Сознание на двоих

Джен
NC-17
В процессе
0
автор
Размер:
планируется Миди, написано 13 страниц, 2 части
Описание:
Венесуэла — это не только родина наркобаронов, но ещё и могила для наемника Власова. Сможет ли бывший элитный солдат ужиться в теле младенца и вырасти полноценным членом общества?
- Думаю нет
А я вот напротив, считаю, что да.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Младенец

Настройки текста
      Выстрел. Я падаю на мокрую венесуэльскую траву. Пытаюсь вдохнуть. Боль. Не могу. Не получается. Меня тащат, возможно кто-то из парней. Ястреб? Нет, этот мудила лишний раз под пули не сунулся бы. Может... Тьма сжирает меня, и я перестаю чувствовать что-либо. Трава, выстрелы, тот парень, что меня тащил, все исчезло. Я один на один с тьмой. У меня явно есть время что бы подумать перед пробуждением. Случалось такое хоть раз за всю мою карьеру? Что бы я мог думать в отключке? Хм. Возможно нет.       Секунда, две, а может прошел день, я не знаю, но неожиданно для меня тьма рассеивается, яркий свет бьет в глаза, холод окутывает тело и боль пронзает меня во всех частях, мне хочется кричать. Я кричу во всю глотку, думаю не стоит себя стеснять в конечном счете кто меня осудит. Свет меркнет и вновь я оказываюсь в полутьме. Я вижу силуэты, но не могу понять кто это. Может Лазарь? Надеюсь.       Что за странное ощущение. Мне кажется, будто кто-то держит меня на руках, я маленький? Мне это снится? Если это сон, то почему мне так больно, так холодно? Я умираю? "Лазарь спаси меня, мать твою, я не хочу сдохнуть в сраной Венесуэле". Что? Не получается сказать, я не могу открыть рот. Нет. Рот открыт, я кричу, но слова не выходят из глотки. Возможно, мне прострелили трахею или где-то рядом могу только кряхтеть, как умирающий дед. Не такой судьбы я себе желал. Ну что же возможно сменю позывной. Был "Русым" стану "Немым". Интересно смогут ли парни выполнить задание. Если нет, то денег явно будет меньше и на что спрашивается я себя буду латать?       Как хочется есть. Прям жуткий голод, я такой не испытывал даже в Чечне. Неделю без еды, рылся в грязи искал червей, если повезло жрал прям с землей. Черт, может это мои воспоминания о ней? Не похоже, по крайней мере там было темнее. Сраная яма два на два, в которой я срал, ссал и жрал. воняло от меня, как от мертвой собаки. Да что я пристал к собакам? Нормальные животные. Сейчас бы одну точно умял бы без проблем. Что-то тычется мне в рот. Мягкое и приятно пахнет. Невольно перестаю кричать и зажимаю губы. Рефлекторно сосу, о да, это еда. Не могу понять вкус, но голод сходит на нет. Мне нужно ещё этой дряни Лазарь. Волшебная капельница. Волшебный мир забвения. Я успокаиваюсь. Я начинаю ровно дышать и погружаюсь во тьму. Она снова забирает меня и дает время на подумать. Кто же меня спас? Тот новенький из котиков? Джек, Джон или как его там? Тупые американцы, даже не могут придумать нормальных имен, хрен их разберешь. Точно это был тот черный. Откуда он там из ЮАР? Да, вроде бы. Элита бля. Сильный, как черт тащит этот свой пулемет и разрывает сраных партизан. Точно меня на второе плече закинул и донес. Вот и разобрались. - Блуап дурмен.       Что за хуйня? Что за звуки? Не понимаю. Тьма рассеивается и теперь я вижу четче. Огромная женщина смотрит на меня. Теперь то я точно уверен, что это сон. Такое дерьмо даже под смесью кокса и синьки причудиться не может, вероятно только под капельницей из морфия. Она открывает рот и оттуда доносятся странные звуки. Невиданная речь. Тарабарщина похуже испанского с этими их мучачос, гринго, хуинго еб твою мать. Как же я ненавижу эту страну. В Сирии было лучше, там тоже всё не понятно, но как-то приятнее. На родину что ли похоже. Если задуматься, то почти любые развалины напоминают мне родину, иногда мне кажется, что моя родина эта страна в вечной агонии революции.       Эта женщина похожа на сирийку. Смуглая, черные волосы и карие глаза, может я её видел в реальной жизни? Этих баба там было сотни, не уверен, что кого-то запоминал и чувствовал это. Так тепло, так хорошо, может это морфий? Сложное чувство, будто меня защищает артиллерийская батарея и пару танков в придачу. Меня никто не сможет убить пока я тут с ней. Я хочу к ней, "Женщина, я хочу к тебе, защити меня, спаси меня". Снова крик, но не такой жуткий, как тогда. Слабее и более... не знаю, жизнерадостный? Может ли крик быть жизнерадостным? В любом случае я получаю, то что хочу, она прижимает меня к себе и тепло расходится по всему телу, так чувствуется дом, так ощущается семья.       Меня раскачивает на волнах любви, я един с ней. Тело расслабляется и вновь тьма, вновь покой. Этот сон длиться вечность, может я в коме? Сколько морфия вкачал Лазарь? Больше, чем на Кавказе? О да, тогда пуля пролетела где-то рядом с сердцем и я валялся почти неделю. Не помню, что мне тогда снилось, но оно было не таким реалистичным, как сейчас и когда я открыл глаза, то не помнил ничего, зато чувствовал себя, как кусок дерьма. Все тело ныло, и я был уставшем. Как можно устать, если ты лежишь целую неделю в отключке?       Я открываю глаза. Взгляд устремлен в потолок. Из деревянных перекрытий торчит сено, его освещал слабый оранжевый свет, может это печь или свеча. Видимо это воспоминания из детства, когда в поселке отключали свет и мы с братом сидели у свечи и играли в карты. Где же ты сейчас Кирилл? Может уже давно мертв, твоя судьба явно хуже моей. Ещё одним воспоминанием был запах в этой комнате, не приятный, но и не отвратный. Что-то похожее на куркуму. Не мог терпеть эту приправу как-то питался целый год только блюдами, где эту хрень сыпали повсюду: в суп, мясо, гарниры, воду, женщин. Абсолютно все воняло куркумой. Возможно даже я. Может запах так и не выветрился, я сейчас лежу в коме и пот, выделяемый моим телом, превращается в куркуму? Может и так. Всё было так спокойно и тихо, разве я могу нарушить такую тишину? Да. Я хочу жрать, а значит я должен попросить. Нет. Не просить, а требовать. Да, да, да, это мое священное право, право на жизнь, право на свободу, право на винтовку. Я человек и Бог дал мне эти права, я рожден с ними "Слышишь, женщина, я РОЖДЕН!". Вместо слов опять крик, грозный, мощный. Так кричат лидеры, убийцы, истинные войны. Так дай же мне, то, что мое по праву. Она переворачивает меня к себе и оголяет грудь. Что? Почему? Рефлекторно беру её сосок в рот, и сладкая жидкость медленно убивает чувство голода. Не может быть. Неужели моё подсознание хочет именно этого? От омерзения меня тошнит, я не могу сдерживаться, давлюсь, задыхаюсь, умираю. Она берет меня и нежно бьет по спине, все выходит, я спасен. Хочу спать, я так устал, почему это со мной происходит. Тьма жрет меня, а ведь я хочу одного... - Чего же? Кто это? Ты со мной говоришь? Лазарь это ты? - Я это ты. А кто я? - Не знаю А кто ты? - Твое бессознательное. И что мне делать? - Смириться. Пускай смиряются фанатики Бога и остальной залупы, приведший к краху мира. Я не из тех, кто просто принимает, моя жизнь — это кровавая борьба и никакое бессознательное не заставит меня смиряться. - А зря, тебе бы помогло. Мне не поможет ничего, кроме вечной войны. Война, которая не даст мне задуматься ни на минуту, вечная серия выстрелов, разрывающих уши и превращающих мысли в кашу. ГОСПОДИ НЕ ДАЙ МНЕ НИ СЕКУНДЫ ЗАДУМАТЬСЯ.       Я открываю глаза и яркий свет ослепляет меня. Как больно! На это не возможно смотреть, буквально пара секунд и становится легче, надо привыкнуть, я привыкал и к более мерзким вещам, хуже света, хуже смерти, хуже жизни. Я с трудом поворачиваю голову влево. Вижу пшеницу, всё утопает в золоте, её так много что она похоже на бескрайний океан. Женщины срезают её, все смуглые, как та, но её я замечаю сразу, да, её нельзя спутать ни с кем. Она одна и не быть другим. Видно, что она устала, она умирает от этой невыносимой работы, но я тоже. Я голоден и ей придется дать мне грудь. Надеюсь, в этот раз я смогу пересилить себя и меня не стошнит. Я кричу, я зову "Женщина, мне нужна еда, дай мне её". Никто не идет я лежу один тут в поле, и никто не идет. Я ощущаю, как внизу теплеет и вдруг всё становится таким холодным, таким не приятным. Господи, дай мне умереть. Я кричу так сильно, что задыхаюсь, да, да, я смогу разорвать свои связки, пускай этот сраный мир услышит рождение нового нечеловеческого крика. Я не кричал так никогда в жизни, но теперь, тут в этот момент будет мой опус магнум. Ещё чуть-чуть и всё. Ха, вот она берет меня на руки, она так и не услышит кульминации моего крика, но это уже не важно я получаю, то что хочу, но внизу все так же холодно. "Я не хочу утолять голод, сделай с этим что-то" я продолжаю кричать, я теряюсь в крике, весь мир кричит со мной, этой агонии нет конца я хочу уйти во тьму, но не могу. Она что-то делает, и я чувствую запах вони. Господи, как же оно воняет, это дерьмо или моча? Может всё вместе? Воняет хуже, чем в той чеченской яме, пожалуйста пускай всё это кончится. И вот я снова во тьме. Во тьме? Нет, я вижу что-то? Это... - Да, это младенец. Какого хрена он тут делает? Синий, не реальный, надо его коснуться. Он не реагирует. - Возможно, он тебя не уважает. Думаю, он не в состоянии мыслить такими категориями. - А ты? Да и не только. - Так научи его. Но как? Я не могу его взять, и он не реагирует на меня. - Сосредоточься. Я пытаюсь. Я слышу слова на не знакомом языке, но ничего не чувствую. - Он это ты. Он бессознательное? - Ты бессознательное, а он повелитель и лидер. Король среди всех нас. Я не для этого пошел воевать за звонкую монету. Я КАПИТАН ВЛАСОВ! Ни один младенец не будет стоять надо мной. - И все же. Не может быть. Я убивал, я свергал режимы, я взорвал атомную станцию. - ЛЖЕШЬ! Ты не смог. Я ранен, но парни, они точно смогли. - Он главный и ты ничего с этим не сделаешь. Ошибаешься, чертов пидр, я получал медали из рук президента, думаешь какой-то младенец будет главнее меня. -... Какого черта ты молчишь! Отвечай, ОТВЕЧАЙ ЧЕРТОВ УБЛЮДОК.       Иногда такое ощущение будто время просто пропускается. И вот я снова тут. На руках меня держит девчонка тоже смуглая, как та женщина, но явно младше. Может это её дочь? Вокруг люди и гул, так много звуков, я пытаюсь сосредоточиться. - Аргун тус - Даэ ка, хаха!       Толстый мужик заливается смехом. Вот бы и мне посмеяться, так не хватает этого. Я чувствую, как уголки губ начинают подниматься. Кажется, я улыбаюсь, но почему? Неужели мужик так задорно ржет, что я не могу сдержаться? - Дикса, дикса, Торн гусат!       Девочка что-то кричит и через пару секунд приходит она. Женщина забирает меня у девчонки и начинает смотреть в глаза, а потом делает глупое лицо. Я снова улыбаюсь, это невероятно тупо, но я не могу сдерживаться. - Дикса амап гусат Торн.       Что же она говорит? Вероятно в этом есть смысл. Женщина начинает двигаться, и мы проходим вдоль длинных столов заставленных огромным количеством яств, тут есть всё, хлеб, мясо, какие-то странные студни, похожие на холодец, но синие. Синие студни, какие же они красивые, хочу сейчас же. Женщина садится и передо мной лежит тарелка с чем-то белым, похожим на кашу. Мерзость. Прохожусь глазами в поисках заветного студня. Я его вижу, но он так далеко, пытаюсь дотянуться, но не могу контролировать руки. Я просто дрыгаюсь, я так беспомощен, так слаб. Что-то пытается меня вытеснить, резкое тепло внизу и холод, я начинаю кричать, нет, не я. - Да, не ты. Он! Чертов младенец кричит, а я тут. - Верно. Мне кажется, что это не сон. - Смотря, что считать сном, иногда весь мир кажется сном. Я умер? - В этом и заключается смысл нашей беседы, мы должны понять.       Я должен вспомнить. Помещение с младенцем заливается голубым мерцанием из тьмы вылазят пальмы, длинная трава, кусты и руины зданий. Я снова в Венесуэле в моих руках винтовка, а на теле бронежилет. Делаю шаг и уши разрываются от звуков выстрелов, знакомое чувство, прям как со светом. В меня летит пуля, я падаю лицом в траву. Пытаюсь встать, но не выходит. Кто-то тащит меня сзади, не могу посмотреть. Я моргаю и смотрю на себя со стороны. Короткий ирокез, полностью вываренная левая сторона лица, это точно я, сомнений быть не может. Моя голова поворачивается и начинает смотреть в мою сторону. — Вот и он. Кто он? - Момент истины, отправная точка, конец эпохи. Я умер. Как-то без эмоционально вышло, может в глубине души я мечтал об этом. - Что есть смерть? Лишь момент времени. Допустим я умер и мне все это не мерещится, но почему не ад или ещё какой-нибудь мир? - Бог его знает. Очень смешно. Получается я стал младенцем? - Не совсем. Маленькие ручки, грудь, крик, я точно младенец. - Ты сосед. В каком плане? - В любом. Мое убитое тело растворяется и в комнате вновь остается младенец. он сидит и не двигается, как, впрочем, и я. Спустя пару секунд в комнате появляюсь я. Но уже живой и ухмыляющийся. - Я это ты. Бессознательное - Именно. И что мне делать? - Приспособиться и выжить, разве не так ты существовал все тридцать пять лет. Да, как-то так и жил. Ни семьи, ни дома, только винтовка и перманентная война. Когда все пошло не так. - У тебя явно есть время подумать, до следующего рейса еще много времени. Рейса? - Пассажир. Бессмыслица. В любом случае надо понять, где я свернул не туда. - Начни с младенчества. Я с трудом помню, как погиб, а ты про младенчество. - А как же тот случай. Точно, когда мне было два. Отец тогда орал, я не понимал почему, к счастью, сейчас понимаю. Ублюдок словил белку, ещё там играл этот ебаный блатняк -Аттестат в крови по бокам конвой. Он ударил мать и пытался опрокинуть шкаф и та кастрюля. - Да, да, у нас БИНГО! Я рефлекторно провожу рукой по лицу. Было больно. - Больнее чем ловить пули. Определяющее событие, точка отсчета. Первичный бульон. - КАЛАМБУР! Я заливаюсь хохотом. Господи, как же все это смешно и печально, неужели я оказался тут только потому, что пьяный уебок скинул на меня кастрюлю. - С СУПОМ! О господи. Как же это смешно, как рожа того жирного мужика. Но хватит смеха, что же было дальше. - Побои? Думаешь? - Я не знаю, мне кажется, они всегда были. От начала и до конца, они нас сгубили. Проекция медленно приближается к младенцу и мысли куда-то исчезают. - Как думаешь ждет ли его такая судьба? Будем верить, что нет. Ничего ведь на это не указывает? - Там был СУП. Твою мать, действительно был, я помню, как он хлюпал. - Да, да, такой мерзкий звук “бульк-бульк”. Проекция съежилась, а за ней и я, вот она причина всех бед СУП.

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты