(не)вовремя вспомнить

Слэш
PG-13
Завершён
107
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
После многих лет в браке можно сказать друг другу абсолютно всё, но как сказать, что брака больше нет?
Примечания автора:
Написано на конкурс для группы Типичный Драрриман https://vk.com/typical_drarry_fan

Обложка — https://photos.app.goo.gl/y4R9k8CS8RLS5F8ZA
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
107 Нравится 16 Отзывы 27 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Февраль в этом году выдался на редкость холодным и снежным, до календарной весны осталось каких-то две недели, но, кажется, природа совершенно об этом забыла. Ледяной ветер пробирал до костей и гнал по асфальту позёмку тонкими змейками, закручивая их замысловатыми узорами под ногами прохожих, которые спешили скорее скрыться со стылых улиц и зябко кутались в шарфы, воротники и капюшоны. На душе у Драко Малфоя было не теплее. Он, как и многие в это время, брёл по улице в сторону от делового квартала, но, в отличие от многих, совершенно не торопился. Наоборот, ему как никогда хотелось растянуть свой путь домой хоть немного дольше, он будто и не замечал ни колючего ветра в лицо, ни пронизывающего холода, ни пестрящих всеми оттенками розового витрин вокруг, щедро украшенных ко Дню Святого Валентина и призывно мигающих разноцветными огнями вслед торопливым прохожим. Все его мысли были заняты прошедшей встречей и небольшим конвертом с бумагами, что лежал сейчас в его портфеле.       Бумагами... Надо же было юристу назначить встречу именно сегодня. Именно в дурацкий, вычурный и пошлый, по мнению Драко, праздник. Так символично и, если подумать, иронично было получить наконец подготовленный пакет документов для развода в день, когда каждая витрина самого маленького магазинчика, каждый захудалый ресторан, даже реклама на автомате с кофе — буквально всё кричит о торжестве любви. Но, как ни старайся, а до дома оставалось всего ничего. Конечно, можно было рассчитывать на то, что Гарри дома не окажется, в конце концов, когда он последний раз приходил домой вовремя?       Драко горько ухмыльнулся, подумав, что за последний год не помнит ни дня, когда бы они вместе, как раньше, приготовили ужин и провели вечер в неспешных разговорах или растянувшись на широком диване в гостиной с интересной книгой. Но все же он по привычке кинул быстрый взгляд на часы, подходя к дому. Если Гарри не задержится, как обычно, то должен быть дома. Должен быть... Где-то внутри кольнуло, не обида, нет, неприятное запоздалое сожаление и воспоминание откуда-то из прошлой жизни: вот он молодой, начинающий колдомедик спешит домой, чуть не падая от усталости после тяжёлой смены, уже у самой двери, достав ключи, смотрит на часы на левой руке и не может сдержать улыбки — восьмой час, значит, Гарри уже дома, значит, ждёт его, наверняка уже спалил что-нибудь, что планировал сегодня назвать ужином, наверняка ведь хотел порадовать. Пара шагов, два оборота ключа и... — Я дома!       Дом встречает теплом, лёгким запахом чего-то горелого и полупрозрачной дымкой, струящейся из кухни. "Ну точно, готовил, гриффиндурок упрямый, так и не сдаётся", — проносится в голове привычная мысль, но даже дурацкое прозвище школьных времён отзывается теплом и желанием скорее обнять, запустить пальцы в непослушную шевелюру, окончательно растрепав её, и целовать, целовать, целовать, пока не закончится воздух в лёгких.       Драко мотает головой, будто пытаясь физически сбросить с себя морок так не вовремя нахлынувших воспоминаний, их-то ему сейчас как раз и не хватало. Пара шагов, два оборота ключа и... — Я дома, — неожиданно для самого себя сообщает он в гробовую тишину коридора. Конечно, Гарри ещё на работе, конечно, он уже не предупреждает, что задержится и когда придёт, конечно, Драко давно привык к этому, но на какую-то долю мгновения он всё же застывает, прислушиваясь к эху собственных слов.       Скинув верхнюю одежду, Драко сразу идёт на кухню, чтобы собраться с мыслями и подготовиться к тяжёлому, но неизбежному разговору, ему срочно необходима большая кружка крепкого кофе. За обжигающим горьким напитком он пытается вчитаться в документы — ничего особенного там нет, но он раз за разом перечитывает сухие официальные строки. Никакого раздела имущества или подобных тяжб он не планирует, поэтому бумаг не очень много, нужно только решиться на разговор и поставить несколько финальных подписей. Разговор...       Как давно они просто не говорили, а ведь раньше могли часами взахлёб обсуждать что угодно — новости с работы, прочитанные недавно книги, таблицу квиддичного чемпионата или любую ерунду, напечатанную в "Ежедневном Пророке". Нет, они не ругались, никаких ссор, истерик и всей этой уродливой пошлости, которая часто приходит на смену любви и взаимопониманию в долгих браках. Драко всегда считал, что он выше дешёвых сцен и ненужных разборок, а Гарри. А Гарри, казалось, просто было всё равно. Он старался как можно реже появляться дома, всё чаще и чаще, а потом и постоянно, задерживался на работе, свободное время предпочитал проводить с друзьями. Драко был уверен, что дело не в измене, Гарри был не таким, если бы он увлёкся кем-то, он бы не стал скрываться и врать, это было слишком против его природы. О таком он бы сказал прямо, а вот об этой гнетущей усталости, этом взаимном безразличии, которые постепенно вползли в их жизнь, день за днём отравляя её и отдаляя их друг от друга, заговорить было куда сложнее. В сущности, Драко хорошо это понимал, он и сам ведь так и не решался, до самого получения на руки грёбанных бумаг.       Пролистав их в очередной раз и допив залпом оставшийся кофе, он встал из-за стола и пошёл в спальню — вещи лучше собрать до прихода Гарри, да и надо себя занять чем-то в это время. Начать он решил с одежды, разбирать фото и всякие памятные мелочи не было моральных сил, это всё он оставит на потом. Когда-нибудь. Бросив бумаги на прикроватную тумбочку, Драко сосредоточенно раскладывал аккуратными стопками костюмы, рубашки, свитера, домашнюю одежду. До того беспорядочно носившиеся в голове мысли как-то утихли, да он и сам успокоился и механически перебирал вещи. В итоге он так увлёкся, что не услышал ни щелчка замка, ни шагов в коридоре, поэтому резко вздрогнул и выронил очередной свитер из рук от тихого: — Помочь? — Гарри стоял на пороге, облокотившись о дверной косяк и переводил взгляд с Драко на стопку бумаг и обратно.       Сколько бы Драко ни готовил себя к решающему разговору, все много раз повторенные про себя слова застряли в горле горьким комком, стоило ему встретиться взглядом с задумчивыми изумрудного цвета глазами. Всё, что он так долго обдумывал и формулировал казалось сейчас глупым и бессмысленным, когда он видел, чётко видел в глазах напротив понимание и какое-то беспомощное смирение. И всё, что он смог сейчас выдавить из себя, это жалкое: — Если хочешь.       Какое-то время, они молча разбирали шкаф, стараясь не встречаться взглядами и отдёргивая руки при случайных касаниях. Драко по ходу разбора полок машинально разглаживал и аккуратно складывал на освободившиеся места попадавшиеся под руку вещи Гарри, которые тот обычно комком запихивал на полку, не очень заботясь об их внешнем виде. Они уже почти закончили с одеждой, когда остался один единственный костюм — мягкий, струящийся матовый шёлк глубокого серого цвета с крошечной, вышитой на лацкане белой лилией — свадебный костюм Драко. Оба, не сговариваясь замерли в нерешительности, никому не хватало смелости протянуть руку и снять его с вешалки, так и стояли они двумя растерянными истуканами перед пустым шкафом, перед необходимостью поставить финальную точку. — Он так тебе шёл, — голос звучал глухо, незнакомо и, хоть и был тихим, отдавался сейчас от стен их спальни гулким эхом. Или это только казалось Драко, слишком погружённому в себя? — Шёл... — так же тихо и глухо отозвался он. — Помнишь, как ты весь день боялся его испачкать? Постоянно дёргался и меня задёргал, — Гарри обращался к мужу, но не отрывал глаз от костюма. — Да потому что ты ходил, как неуклюжий соплохвост и вечно махал руками то с бокалом, то с куском торта, — губы Драко всего на мгновение дрогнули, как будто он хотел улыбнуться, но в последний момент спохватился и справился с неожиданным порывом. — Я просто был счастлив, — Гарри наконец обернулся и теперь смотрел на растерянное, удивлённое лицо Драко.       Как он это делает? Вот так, походя, легко, не задумываясь, напролом. Драко всегда был сдержан, ему было сложно говорить о чувствах, он старался не называть их, избегать прямых разговоров на эту тему, да и какой смысл в словах, если всё и так понятно? Он был рядом и считал это самым достоверным доказательством своей любви. В то время как Гарри с самого начала был открытой книгой, если он любил, то готов был не только сто раз на дню повторить это вслух, его распирало чувствами изнутри, он готов был кричать о них, рассказывать всем и каждому, нести впереди себя, как знамя. И когда-то Драко считал это весьма забавным, милым, абсолютно бесценным... — Был... — снова эхом отозвался Драко, не зная, что ещё он мог бы сказать, — надо разобрать книги, — перевести тему, да, сейчас это было то, что надо. Долгие, бесконечно долгие пару секунд Гарри ещё не отрывал от него взгляда, после чего беззаботно, слишком беззаботно, слишком наигранно подхватил: — Да, конечно, твои книги. Может, я пока налью кофе и займемся ими? — Кофе. Да, пожалуй, кофе не помешает. Я пока найду какую-нибудь коробку для книг.       Неуклюже пропуская друг друга вперёд и сталкиваясь плечами, они наконец разошлись в разные стороны — Гарри на кухню, варить кофе, а Драко в кладовку, искать коробку, оставив открытым шкаф с висящим внутри единственным костюмом. Из книжного шкафа было решено вывалить на пол всё содержимое и теперь они сидели рядом перед горой книг, перебирая и сортируя их. Часть отправлялась в стопки, которые Гарри потом расставит обратно на полки, другая складывалась в принесённые Драко коробки, тут же на полу стояли две большие кружки с ароматным кофе.       Намеренно или же просто так вышло, но кофе Гарри принёс в тех самых кружках, что они привезли из их первой совместной поездки. Тогда, ещё до свадьбы, Драко уговорил его поехать в Италию, где Гарри послушно ходил во все музеи и на какие-то безумно модные выставки, с видом великомученика внимательно слушал гидов, экскурсоводов, рассказы самого Драко, он старательно всматривался в картины и пытался запомнить хотя бы часть названий многочисленных достопримечательностей. А потом самым постыдным образом уснул в театре Ла Фениче на опере, название которой вылетело из его головы ещё до того, как актёры вышли на сцену. Тот случай ещё долго был поводом для подначек со стороны Драко. Именно тогда в небольшой лавке какого-то местного мастера они и встретили эти пёстрые пузатые кружки. Драко, конечно, говорил, что они ужасны, что такая ярмарочная безвкусица отлично подходит варвару, храпящему во время оперы, что ни за что не будет пить ничего из этого кошмара, а Гарри счастливо улыбался ему в ответ. Конечно, по возвращении именно эти дурацкие пёстрые кружки стали самыми часто используемыми в доме. Именно они напоминали о теплом солнце, узких улочках и бесконечном счастье.       Постепенно стопка перед книжным шкафом уменьшалась, одна коробка уже была заполнена книгами по колдомедицине, маггловскими медсправочниками и любимыми книгами Драко. — А это ты мне читал, — Гарри задумчиво листал маленький томик, — твоя первая маггловская книжка. — Дурацкая, — буркнул Драко, — можешь оставить себе. — Мне казалось, тебе она нравилась, — пожал плечами Гарри. — Нравилась, — уже привычным эхом отозвался Драко, — все равно дурацкая. — У каждого человека свои звёзды, — вдруг начал читать вслух Гарри, — одним — тем, кто странствует, — они указывают путь. Для других это просто маленькие огоньки. Для учёных они... — Я же сказал, оставь, — с раздражением перебил его Драко, захлопывая книгу прямо в руках Гарри, при этом накрывая его ладонь своей, — просто перестань, — и уже тише добавил, — пожалуйста. — Там альбомы остались, — тоже понижает голос Гарри, не спеша убирать книгу и разрывать это хрупкое прикосновение, — что с ними делать? — Я... Я не знаю, — Драко переводит взгляд на остатки книжной стопки, большую часть которой сейчас составляют альбомы с их общими колдографиями. И он тоже не торопится убирать руку, но всё же нехотя тянется к стопке и достаёт один из альбомов. — Этот твой, — протягивает он альбом, лишь мельком взглянув на обложку, на которой красовалась эмблема Академии Авроров. — А тут и ты есть, смотри, — Гарри разворачивает уже открытый альбом так, чтобы Драко было видно нужную страницу.       На снимке с какого-то из совместных с однокашниками празднований Рождества Гарри стоял с бокалом в руках, раскрасневшийся и широко улыбающийся, вероятно, застигнутый колодкамерой в самый разгар очередного тоста. Но Драко не отрываясь смотрел не на него. Справа, в стороне от юного героя стоял он сам и тот он смотрел на Гарри с такой неподдельной, нескрываемой нежностью, с таким восторженным восхищением, что у нынешнего Драко перехватило дыхание. Он отчётливо вспомнил тот день — это было их первое с Гарри совместное Рождество. Драко был торжественно приглашен на праздник к будущим аврорам, большинство из которых были их с Гарри бывшими однокурсниками с разных факультетов. По понятным причинам с трёх разных факультетов, исключая его родной Слизерин, поэтому чувствовал он себя не совсем в своей тарелке.       Он вспомнил, как пытался "держать лицо", чтобы не выдать своей растерянной робости, как пытался быть вежливым и общаться с окружающими, но при этом постоянно терял нить разговора, засматриваясь на Гарри. Вспомнил и то, как через пару бокалов после этого снимка к нему подойдёт Рон и неловко пожмёт ему руку со словами "раз он с тобой счастлив, то и я смогу называть тебя другом". Вспомнил, что все эти годы не просто мог называть Уизли другом, но и действительно искренне считал его таковым. — Брось, пусть остаётся у тебя. И Гарри послушно откладывает альбом в сторону, пока Драко тянется за следующим. На этот раз он сам начинает листать страницы, вглядываясь в вереницу снимков. — Смотри, свадьба Рона и Герм, — он двигается ближе, — помнишь? Ты был худшим шафером, которого я видел, — он указывает на движущийся снимок, где Гарри с потерянным видом перебирает в руках какие-то карточки, — писать свою речь в последнюю ночь перед свадьбой, извести кучу красивых карточек, а потом взять и перепутать их, — Драко вдруг задорно, совсем по-мальчишески расхохотался, вспомнив, как Гарри судорожно пытался собрать из перепутанных отрывков свою речь, — это же до сих пор любимая байка Рона.       Он всё смеялся, а Гарри, Гарри "залип", не в силах оторвать от него глаз. Как же давно он не слышал такого искреннего смеха, как давно не видел Драко таким. Таким открытым, весёлым, таким прежним. — Забирай, — это больше похоже на шумный выдох, чем на слово, но Драко успевает расслышать. Смех обрывается резко. Слишком резко. — Уверен? — так тихо, будто это вовсе не он какое-то мгновение назад так звонко хохотал, — может?.. Но Гарри уверенно перебивает его: — Не может, Драко, не может, больше уже ничего не может, — как ни старался держать себя в руках, а голос срывается, — я не могу. — Гарри, я... — Не надо, — снова не даёт договорить Гарри, — давай только без разговоров, хорошо? Я правда не смогу, — он закрывает альбом и кладет его на колени Драко, — оставь их. Оставь у себя, я возьму только этот, — кивает он в сторону отложенного уже альбома, — и давай дальше сам, ладно? Не могу больше, прости.       И это горькое тяжёлое "прости" повисает в воздухе, наполненном внезапными воспоминаниями, нелепыми историями, обрывками двух до недавнего времени так крепко переплетённых жизней. Оно застывает посреди комнаты, деля её пополам, разрубая казавшиеся крепкими узлы, становясь последним кирпичиком в той стене, что так кропотливо возводилась ими последние месяцы.       Гарри резко встаёт, чуть пошатнувшись, делает пару шагов в сторону коридора, но вдруг также резко возвращается. Драко уже дёрнулся было навстречу, но Гарри всего лишь забыл чашку, за которой и наклоняется, задевая свободной рукой плечо всё ещё сидящего на полу мужа. — Подожди, — и запястье сжимает холодная ладонь. — Подождать чего? — и вот он снова сидит рядом. — Не знаю, — хватка на запястье немного ослабевает. — Тогда?.. — высвободить руку и попытаться подняться? Возможно. — Мерлина ради, заткнись, — Губы. Такие родные, такие внезапно нежные. Почти забытые. — Что ты... — Руки. Холодные, дрожащие от напряжения (или от нетерпения?), тянут за собой, обнимают, подталкивают и снова обнимают. — Я же просил, заткнись, — Целовать. Целовать, пока не кончится воздух, целовать до головокружения, до цветных звёздочек перед глазами. Целовать.       Гарри неуклюже пытается встать, не разрывая поцелуя, при этом тянуть за собой Драко, который спотыкается о книги, падает обратно и торопливо встаёт, чтобы снова нырнуть в этот внезапный поцелуй, пока ни к одному из них не вернулась способность логично мыслить. И этим неуклюжим, неловким, рискующим свернуть не одну так другую шею, клубком они валятся на кровать, тут же теснее оплетая друг друга руками и ногами, словно боясь вновь отдалиться хоть на сантиметр.       И в это мгновение секунды и минуты теряют всякий смысл, само время тонет в этой всепоглощающей нежности, растворяется в этих беспорядочных поцелуях везде, куда только можно дотянуться. Больше не осталось ничего, кроме сбивчивого дыхания, кроме чувства, которое каждый зовёт по-своему, кроме одного на двоих судорожного выдоха где-то далеко за гранью: — Гарри... — Драко...       В повисшей тишине отчётливо слышно, как колотятся их сердца, ещё не вернувшиеся к нормальному ритму, не в унисон, не вместе, но рядом. И Драко, прислушиваясь к этому хаотичному ритму, не спешит повернуться к Гарри, обнимающему его со спины, не решается встретиться взглядом. Он просто наслаждается почти забытой уже нежностью и теплом любимого. Почти как раньше. Так же остро, сладко, до мурашек хорошо, если не оглядываться вокруг. Не смотреть на чемодан с собранными вещами, на запечатанную коробку с книгами и наполовину заполненную вторую, на разбросанные по полу альбомы с общими колдографиями и на стопку бумаг, все ещё лежащих на прикроватной тумбочке. — И что дальше? — от собственного вопроса только и хочется, что спрятаться, сильнее вжаться спиной в обнимающее сзади тело, почувствовать себя в безопасности. — А дальше, — Гарри нежно проводит губами по шее, чуть ниже линии роста волос, слегка прикусывая, помечая, — а дальше спи. Он немного отстраняется и, судя по звуку, шарит вокруг рукой в поисках чего-то. Боковым зрением Драко видит руку с палочкой, взметнувшуюся в сторону тумбочки и... — Инседио! — слышит он из-за спины и столп искр взметается над тумбочкой, медленно оседая вокруг, оставляя от документов на развод лишь горькие воспоминания и запах горелой бумаги.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты