Шторм в океане

Слэш
R
В процессе
36
Размер:
планируется Макси, написано 120 страниц, 22 части
Описание:
Парень широко улыбается и на ощупь тянется за пиццей, которую они положили на заднее сидение. Арсению глазам разве что не больно — до того Антон светит. Его до неприличного много, будто даже весь воздух собой заполняет. Мужчина думает, что такими людьми даже пустоту заполнять не нужно — рядом с ними пустоты и быть не может.

Попов всю свою многолетнюю пустоту этим моментом заполняет и ни о чём не жалеет.

// au, в котором Антон женат, а Арсений слишком заигрывает(ся) //
Примечания автора:
Они будут много разговаривать. Очень много (я надеюсь)
Работа о том, что все мы, по сути, хотим спокойствия, чтобы мы знали, что и куда идёт. Называйте это как хотите — хоть рутиной, хоть посредственностью, хоть здравым смыслом. Но не всё получается контролировать, особенно, когда дело касается не только тебя самого, но и партнёра, каким бы он ни был. Главное — чтобы кто-то вытянул одеяло на себя и первым сделал шаг

Работа об этом. И ещё немного о том, что, быть может, эта будет моя собственная терапия
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
36 Нравится 21 Отзывы 12 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
      Подходя к друзьям, Антон сам не замечает, как улыбка растягивается на его лице. Они давно не собирались вот так, все вместе, и он уверен, все были рады получить приглашение сюда от Макара. А ещё больше радовались новому проекту друга. Они долгие годы следили и переживали за Илью, напивались в его честь и вместе с ним, по возможности присутствовали на всех съёмках проектов, куда он проходил кастинг. Они все знали, как важна для друга поддержка, поэтому никогда не скупились на слова одобрения, критику или на покупку очередной бутылки виски, когда становилось совсем плохо.       Антон часто завидовал сам себе, зная, что несмотря ни на что рядом с ним будут эти люди.       Ради любви этих людей можно перегрызть глотку любому.       — Всем привет! — Ира улыбается и тянется чокнуться бокалом с каждым.       — Антоха! — Мужчина в очках подходит ближе к Шастуну и протягивает руку.       — Привет, Дим, — парень отвечает на рукопожатие и приобнимает друга за плечо. — Ты чего в очках?       — Ну как? Чтобы выглядеть солиднее!       — Может, тогда сразу двое наденешь? — Смеясь, щурится девушка рядом с Позовым. — Здравствуй, Антон!       — Кать, — Шастун целует её в подставленную щёку и делится наблюдением с Димой: — У тебя святая жена       — Ты поосторожней, а то тебе Ирина сейчас в бокал чего-нибудь подсыпет!       — Ага, я же знаменитая клофелинщица, — сощурив глаза, улыбается Кузнецова, и стоящий рядом Сергей демонстративно отодвигает от неё свой бокал.       — Не боись, Сергуль, — улыбается Антон, — она когда выпьет — безобидная.       — Ну да, помним мы, какая безобидная, — Матвиенко отвечает кулачком на приветствие парня.       Все друзья тут же смеются, вспоминая, как однажды во время посиделок на старой квартире Позовых, Ирина так разошлась в своём повествовании, что не заметила лежащую рядом руку Серёжи и со всей силы поставила свой стакан ему на палец. В комнате тут же наступила тишина, стоило только всем услышать характерный хруст. Через минуту Кузнецова уже плакала и просила прощения у Матвиенко, Дима звонил в «скорую», выйдя на балкон, Катя меняла холодный компресс, а Антон с Макаром сбежали в ванную, чтобы там проржаться. Ещё через два часа они все вместе пили за загипсованный палец Серёжи и разрисовывали его рожицами. Когда палец окончательно зажил, Матвиенко подарил Ире на память гипс.       — Предлагаю на следующей неделе собраться у меня, — неожиданно предлагает Сергей. — Хочу вас кое с кем познакомить.       — Это что-то новенькое, — ухмыляется Дима. — Неужели хоть кто-то согласился провстречаться с тобой больше двух дней?       — Возможно, он держит её в заложниках! — Кидает догадку Макар, и Матвиенко салютует ему средним пальцем.       — Только при Маше так не шутите.       — У неё даже имя есть! — Продолжает Илья.       — Идите вы нахуй.       — Не обижайся, Серёж, — Ирина хлопает его плечу, — мы ж любя.       — Опять ворчишь как дед, — улыбается Шастун.       — С вами и поседеть получится раньше времени!       — Это что-то на стариковском, — кивает Катя, и Сергей отмахивается от них, утыкаясь в телефон.       — Поглядите, Серёженька-пироженка обиделся, — Антон дует нижнюю губу. — Серёженька-пироженка, скажите, пожалуйста, несколько слов нашим зрителям.       — Никто вашу пидорачу не смотрит, — закатив глаза, всё-таки подыгрывает Матвиенко и говорит в воображаемый микрофон.       — Очень жаль, очень жаль, дорогие зрители, что наш Серёженька-пироженка ещё и ослеп, не видит, сколько вас здесь, неравнодушных. На сегодня всё, берегите себя и своих близких!       Друзья аплодируют, Шастун всем кланяется, а Сергей в очередной раз тычет в них факами и что-то быстро печатает в телефоне, пока стоящие рядом с ним Ира и Макар пытаются туда подглядеть. Чтобы потом, конечно же, обо всём доложить друзьям.       — Смотрите-ка, кто идёт! — Восклицает Илья и машет кому-то рукой. — Давайте я вас познакомлю!       К друзьям подходит пара, держась за руки, — мужчина чуть ниже Антона, но такой же худой, у него русые волосы и приветливая улыбка, на которую невозможно не ответить. Девушка, его спутница, излучает невероятную энергию, силу даже, а глаза искрят уверенностью и спокойствием. Она мягко улыбается и поправляет каштановые волосы, смотря на Илью. Ирина тут же узнаёт мужчину, схватившего её за руку у ресторана. Словно на автомате она потирает запястье, что замечает мужчина — он тут же отводит глаза.       — Макар, — раскрывая руки для объятий, произносит мужчина, — рад видеть!       — Взаимно, друг! — Илья отвечает на объятие и разворачивается к друзьям. — Позвольте представить, Павел, не боюсь этого слова, Воля и Ляйсан Утяшева, его супруга.       — Ой, ну какой жук, я не могу! Он всегда такой?       — Двадцать четыре на семь, — отвечает Шастун.       — А это мои ближайшие друзья, — продолжает Макар, поочерёдно указывая на каждого. — Дмитрий и Екатерина Позовы, Сергей Матвиенко, Антон Шастун и Ирина Кузнецова.       — Очень приятно познакомиться, — улыбается Матвиенко, протягивая ладонь для приветствия.       — Нам тоже приятно познакомиться со всеми, кроме тебя, — отвечает на рукопожатие Воля и пантомимой, кривясь, указывает на прическу Серёжи.       — О, кажется, у меня новый друг! — Хохочет Антон.       — Ты мне тоже понравился, шпала. Ты меня выгодно оттеняешь. Надо будет потом сфоткаться, я маме отправлю фотографию, чтобы она перестала пытаться откормить меня.       Все смеются, по очереди обмениваясь поцелуями в щёку с Ляйсан, и у них завязывается разговор. Обсуждают, в основном, проект, где и принимают участие Макар с Павлом. Они объясняют друзьям тонкости, обещая, что оторваться от телевизора их заставит только пожар. На что Дима отвечает, мол, мы столько лет ждали большого проекта с Ильёй, чтобы не увидеть его из-за какого-то пожара?! Макар смущённо улыбается, но взглядом полной гордости смотрит на друзей. Воля спрашивает у него, где потерялся ещё один, и Илья тут же убегает куда-то в зал. Шастун не понимает, кто имелся в виду под «ещё один», но его отвлекает сообщение из рабочего чата.       — Кто-нибудь хочет пройтись до бара? — Ирина с надеждой глядит на друзей, вмиг почувствовав какую-то неловкость. Все отрицательно качают головами.       — Давайте я, — улыбается Павел. — Всё равно собирался покурить.       Ира будто съёживается.       — Антош? — Она с надеждой смотрит на парня, уткнувшегося в телефон.       — Я подойду через минуту, когда решу вопрос.       Девушка машинально кивает и переводит взгляд на Волю, целующего Ляйсан в щёку. Она оживлённо обсуждает что-то с Катей и даже не отвечает на слова мужа, что тот идёт курить. Кузнецова нутро чувствует, как сильно Утяшева мужу доверяет. У девушки от этого саднит под рёбрами — она такую любовь только в книжках видела. Она о такой любви даже мечтать боится.       Павел жестом пропускает Ирину вперёд, и они идут к бару. Девушке настолько неуютно, что она впервые жалеет о своём намерении выпить. Она старается смотреть перед собой, но краем глаза замечает, как Воля словно от волнения перебирает пальцами в воздухе. Кузнецова смотрит на своё запястье, будто там ещё остались розовые следы от пальцев.       — Как-то вы приврали, что я краше вашей знакомой, — Ира меняет тон на шутливый, старается хотя бы сама в него поверить. — Нашлись всё-таки.       — Я же вам про знакомую говорил, а это моя жена, — ровно отвечает Павел, как-то особенно выделяя последнее слово. Жена.       — А разве она вам не знакомая?       Мужчина в ответ только хмыкает. Но Ирина замечает, что он руку в карман убирает. Воля помогает девушке сесть за барный стул и, кивнув, уходит курить. Сам не знает, от чего разволновался, стоило оказаться с девчонкой наедине. Он давно влюблён в свою прекрасную жену, но что-то само заставило его сомкнуть пальцы на запястье Ирины у входа в ресторан, а после наврать про знакомую. Наверное, дело в том невероятно тяжёлом шлейфе из одиночества и обречённости, что буквально рукой можно зацепить, когда девушка мимо проходит. Павел всё это почувствовал и, клянется, желал сам себе доказать, что ему показалось. Но, заглянув в глаза, понял — не ошибся. В её глазах — мёртвый город. Будто тысячи жителей мегаполиса оставили свои мечты, дома, питомцев, работу и счастье, покинули в спешке дома, и в её глазах отражено это пепелище чьих-то счастливых жизней. Чьих-то новых увлечений и потрёпанных книг. Смотреть в её глаза тяжело. Поэтому Павел, вместо привычной сигареты, выкуривает три.       В баре Кузнецова берёт виски со льдом и секунду радуется, что напиток ей отдаёт другой бармен. Она делает глоток и выдыхает, будто задержала дыхание ещё много минут назад. Ей страшно анализировать разговор с Павлом — девушка боится, к каким выводам может прийти. Ира вспоминает, с какой любовью во взгляде Воля смотрит на Ляйсан. Ира вспоминает, как цепко его пальцы держали её запястье. Ира знает, уверена на все сто процентов, что ни она сама, ни Павел не влюбились с первого взгляда, между ними не проскочила пресловутая искра и не случилось ничего из того, о чём бы обязательно написали на страницах новенького романа о любви. Но это прикосновение будто положило начало чему-то невероятно прочному и глубокому. Ирина, вздрогнув, залпом допивает виски.       — Всё в порядке? — Антон появляется незаметно, ну или девушка настолько глубоко ушла в свои мысли, что попросту не заметила его появления.       — Наверное, — она хмурится.       — Расскажешь?       — Антош…       — Когда будешь готова. — Ира благодарно сжимает его ладонь и улыбается. Шастун не видит, как она одними губами шепчет «я тебя люблю».       — Вернёмся?       — Я вообще-то покурить хотел сгонять.       — Ты ж с Димой куришь, пошли за ним.       — Хорошо.       Кузнецова встаёт со стула и берёт Антона за руку. С ним ей тепло и спокойно. Она считает вдохи и выдохи,почти успокаивает себя, когда они подходят к друзьям. Катя всё так же обсуждает что-то с Ляйсан, Серёжа переписывается в телефоне, а Дима с Павлом о чём-то едва слышно спорят. Не хватает только Макара. Как только Ирине хочется спросить, где он, как из-за спины Димы появляется сам Илья с каким-то мужчиной.       — Ну наконец-то! — Громогласно произносит он, глядя на Иру. — Всё ждал, когда ты вернёшься!       — Меня? — Удивляется девушка.       — Ещё и длинного, конечно, но тебя больше. Хочу вас познакомить с Арсением Поповым. Тоже с нами в проекте, юморист наш дорогой.       — Я вообще-то актёр, — произносит мужчина, и Воля окидывает его насмешливо-скептическим взглядом, отрываясь от разговора с Позовым. Ира понимает, что эта тема, скорее всего, главенствует в шутках об Арсении.       — В общем, да, актёр нашего любимого телеканала, Арсений Попов! Арс, знакомься, это…       — Я знаю, Ирина.       — Простите?.. — Кузнецова вопросительно переглядывается с Ильёй, на что он удивлённо пожимает плечами.       — Я на вас подписан в инстаграме. Давно уже, на самом деле, — улыбается Арсений.       — Ещё один, кто хочет тебя трахнуть, — елейно шепчет Ире на ухо Антон, от которого она отмахивается.       — Неожиданно! Не знала, что на меня актёры подписаны, — смеётся девушка, но замечает, что Попов смотрит не на неё, а за её спину.       — Это он так всем говорит, ну, что актёр, — как будто бы секретно говорит Макар, но так, что расслышать могла бы добрая половина гостей. — Он у нас, на самом деле…       — Открытый гей, — перебивает Попов, и Антон за спиной у Иры отчего-то дёргается. — Второй на канале, после того парня стендапера.       — Ну или так, — улыбается Макар. — Я другое хотел сказать, но ладно.       — Прелесть, — только и выдаёт Кузнецова, поражённая всей информацией, что свалилась на неё за последние полчаса. — Рада познакомиться!       Арсений целует её в тыльную сторону ладони, улыбаясь, и Ира отмечает, что он красивый. Тёмные волосы лежат аккуратной причёской, слегка бледная кожа выигрышно контрастирует с чёрным костюмом. Кузнецовой такой бы понравился. Она всегда немного питала слабость к мужчинам в костюмах. Попов, кинув ещё взгляд куда-то за девушку, поворачивается к Павлу и что-то ему рассказывает.       — Вот видишь, — почти одними губами произносит Ирина, повернувшись к Шастуну, — нашёлся среди моих подписчиков тот, кто согласен трахать не меня, а моего мужа.       Антон на несколько секунд зависает, после чего слишком громко выдаёт:       — Мы курить!       Он хватает охуевшего Диму за плечо и быстро утаскивает в толпу, оставляя всех удивлённо смотреть им в след.       — Антох, ты чего? — Позов едва успевает за бегущим Шастуном.       — Всё нормуль.       Только оказавшись на улице, парень закуривает. Дима удивляется, как тот успел зажечь сигарету за пару секунд, но вопросов не задаёт, знает — Антон если захочет, сам всё расскажет.       Антон, если честно, сам не знает, что рассказывать. То, как он по-еблански отреагировал на слова незнакомого мужика? То, как застал Иру в оцепенении в баре? То, как он растерялся из-за шутки девушки, которую сам же озвучил вчера за ужином? Или то, как этот мужик странно смотрел на него, разговаривая с Ирой?       — Арсений этот, вроде, нормальный, — меланхолично изрекает Позов.       — Нормальный? — Эти слова вырывают Антона из мыслей.       — Не, приебнутый, конечно… Но кто из нас сейчас не приебнутый? В сложное время живём.       — А ты прям философ, я посмотрю.       — Просто подмечаю факты, Тох.       Антон, если честно, боится, какие ещё факты может подметить Дима, чересчур внимательно разглядывающий его в эту самую минуту. Антон, на всякий случай, отводит взгляд.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты