Паранойя

Джен
PG-13
Завершён
6
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Ястреб чувствовал, что за ним следят. Он не знал, кто именно, — но был в этом уверен.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Тик-так. Тик-так. Тик-так. Тик-так. Тик-так. Ровно в тот момент, когда Ястреб услышал о плане по внедрению в Лигу, он сообразил, что у доверия комитета должна быть обратная сторона медали. Хотя доверие — неподходящее слово в его ситуации. Оказанная честь? Особая любовь? Знак уважения к его способностям. Комитет знал, насколько он осторожен. Насколько внимателен к деталям. Насколько хорошо он умеет притворяться дурачком в любой подходящий момент. Насколько умело лжёт. В конце концов, комитет воспитал его таким. Вот почему нельзя было говорить ни о каком доверии. Комитет будет перепроверять его отчёты — это Ястреб понял тогда же, когда согласился на работу. Комитет будет следить, чтобы он не натворил дел. Это Ястреб тоже понимал. С другой стороны, возможно лучше, если бы он не понимал вообще ничего. Тик-так, тик-так, тик-так. Потом, конечно, Даби. Даби был до ужаса скользким и раздражающим, и разговаривать с ним ощущалось примерно как копошиться в банке с муравьями и чувствовать по всей коже маленькие лёгкие прикосновения, которые потом мерещатся повсюду и заставляют навязчиво растирать руки. Даби не тянул на гениального лидера, но Ястреб нутром чуял, что тот что-то знает. Что-то очень неприятное, что касается его, Ястреба, напрямую. Это бесило и вызывало желание встряхнуть Даби за шкирку. Или припечатать башкой о стену. Ястреб скрипел зубами и медитировал, представляя, как скрутит ему руки и отправит прямиком в Тартар. Героям не положено прибегать к бессмысленному насилию, но Даби был хуже, чем не проходящая двенадцатичасовая мигрень. Наверное, он достался ему за все прегрешения — но положа руку на сердце, Ястреб был готов поклясться, что таких прегрешений он не совершал. Может быть, Даби ничего и не знал о нём заранее. Может быть, он узнал — и в этом тоже таилась огромная проблема. На парочку старомодных трюков его интеллекта хватит, Ястреб был уверен. Тик-так. Тик-так. И, словно его жизнь — одна непрекращающаяся злая шутка, Ястребу всё же сообщили, что его прослушивают. Ну, как сообщили. Просто взяли и повесили на него парочку жучков. И несколько камер в довесок. Паранормальный фронт оказался в каком-то смысле честнее остальных, но легче не становилось. Это о девайсах на своих крыльях Ястреб знал наверняка. Глупо было бы, если бы они выдали все карты сразу. К тому же, он до сих пор не знал имён всех, кто там состоит. Они могли быть прямо рядом с ним. Даже в одном офисе. Тик-так. Ястреб резко сбил крылом будильник с тумбочки и сел на кровати. Вдох, выдох, у тебя профдеформация, верно, Кейго? Дурацкое имя. Ястреб не любил называть себя по имени. Было ли это вообще его именем? Было ли у него имя? Он потёр лицо, пытаясь остановить бешено вращающееся колесо из мыслей. Так и свихнуться недолго. Здесь-то поздно спохватился, ха-ха. Очень смешная шутка. Ястреб вылез из постели, поднял с пола будильник, прислушался к тиканью секундной стрелки. Вытащил батарейки. Вставил обратно. Будильник как будильник. Главное, что не электронный. Он внимательно посмотрел на циферблат и даже постучал пальцем по стеклу. Будильник красноречиво промолчал, не прекращая навязчивое тиканье. Ястреб зажмурился на несколько секунд, затем распахнул глаза и осторожно вернул его на законное место. Тот снова промолчал, только продолжил мерзенько улыбаться раскинутыми в разные стороны стрелками. Прямо как Даби. В точности как Даби. Только он при этом ещё фамильярничал и говорил, мол, птенчик, ты там осторожней на поворотах. А то мало ли что. Натворишь что-нибудь — я ведь узнаю. Ястреб сделал глубокий вдох и отвернул будильник циферблатом к стене. Приём, Кейго, будильники не улыбаются. За окном в угольно-сером от плотных туч небе медленно кружились куцые снежинки, и захватывающий вид на городские огни с последнего этажа от этого как-то мерк и тоскливо облезал. До рассвета оставалось ещё плюс-минус час десять. Ястреб резонно решил, что засыпать обратно смысла так-то и нет, и медленно поплёлся в ванную, пытаясь выкинуть из головы прилипчивую попсовую песенку. Можешь ли ты увидеть её белые крылья? Эти глаза уставились на тебя… [1] Ястреб поморщился. Где он вообще успел это услышать? Дурацкий, слащавый мотивчик. Ангел любви присматривает за тобой… Он-то точно на ангела любви не тянул. Ястреб поотмокал в воде добрые полчаса, высушил голову и крылья, поставил греться кофеварку, сварил яйца, включил один за другим все три телефона — для звонков из комитета, для звонков от Даби, чтоб ему пусто было, и для звонков по геройским вопросам. Был ещё четвёртый, с которого Ястреб обычно вёл социальные сети, но к нему он в последнее время предпочитал вообще не притрагиваться. К моменту, когда кофе вскипел, солнце наконец сжалилось и предприняло безуспешную попытку пробиться сквозь тучи и подкрасить небо нежно-розовым. Приятнее на улице не стало. Ястреб покрутил допотопный мобильник в руках и задумчиво отхлебнул приторно-сладкий кофе. Были бы до сих пор повсюду телефоны-автоматы — звонил бы с телефона-автомата. Раньше двойным агентам жилось несравненно лучше. Постараешься, и тебя никто с фонарями и собаками не сыщет. Если, конечно, не сунешь нос в чью-нибудь чужую запись, не станешь свидетелем убийства и не разнесёшь всю квартиру в приступе шизофрении. Он отложил телефон в сторону от греха подальше и отрезвляюще потыкал самого себя пером в висок. Надо было приходить в чувство и отправляться радостно щебетать тут и там, красиво спасая людей в процессе. Этим же он обычно занимается? Ястреб скрестил пальцы и помолился, чтобы ему не пришлось сегодня тащиться на очередное собрание АРИС. У него может быть хоть один спокойный день в жизни? Спокойный — это, конечно, тоже уморительно смешная шутка. Ястреб знал, что если лететь достаточно быстро, то не успеют толком заметить, но всё равно старался не приближаться к высоткам лишний раз — и не опускаться слишком низко. Этот мужик на балконе какой-то странный. Странный же? Господи боже. Может быть, проблема была в том, что Ястреб чувствовал. У него не было ровным счётом никаких доказательств, но цепкий, холодный взгляд ощущался спиной повсюду. Никто не стал бы следить за ним на высоте двадцатого этажа, но за каждой занавеской неизменно обнаруживался чей-то силуэт. И даже провода столбов, на которые Ястреб вставал, чтобы передохнуть, на ветру дребезжали, пародируя чей-то шёпот. Интересно, как часто ребята Ре-Дестро его подслушивали? Они сменяли друг друга, двадцать четыре часа в сутки слушая, как Ястреб просит официантку принести сразу две порции такояки? Или они знали, в какой момент стоит включиться? Ястреб передвигал обед на полтора часа позже и менял привычные маршруты патрулей. Переделывал всё расписание помощникам. Приходил на работу на час раньше и уходил — на час позже. Просто так. На всякий случай. В офисе он первым делом провёл рукой под подоконником, несколько раз выдвинул все ящики стола и задёрнул шторы. Секретарь пришёл через десять минут. До него, конечно, никто не пытался зайти. И дверь не открывал. Вслух Ястреб не спрашивал — если спросит, то выйдет слишком подозрительно. Только прощупывал дверной косяк и разглядывал замки. Есть ещё совсем маленькие устройства, которые можно и на саму дверь прицепить. Их с первого раза не разглядишь. У него на крыльях похожие. Дверь Ястреб тоже разглядывал. Ну, на всякий случай. Он пялился на один и тот же документ добрые три минуты, но смысл написанного продолжал безнадёжно ускользать. За стеной что-то отчётливо шуршало. Интересно, у комитета возникли бы проблемы с тем, чтобы получить ключи от его офиса? Они могут делать запросы самого разного рода. Безопасность граждан требует решительных мер. Кто вообще находится тремя этажами ниже? У него довольно маленький офис по меркам топового героя. Давно пора было выкупить всё здание. Не то чтобы у него паранойя, просто не о всех вещах стоит докладывать боссам. Это абсолютно естественное желание. Каждый раз, возвращаясь из комитета, Ястреб перестирывал всю одежду по три раза. Шуршание за стенкой не прекращалось. Ястреб отхлебнул второй кофе за день и настойчиво порекомендовал себе не разрезать обои перьями. Вместо этого он написал секретарю: «Тебе не кажется, что что-то шумит за стенкой?» и самозабвенно уткнулся в отчёты. Геройскому обществу стоит принести АРИС искренние благодарности за неожиданно возросшую любовь героя номер два к самой скучной бумажной работе. Секретарь ответил, что ничего не слышит. Ястреб пересмотрел, переписал и подписал все бумаги, которые только смог найти, и всё-таки вышел на патруль. Телефонный звонок застал его ровно в момент, когда он приземлился на ближайшую крышу, чтобы перевести дух. Ястреб порылся в карманах куртки в поисках нужного телефона и дёрнулся, когда понял, какой из них настойчиво вибрирует. Ну почему именно сегодня? — Ты уж извини, ничего нового. Не можешь без меня и дня прожить? Даби фыркнул в трубку. — Просто хотел проверить, как ты поживаешь. Ястреб с силой сжал пальцы на переносице. Почему ты решил позвонить прямо сейчас? Где-то же есть жучки не только от АРИС, верно? Ты знаешь, что я их ищу? Отвечай, Даби, чёрт тебя дери! Заткнись , мысленно повторил Ястреб сам себе. Заткнись, заткнись, заткнись. — Лучше не бывает. Это всё? — Ты не нервничай так, это дружеское напоминание о моём существовании. А то вдруг ты скучаешь без моего… Присутствия. Ястреб стиснул телефон так, что побелели костяшки пальцев. Шансы, что Даби на что-то намекает, а не случайно умудрился проехаться своим болтливым языком ровненько по засевшей в мозгах шизе, стремились к нулю. С одной стороны. С другой стороны, единственное, что Ястреб выучил про Даби за их не особенно длинное знакомство — от него можно ожидать вообще чего угодно. С третьей стороны — если он поверил, что Топ Джинс и правда мёртв, то следить за Ястребом не будет. И до таких сложных игрищ не додумается. И всё равно на каждый логичный и справедливый аргумент в голове противно дребезжало «да, но если». Если-если-если-если. В доведении себя до ручки и перескакивании на безумные конспирологические теории Ястреб был настолько же быстр, как и во всём остальном. Он заставил себя сделать несколько медленных вдохов, разжать пальцы и выдавить в ответ что-нибудь содержательное. Желательно не «катись в ад» и не «как же я тебя ненавижу». — Ага, спасибо. Только если ты меня от геройской работы будешь отвлекать постоянно, то я вам ничего полезного так и не скажу. Даби удовлетворённо хмыкнул — и повесил трубку. Ястреб старательно запихал поглубже желание разломать сим карту и выбросить телефон. Не думай о Даби. Даби прямо сейчас — наименьшая из всех твоих проблем. Даже если он и следит, то узнает не больше, чем помощники Ре-Дестро. Ястреб был слишком осторожен, чтобы спалиться хоть на чём-нибудь. Он расправил крылья, спрыгнул с крыши и разогнался до максимальной скорости, чтобы выбить из головы копошащиеся идеи разной степени адекватности. Полёты с детства приводили его в чувство. Особенно в холодную погоду. Достаточно, чтобы не разглядывать каждый балкон, мимо которого пролетаешь, и чтобы не оборачиваться и не рассматривать все углы, пока расписываешься на чехле чужого айфона. Недостаточно, чтобы рука, вздрогнув, не соскользнула предательски, когда кто-то среди фанатской толпы навязчиво прячет лицо в воротник куртки. Извините, руки от долгих полётов трясутся, ха-ха. Ты главное улыбайся, Ястреб. Веди себя естественно. Человеку просто холодно. А тебе пора в дурдом. Комитет давно должен был ему двойную зарплату и полное медицинское страхование. И коробку антидепрессантов. Ястреб побыстрее отделался от фотографий, дежурно просиял в ответ на комплименты и поспешил оторваться от земли. В воздухе было всяко спокойнее, и никакие тени в переулках не мерещились. От ощущения пристально следящих глаз избавиться не получится, но Ястреб и не пытался. Он приноровился жить с этим ощущением — оно стало совсем родным и привычным. Почти что успокаивающим. Важным маркером того, что мир движется своим чередом: обычные граждане ходят на работу и оплачивают счета, герои спасают обычных граждан, Ястреб учится называть паранойю паранойей — с переменным успехом. Если кокетливо говорить, что ты очень осторожен, сразу кажется, будто не выходишь за рамки нормы слишком далеко. Он схватился за этот самообман сильнее, чем любой утопающий схватился бы за спасательный круг. За обед Ястреб расплатился наличкой и мельком подумал, что от большинства карточек стоило бы избавиться. К концу рабочего дня ничего выдающегося, кроме звонка Даби, так и не произошло, и он вздохнул с облегчением. Ястреб толком ничего не сделал, не считая бумажной волокиты и двух самых скучных патрулей в его жизни, а по ощущениям будто сутки разгребал последствия стихийного бедствия. Задерживаться на улице совершенно не хотелось, а дома было ни сколько не лучше. В итоге он решил, что родная прослушка лучше незнакомых сталкеров, и всё-таки влетел в окно своей гостиной, разбросал куда попало верхнюю одежду, водрузил ботинки на обувную полку, врубил телевизор погромче — чтобы голова наконец заткнулась — и сел на диван, уставившись в одну точку. Дружеское напоминание: спокойно жить тебе никто не даст. Дружеское напоминание номер два: ты сам это выбрал. Дружеское напоминание номер три: выбора-то у тебя и не было никогда. Голос в голове подозрительно напоминал Даби, и от этого становилось ощутимо тошно. Интересно, насколько разочарован был бы сейчас пятнадцатилетний Ястреб, который усердно тренировался каждый день, чтобы стать крутым героем? Чего-чего, а уж играть в плохой шпионский триллер ему никогда не хотелось. Зато можно было и догадаться, что тренировки в комитете не были по-настоящему бесплатными. Ястреб вынырнул из беспорядочных мыслей слишком резко — слух уловил знакомую мелодию. По телевизору крутили аниме умеренной давности, и колонки с готовностью воспроизводили безликую песенку. Одинаковые нарисованные девочки в розовых платьях прыгали на нарисованной сцене. Я уверена, что ты можешь это сделать! Ты не один! Ястреб вырубил телевизор и нервно рассмеялся. У него совсем не осталось сил — ни разозлиться, ни перетормошить квартиру вверх дном. Ночью он отрубился почти мгновенно, махнув рукой даже на то, чтобы последовательно вырубить все телефоны. Рано или поздно всё закончится, и Ястреб переедет, выбросит всю старую технику, уйдёт в отпуск на пару месяцев и перестанет просыпаться от липких кошмаров. Он утешал сам себя. Секундная стрелка будильника едва заметно споткнулась: тик-тик-так.
Примечания:
[1] Здесь и далее: строчки из песни CHAM! — The Angel Of Love из аниме «Идеальная грусть». По телевизору Ястреб соответственно натыкается на него же.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты