Афродита

Фемслэш
NC-17
Завершён
4
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Быть ассистентом магозоолога непросто: постоянные задержки на работе и воистину звериная усталость под вечер. Но Банти всегда находит силы и время для своей возлюбленной Литы.
Примечания автора:
Для ЗФБ2020 команды ФТ
https://archiveofourown.org/works/22720186
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Банти не хотела будить, тихо прикрыла за собой дверь в комнату и переоделась в пижаму, почти бесшумно прокралась в кровать и забралась под одеяло. Лита бы без неё всё равно не заснула, но не спешила выдать себя. Банти только повод дай попереживать; вот и сейчас наверняка будет беспокоиться, что Лита всё ещё не спит. Лита притихла, прислушиваясь к дыханию Банти. Любимая лежала на боку на краю кровати, вытянув длинные ноги так, чтобы не коснуться щиколотки Литы. Ступни наверняка холодные. Отогреть бы её, обнять… Слыша, что Банти так и не заснула, Лита повернулась к ней и обняла за талию, прижимаясь всем телом. — Прости, разбудила тебя… — нежно сказала Банти, обхватив её запястье и прижимая к себе крепче. — Что ты. Просто бессонница. Заодно и тебя дождалась. Но всё же стоит поговорить с Ньютом о твоём расписании. В Министерстве всё чётко — мы заканчиваем в восемь и расходимся по домам, ни минутой позже. Хотя бы те работники, у кого нет в начальниках трудоголиков и фанатиков вроде мистера Трэверса. — Мистер Скамандер не виноват, он и рад бы меня не загружать, но я как представлю, что он один пытается управиться со всей этой клыкастой и зубастой оравой, сердце кровью обливается. Лита закусила губу и стиснула руки вокруг тела Банти ещё сильнее, словно змея обвилась кольцами и душит свою жертву. На языке так и вертелось капризное и детское: «Значит, работа тебе важнее меня? Ко мне ты не торопишься?» Скапливалось внутри, как яд, и отравляло — хотя ни одно ядовитое животное не страдает от своих выделений, так? Почему тогда люди страдают? Лита знала, насколько Банти на самом деле ранимая и как отчаянно пытается это скрыть за самоиронией и дружелюбием. Лита помнила, как когда-то не сдержалась и ужалила, и Банти извинялась, даже не пытаясь защищаться, а ведь претензии были такие же бессмысленные, как те, что хотелось выплеснуть сейчас. Банти вдруг ловко вывернулась из её объятий, напоминая, какая она на самом деле сильная, опрокинула на спину и нависла, едва не прижимаясь кончиком своего носа к её: — Прости! Я не хочу быть из тех равнодушных девушек, которые замужем за своей работой и заставляют любимых тосковать в холодной постели. Как я могу загладить свою вину? — Ты ни в чём не виновата! И уж точно не обязана… Банти хихикнула и поцеловала её в щёку. Снова нависла над ней. Голубые глаза хитро поблёскивали. — Я думала, это будет хорошая реплика, чтобы у меня был повод устроиться между твоих коленок. Я скажу: «Как мне загладить свою вину?» А ты скажешь что-то возмутительно неприличное, и там обязательно будет слово «погладить», а потом… ой, я так люблю твои эти неприличные каламбуры! Лита больше не чувствовала яда на языке и внутри. Она улыбнулась в ответ и вскинула руки, чтобы Банти стянула с неё кремовую кружевную сорочку через голову. А затем слегка приподнялась на локтях навстречу этим умелым рукам и чувственному рту, позволяя «заглаживать вину». Наласкавшись вволю, Банти спустилась в низ кровати и воплотила свои «угрозы», устроившись между ног Литы и медленно вылизывая её. Банти плавно скользила языком по створкам и между ними, слегка раздвигая их, когда нажимала сильнее. Она словно специально дразнила и даже случайно не касалась клитора и не трогала пальцами. Только язык, губы и горячее прерывистое дыхание. Лита запрокинула голову и простонала, когда Банти всё-таки сжалилась над ней и приступила к ласкам того самого чувствительного в её теле, что больше всего сейчас нуждалось в ловком и влажном языке. Вдруг Банти остановилась. Она забралась в постели выше и снова оказалась прямо над Литой. С томно прикрытыми глазами, растрёпанная, со слегка блестящим от её соков подбородком и губами, Банти выглядела сейчас самим совершенством. Она лихорадочно сдёрнула с себя пижамные штаны и расстегнула пуговицы на рубашке. Лита с готовностью трогала её большую мягкую грудь с нежными розовыми сосками, гладила между ног, запустила два пальца внутрь её влагалища. Банти вызывающе облизала свои два пальца и не спеша ввела их между створок Литы, пока неглубоко и плавно. Двигаясь в одном ей понятном темпе, Банти иногда подавалась назад, оставляя внутри влагалища только кончики пальцев, а потом загоняла внутрь. Поглаживала клитор, зная, когда надавить сильнее, когда едва-едва касаться. Банти придержала её за запястье, беззвучно приказывая остановиться, и сама двигала бёдрами, насаживаясь на пальцы Литы. Так хотелось закрыть глаза и раствориться в этих жгучих ощущениях, наслаждаться звуками, но следить за Банти было куда более волнующе. Как она облизывается и прикусывает губу, тяжело дышит с открытым ртом, а потом жмурится и замирает. Банти сжала бёдра и толкнулась вниз, глубоко насаживаясь на пальцы Литы. Отдышавшись, Банти наклонилась и поцеловала Литу в лоб, а затем снова спустилась, чтобы довести её до исступления языком, губами и пальцами. За такое хотелось вознаградить возлюбленную сполна, дать понять, насколько ей хорошо. Лита дождалась, пока Банти вытянется рядом и протянет руки, чтобы обнять, схватила её за плечи и мягко перекатила на спину. Целовала в губы и щёки, спускалась к шее и ключицам, замирала, прижимаясь лбом к плечу, не в силах показать ни словами, ни действиями, как сильно она её любит. Чувствовала, как нежные руки гладят её по волосам и по спине. Лита села на кровати, чтобы ещё раз полюбоваться, прежде чем они пойдут приводить себя в порядок и снова оденутся в пижаму и сорочку. Шторы в комнате были плотно задёрнуты, свечи не горели, но Лита прекрасно видела свою возлюбленную во всей красе, расслабленную и довольную. Лучше всего злобный яд растворял внутри добрый сладкий мёд. Душа требовала высказать Банти столько хорошего и приятного, чтобы это казалось даже глупым и приторным, лишь бы заглушить недавние неприятные мысли. Видение вспыхнуло, окрасилось золотым и розовым, перенося девушку, распростёртую на смятой простыне, на полотно художника. Афродита, вот кто она — чувственная, любящая, с кудрями цвета мёда и молочной кожей, усыпанной веснушками на плечах, груди и роскошных бёдрах. Лита легко представила, как стоит на берегу, а ей навстречу идёт такая богиня — обнажённая, прекрасная. Щиколотки и ступни щекочет морская пена. А потом заря осыпает розовыми поцелуями лицо и тело — и таинственной девушкой, подобной Афродите, оказывается её Банти. Лита решилась сказать об этом вслух. — Я-то? Ещё бы! Кто же ещё, как не Афродита. Лита не хотела смущать возлюбленную, но всё же таких слов не ожидала. Банти продолжила: — Ты же про ту, которая заарканила морского дракона уздечкой из морской пены и ракушек? — Да, разумеется. — Лита не смогла сдержать улыбку, слишком милой была озадаченная Банти. — Наверное, были ещё версии этой истории, но мне нравится эта. Родители всё время в детстве рассказывали эти сказки о бессмертных прекрасных девах, которые приручали драконов. Кто хитростью, кто ловкостью, кто силой. — Я бы послушала. Интересно сравнить с моими историями. Лита устроилась на плече Банти и просто наслаждалась звуками её голоса. Конечно, в каждой семье свои волшебные предания, на которых вырастают свои девы-воительницы, принцессы или могущественные колдуньи. Когда-нибудь они с Банти обязательно придумают свои собственные сказки.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты