Шторм в океане

Слэш
R
В процессе
23
Размер:
планируется Макси, написано 65 страниц, 12 частей
Описание:
//описание находится на оформлении//

au, в котором Антон женат, а Арсений слишком заигрывает(ся)
Примечания автора:
Они будут много разговаривать. Очень много (я надеюсь)
Работа о том, что все мы, по сути, хотим спокойствия, чтобы мы знали, что и куда идёт. Называйте это как хотите — хоть рутиной, хоть посредственностью, хоть здравым смыслом. Но не всё получается контролировать, особенно, когда дело касается не только тебя самого, но и партнёра, каким бы он ни был. Главное — чтобы кто-то вытянул одеяло на себя и первым сделал шаг

Работа об этом. И ещё немного о том, что, быть может, эта будет моя собственная терапия
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
23 Нравится 12 Отзывы 6 В сборник Скачать

Глава 9

Настройки текста
      Мир никогда не делится на чёрное и белое. Он таким кажется только на первый взгляд — на ещё тот, замыленный детскими сказками взгляд. Вряд ли есть ребёнок, раздумывающий, из-за каких моментов в прошлом Урсула была так зла, затребовав у Русалочки голос в обмен на ноги, и почему Круэлла носила шубки исключительно из далматинцев. Мы сразу выносим вердикт — добро или зло, правда или ложь, друг или враг, нравится или не нравится, чёрное или белое. Люди любят выносить вердикты, и закричи Чацкий сейчас «А судьи кто?», каждый мог бы поднять руку.       Подобным вердиктом может быть брошенное второпях «не люблю» или выдуманный образ человека с пометкой «враг» в дебрях памяти. Людям сложно увидеть серость мира и миллион его оттенков, всё чаще примеряя судейский парик. У ж лучше бы каждый брал судейский свисток как в футболе — там карточки хотя бы красные и жёлтые есть.       Арсений всегда людям вторые шансы даёт. Иногда сразу, иногда — спустя время. Но даёт. И люди этими шансами вольны распоряжаться как захотят — могут даже вернуть за ненадобностью. Про таких Попов думает, что они мир чёрно-белым видят, а кто этот второй шанс в руках вертит как листовку, врученную у входа в метро, — серым цветом. Ну или хотя бы не таким категоричным. Глядя на улыбающегося Антона, Арсений думает, что он этот второй шанс осторожно в нагрудный карман убрал, чтобы ближе к сердцу был и точно не потерялся. Мужчина уверен — у Шастуна мир яркий, не чёрный, не белый и даже не серый. Яркий. И в нём обязательно светит солнце.       Звонок в дверь приводит всех в оживление, а Антона — в недоумение. Он понятия не имеет, что ещ за два человека присоединятся к ним, а выловить Диму одного, чтобы спросить, не получается. Парню просто приходится ждать.       — Наверное, это Окс и Лёша! — Гремит на всю квартиру голос Павла, и все с улыбками тянутся к двери.       В подъезде действительно стоит молодая пара, они держат огромную корзину с алкоголем и всякими закусками. Девушка улыбается во весь рот, и Антон представляет, как бы у него свело скулы, если бы он улыбался так хотя бы на протяжении двадцати секунд. Парень по широте улыбки вряд ли уступает своей спутнице, но ему такое выражение лица кажется привычнее.       — Окси, — тянет Арсений и целует девушку в щёку, — очень рад, что вы с Лёшей приехали!       — Ну как мы могли пропустить твою премьеру, — слегка хриплым голосом произносит она, и Антон безошибочной определяет, что девушка курит.       — Тем более, когда собралась такая компания, — добавляет парень, и все начинают знакомиться.       Антон краем глаза отмечает, что Сергей стоит чуть поодаль, убрав руки в карманы. Он смотрит на Лёшу с Оксаной, но стоит взглядам пересечься, тут же отводит глаза. Шастун неотрывно наблюдает за этим и пытается сложить пазл. Девушка делает шаг к Матвиенко, но держится будто на дистанции. Смотрит ему неотрывно в глаза, а потом подставляет щёку для поцелуя. Серёжа едва касается её губами и тут же отходит, холодно и немного напряжённо пожимает руку Лёши. Догадки закрадываются в голову Антона, но он не может отвести взгляда с непривычно потерянного Матвиенко.       — Ты, если я правильно понимаю, Антон? — Раздаётся голос Оксаны буквально под ухом, и Шастун делает инстинктивный шаг в сторону.       — Верно.       — Меня зовут Оксана, а это Лёша, мой муж.       — Очень приятно, — парень протягивает руку для приветствия.       — Нам тоже, — улыбается Лёша, на что Шастун тоже не может сдержать улыбки.       — Предлагаю двигаться в гостиную, времени не так уж и много, — тут же командует Оксана, громко шлёпая по паркету явно большими ей тапками с единорогами. — Что-нибудь нужно ещё сделать?       — Окс, угомонись, — Арсений кладёт руки ей на плечи и целует в макушку. — Мы всё сделали, ждём только курьера.       — Огонь! Паш, Илья, Арс, растормошите ту корзину, это вам троим. С премьерой. Специально попросили «XO» для Арсения, «Абсолют» Макару и «Джека» Воле.       — Лучшая! — Восклицает Илья, и они втроём уходят в коридор, чмокнув по очереди девушку в щёку.       Под негромкие разговоры из коридора все рассаживаются по приготовленным Арсением местам. Шастун краем глаза внимательно следит за Оксаной. Девушка не вызывает у него доверия, почему-то с ней хочется осторожничать и держать на дистанции. Это у парня выходит отлично — он садится подальше от неё и потягивает пиво в ожидании виновников банкета. Воля, Макаров и Попов возвращаются жутко довольные, ещё раз благодарят Оксану с Лёшей и занимают свободные места. Рядом с Шастуном оказывается пустой, но жутко неудобный, на первый взгляд, стул, но Арсений с грацией картошки умещается на нём и прерывает откуда-то появившуюся тишину смешливым:       — Пипец, еле втиснулся.       Все, оценив комичность его позы на этом стуле, смеются, а Антон обменивается недоумённым взглядом с Оксаной. Девушка смотрит на него с нескрываемым подозрением. Парень утыкается в бокал пива.       Курьер привозит пиццу буквально за пятнадцать минут до начала шоу, и Шастун вызывается встретить его, чтобы заодно и покурить. Он выходит из подъезда и вдыхает привычно пыльный воздух, который даже здесь, через десяток постов охраны от обычного мира, такой же, как везде. Точно таким же Антон дышит, стоя у себя на балконе, выходя из магазина и в перебежке между машиной и офисом. Ему от этого спокойно. Он закуривает и буквально на пальцах в приложении пытается объяснить курьеру, как пройти к нужному подъезду. Когда ожидание затягивается, Шастун выбрасывает сигарету и ощущает, что ему стало гораздо лучше.       — Понастроят хуйни, — первые сказанные курьером слова лучшего всего отражают ситуацию, и Антон усмехается.       — Полностью согласен.       — Будто президента охраняют.       — Они графа сторожат!       — Графа? — Удивлённо переспрашивает курьер.       — Давайте я вам чаевых докину за эти хождения по лабиринтам.       — Вот за это спасибо.       — Спасибо, — Шастун протягивает парню купюру и возвращается в подъезд, пытаясь удержать семь коробок.       — Ты куда пропал? — Вылетает в коридор Арсений, как только за Антоном захлопывается дверь.       — Курьер долго через охрану пробирался, а что случилось?       — Ушёл и пропал, а тут, между прочем, уже почти выпуск начался!       Парень капитулируют, поднимая руки, и передаёт пиццы Попову. Он критически осматривает стопку коробок и уносит их в гостиную. Шастун идёт следом. Они занимают свои места, ровно когда на экране появляется заставка шоу.       На протяжении всего выпуска они смеются и даже не притрагиваются к пицце. Макар широко улыбается, увидев себя на экране, Оксана снимает в сториз, как они все смотрят шоу, а Воля наизусть вспоминает некоторые реплики. В рекламный перерыв Арсений успевает выложить историю в инстаграм с собой на экране, как будто он Джо из легендарной сцены в «Друзьях». А друзья искренне поздравляют Илью с дебютом на большом шоу. Павел признаётся, что будет рад поработать с Поповым и Макаровым ещё раз, и они дружно пьют за это. Во всём веселье не участвует только Серёжа и Оксана. Девушка бросает редкие взгляды на экран, больше времени проводя в телефоне, а Матвиенко крутит в руках даже не открытую банку энергетика, едва улыбаясь шуткам с экрана.       Антона это всё настораживает, но он не хочет делать выводы, пока не узнает ситуацию.       Парень не хочет сразу причислять Оксану к врагам только потому что у неё какая-то простая история с Серёжей, которая до сих пор делает ему больно. Но и курить с девчонкой одну сигарету на двоих он бы не стал — не такая она простая, какой хочет казаться. Есть что-то чужое, но оттого кажущееся знакомым в Оксане, что не даёт Шастуну покоя. Он девчонку разгадать хочет.       С этой мыслью он выходит покурить на балкон и не замечает, что с ним проскальзывает Арсений.       — Они вместе раньше были, — словно прочитав мысли, говорит Попов, и парень безошибочно понимает, о ком речь. — Серёга её с института любил, вс ромашки дарил и мармеладки в сумку кидал. Фрол тоже в него влюбилась, они даже съехались, жили вместе в какой-то квартирке три на три, но счастливые такие были… Аж бесили.       — Я даже не знал об этом, — подаёт голос Антон, представляя Оксану и Серёжу вместе без этой напряжённости.       — Вы когда познакомились, они уже разошлись. Оксанка семью и домик свой хотела, а Серёге приключения на жопу подавай… Разные они слишком.       — Не представляю их вместе. Но вот это в духе Серого, не помню, сколько у него девушек за это время было. И приключений.       — Серёга в них всех Оксану ищет, — замечает Арсений, крутя между пальцев так и не зажжённую сигарету, — но, как видишь, безрезультатно.       — А она выглядит счастливой.       Попов угрюмо хмыкает.       — Я их сам с Лёшей познакомил, а они взяли и поженились. Полугода не прошло, а она на весь офис кольцом светит и в сториз про подготовку свадьбы рассказывает. Серёжа тогда в Питер улетел, чтобы на свадьбу не приезжать. Войс прислал с поздравлением, прикинь… Окс потом на веранде плакала, а я Лёшу отвлекал. И вот она счастливая жена. Суркова. Но ни дома, ни семьи… — Арсений зло выбрасывает сигарету и сжимает кулаки.       — Пиздец какой-то, если честно, — Шастун уже третью прикуривает, пытаясь переварить услышанное. — Даже не представлял, что с Серёгой такое быть могло… Но он молодец, держится.       — Дело по сроку давности истекло. Не говори ему, что я рассказал, если спросит. Это их с Оксаной дело, я старался и стараюсь не лезть.       — А Оксана, она..?       — Мой менеджер. Серёга просил её к себе взять, когда они только разошлись. Волновался за неё, а мне кто-то толковый нужен был в помощники. Вот мы и сработались.       Антон многозначительно хмыкает и тушит сигарету. Он дёргает плечами в попытке согреться, но кажется, температура резко упала до нуля, и парень остался на холоде в одной толстовке. Попов осторожно кладёт ладонь ему на плечо, и теперь это место горит огнём.       — Принести плед? — Арсений спрашивает тихо, и Шастун мог бы подумать, что ему показалось, но ладонь греет плечо.       — Спасибо. — В тон ему отвечает парень, и Попов, кивнув, уходит.       — А вы?.. — Вновь откуда-то сбоку врывается вопрос Оксаны, и Антон отступает в сторону, пытаясь удержать подобие дистанции на не слишком длинном балконе.       — Я оценил твою способность влезть везде, — не скрывая своего отношения к ней, просто говорит парень. Чувствует, что смысла играть в дружелюбие нет.       — Это профессиональное. Так вы?..       — Познакомились в «Павильоне», а сейчас разговаривали.       — Мне Арсений про тебя не рассказывал.       — Значит, не счёл нужным лезть сюда тебе, — язвит Антон.       — Мне не нужны проблему с его репутацией, — в тон отвечает Суркова.       — Что-то я тебя в «Павильоне» не видел, раз ты за Арсением с носовым платочком бегаешь.       — Были дела с мужем, мы уезжали.       Шастун улавливает, что девушка этим как щитом прикрывается. Сказала «с мужем» — и она в домике, в безопасности, никто её не тронет и не сделает больно. Парень непроизвольно усмехается, но замолкает и отворачивается, увидев Оксанины глаза, — она саму же себя в башню заточила и нежно камни приносит, скрепляя их между собой упоминаниями факта замужества.       Суркова как оболочка той счастливой жены, которой так и не стала.       Оксана заправляет за уши выбившиеся от ветра волосы. Антон видит маску, которая дала трещину, но тут же срослась обратно. Парень ей кивает, и Суркова будто порывается дотронуться до его плеча, но быстро одергивает себя и цепляется за подол своей футболки.       — Я за него отвечаю, — произносит она, и Шастун между строк читает, что Оксана за Арсения волнуется сильно. Он кивает в ответ и отворачивается, давая девушке личное пространство хотя бы на миг.       Антон отчётливо видит в Оксане с Серёжей себя и Иру. С одной только поправкой, что они поженились, но оба знали, что это ненадолго, когда произносили торжественного «да». Оба не говорили это вслух, но знали, что узы брака связывают их ровно до момента, пока они своих «тех самых» не встретят. Шастун уверен — он бы чувствовал то же, что Серёжа чувствует сейчас, глядя на Оксану.       Шастун очень боится найти первым и оставить Ирину одну.       Ещё больше он боится остаться без неё.       — Я плед принёс, — прерывает размышления Арсений и накидывает ярко-бирюзовый плед на плечи парня. — Пашка меня задержал, хотел заставить за коньяком в магазин бежать, но я Диму уговорил.       — Спасибо, — благодарит Антон, едва ощущая тепло этой тряпки. — Поз ушёл уже? А то у меня пивас закончился.       — Один момент, — Попов убегает с балкона, оставив после себя лишь всполохнувшуюся шторку.       Шастун почему-то улыбается этому и ловит себя на мысли, что хорошо, что Ира уехала в Воронеж, и всё сложилось так — он стоит на балконе квартиры Арсения, придерживает на плечах бесполезный бирюзовый плед, в гостиной его друзья веселятся, а Арсений просит Диму купить для Антона ещё пива. И это так до смешного правильно, что Шастуна пробирает смех.       Он никогда не знал, как применять слово «правильно», но тут оно наконец-то обрело место и смысл.       Антону кажется, что всё, связанное с Арсением, можно обозначить этим словом. Да, правильно.       Шастун напоследок вдыхает спёртый воздух и открывает балконную дверь, позволяя шуму гостиной вытеснить все мысли из головы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты