Белые ходят первыми

Гет
Перевод
R
Завершён
75
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/27868089
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Задолго до Бенни Уоттса Бет подозревала, что секс – это что-то стоящее.
Примечания переводчика:
Первая часть: https://ficbook.net/readfic/10369182
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
75 Нравится 3 Отзывы 14 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Задолго до Бенни Уоттса Бет подозревала, что секс — это что-то стоящее. Достаточно было посмотреть на окружающих. Зачем бы они выставляли себя такими дураками, если бы секс того не стоил? Зачем жертвовали своим достоинством, лапая друг друга в барах, машинах и плохо освещенных библиотеках? Зачем соглашались жениться и выходить замуж? (Бет находила эту перспективу просто ужасающей.) Да, она подозревала, даже ожидала. И чтобы все прошло, как надо, готова была проявить некоторую настойчивость. * * * Бенни сидит через два столика от Бет и делает вид, что ее не замечает. Очередная скучная партия с кем-то, кого она вроде бы видела, но не может вспомнить по имени. Пальцы у Бенни подрагивают, когда он берет стакан в левую руку, чтобы переставить фигуру правой. Бет намеренно опускает взгляд на учебник Майзелиса в правой руке и чашку Эрл Грея рядом с левой. Барная стойка совсем рядом: если она будет смотреть туда достаточно долго, то, наверное, высечет взглядом искру. А где искры, там и разожжённое бутылкой шампанского пламя. Хотелось бы ей сказать, что она не пила с тех пор, как впервые победила Боргова, но это не так: она начинала и бросала — неровно, с усилием, как рвется тяжелая ткань. Но сегодня Бет почти семь месяцев как трезва. Такой вот личный рекорд. С легкой тошнотой она осознает, что воздержание от алкоголя намного легче, чем воздержание от секса с Бенни. Господи… * * * Бет была уверена, что, в конце концов, секс ей понравится. Она пыталась добиться этого с мальчиками из колледжа, мальчиками с турниров и Гарри с его нетерпеливыми ручонками (собственно, он был и тем, и другим). Но, глядя на происходящее со стороны, как при просмотре фильма, она была вынуждена признать, что освещение убого, действие идет вяло, а актеры не представляют собой ничего особенного. Режиссера бы распяли в Каннах. («Шахматное обозрение» написало о ее победе на 71-м чемпионате США: «Бет Хармон буквально распяла своих первых соперников, однако, кровавое зрелище впоследствии трансформировалось в более техничные победы над Алленом и Уоттсом». Бет пришла в восторг от этой фразы. Христианские националисты могли беситься сколько угодно — она все равно собиралась её говорить.) * * * Бет перекрещивает лодыжки — левая на правой, а не правая на левой — пытаясь убедить себя не ерзать на стуле. Есть в приглушенном свете и тихом фоновом шуме отелей что-то такое, из-за чего они кажутся застывшими в пространстве и времени. Бет чувствует себя главным героем в толпе статистов, только и ждущим, когда кто-то выкрикнет «мотор». Они с Бенни поднимаются одновременно и одновременно же ловят направленные друг на друга взгляды. * * * В тот, первый раз, когда Бет взглянула на руку, обхватившую ее предплечье («тебе все еще нравятся мои волосы?»), она, конечно, удивилась, но против не была. Для зрителя ей на удивление сильно нравилось играть. Какое-то время они целовались (алкоголь немного сглаживал настойчивость Бенни), и Бет краем сознания отмечала влажность этих поцелуев, вкус пива на губах, то, как его ужасные усы царапали уголок ее рта. Бенни целовался не хуже, но и не лучше остальных, вынесла свой объективный и бесстрастный вердикт Бет. А потом он ее отпустил. Бет стояла, тупо глядя на пустоту между ними. В ожидании следующего шага, где он сдернет сначала свою, а после — ее рубашку. Внизу живота потеплело от предвкушения. Возможно, подумала Бет, она все-таки чему-то научилась. Возможно, она доросла до этого, как до кофе или классической музыки. Между ними все еще было слишком много пространства, и Бет сделала то, что всегда делала перед пустой доской. Она пошла первой. * * * Оглядываясь назад, Бет заново отмечает все изящество их игры. Действие и противодействие. Сказанное и услышанное. Другие так не умели. Кроме того, брать Бет любила гораздо больше, чем иметь. Не то, чтобы она так уж хотела иметь дом, ее не особо волновал титул чемпионки мира и, тем не менее, ей нравилось их получать. Таким же преходящим было и удовольствие от секса: оно исчезало почти сразу после своего появления, и тогда можно было гнаться за ним снова. Она вырвала у Бенни победу почти силой. Снова. Пила кофе на кухне в одном полотенце, не удосужившись одеться после душа. Полтора дня ходила без бюстгальтера, зато в очень тонкой блузке (Бенни был человеком недюжинной сдержанности, но даже она имела свои пределы). Бет больше не спала на надувном матрасе. Она всегда любила (любит) брать. Возможно, Бенни об этом знал и позволил ей выиграть. Возможно, Бет сыграла по его правилам. А, может, по сравнению с остальными, у него просто оказались более развитые инстинкты. * * * — Скажи что-нибудь, Бет, — прошептал Бенни ей в висок, когда позволил втолкнуть себя в комнату и засунуть язык себе в рот. — Тебе понравилось, — она наконец облекла в слова то, что весь вечер порождало жар внизу живота. Бить его снова и снова, смотреть, как он снова и снова подставляет горло под острие ножа. — Понравилось что? — ладони жгли кожу даже через рубашку. Бенни тяжело дышал. — Когда тебя бьют. Его руки сжались, притягивая ее ближе (у него уже стояло — Бет ясно это чувствовала). Зубы Бенни задели ее ухо. — Ты меня побила? Надо же, а я и не заметил. Растрепанными, с румянцем на щеках и влажными от поцелуев губами, говорить оказалось намного легче. Бет легонько куснула его под челюстью, запустив пальцы под кромку джинсов. Живот Бенни напрягся в ответ на ее касание. Пальцами Бет прошлась по его горлу (все еще открытому для ножа), во впадинку между ключицами, пока не коснулась лежащей под майкой цепочки. Она вытянула ее наверх и обвила вокруг пальца — раз, другой, третий, пока золотые звенья не стянулись вокруг шеи. Бенни тяжело дышал, и этого было достаточно, чтобы Бет притянула его к себе за цепочку и шлевки на джинсах. Стукнувшись о дверной косяк, они ввалились в комнату, сбрасывая одежду и оставляя торопливые мокрые поцелуи на ближайших обнаженных местах. (Бет укусила его за плечо, пока руки были заняты выпутыванием из рукавов блузки, и в животе тут же полыхнуло сухим жаром.) * * * Большинство мужчин нихрена не стоят в постели, и это чистая правда. Не зная, как быть желанными, они могут противопоставить раскаленным углям ее желания лишь краткую мимолетную вспышку страсти. Бет стыдно за них, как стыдно за любого слабого противника, которому суждено проиграть на пятнадцатом ходу, а то и раньше. Все, кто были до Бенни (а также двое или трое после), разочаровывали по всем фронтам — выдохшееся пиво против водки, не иначе. Клео была чертовски хороша — Бет в этом уверена, несмотря на подпорченную таблетками память. А темные кудри и глаза Таунса (который не хотел ее, но сделал так, чтобы она захотела его) все еще вызывают у нее смутное трепетание в животе. И все же она не трахалась с ними ни на балконе в Триесте, ни в ванной в Лодзи, ни… блять, да неважно, где еще. * * * — За тобой что, гонятся, Хармон? Сидя поверх его бедер, Бет чувствовала ягодицами, какие они горячие. Она уже потянулась к резинке его трусов, когда Бенни перехватил ее запястья. — Что ты хочешь сделать? — А то непонятно, — Бет попыталась вывернуться, просто чтобы проверить, насколько серьезны его намерения. Кольцо Бенни врезалось в косточку на ее правом запястье. — Понятно, но все равно лучше помедленней, — в улыбке читалось откровенное издевательство, — иди сюда, — позвал он (как будто Бет уже не сидела на его бедрах) и, легко двигаясь своим костлявым телом, сполз вниз по подушке. Бет опустилась следом, нарочно елозя ягодицами и с удовольствием наблюдая, как чернеют от этого глаза Бенни. — Боже, — выдохнул он сквозь стиснутые зубы, непроизвольно хватая Бет за бедра. Она наклонилась, чтобы поцеловать Бенни — немного ниже, чем нужно, так чтобы соски коснулись его груди, а ягодицы плотно прижались к стоящему члену. Его бедра конвульсивно дернулись — на дюйм дальше, потом на дюйм ближе. Бет прижалась губами к доверчиво выставленному горлу, чувствуя, как по телу поднимаются волны жара, когда Бенни в ответ коснулся пальцами кромки ее нижнего белья. Он поцеловал ее (ну, или она поцеловала его) — грубо, торопливо, сталкиваясь зубами. Руки скользнули по тонкому хлопку ее блузки. Бюстгальтер был снят, скорее, вопреки их совместным усилиям, а не благодаря им. Бет кончила прямо так, отчаянно ёрзая на его бедре и вцепившись пальцами в волосы. Как только она перестала дрожать, Бенни перевернул ее на спину (или, возможно, он сделал это раньше — Бет видела, как он надевает презерватив, словно сквозь дымку лесного пожара). Сквозь эту же дымку она наблюдала, как он ее трахает — колено перекинуто через предплечье, пятка колотится куда-то в бок, цепочка на шее покачивается в такт толчкам. И когда Бенни, задрожав, простонал ей в ключицу, Бет каждым позвонком почувствовала знакомый трепет победы. * * * Даже через несколько месяцев (шесть после Лодзи?) воспоминания все еще кружат голову и заставляют щеки гореть жарким румянцем. Бет чувствует алкоголь в каждом звяканье граненого челтенхемского бокала. Так же остро она ощущает и его присутствие. Сложив подбородок на переплетенные пальцы, Бет рассеянно смотрит на яркий рисунок ковра, следует за ним вверх по лестнице, ведущей прямиком к номерам. На потолке нет никакого движения. Она все равно встает и, поставив чашку на книгу, идет к лестнице (два столика, всего лишь два столика). Уже не в первый раз она застает Бенни за разыгрыванием ее дебюта. — Хармон? Не знал, что ты приедешь. Он смотрит на доску с притворным интересом, как будто не знает эту последовательность наизусть. — М-м-м, — натянуто улыбается Бет, — я тоже не знала, что ты приедешь. Сторонний наблюдатель еще может на это купиться. Действующей чемпионке мира и второму лучшему шахматисту на континенте нечего доказывать в Вентуре, штат Калифорния. — Мне казалось, в Польше было в последний раз, Бет, — голос становится ниже, но Бенни все еще не поднимает глаз от доски. — Да, было, — у ее платья глубокий вырез, и Бет видит, как сглатывает Бенни, когда его взгляд останавливается на обнаженной коже. — Ладно, — он снимает шляпу, убирает волосы со лба и медленно потирает висок, — где там твоя комната? * * * Когда Бенни появляется на ее пороге (номер 1103 — верхний этаж, мансардное окно, пропускающее бирюзово-зеленый свет, ложащийся на постель, словно второе одеяло), он кажется почти успокоившимся. — Привет. — Привет, Бенни. Бет, по большей части, голая, за исключением чулок и нижнего белья: одежду все равно придется снимать, а у Бенни есть ужасная привычка отрывать пуговицы. В этом плане Бет прагматик до мозга костей. К тому же, у нее в комнате балкон на всю стену с видом на открытый бассейн. Через прозрачную занавеску в номер вползает вечерний ветерок и последние солнечные лучи, так что, если не вдаваться в детали, это почти как лежать в бикини на пляже. Бенни наклоняется, чтобы снять ботинки. Одновременно с этим Бет откидывает одеяло и прислоняется к спинке кровати, наблюдая, как он раздевается до джинсов с низкой талией и нескольких цепочек прямо над сердцем. — Что? — она вопросительно приподнимает бровь, — смотришь так, будто хочешь меня сожрать, — Бенни делает паузу, убирая со лба отросшие волосы, — не то, чтоб я возражал. Не первый человек, которого сожрала Бет Хармон, и вряд ли последний. — Как твое полное имя? — прищурившись, интересуется Бет, — Бенедикт? — она подавляет ухмылку, — Беннет? Это самое личное, что она решается спросить о его детстве. Бет не хочет, чтобы ее донимали расспросами, и при всем своем пренебрежении к религии, она четко следует золотому правилу нравственности. — Слава Богу, ни то, ни другое, — фыркает Бенни, устраиваясь между ее разведенных коленей и целуя внутреннюю сторону бедра. Когда трусики Бет оказываются на полу, он поднимает голову, глядя ей прямо в глаза. — Рубен, — сообщает он, облизывая средний и указательный палец, — на случай, если захочешь покричать. Бет чувствует, как дыхание Бенни обжигает ее бедро. — Смотрю, ты именно для этого оставила окно открытым. — Мечтай. — Что мечтать-то — ты уже мокрая. Она выдыхает, приглашающе подаваясь бедрами навстречу. Бенни целует именно так, как ей того хотелось, и Бет дергается от острой вспышки удовольствия. — Ну, давай, — он отрывается от ее клитора, — чтобы все слышали. Бет чувствует, как губы сами собой растягиваются в улыбке. — Нет. Бенни что-то ворчит, но Бет не может воспринимать это всерьез — не когда он лижет по всей длине, упираясь ладонями в ее дрожащие колени. Почувствовав, что вот-вот кончит, Бет его отталкивает. — Ложись. Бенни уступает — блестящие припухшие губы растягиваются в улыбке — и она закидывает ногу ему на бедро, подушечками пальцев касаясь выступающих ребер. В ответ на прикосновение к члену Бенни нехарактерно громко стонет. Бет украдкой бросает взгляд на окно. — Что? Это ты оставила его открытым. Смерив Бенни недовольным взглядом, она встает, чтобы задвинуть щеколду (одного Триеста было вполне достаточно). За спиной раздается скрип кровати: Бенни достает из левого кармана плаща презервативы. Сначала они трахаются в постели, потом — на кухонной стойке (номер просто огромный), затем Бенни показушно уходит курить на балкон, а Бет принимает ванну, на восемьдесят процентов состоящую из мыльных пузырей. Когда она выходит — влажная и пахнущая слишком приторной гостиничной лавандой — и вытягивается рядом с ним на кровати, спина Бенни движется так равномерно, что Бет решает, что он заснул. Невероятный язык не мешает ему отрубаться так же быстро, как и всем остальным. — Рубен Уоттс, — еле слышно шепчет Бет. — Бет Хармон, — Бенни переворачивается на спину и какое-то время смотрит в потолок, прежде чем перевести на нее лукавый змеиный взгляд, — знаю, что открытость — не твой конек, но откровенность за откровенность. Я ответил на твой вопрос, теперь ты ответь на мой. Он прочищает горло, слегка снижая градус пафоса. — Я лучший из тех, кто у тебя был? — Да пошел ты, — Бет с трудом сдерживает улыбку, — это был последний раз. — Ну-ну. Бенни целует ее в висок, прежде чем окончательно отвернуться набок.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты