Poison

Слэш
PG-13
Завершён
23
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Вкус был каким-то странным. Энакин облизал обкусанные губы. Обычно у шампанского другой привкус, и нет сильной горечи. Да и пузырьков побольше. Может, с желудком проблемы, у него последнее время все горечью отдает.

Скайуокер залпом допил напиток, улыбаясь на хмурый и осуждающий взгляд Оби-Вана. Точно, этикет и правило одного бокала, как он мог забыть. Хотя, как можно забыть то, чего ты не знаешь. Конечно, не назло и не для привлечения внимания, нет.
Примечания автора:
ну вот так вот
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 5 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Вкус был каким-то странным. Энакин облизал обкусанные губы. Обычно у шампанского другой привкус, и нет сильной горечи. Да и пузырьков побольше. Может, с желудком проблемы, у него последнее время все горечью отдает. Скайуокер залпом допил напиток, улыбаясь на хмурый и осуждающий взгляд Оби-Вана. Точно, этикет и правило одного бокала, как он мог забыть. Хотя, как можно забыть то, чего ты не знаешь. Конечно, не назло и не для привлечения внимания, нет. Все вокруг было противно-медленным. Кажется, даже Кеноби начал раздражаться из-за этого. Люди будто ходили в замедленной съемке. Пышные платья, шляпы, строгие костюмы или сюртуки. Энакин в свободной черной рубахе и штанах-шароварах (так их обычно называл учитель) чувствовал себя… неловко. Постоянно краснел, мялся и не знал, что ответить на очередной вопрос, смысл которого он не мог понять. Очень сложная и вычурная манера речи, такой обычно писали писатели-однодневки. Энакин был сторонником того, что чем проще, тем лучше. Хотелось на корабль, хотелось вообще здесь не появляться. Прославиться хамом и человеком с отвратительными манерами. Всяко лучше так, чем стоять в углу огромного зала с шикарной люстрой, которая может прибить их всех, если решит упасть. Кеноби, наверное, решил так наказать его. Слишком жестоко. Может, у Скайуокера синдром Бога, но казалось, что за спиной все тыкают в него пальцем и посмеиваются в кулак от его нелепости. Ему начало казаться, что он задыхается в этом неимоверно душном зале.

***

— Спасибо за приятно проведенное время с вами… Энакин пьяным взглядом следил за Оби-Ваном, который распевал оды любви гостеприимным хозяевам поместья. Что за такое шампанское у них, раз его с одного бокала вынесло так, как не выносит с ящика водки, смешанной с пивом. Вместо прощания Энакин с трудом кивнул и тупо посмотрел на хозяев. Немного пошатываясь и борясь с головокружением и подступающей тошнотой, пошел в сторону корабля, что стоял в паре метров от выхода. Расстояние казалось неприлично огромным. Просто дойти до каюты и упасть на кровать. Звучит просто. На деле не очень. Кеноби по началу читал нотации и говорил, как позорно повел себя Скайуокер и за кого их теперь тут принимают, но после Энакин перестал вслушиваться. Противный ком съеденного мяса уже подкатывал к горлу. — Ты в порядке? — прикосновение к плечу пустило по телу электрический заряд. — Нет.

***

По виску скатилась холодная капля и упала на мокрую подушку. Волосы тоже были влажными. Его… помыли? Холодную тряпку на голове Энакин всегда ошибочно считал самой бесполезной вещью, которую только можно было придумать. Если бы перед вещами можно было извиняться, он бы извинился. — Воды дать? Скайуокер приподнялся на локте в знак согласия. Тряпка сползла по лицу и упала на грудь со смешным звуком, приятно охлаждая. В глазах двоилось, а от резких движений и вовсе все вокруг темнело. Скайуокер даже не пытался самостоятельно взять стакан с водой, покорно позволяя Кеноби поить его. Тот делал это с таким сосредоточенным лицом, с каким не выполнял самые серьезные поручения Совета. Это льстило. — Тебя отравили. Отлично. Скайуокер упал на кровать с резким выдохом. Давно не было и вот опять. Это то, чего ему не хватало в жизни. Но можно расслабиться, его, по крайней мере, не выносит с одного бокала шампанского. Встанет на ноги и спокойно продолжить хлестать алкоголь с горла. — Яд в организме. И он все еще действует. Или не продолжит. Сейчас было уже не до шуток. Умереть такой смертью слишком глупо, не так Энакин представлял ее себе. И не так рано. Можешь сколько угодно висеть на волоске, смерти все боятся. Скайуокер поднял взгляд на Кеноби. Тот уже что-то придумал, верно? Не даст он так быстро умереть, у них еще должен был состояться очень важный разговор, который назревал долгие годы. Они ведь только дождались, только созрели для этого. В чужих глазах был страх, отчаянье и боль. Времени у них немного. — Ладно, отдыхай. Я пойду за штурвал, с пустым баком мы из этой дыры до Корусанта не долетим.

***

Одна из миллионов планет, которая слишком сильно похожа на Татуин. И песок. Круто. Шум от работающего кондиционера только усиливал головную боль. Оби-Ван его с собой не взял. А Энакин и не просил. Умирать от жара и боли предпочел в прохладной каюте, а не под палящим солнцем и на жарком песке. — Ненавижу песок, — пробубнил Скайуокер в подушку, комкая в ногах смятое одеяло. Вода в стаканах уже кончилась, а Оби-Ван все не появлялся. Оказалось, что на его теле появились сине-фиолетовые пятна, которые через пару часов становились черные. И каждый час их становилось все больше. Чудесно. Больше всего ему нравилось пятно на правой скуле. По крайней мере, уходящий Оби-Ван сказал ему, что оно похоже на космос. Пока что.

***

Топливо получилось достать быстро. По пути на Корусант Кеноби рассказывал, как Энакину помогут, и что его обязательно поставят на ноги. Звучало неубедительно, но душу грело. Ног он уже не чувствовал. Зато все резко и просто решилось. Никаких больше душевных терзаний и сомнений. Взаимные признания и царившая на корабле любовь. Энакин не знал, что такую эйфорию можно чувствовать от прикосновений и присутствия человека рядом. У них теперь все было понятно, не было вечно скрытого напряжения. Они делали и говорили все, что хотели без какого-либо стеснения и страха быть отвергнутыми. — Я люблю тебя, — вновь воспользовался новой привилегией Энакин, как кот плавясь под прикосновениями Оби-Вана. Дни на корабле тянулись медленно и блаженно. Скайуокер даже успел забыть, что он умирает.

***

На Корусанте его действительно встретили с наигранной внимательностью и уважением. Энакин прекрасно понимал, что противоядия никто не нашел и искать его, кроме Оби-Вана, вряд ли кто-то будет. Он потерян. Со счетов его, по крайней мере, уже списали. Каюта без окон, без кондиционера и каких-либо удобств. Вечно закрытая дверь и почти полное одиночество. Поначалу к нему заходили врачи и медсестры, но после и это развлечение пропало. Оби-Ван заходил все реже и реже, а пронести коммуникатор в палату не разрешали. Ничего не разрешали. У Скайоукера было только свое воображение, в котором он и проводил все дни. Благо, связь между Энакином и Кеноби укрепилось. Иногда можно было даже поговорить, да и родной голос в голове успокаивал и обнадеживал. Даже если все это было галлюцинацией, Скайуокер был не против.

***

Умирать в запертой каюте со спертым воздухом и без Оби-Вана было отвратительно. Тишина давила, через плотную дверь не просачивался даже самый громкий звук. Свежий воздух он получал только тогда, когда медсестра приносила ему семь стаканов воды раз в день. Ни еды, ни лекарств. Если бы хотя бы выводили на прогулку, хотя бы на пару минут. Хотя бы окошко. Вместо черных пятен теперь гниющая плоть. Скайуокеру казалось, что он сам чувствует, как от него воняет трупом. Кеноби не появлялся, как бы Энакин не кричал в связь. Он и просто кричал, в гнетущую тишину палаты. Срывал глотку до хрипоты, а после пытался сделать хотя бы глоток воды. Ему нужна была сиделка. Скайуокер уже чувствовал. Видел в отражениях стен смерть за спиной. Он перестал бояться. Принял близкое исчезновение и жил в фантазиях счастливой жизни и прокрутке приятных воспоминаний из прошлого. Энакин заразен, но с Кеноби все хорошо. Значит, не очень он и заразен. Скайуокер понимал, что им брезговали и противно становилось только из-за этого. У него была такая слава, его так любили, жаловал своим вниманием сам канцлер и парочка сенаторов. И где все сейчас? Ищут таинственное спасение вместе с Оби-Ваном? Слез уже не было.

***

Когда Кеноби зашел в палату, принося с собой ураган запахов и эмоции, в Энакине на пару секунд открылось второе дыхание. И еще один запас слез, видимо. — Я старался, Эни, — Скайуокер тянулся к грубым теплым рукам, позабыв о том, как он сейчас выглядит и как, наверное, он противен. В глазах напротив было только сожаление, тянущая боль и гора любви и невысказанных чувств. В нем самом, наверное, тоже. — Мне не стоило бросать тебя. Кеноби прижимал к себе исхудавшее больное тело, стараясь погладить по здоровым участкам тела. Таких было слишком мало. На лице расцвела неестественно счастливая улыбка. Герой Без Страха умер в грязной постели и забытый большинством, но не одинокий.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты