Experience

Гет
PG-13
Завершён
58
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Такие разные, но всё равно вместе. До конца.
Посвящение:
Мармеладке, что любит Рега даже сильнее меня.
Примечания автора:
Вместо того, чтобы писать новые главы другого фанфика, я делаю ЭТО. Нужно же тренироваться писать драбблы.
Читать можно под песню Experience by Ludovico Einaudi. В переводе название значит "опыт", в чём скрытый смысл уже сами можете поразмыслить.
P. S. Вам может показаться, что Регулус здесь романтизирован. Частично так и есть..
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
58 Нравится 9 Отзывы 17 В сборник Скачать

Рассвет кровавого конца.

Настройки текста
Невесомые снежинки кружили над замком, падая на черепицу, оставляя слой белого покрывала. Регулус Блэк никогда не любил зиму. Она всегда ассоциировалась у него с приёмами, на которых он должен был подражать родителям и быть достойным наследником. Слизеринец любил семью, но только не когда мать читала лекции про важность чистоты крови, или когда отец вновь рассказывал какой долг ляжет на его плечи, когда они скончаются. Регулус не хотел об этом думать. В свои неполные пятнадцать, он хотел жить беззаботной жизнью, возможно ходить на маггловские концерты или пить огневиски. Он хотел иметь верных друзей, прямо как у Сириуса. Может, после школы он уехал бы путешествовать по миру, ища интересные и опасные артефакты. Но он не Сириус, пора бы это запомнить. Он Регулус Арктурус Блэк. Слизеринец, что умрёт ради своей семьи. Но у него тоже есть принципы. Один из них сидит рядом, обняв его за плечи. Холодный ветер обдувал её лицо, спутывая красные волосы. Её веснушки покрывали шею и лицо, делая её более странной. Хоуп Грейвс была очень странной особой. Безрассудная, упрямая, смелая, но ни в коем случае не глупая. Она была не как все гриффиндорцы, что сначала делают, а потом думают. Она могла медлить, но всегда выкручивалась, выходя сухой из воды. Её задорной смех мог оживить любую компанию и снести Регулусу крышу. Её красные, крашеные, волосы можно было увидеть за километр, а ярко-синие глаза, задорно сияющие под лучами солнцем, всегда смотрели на парня с такой же любовью. Маленькие татуировки появились на её теле совсем недавно, на Хэллоуин, украшая шею и запястья.

Она всегда ассоциировался у него с птичкой. Свободолюбивая пташка всегда отстаивала своё мнение и привлекала внимание. Прямо как колибри.

Регулус был больше похож на ворона. Холодный тон и вечно чёрная одежда делала его угрюмым и закрытым, но Блэк был не таким. Он всегда обдумывал свои действия, шёл к своей цели до конца, прямо как истинный слизеринец. Серые глаза, смоляного цвета волосы и высокие скулы украшали парня, заставляя девушек томно вздыхать, на что Хоуп всегда весело смеялась, вполне серьёзно говоря, что они скоро окажутся в Больничном Крыле. Иногда, с особо приставучими так и случалось. Небольшие травмы, лёгкие проклятия и они больше не лезли к Блэку. Сейчас, сидя на холодной лавочке, прямо у Чёрного Озера, она выглядела крайне мягкой, не такой как всегда. Мягкой, тёплой и такой уютной в своём растянутом свитере и тёплой куртке. В голову вновь залезли плохие мысли о будущем, заставив Регулуса скривиться. Девушка, посмотрев на него, нахмурилась, будто пытаясь прочитать его мысли, отчего на лбу появилась смешная складочка, а родинка над бровью мило опустилась. – О чём думаешь? – не выдержала она, спросив своим хриплым от ветра голосом. – Не люблю зиму. – немногословно ответил он. Впрочем, как и всегда. – Я тоже. Каждый год, на Рождество, мы ездим к моей вечно кричащей тётушке, что пытается выдать меня за своего пасынка. – весело отозвалась она, путаясь пальцами в его волнистых волосах. Регулус хмыкнул. – Надеюсь у неё нет шансов. – он повернулся к ней, смотря в задорные глаза. – Ну это уже зависит от тебя. – ухмыльнулась она, медленно поднимаясь со скамейки. – Ах вот как. – Блэк вскочил за ней, поднимая на руки под её визг. Попытавшись вывернуться из его хватки, она случайно ударила его в нос, тихо ойкнув, на что парень задорно посмеялся. Пару секунд и она вновь стоит на своих двоих, упираясь руками Блэку в грудь и смотря прямо в серые глаза. Так пронзительно и понимающе. – Не думай об этом, Регулус. – вдруг произнесла она, утыкаясь ему в шею. Иногда парень думал, что она легиллимент. – Мы живём сейчас и только сейчас. Будем разбираться с проблемами по мере их поступления. – Да, но.. ты же знаешь, что мать точно не захочет чтобы я женился на маглорожденной. – тяжело вздохнул он, перемещая одну руку ей на талию, а другой поглаживая волосы, будто успокаивая. – Скорее всего я стану Пожирателем. Они.. они убивают таких как ты, Хоуп. – Чшш, мы сейчас в Хогвартсе. В самом безопасном месте в Англии и мы живём моментом. Пора бы тебе запомнить это. – улыбнулась она, вновь поднимая взгляд на парня. – Я люблю тебя, Регулус. – И я люблю тебя, Грейвс. – медленно придвинувшись, он поцеловал её, будто в последний раз, вкладывая всю нежность, что в нём есть. Такие разные, но всё равно вместе. До конца. Август 1979 года. Тихий шелест страниц прервал звенящую тишину дома. Серые глаза бездумно бегали по строчкам, пропуская целые абзацы. Длинные пальцы судорожно сжимали книжный переплёт и постоянно тянулись к воротнику, будто тот вот вот задушит. Носок ботинка беззвучно постукивал по деревянному полу, только иногда скрипя. Вздохнув, Регулус резко захлопнул книгу, вставая с кресла и выходя в коридор. Лесничный пролёт встретил его уже привычными сушёными головами прошлых домовых эльфов, что от сквозняка легко покачивались. Спустившись на первый этаж, Блэк завернул на кухню, где сидела его мать, медленно попивая виски. – Матушка, – тут же подал голос он. Удостоверившись, что на него обратили внимание, Регулус продолжил: – Почему меня не взяли на это задание? – Люциус ведь тебе объяснил, Тёмный Лорд сам запретил брать тебя. – поставив стакан на стол, ответила она. С негромком хлопком появился Кикимер, вновь наливая алкоголь. – Тогда почему мне не сказали хотя бы что это будет за задание? – повысил голос Блэк, но тут же замолчал, вновь нацепив на себя маску. – Что тебя гложет, Регулус? – спросила она, непривычно мягким голосом. Обычно мать не позволяла себе такого. – Ничего. Не обращай внимание. – он резко оборвал диалог, вновь спеша в сторону библиотеки. Когда он поднялся обратно, вновь присел на кресло, задумчиво смотря в алый огонь, что полыхал в камине. – Кикимер, – шёпотом позвал он, и когда домовик материлизовался перед ним, продолжил. – Мне не приходили никакие письма? – Нет, хозяин Регулус. Никаких писем не было. – своим писклявым голосом, сказал эльф. – Ладно, спасибо. – парень вновь откикнулся на спинку, взяв в руки многострадальную книгу. Вновь резко захлопнув её, он повернулся к стоящему рядом Кикимеру и вновь спросил: – Ты мог бы перенести меня в место, где стоит антитрансгресионный барьер? – Блэк приподнял брови, абсолютно серьёзно смотря на существо. – Конечно, силы Кикимера могут перенести хозяина Регулуса куда он захочет. – парень поднялся с кресла и схватив свою палочку, присел напротив домовика, подав ему свою руку. – Перенеси меня на Кроуленд стрит 76. – эльф схватился за протянуть руку и они пропали, оставив после себя такую же звенящую тишину. На пустынной улице прозвучал хлопок и два силуэта появились прямо перед домом. Тёплый ветер развивал тёмные волосы и белую рубашку, пробирая до костей. – Спасибо, Кикимер, дальше я сам. – быстро сказал парень, поворачиваясь в сторону дома и тут же застывая. Над звёздным небом величественно красовался зелёный череп, а из её рта выползала мерзкая змея. Метка на предплечье вспыхнула болью. Над её домом возвышалась Чёрная Метка. Тут же сорвавшись с места, Регулус перепрыгнул через невысокую калитку, что огораживала дом от улицы. Пробежав через небольшой сад с цветами, Блэк приблизился к двери, что была приоткрыта. Петли зловеще скрипнули, создавая атмосферу фильмов ужасов, что они с Хоуп смотрели буквально несколько недель назад. Аккуратно зайдя в коридор, слизеринец судорожно вздохнул, заметив в проходе маленькую ручку и потрёпанные светлые волосы. Чарльз Грейвс, младший брат Хоуп и весёлый мальчик, что вечно предлагал Регулусу мороженое, был мёртв. Нагнувшись, Блэк поднял его на руки, закрывая его глаза, в которых застыл страх. Он положил его на диван, что стоял в гостиной, краем глаза заметив ещё оно тело. Мужчина средних лет, с такими же светлыми волосами, с лёгкой сединой, лежал рядом, сжимая в руке какое-то маггловское оружие. Кажется, Хоуп когда-то говорила, что он работает полицейским. Маггловским аврором, можно сказать. Почувствовав стадо мурашек, пробежавших по спине, Регулус выпрямился, поднимаясь на второй этаж. Тихий сквозняк пел свою песню, будто ведя его к цели. В своей комнате, крепко держа в своей руке палочку, лежала Хоуп. Будто спала. Только её синие глаза уже не светились жизнью и любовью, а красные волосы будто потускнели. Регулус застыл, падая на стену, сжимая волосы в пальцах. Её хрупкое тело было окутано синяками и свежими ранами, из которых сочилась кровь, окрашивая светлый ковёр. Съехав на пол, Блэк придвинулся к её телу, пытаясь нащупать пульс. Это была лишь сумеречная надежда. Её кожа всё ещё была тёплой, а на губах играла лёгкая улыбка. Но Хоуп Грейвс лежала мёртвой на полу в собственной комнате. – Не думать о будущем, конечно. – Регулус осторожно, будто она сейчас сломается, поднял её на руки и перенёс на ближайшую поверхность – небольшой диванчик. Нежно поправив алую прядь, что выбилась из небрежной косы и упала на лицо. Уткнувшись ей в живот, парень приглущенно всхлипнул, разрушая надежду на лучшую жизнь. Всё разрушено, ничего не починить. Резко, будто ужалив, его пронзила дикая злость. На себя, на Хоуп, на Пожирателей. Он не мог понять, что, блять, делать. Хотелось заявиться в штаб ПСов и перебить каждого, кто хоть каплю причастен к её смерти. Будь то его кузина Беллатрикс или хоть сам Волдеморт. Плевать. Возможно, всё сложилось иначе, если бы он родился в другой семье, та хоть в маггловской. Просто он сражался бы на другой стороне. Или просто уехал бы куда-нибудь во Францию или Америку, подальше от Ордена Феникса и Пожирателей. Регулус Блэк устал бороться. Устал жить вот так. Но надежда на счастье умерла вместе с Хоуп Грейвс, что сейчас лежала мёртвой рядом с ним. Как и вера в Лорда Волдеморта. 29 августа 1979 год. Кладбище в Годриковой Впадине. Мерзкий дождь гулко стучал по чёрной ткани зонтиков, тая в негромком шуме. Несколько человек, а точнее члены Орлена Феникса, стояли рядом с несколькими могилами и грустно смотрели на, пока что, светлый камень мрамора. Сириус Блэк стоял рядом всхлипывающей Марлин, прижимая её к себе, нежно обнимая за плечи. Имея лишь годовую разницу в возрасте, Марлин и Хоуп неплохо ладили, иногда заглядывая друг к другу в гости и обсуждая всё на свете. Они многих потеряли и ей было неуютно от мысли, что кто-то ещё умрёт. Да, Хоуп иногда была заносчивой и эгоисткой, но она была собой. Не пряталась за стереотипами, не пыталась казаться такой же как и другие. Она верила в свои цели и имела свои принципы. Она не презирала других только из-за разных факультетов или взглядов на жизнь. Как-то раз, Маккинон бросила, что ей нужно было на Пуффендуй, но сейчас, стоя рядом с её могилой, девушка поняла, что Хоуп Грейвс была настоящей гриффиндоркой. Сириус же думал приблизительно так же. Они не сильно общались, иногда ругаюсь из-за почти идентичных характеров и её любви к его младшему брату. Только Сириус Блэк знал об этом, иногда подстрекая её и обвиняя непонятно в чём. Хоуп больше общалась с Марлин и Лили, отчего мародёрам, а в особенности Сириусу и Джеймсу, приходилось иногда сидеть в компании Грейвс. Нет, она была хорошим человеком, но сам факт, что она была влюблена в его братца знатно покоробил тогда ещё семнадцатилетнего гриффиндорца, который увидел их обнимающихся на Астрономической Башне. Тогда он подумал, что возможно, с братом ещё не всё потеряно и не стал говорить никому. Даже Поттеру, что был его лучшим другом и братом. Лили стояла сзади, крепко сжимая руку Джеймса и неотрывно глядя на мраморный камень и выцарапаные на нём буквы. А в голове она прокручивала разговор, что случился буквально несколько дней назад, когда Хоуп заскочила к ним с Джимом домой, спеша на Косую Алею, чтобы закупиться к новому школьному году. – Я бы не хотела, чтобы меня хоронили. – задумчиво сказала Хоуп, вглядываясь в чашку с чаем, непонятно что пытаясь найти там. – Хочу буквально стать ветром. – Я была бы непротив если меня похоронили. – хмыкнулс миссис Эванс, протягивая руку к кусочку пирога. Со второго этажа послышались шаги, а на кухню заглянул взлохмаченый Джйемс. – Почему вы обсуждаете... свои похороны? – саркастично спросил Джеймс, рукой проводя по своей шевелюре. – Чтобы ты знал что делать, если что случится. – ласково ответила Лили, полностью переключаясь на мужа. – Не случится. – Джим придвинулся вперёд, мягко поцеловав жену. Тогда они и не заметили как Хоуп грустно улыбнулась и быстро вышла из дома, оставив пару наедине. А сейчас Лили даже и не знала, почему не сказала другим, что Грейвс не хочет быть в земле. Она хотела быть свободной. Но похоже, Джеймс этого разговора не помнил, а девушке даже не хотелось думать об этом. Но мысли так и роились в её рыжей голове. Поттер стоял под боком, держа чёрный зонт, скрывающий их от дождя. Он не сильно помогал, пачкая ботинки в болото, но сумеречное чувство безопасности помогало им с Лили не мучатся так сильно. Он не знал Хоуп так хорошо, но ради своей жены простоял здесь хоть в лютый мороз. Грейвс была ему просто знакомой, хоть иногда помогала мародёрам избежать наказания у Филча. Впереди стоял Дамблдор в необычной для него тёмной мантии. На его лице не было той доброй улыбки, что всегда встречала детей в начале каждого учебного года, в глаза не поблескивали радостью и озорством как каждый раз, когда он покрывал учеников в их шалостях. Он выражал только скорбь, что буквально поселилось на этом кладбище с начала войны. Хоуп была для него обычной ученицей, что иногда приходила к нему в кабинет чтобы обсудить новый вкус каких-то конфет или просто выпить чаю. Он помнил как она впервые туда зашла, маленькой потерянной первокурсницей, что потерялась в запутанных коридорах. Альбус, зачитав свою не очень длинную речь, мрачно вздохнул и, положив белые калы на могилы семьи, медленным шагом вышел с кладбища. За ним потянулись и Поттеры, а затем, таким же медленным шагом, вышли и Марлин с Сириусом. Но никто так и не заметил тёмную фигуру, что стояла сгорбившись под ближайшим деревом. На его тёмные волосы падали тяжёлые капли воды, но ему было всё равно. Только бы попрощаться с ней. Дождавшись когда все уйдут, Регулус рваными шагами подошёл к могиле и немного постояв, присел на корточки. – Ты... ты как всегда, Грейвс. – мрачно усмехнулся он, рукой стряхивая волосы. Прерывисто вздохнув, Блэк продолжил: – Мы ведь... мы хотели побывать в Норвегии. Ты так хотела увидеть Северное Сияние. А в итоге... я сижу здесь и разговариваю с твоей могилой. – он опустил голову, закрывая лицо, будто не желая видеть слова, выцарапаные на куске мрамора. Это чувство, что засело у него с того самого момента, как он увидел её бесжизненое тело ещё больше разползлось по груди. Будто какое-то проклятье. – Я хотел бы чтобы ты сейчас была со мной, но... видимо нашему счастливому концу было суждено сбыться не в мире живых. – Регулус понизил голос, нежно прошептав последние слова, проводя пальцами по надписи, выцарыпаной на камне. – Ещё увидимся, Хоуп...   

Тот, кто живет ради вечности, никогда не страшится умереть.

Примечания:
Адрес её дома я придумала, такого места нет. А может и есть, но я о нём не знаю.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты