Шторм в океане

Слэш
R
В процессе
36
Размер:
планируется Макси, написано 120 страниц, 22 части
Описание:
Парень широко улыбается и на ощупь тянется за пиццей, которую они положили на заднее сидение. Арсению глазам разве что не больно — до того Антон светит. Его до неприличного много, будто даже весь воздух собой заполняет. Мужчина думает, что такими людьми даже пустоту заполнять не нужно — рядом с ними пустоты и быть не может.

Попов всю свою многолетнюю пустоту этим моментом заполняет и ни о чём не жалеет.

// au, в котором Антон женат, а Арсений слишком заигрывает(ся) //
Примечания автора:
Они будут много разговаривать. Очень много (я надеюсь)
Работа о том, что все мы, по сути, хотим спокойствия, чтобы мы знали, что и куда идёт. Называйте это как хотите — хоть рутиной, хоть посредственностью, хоть здравым смыслом. Но не всё получается контролировать, особенно, когда дело касается не только тебя самого, но и партнёра, каким бы он ни был. Главное — чтобы кто-то вытянул одеяло на себя и первым сделал шаг

Работа об этом. И ещё немного о том, что, быть может, эта будет моя собственная терапия
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
36 Нравится 21 Отзывы 12 В сборник Скачать

Глава 4

Настройки текста
      После побега Антона и Димы, в компании повисает тишина, из-за которой шум ресторана становится гипертрофировано громким. Ира изумлённо смотрит им вслед, а Матвиенко даже убирает телефон в карман, он обводит всех озадаченным взглядом, и друзья отвечают ему тем же. Павел с Ляйсан, переглянувшись, будто с укором смотрят на Арсения, бездумно прокручивающего кольцо на пальце. Он их взгляда не замечает, уставившись в одну точку. У Кузнецовой в голове будто крутятся шестерёнки, и как только она словно хватается за нужную мысль, рядом с ней возобновляются разговоры. Каждый начинает говорить с удвоенным напором, пока она, наконец, не приходит в себя, на секунду уловив во взгляде Попова, направленного на неё, искру сожаления. Но он отводит глаза, и девушка думает, померещилось.       Воля утягивает Макара в обсуждение дальнейшей программы вечера, они что-то показывают друг другу в телефонах и косятся в сторону сцены. Арсений, бросив ещё несколько взглядов на Ирину, подходит к Сергею, и они над чем-то шутят, как старые приятели. Девушка всё поглядывает в сторону выхода из ресторана, решая, что если Дима с Антоном не появятся через пять минут, она пойдёт за ними. Но Ляйсан просит Кузнецову рассказать о своих съёмках, и она включается в разговор. Их отвлекает появление ведущего. Вместе с его появлением включается громкая музыка, и все гости стягиваются к сцене. Мужчина приветствует всех собравшихся, рассыпается в комплиментах стоящим в первом ряду дамам и коротко объявляет программу вечера. На его словах об афтепати, зал взрывается аплодисментами.       — А кто ваш спутник? — Наклонившись к Ирине, спрашивает откуда-то появившийся близко Арсений.       — Вы с какой целью интересуетесь?       — Он такой… — Ира его понимает, она бы тоже Антона не смогла описать, — выразительный!       — Это мой муж. — Испуганная, быстрее, чем успевает подумать, выпаливает девушка.       Она ещё никогда так отчаянно не цеплялась за это слово и их брак.       — Муж? — Голос Попова звучит озадаченно и будто разочарованно.       — Мы женаты пять лет.       Зал вновь взрывается аплодисментами, и ответ Арсения теряется в этом шуме. Кузнецова от этого выдыхает, а когда глядит в сторону, то Попова рядом с ней уже нет.       Антон в ресторан возвращается нехотя — он бы ещё несколько минут простоял на улице, наблюдая, как солнце садится, но Дима сказал, либо они возвращаются, либо Шастун рассказывает, что случилось. Парень выбирает первый вариант. Ему абсолютно не хочется говорить о произошедшем. Просто он как-то странно среагировал сначала на Попова этого, потом на шутку Иру… Будь на его месте кто-то из друзей, Антон бы уже давно сделал вывод, что дело пахнет писюнами, но признавать что-то подобное в свой адрес было сложно. А ещё странно. И немного страшно.       Когда они заходят обратно в ресторан, все теснятся около сцены, и Антону удаётся разглядеть друзей только благодаря высокому росту. Он тянет за собой Диму, и они подходят к Ирине. Парень аккуратно касается её плеча, девушка облегченно выдыхает:       — Ты вернулся.       Шастун кивает и смотрит на сцену, там какой-то мужчина весело, но тупорыло — по скромному мнению Антона — пытается сделать подводку к презентации нового проекта телеканала. Услышав, что пока речь не о шоу с Макаром, парень теряет интерес к происходящему на сцене и рассматривает толпу. Людей вокруг очень много, все они смотрят в сторону ведущего и улыбаются то ли снисходительно, то от общего непонимания, к чему все эти неумелые шутки ведущего, над которыми никто не смеётся даже из вежливости. Один человек из всех, кого успел разглядеть Шастун, не смотрит на сцену. Арсений Попов. Он смотрит в упор на Антона. Парень будто к месту прирастает, даже взгляд ответный отвести не может. Смотрят друг другу в глаза, не отрываясь, и будь Шастун ближе, разглядел бы в глазах Арсений не то грусть, не то сочувствие, не то разочарование. Но Антон далеко. Попов отводит глаза.       Парень же взгляд не отводит, продолжает, не моргая, наблюдать, рассматривать, изучать. На Попове какой-то максимально вычурный пиджак, и Шастун подозревает, что это какая-нибудь последняя коллекция гуччи. Арсений постоянно поправляет чёлку и делает вид, будто совсем не хочет обернуться и посмотреть, смотрит на него парень или нет. Антон тоже отворачивается, специально делает вид, что на сцене начало происходить что-то интересное, но взглядом всё к мужчине возвращается. Пару раз ловит взгляд синих глаз и отворачивается, делает вид, что это случайность. Воротник рубашки даже для надёжности поправляет, ну, чтобы серьёзнее выглядеть. Чувствует себя мальчишкой, который с понравившейся девчонкой переглядывается. Эта мысль ещё несколько раз всплывает в голове, и он теряется. Нет, быть не может, это больное воображение. Но Шастун больше не смотрит, взглядом цепко сцену рассматривает, чтобы не было соблазна повернуться.       — А теперь встречайте, — ведущий указывает на экран позади себя, — к нам спешат Павел Воля, Арсений Попов и, новичок нашего эфира, Илья Макаров, чтобы представить вам новое шоу!       Зал взрывается аплодисментами, и Антон высоко, хлопая, поднимает руки, чтобы друг увидел, как все они за него рады. Поднявшись на сцену, Илья показывает друзьям сердце и так широко улыбается, что может заменить всё освещение в этом ресторане. Первым слово берёт Воля, он, шутя, рассказывает, как ему понравилось работать с Арсением и Макаром. Закончив, он передаёт микрофон Илье, который благодарит Пашу, говорит, что рад занять на канале весомое место в свите самого Павла Воли, на что все дружно смеются, и предлагает посмотреть промо-ролик их проекта. Все встречают это аплодисментами, и экран загорается заставкой телеканала.       Антон впитывает глазами каждый кадр, на котором мелькает Макар. Он безумно гордится своим другом, который наконец-то прошёл этот путь от отказов на кастингах до своего шоу. Парень, приоткрыв рот, смотрит промо и поэтому, когда слышит рядом Ирино «блин, ну какой!», не может не согласиться. Вопреки всему, его возглас относится не к Илье. Ещё пристальнее он всматривается в кадры с Арсением. Шастун думает, что он действительно актёр, такому бы в кино, а не отбивать каламбурами язвительные шутки Воли. Парень по-настоящему залипает, переводя взгляд с экранного Арсения на стоящего на сцене. Попов стоит, гордо задрав подбородок, он оглядывает зал, считывая реакцию каждого и впитывает эти эмоции, широко улыбаясь. Он кажется ещё красивее, чем был до этого. Зацепившись взглядом за неотрывно смотрящего на него Антона, мужчина тепло улыбается ему. Шастун зеркалит его улыбку и смотрит, всё так же пристально изучает. Арсений замечает, чувствует через толпу, с каким невыразимым восхищением парень на него смотрит. Ничего более беззащитного и красивого он никогда не видел. Улыбается ещё шире, моргать почти перестаёт — боится, что упустит что-нибудь в лице и эмоциях мальчишки. Антон смущённо отводит глаза, понимая, как это выглядит, но продолжает улыбаться, разглядывая кольца на пальцах, которые прокручивает уже несколько минут.       Ирина наблюдает за этим. Она взгляд Шастуна сразу заметила — он не смотрел бы на Иру с таким немым восхищением, какими бы близкими людьми они ни были. На саму Кузнецову он смотрел так только в день свадьбы, когда они клятвы друг другу давали. Тогда в его взгляде всё было как всегда — бескрайнее море заботы, радости и поддержки. Сейчас в нём что-то незнакомое. Ирина такие эмоции у Антона читать не умеет.       Она запоздало вспоминает, как напугано прикрылась перед Арсением браком. Переводит взгляд на него, и ей становится больно в груди — она таких глаз никогда не видела. Не видела, чтобы один незнакомый человек так смотрел на другого незнакомого человека. У Попова на лице — благодарность и до пугающего осязаемая нежность. Краем глаза замечает, как Шастун голову опускает, крутит кольца и улыбается.       Пожалуйста, родной, пожалуйста.       Ира готова во всех богов поверить, лишь бы Антон сейчас вновь не посмотрел на Арсения в ответ так. Пожалуйста, родной…       И Шастун смотрит. Именно так, как Кузнецова и боялась, — открыто, искренне, с восхищением и слишком беззащитно. По выражению лица Арсения Ирина замечает, что тот тоже прочёл изменение. Бегает глазами по лицу парня, впитывает всё, каждую морщинку в уголках глаз. Ира перехватывает взгляд Попова, успевает качнуть головой и мысленно внушить ему, но Арсений вновь взгляд на Антона переводит.       Арсений, пожалуйста, прекрати. Не сделай ему больно. Я не переживу.       Ирине нужно на воздух. Едва зал со всех сторон начинает улюлюкать, она едва ли не бежит к выходу. Естественно, она не видит полного сожаления взгляда Арсения, которым он провожает её, прежде чем подойти к микрофону. Мужчина вновь смотрит на не заметившего ничего Антона и улыбается ему уголками губ. А затем, словно внутри загорается солнечная батарея, уже широкую улыбку вырисовывает. Говорит, как рад принять участие в съёмках с такими комиками как Воля и Макар, шутит заготовленную шутку и глаз отвести не может с пустого места рядом с Шастуном, который так и не заметил ничего, взгляда со сцены не сводя. Арсению впервые стыдно за своё неумение скрывать настоящие эмоции. Он благодарит всех собравшихся и отходит в сторону, взглядом говоря Антону: «заметь, пожалуйста, заметь, ты нужен ей сейчас». Когда Попов в следующий раз смотрит в зал, парня нет.       Шастун вылетает из ресторана, не обращая внимание на окрики хостес. Он знает, да, блять, чувствует, что Ира не в уборной, не в баре, а здесь. Что-то не даёт ей покоя с начала вечера, и парень уверен, что наедине оставаться с этим ей не стоит. Дёргает от нетерпения рубашку, выглядывающую из-под пиджака. Антон уверен, что с девушкой не случилось ничего плохого, но дурные мысли лезут в голову, когда не обнаруживает её на том месте, где, кажется, вечность назад курил с Позовым. Из головы вылетают все мысли об Арсении, которые ещё минуту назад не давали покоя. Только отводя взгляд от сцены и увидев, что рядом нет Кузнецовой, Шастун понял, как сильно проебался.       — Блять, Ира, пожалуйста, — шепчет в пустоту парень. Руки начинают ходить ходуном, и он хочет закурить.       — Антош, — слышит за спиной, — ты чего тут?       — Ира! — Обнимает изумлённую девушку. — Ты ушла… я не заметил… думал, что… да похуй, что думал! Почему не сказала?       — Эй, ты чего? Всё же хорошо.       — Уверена?       — Господи, конечно! Прости, я думала, вернусь, ты не заметишь, но мама позвонила, пришлось тут поговорить.       — Почему ушла?       — Душно стало, — безбожно врёт Ирина, — людей сильно много.       — Сказала бы…       — Ты так слушал внимательно, решила не отвлекать.       — А, да, — отводит глаза Шастун, пока кончики его ушей едва заметно розовеют. — Но сейчас всё в порядке?       — Безусловно.       — Это из-за..?       — Давай дома, ладно?! Ты расскажешь, я расскажу, — в глаза у Кузнецовой надежда, а ещё страх. Она отчего-то боится тех выводов, которые они оба сделают об этом вечере.       — Конечно, — у девушки от этого слова дыхание прерывается, — если хочешь.       — Хорошо…       Они неловко смотрят друг на друга, будто за этот вечер между ними стала выстраиваться стена из прозрачного стекла — они те же, но за взглядом кроется что-то сильнее и глубже, чем было день назад. Ирина нервно волосы за уши заправляет, а Антон вытаскивает сигарету. Ему кажется, что всё волнение начинает его отпускать, а от курева станет ещё легче. Он чиркает зажигалкой и наконец вдыхает табачный дым. Выдыхает полной грудью и прикрывает глаза. Ему лучше.       — За весь вечер не успел тебе сказать, выглядишь просто великолепно, — мягко улыбается Шастун.       — Да брось, — глаза отводит, хоть и улыбку зеркалит. Ира всегда умело принимает комплименты. Что-то не так.       — Ир, что случилось?       — А, что? Шаст, не бери в голову, — Ирина улыбается ещё агрессивнее шире. А ещё Ирина крутит на пальце обручальное кольцо и нервно оглядывает вход в ресторан.       — Ты уверена?       — Шаст.       — Ладно, ладно, — Антон поднимает руки, будто сдаётся и улыбается. Девушка усмехается.       — Вернёмся? — Предлагает Ирина, понимая, что в зале скоро их хватятся, а волновать друзей не хочется.       — Точно? Может, домой?       — Я же обещала забрать у Макара минуту славы, но пока как-то не задалось.       — Шутишь, что ли? Все мужики, не отрываясь, на тебя смотрели. Один едва шею не свернул!       — Всего один, — будто разочарованно тянет девушка.       — Знаешь, я бы уже начал тебя ревновать, — смеётся Шастун и неожиданно для себя предлагает: — Может, устроим представление?       Сказав, парень жалеет. Он отводит глаза,ему кажется неправильным и глупым играть с Ириной при Арсении. Девушка замечает борьбу и недоумение на лице парня, с грустью понимая причину. Но она её принимает.       — Да ну, — пытаясь изобразить небрежный тон, отмахивается Ирина, — веселья меня лишишь!       — Хорошо, — слишком очевидно с облегчением выдыхает Антон и сам этого пугается. Когда от отворачивается, Кузнецова зажмуривает глаза.       Ира в своей жизни мало чего боится, считает, что если так суждено, то пусть. Но за Антона она готова на всё. Ради него — тоже. Девушка боится, что Шастуну сердце разобьют, а она его собрать, как бы ей ни хотелось, не сможет. Разбитое сердце любовью лечить нужно, а её любви будет недостаточно — она не такая. Кузнецова в лицо парня вглядывается, замечает что-то незнакомое и отворачивается.       Я для тебя на всё, ты только не закрывайся. Пожалуйста…       — Пойдём? — Антон руку протягивает.       — Конечно. — Девушка пальцы переплетает и надеется, что у неё не дрожит рука.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты