришлось даже распродать добрую часть наследства тётки, лишь бы покрыть все расходы на юристов в жалкой попытке избежать сурового приговора. Не удалось. 3652 дня. Чтобы доказать обществу, что она более не опасна. Чтобы понять что-то для себя, научиться жить дальше с той болью и ненавистью внутри, привести свой внутренний мир в покой, научиться чему-то новому. По крайней мере, в это верит система шведского правосудия. По крайней мере, такое навряд ли кому-то ранее удавалось. Чувство одиночества и иррационального страха перед будущим просачивается в вены, как яд. Чувство времени искажено. Чувство собственной ничтожности превалирует перед любыми другими чувствами. Вся радость и весь покой — лишь в книгах. К счастью, самообразование такого рода здесь поощряется. Вот только надежд на то, что страшное число 3652 сократится хоть на единицу из-за этого, почти не осталось. В последний раз она сверялась со своими отсчётами, кажется, месяц назад. С начала её срока прошло уже 638 дней, а значит, совсем скоро… Чёрт. Ничего это не значит. Когда она наконец сможет вдохнуть желанный ветер свободы, ей будет уже за тридцать… Нет, разумеется, в этом возрасте жизнь «только начинается». Большинство её будущих сверстников к этому времени успевают окончательно осознать, в каком жизненном направлении двигаться, с кем создавать семью, заводить ли детей… Вот только таких, как она, куда чаще считают отбросами общества. Их ассоциируют с жалкими крысами, заполонившими идеальный мир и превратившими его в рассадник социальных болезней, называют источником всех бед, относятся с подозрением (а может, и презрительно)… К чёрту. Чем больше думаешь о будущем, тем сильнее сдавливает грудную клетку. Она справится. Она обязательно преодолеет всё то, что будет ей уготовано изменившимся миром. Она уже не раз доказывала, какая она сильная. Сможет и в этот раз. Судя по ощущениям, время близилось к полуночи. Тонкая линия лунного света на полу маленькой комнатушки была единственной её соседкой. Сон никак не шёл: вместо него в сознании роились тяжёлые, как бетон, мысли. Заметно исхудавшая и осунувшаяся за последние пару лет девушка сидела на кровати, спиной ощущая весь холод тюремной стены. Взгляд некогда чистых, ласковых глаз был устремлён в одну расплывчатую точку. Последнюю точку соприкосновения с реальным миром, которая у неё ещё осталась. На прикроватной тумбочке аккуратными стопками лежат письма. Эти немногословные листы бумаги — единственный проводник ко всему, что напоминает ей о прошлой жизни. Этих стопок несколько, и все они разные по размерам. Да, поначалу друзья пытались бывать с ней на связи как можно чаще, но позже… Нет, она не осуждала никого из них. Она была рада за всех, чья жизнь действительно хорошо сложилась; за всех, кто смог спокойно обходиться без нее. Отдаление происходило постепенно, да и нарастающая в сердце Агаты холодность начинала всё больше препятствовать нормальному общению с близкими. Да и можно ли назвать это нормальным общением?.. Личные посещения здесь серьёзно ограничивались. Суровая система как бы напоминала: теперь ты — не часть общества. Можешь писать сколько угодно писем, получать сколько угодно открыток, но услышать вживую чей-то родной голос — достаточно будет и пары раз в год. Порой ей казалось, что она самостоятельно воздвигла ту каменную стену между собой и своими близкими. Как минимум — она убила человека. Как максимум — она прекрасно понимала, что делает. Продержаться ещё один день. После — неделю месяц, полгода… Когда-нибудь всё обязательно встанет на свои места. Когда-нибудь она сможет вновь прикоснуться к зелёной, такой живой траве английских полей, промокнуть под очередным осенним дождём, услышать пение птиц ранним утром. Сейчас — весь тот мир только в книгах. Некогда реальные мелочи жизни превратились лишь в шелест безжизненных тонких страниц. Она обязательно обретёт свободу. Она обязательно будет счастливой, весёлой, улыбчивой птицей в бескрайнем небе. Ну, а пока всё, что ей остаётся — приручать своих внутренних демонов, жить с рваной раной в груди и жить лишь на серых страницах книг с яркой обложкой. Осталось пережить всего лишь три тысячи четырнадцать страниц.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Я охочусь на тебя"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты