сокрушение

Фемслэш
NC-17
В процессе
23
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
когда-то это казалось ей единственным, на и более гуманным способом избавиться от душевной боли, которая буквально душила изнутри, проедая в ней необъятную дыру

Посвящение:
всем тем кто их шипперит, надеюсь такие ещё остались?

когда-нибудь я перестану по ним писать, но это "когда-нибудь" точно не сейчас.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 6 Отзывы 5 В сборник Скачать

периодические слабости

Настройки текста
Примечания:
¹ Виктория, вам нужно особое приглашение?
² Почему же можно узнать?
³ Виктория, прошу вас, поднимитесь в свою комнату.

а вот и моя новая работа по Юлехиным. да, черт я шиппер Банзур, я буквально по ним тащусь, но Юлехины занимают особое место в моем сердешки и мне плевать, что там у них происходит, я все равно шипперила, шипперю и буду их шипперить.

кстати кто уже смотрел новый сезон панянок? есть любимчики? вот у меня Бакуля и Чича. новый шип. да-да. в скоре планирую выложить работу по ним.

очень надеюсь, что эта работа кому -нибудь зайдет.

в общем читайте. оставляйте свои отзывы от них будет зависеть, как скоро будет продолжение.

не большое пояснение к работе. я сейчас смотрю 2-й сезон панянок и там учителя назвали традицией обливать девушек холодной водой после попойки на первой недели. в первом сезоне их заставили переодеться в купальники, а во втором раздеться до нижнего белья.
На кануне принятый алкоголь делал свое дело, агресивно действуя на мозг Чигринец, которая в буквальном смысле не вдупляла, нахрена им нужно раздеваться и кажется всё её действия были на автомате и если бы не Кошутина, что стояла от неё по правую руку, она бы сняла с себя все.       — Вікторія, вам потрібне особливе запрошення? ¹ — спросила директор, полноправно обращая свое внимание на Вику, что до сих пор была одета.       — Я не буду этого делать! Алехина не сказать, что стояла далеко от Чигринец, но и близко то расстояние назвать нельзя, но она почувствовала по говорившему голосу соучастницы, что та чего-то, как будто…боится?       — Чому ж можна дізнатися? ²       — Я просто не считаю это нужным. Юля не знала всей истории Вики, но что-то ей подсказывало, что это как-то может быть связано и то, что учителя в буквальном смысле заставляли её делать, то чего она не хочет, было не очень уважительной по отношении к самой девушке и к её проблемам. И в этот момент Юли, даже под градусом принятого спиртного, хотелось её защитить. Но вместо этого — она продолжала сверлить своим взглядом точку в асфальте.       — Вікторія, прошу вас, підніміться в свою кімнату.³ Вика не заставила долго себя ждать, быстро скрывшись в тени дома. *** Вика знала, что её накроет, как только она придёт в себя. Она не разделась не потому что стеснялась своего тела, ей просто было стыдно за свои периодические слабости, следы которой, ещё долго будут напоминать ей о не легкости её бытия. Но когда-то это казалось ей единственным, на и более гуманным способом избавиться от душевной боли, которая буквально душила изнутри, проедая в ней необъятную дыру, которую клеймить было не чем за исключением лезвий, что всегда оказывались под рукой. Свой первый порез она на несла в двенадцать лет, когда поняла, что она никто и звать её никак, что она пустое место, ошибка глупой молодости, как её обозвала накануне её биологическая мать, что заявилась в детский дом. Она просила не держать на неё зла. Просила простить. Но уже в свои двенадцать Вика пережила больше, чем её мать могла прожить за весь свой возраст и прекрасно понимала, что в её словах нет ни капли искренности, что за её прощением не последует никаких изменений. Вика не простила. Не потому что не смогла. Потому что не хотела. А на сегодняшний день Алехина уже и со счету сбилась, то сколько порезов было на её теле. Вику накрыло. Ей было и стыдно и обидно, что из-за своей же слабости, она могла лишиться единственного шанса кардинально измениться. Но что сделано, то сделано. ***       — Ничего себе душик с утречка по раньше, — шлепая босыми ногами, возмущалась Кошутина.       — А мне понравилось, — давя самодовольную лыбу, выдала Роговенко.       — Кто бы сомневался! — хмыкнула Стрипуха, смотря на них со своей кровати. Вика не участвовала в словесной потасовке, что началась в комнате, когда все вернулись обратно. Она даже не обратила внимание, что не давняя тишина обрушилась гомный шквалом разных эмоций участниц, что бурно обсуждали сегодняшние пробуждение, после вчерашний попойки, абсолютно сконцентрировавшись на своих мыслях. Только в одиночестве она позволяла себе плакать.       — Эй, малыха, ты в порядке? — не успела она и среагировать, как рядом с ней нарисовалась Мазур. Алехина до покраснения, затерла свои глаза, лишь бы не во время проявившую всю свою добродушность Мазур, не заметила следы не давних слез.       — В полнейшим, — пробубнила Вика, выдавливая из себя улыбку. Вика сама не заметила, как уже в следующую минуту хохотала над Кошутиной, которая со слов Жени, вчера опять не смогла дозвониться до Зеленского, чем была крайне расстроена.

///

      — Нихуя себе! — Юля была в шоке от открывшийся перед ней картиной. Чигринец знала свой организм и что ей требовалась как минимум одна сигарета, чтобы нормально заснуть или не один литр спиртного, но после сегодняшнего пить как-то не особо хотелось, а вот курить… Где-то у них была припрятана пачка сигарет, которую как-то стащила из-под бдительного надзора преподов Влада, заныкала Кошутина, а спрятала ДвеЗвезды. Дождавшись когда все уснут и комната погрузиться в умиротворенное сопение, Юля выбралась из-под одеяла и как можно тише, чтобы не дай бог кого нибудь разбудить, прошмыгнула в гардеробную. Найдя заныканную пачку Winston, она была готова бога благодарить, что у неё одноклассниц когда нужно мозги работают в правильном направлении. Курить в гардеробной было слишком палевно. Да, в этом доме почти каждый сантиметр и закуток был палевным. За исключением туалета. Даже не задумываясь о том, что там кто-то может быть, Чигринец дернула дверь за ручку, тем самым заставляя Алехину в расплох, что не известно как, ведь Юля не видела и не слышала, то как кто-то поднимался с кровати опережая её.       — Твою мать, Чигринец, тебя стучаться учили?

///

Вика специально дождалась, пока все искупаются, чтобы пойти самой последний. Она была уверена, что уже все спят, когда залипла у зеркала, что весело в уборной, выбравшись из ванной. Она не была толстой, но и худенькой её назвать было нельзя. Она была маленькая, миниатюрная девочкой со спортивной фигурой, которую легко можно было спутать с мальчиком. Вика не стеснялась своего тела, оно её вполне устраивало, а на то, что думали остальные ей было совершенно плевать, да и мало кто мог её видеть без одежды, если только по пьяни. Вика залипала на то как капельки спадая с её волос скользят по её телу, где-то замирая, а потом возобновляя свой путь. На то как эстетично украшают её шею уже давние порезы. Алехина надеялась, что проект поможет ей избавиться от желания причинять себе боль, что она больше никогда не посмотрит в сторону острых лезвий, заставляя себя в сотый раз задумываться о бытие своей жизни. Она не боялась смерти. Смерть её пугало не так, как зияющая внутри неё боль. Когда дверь резко открылась, она не сразу реагирует. Долго всматриваясь в глаза Чигринец через зеркало. Приходя в себя лишь после ошарашенных слов соучастницы.       — Если расскажешь кому, богом клянусь, Чигринец… — процедила Вика, быстро утопая в ворохе махрового халата.       — Само собой, — быстро выпалила Юля. Даже не сразу сообразив о том, что сейчас произошло. Чигринец могла ожидать чего угодно, но то, что она увидела… Кардинально изменило её отношение к Алехиной. Кто бы мог подумать, что за всегда весёлой маской скрывается разбитая, маленькая девочка, что причиняет себе физическую боль лишь бы не чувствовать душевную.

///

Ещё вчера они избавились от всех своих заначек, под бдительным надзором преподавателей. Но пацанки были бы не пацанками, если бы не их природная смекалка. И сейчас делая последнюю затяжку, Чигринец благодарила бога, что её нынешнее одноклассницы не такие тупые, как она о них могла подумать. Она пришла на проект меняться, но за один — два дня отказаться от тех привычек с которыми не которые живут уже большую часть своей осознанный жизни — не возможно. И наверняка преподы за не малый опыт с подобными особами, понимали это, но не предприняли попыток осмотреть учениц тщательнее, то ли доверяя, то ли проверяя их на честность. Раньше когда Бандитка чувствовала, что её накрывает или когда в голову лезли не нужные мысли, она пила и курила. В алкоголе забывалась, а в сигаретах расслаблялась. Но сейчас под рукой были только сигареты и лишь на них, сейчас у неё была надежда. Затяжка, одна, вторая. Юля даже не успевает заметить, то как быстро истлевает сигарета, за не объятым потоком мыслей в своей голове. Мыслей в голове много, но о чём бы она сейчас не думала, всё наталкивало её на мысли о коротко стриженной брюнетки, что периодически напоминала ей маленького мальчика, как и внешне, так и своими повадками. Хотя, наверное Чигринец и сама не далеко от неё ушла. За последние часы Вики стало, катастрофически много в ее голове, что даже желанный организму никотин был не в силах это исправить. Юля не была той кто помогает кому-то, да и не умела она помогать, если только усугубить ситуацию. Да и нужна ли Вики помощь? Если и да, то явно не от неё. Явно бы она не стала просвещать её в свои проблемы. Ведь по сути они были не кем. Одна взаимо помощь не делала из них подруг. Но когда после каждой затяжки всплывал образ Алехиной — появлялось не описуемое желание помочь ей, и защитить её от всех возможных фактов, что вынуждают её причинять себе боль такого рода.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "От пацанки до барышни (Від пацанки до панянки)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты