Тепло.

Слэш
NC-17
Завершён
113
автор
Размер:
28 страниц, 1 часть
Описание:
– Меня Миша зовут, – он тянет руку и Князев сконфуженно смотрит на неё, не зная, что сказать, – что?

– У него гаптофобия, – Саша выруливает всю ситуацию и обьясняет бариста, что это такое и как с этим жить.
Посвящение:
твиттерские, сил вам и здоровья. ренегат сосать.
Примечания автора:
ёпересете. на этом всё. сру ренегата на протяжении всего фанфика.

твиттер автора: juwwoo.
читайте меня, там тоже что-то есть.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
113 Нравится 19 Отзывы 15 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Да, хорошо, мам, всё будет нормально, — парень отводит телефон от уха и затягивается сигаретным дымом, — ну и что, что первый день в универе. — Сынок, ну ты попытайся как-то подпускать к себе людей, а то твоя эта гапрофобия очень жуткая, — Андрей закатывает глаза. — Гаптофобия, это называется гаптофобия, — Князев выкидывает окурок в мусорник возле какой-то кофейни, оценивая её и желая завершить разговор с матушкой поскорее, чтобы впихнуться в тесное помещение за бодрящим напитком, — я не могу с этим ничего сделать, ты сама знаешь, — он открывает дверь и направляется к стойке, из-за которой виднеется лишь макушка бариста, — поговорим потом, мне пора бежать. Короткие гудки Андрей даже не слушает, выключает телефон и суёт его в карман, рассматривая меню, что висело на стене слева от кассы. До начала пар ещё добрые минут тридцать, так что парень не торопился, обдумывая, что он больше хочет: капучино, латте или, всё же, какао. Из мыслей его выводит движение справа, судя по всему бариста таки заметил его. Князев поворачивает голову и смотрит на сонного парня, явно его возраста, с не уложенными тёмными волосами, что торчат во все стороны, спадая на лоб и попадая в глаза, этим же раздражая их владельца, вынужденного поправлять их длинными пальцами. — Могу чем-то помочь, или вы уже сделали свой выбор? — Голос немного хриплый, но спокойный и расслабляющий. — Средний латте с двумя ложечками сахара и кокосовым сиропом, пожалуйста, — Князев улыбается и наблюдает, как бариста резко разворачивается к кофе-машине и начинает проводить привычные для него махинации. На стойке баночка с чаевыми пустует, а надпись на ней гласит «на новую гитару». Светловолосый смотрит в свой кошелёк и хмурит брови, ведь налички у него не так много, а ближайший банкомат неизвестно где. В это же время перед ним ставят белый стаканчик, который закрывают коричневой крышкой, и кладут рядом трубочку с бумажном пакетике. — С вас 165 рублей, — парень подсчитывает всё на калькуляторе и смотрит на посетителя, — буду благодарен, если будет без сдачи, утро, сами понимаете. Андрей думает и вскоре достаёт банковскую карту, чему бариста безумно рад, он вытаскивает терминал на стойку и включает его, позволяя клиенту оплатить покупку. Князев выкидывает обёртку от трубочки и пихает её в стаканчик, размешивая сахар. Темноволосый, вместе с прибором для оплаты банковскими картами, вновь пропадает под стойкой и Андрей суёт в баночку для чаевых двести рублей, быстро уходя из кофейни, заворачивая за угол к зданию универа. Он и сам не знал, зачем сделал это, возможно потому, что обожает музыку, а может из-за забавных и непослушных волос парня за стойкой. Андрей улыбается своим мыслям и курит ещё одну сигарету возле ворот университета, из далека, возле входа, видит знакомую фигуру. Тушит окурок о кроссовок и быстрым шагом направляется в сторону блондина, дабы подтвердить свои догадки. — Саня, ты тут какими судьбами? — Князев окликает знакомого со спины и тот удивлённо оборачивается. — Князев? — Александр тормозит и смотрит на подошедшего к нему парня, — ты че, тоже тут? — Ну да, на архитектора поступил, — они вместе поднимаются по лестнице к входной двери, — ты же уже на втором курсе должен быть? Балунов кивает и они заходят в холл университета. Андрей был знаком с парнем со школы, тот был на год старше и всегда помогал младшему купить еду в столовой, дабы тот не испытывал дискомфорт в этой ужасной толкучке. Князев последний год в школе не обедал, покупал еду перед учёбой, ведь попросить кого-то помощи было неудобно, он общался лишь с Сашей, который, на тот момент, уже ушёл со школы. Было ещё пара одноклассников, но парень общался с ними лишь в целях учёбы. Саша один из немногих, чьи касания не бьют парня током или будто лезвием проходятся по коже, ему он доверял и мозг не выдавал болевые ощущения в сторону парня, лишь холод, который и должен быть. Но даже при всём этом, Балунов уважал Андрея, не прикасаясь к тому без надобности. Они расходятся на лестнице и Князев плетётся в аудиторию, где им должны рассказать о планах учёбы, расписание и предметах, введут в курс дела и отправят на пары. Весь день для Андрея проходит в напряжении, особенно в коридорах, многие пихаются, так и хотят прикоснуться к парню невзначай. За весь день на перекур он не выходит и лишь после конца пар его телефон вибрирует в кармане, уведомляя о входящем звонке. — Андрюха, подожди меня возле ворот, — голос Балунова заставляет улыбнуться и затормозить возле входа, оглядывая проходящих мимо людей. Саша подходит к нему через пару минут и предлагает сходить в кофейню, говорит что-то про друга, но мозг Андрея плавится после первого дня учёбы и он просто кивает, не вникая в суть сказанных слов. Балунов рассказывает что-то о преподавателях с потока, которые точно у него будут, говорит, что философ у них один и мужик он хороший, автоматом ставит, если пива ему купить. Они оба смеются и заворачивают к той самой кофейне, в которой голубоглазый был сегодня утром. Улыбка сама появляется на лице Князева, отчего-то тепло разливалось где-то внутри, а желание рисовать заставляло руки чесаться. Они садятся за один из столиков возле окна. Кофейня пустовала и за стойкой вновь была видна лишь макушка бариста. Саша оставляет рюкзак на стуле и подзывает Андрея вместе с собой к меню, в это же время голова темноволосого поднимается и шальные карие глаза оглядывают гостей. — Санёк, привет, — тот перекидывает руку и приветствует друга, оборачиваясь на Князева, — здравствуй, ты сегодня мне чаевых что-то перепутал, вот. — Он вытаскивает одинокую купюру, на дне банки появилось ещё пара монет. — Нет, всё правильно, — Андрей прыскает со смеху и смотрит на парня, — гитара это хорошая вещь, так что удачи тебе в сборах денег. — Меня Миша зовут, — он тянет руку и Князев сконфуженно смотрит на неё, не зная, что сказать, — что-то не так? — У него гаптофобия, — Саша выруливает всю ситуацию и объясняет бариста, что это такое, отчего Андрей улыбается глупо, мысленно благодаря друга. Миша, на удивление, всё понимает и кивает головой, слушая внимательно, задав всего пару вопросов к тому, как ощущается всё это. Андрей отвечает уже на автомате, заученной фразой, готовится получить ещё кучу вопросов, но их не следует. Бариста говорит, что почитает об этом в интернете, дабы не нагружать нового знакомого. Князев виснет и пытается понять, правильно ли он расслышал, но вот юный бариста уже стоит возле кофе-машины, занятый своим делом. — Саш, расскажи что-то о Мише, — Андрей долго думал, сидя за столом, стоит ли спрашивать что-то подобное, уже успел достать блокнот и карандаш, метал взгляды в сторону стойки, наблюдая за хаотичными волосами бариста. Балунов следит за взглядом младшего и улыбается, доедая свой десерт. — Ну, познакомились мы с ним ещё год назад, как я поступил, мне же от метро тут по пути, — он комкает салфетку, вытирая пальцы и оставляет её на небольшой тарелочке, упирается руками в стол, смотря в заинтересованное лицо голубоглазого, — разговорились, а там и вне этого места встретились. На гитаре классно играет, одногодка мой. Балунов вываливает кучу информации сразу, ведёт монолог, пока Андрей тихо сидит и слушает внимательно, кивает да угукает, заинтересованно порой поглядывает в сторону меню, где изредка выныривает Миша к новым клиентам. Сашу это веселит, ведь эти двое абсолютные противоположности: Горшенёв тактильный до одури, вечно тыкает кого-то, обнимает, хватает за руки и плечи, а Андрей же на дух не переносит касания из-за своей болезни. Ранее парень думал, что темноволосый делает это, чтобы побыстрее найти свою родственную душу, но вскоре, на одной из вписок, парень узнаёт, что Горшенёв плевать хотел на эти правила, он даже не вдавался в крайности и понимание этого мира, то как всё устроено.  — Если я найду свою родственную душу, а мне вот не нравится человек, я же не буду через силу с ней, — пьяная речь звучит слишком чётко и Балу понимает, что там лишь трезвый рассудок на эту тему, — вдруг я найду её, когда мне уже лет сорок будет, так что мне похуй. Они расходятся через полтора часа, прощаются с Мишей и направляются своей дорогой до дома. Руку жмут на прощание, и Андрей ёжится от непривычного холода, вспоминая о пачке сигарет в кармане. До дома пара станций метро и перед входом он курит отчего-то долго, даже не ловя мысли в голове, они просто летают где-то на задворках сознания, решив не тревожить их владельца. Но уже в метро Князев думает о планах дома и невольно в его голове всплывает образ нового знакомого из кофейни возле своего универа. Дома он быстро закрывается в своей комнате и рисует кареглазого парня с непослушными волосами до самой ночи, пока не утыкается лбом в разворот блокнота перед собой. Шея болит, тело ломит и парень в панике сваливается на пол из-за звонкого будильника прямо возле уха. Глаза отказывались видеть что-то, а ноги затекли так, что было уже просто больно. Морщась, Князев поднимается с пола и выключает настольную лампу, оглядывая смазанный в некоторых местах рисунок карандашом. Быстро закрыв страницы и найдя рюкзак, Андрей закидывает туда пару тетрадей, ставя телефон на зарядку, лишь бы он зарядился чуть больше тридцати, оставшихся с вечера, процентов. На кухне он пересекается с отцом и решает, что завтракать не будет, выпив воды, лишь бы не показаться странным. Поздоровавшись со старшим, он получает неразборчивый бубнёж и ретируется в комнату за портфелем. До начала учёбы сорок минут и светловолосый медленно направляется к метро, решив, что покурит он уже возле кофейни. Улыбка отчего-то резко появляется на лице и незаметно для её обладателя, приковывая к себе хмурые взгляды прохожих, что вечно чем-то недовольны. В вагоне метро ему пишет Балунов, спрашивая выйдет ли тот на курилку перед первой парой и, получив ответ отправляет короткое «буду ждать, со мной знакомый». В кофейню он заходит с улыбкой, но вскоре сконфуженно глядит на девушку, что стоит за стойкой, оглядывая его. Из вежливости Князев не убирает эмоцию с лица, здоровается с незнакомкой и делает заказ. — Можно задать вам вопрос? — Неловко начинает парень, пока бариста выполняет махинации возле кофе-машины. — Да, конечно, — у девушки был очень приятный голос и сама она выглядела приятно, не была хмурой как люди вне этого места. — Тут работает ещё один бариста, Миша, могу ли я узнать его, — Андрей пытается подобрать слова, хмуря брови и отводя взгляд куда-то в потолок, — график? Девушка тихо смеётся и кивает головой, рассказывая что работают они два через два в этом месяце, ставит перед Андреем стаканчик с бодрящим напитком и принимает деньги, желая хорошего дня. Князев записывает в заметках телефона информацию и бредёт к университету, заворачивая на курилку, взглядом ища Балунова. — Андрюха, — Саша махает рукой завидев друга, рядом с ним стоит ещё кто-то и Князев вновь испытывает неловкость, — это Ренегат, мой одногруппник. Парень машет рукой в воздухе, видимо уже уведомлён о болезни Князева, и улыбается. Андрей рассматривает его украдкой, очерчивает длинные волосы взглядом, выразительные черты лица и широкую улыбку на лице. Разговор у троих непринуждённый и спокойный, а Леонтьев не один раз уже заставляет Князева смеяться над какой-то глупой шуткой, брошенной невзначай. Расходятся они вновь возле лестницы и голубоглазый нехотя идёт в нужную аудиторию, чтобы «грызть гранит науки».

***

Все три пары тянутся невыносимо долго и Андрей почти уснул на злосчастной философии, но его вовремя пихнул один из одногруппников, заставив разрядом тока и холода очнуться окончательно. Возле ворот университета он вновь пересекается с Сашей и Ренегатом, стреляя у второго сигарету, ведь его закончились ещё утром. Втроём они идут к метро, где и расстаются с Балуновым, ведь живёт он на этой же улице в одном из уютных двориков, к которым дойти — испытание. Леонтьев вместе с Андреем спускаются в подземку и оба настолько увлечены разговором о музыке, что, казалось, не замечают людей рядом. Но рассудок возвращается к Князеву, когда тот видит забитый вагон и его разум накрывает паника. Ренегат аккуратно пихает парня ко входу, проговаривая, что всё будет хорошо, не сильно давит и мурашки проходятся по спине голубоглазого, тот пытается упираться, но второй рукой Саша фиксирует его за второе плечо и подвигает к себе. Холодно. Андрей настолько в панике от количества, что от прикосновений Ренегата, которого он практически не знает, ему лишь холодно. Не больно. Эта мысль крутится в его голове вплоть до нужной станции, на которой они выходят вместе. Саша осторожно отпускает парня при выходе на ступеньках, оглядывая местность. — Спасибо, — тихо выдавливает из себя Князев, смотря на чуть взволнованного, но всё так же улыбчивого парня напротив. — Не за что, всё в порядке? — Да-да, я пойду, пожалуй, — Андрей обнимает себя за плечи и прощается с темноволосым, что исчезает из виду в подземке метро. Дома он долго думает о случившемся, смотрит на свои рисунки с парнишкой из кофейни, которого увидит уже послезавтра, а мысли прерываются от фантомных прикосновений Ренегата. Сон забирает светловолосого с собой до самого утра и в последний момент Андрей вспоминает, что завтра уже пятница. Расписание у них плывёт точно так же, как и мозг Князева, их гонят с одной аудитории в другую, а потом ещё куда-то. Староста на изводе от постоянной беготни и звонков куратору, а все остальные уже просто молятся всевышнему, лишь бы это закончилось. У них последняя пара, а они даже не понимают где, куратор в третий раз прекратил отвечать Диме на звонки и тому пришлось спускаться в холл к расписанию, сверяя всё. Минут двадцать они убили для того, чтобы куратор просто отпустил их по домам. — Да ебал я этот уник во все дыры, — староста негодует, спускаясь по ступеням возле входа в здание, — Андрюха, у тебя сига будет? Князев не сразу понимает, что обращаются к нему и заторможено кивает, заворачивая за парнем и ещё двумя одногруппниками к месту курения. Андрей молча слушает недовольных студентов, вдыхая едкий дым и думая о чём-то своём. Только сейчас он понимает, что завтра суббота, а Балу пишет с приглашением к тому домой, дабы выпить вместе с Ренегатом и Мишей. Конечно, ближе к вечеру, когда у последнего смена закончится и он отдаст пост ночному бариста. Андрей немедля соглашается и, попрощавшись с одногруппниками, утыкается в телефон, продолжая диалог со старшекурсником. В такое время вагоны метро были полупустыми, что не могло не радовать парня, он медленно спускается в подземку и слышит игру на гитаре, что-то плавное и точное, завораживающее и заставляющее притормозить ещё больше и слушать-слушать-слушать… Толпа людей загораживает гитариста, без возможности увидеть виртуоза, но даже это не мешает студенту облокотиться о стену напротив, проводя взглядом проходящих мимо людей, или же тех, кто так же тормозит, слушая мелодию. Андрей не знает, как долго он там стоит, но в какой-то момент странная мелодия сопровождается ещё и пением. Толпа незамедлительно тихо начинает подпевать, узнав знакомые слова легендарной группы «Кино». Кажется, теперь Князев не уйдёт отсюда ещё очень долго, он плюёт на время и возможность того, что домой три станции он будет идти пешком, дабы не столкнуться с людьми в час пик. Светловолосый видит, что какой-то мужчина выходит из толпы, а в промежутке, где была его спина, парень видит знакомые непослушные волосы. Голубоглазый затаил дыхание, всего пара секунд как он наблюдает за ловкими руками Горшенёва, смотрит на прикрытые глаза и расслабленное лицо во время пения, внутри теплеет, но Андрей не придаёт этому значения, толпа сдвигается загораживая гитариста. Князев радуется, что на нём сегодня толстовка, накидывает капюшон и пытается подойти ближе, достав при этом свой блокнот и карандаш. Люди потихоньку расходятся, давая возможность художнику зарисовать увиденное, наслаждаясь процессом. В Мише Андрей нашёл вдохновение, не рисовав при этом добротных полтора года, со смерти любимой бабушки. Темноволосый открывает глаза и оглядывает толпу, прожигая взглядом каждого, но не узнаёт в рисующем его парне Андрея, тот капюшон натянул как мог на глаза и лицо, скрывая всё и прячась, а перед ним мельтешили люди, вовсе отвлекая внимание от стоящего позади. Глаза вновь прикрыты, новая песня неизвестная никому звучит хрипловатым голосом из уст музыканта. Аккорд меняется. Раздаётся громкий звук. Струна рвётся. Бежевое дерево старой гитары окрашивается красной кровью, заставив пару девчушек взвизгнуть и прикрыть лицо руками. Князев дёргается назад, когда одна из таких девушек отступает перед ним, капюшон слетает и он еле успевает оглянуться, дабы не врезаться в кого-то ещё. Светловолосый смотрит в сторону бариста и видит на себе внимательный взгляд почти чёрных глаз. Незамедлительно Андрей разворачивается и быстрым шагом направляется на выход из подземки, начав бежать уже на улице. После всего этого он будто заново родился, бежит как малый и улыбается, в руках сжимает крепко свой блокнот, а карандаш, кажется, выпал где-то на ступенях метро. Он прекращает бег и зачем-то оглядывается назад, там лишь незнакомые для него люди, смотрят хмуро в его сторону и отводят взгляд потом. Рука тянется в карман за сигаретами, открывая второе дыхание, расслабляя тело и разум. Он долго думает о том, будет ли Миша задавать вопросы, стоит ли теперь идти к Балу, ведь показал он себя со стороны чокнутого художника или сталкера. Впереди ещё целый день, на подумать время будет, а пока он тихо пьёт какао, сделанный мамой, и в слабо освещённой кухне слушает её рассказ о работе. Отец уехал в другой город, теперь нет надобности прятаться сразу в своей комнате, лишь бы не видеть взгляд, полный раздражения. Андрей боится найти свою родственную душу и не любить её, боится, что будет как у его родителей, боится, что будет так же чёрств к своему соулмейту. Кажется этот страх ещё с детства появился, когда рассказывали в школе о невероятных ощущениях тепла родного человека. Андрей в момент ясно осознаёт, что фобия его появилась ещё в начальных классах, когда он не видел у отца тех эмоций, что на лице у мамы читались улыбкой спокойной и взглядом мягким на отца. А у того в глазах пустота. На ночь он не закрывает двери в комнату, до ночи сидит и рисует, переводя сегодняшний скетч в полноценную работу на холст, что отыскал за шкафом. Дверь тихо открывается и женщина аккуратно заглядывает в комнату, смотря на увлечённого работой сына, улыбается и стучит по дереву. — Можно? — Андрей сконфуженно кивает, тоже улыбаясь и откладывая кисточку, — что рисуешь? Князев-младший отодвигается от стола, и женщина смотрит на рисунок, рассматривает парня с холста, глядит на гитару и недорисованный её гриф, что Андрей не успел закрасить до конца. Она поворачивает взгляд на сына и вытирает со щеки того маленькое пятно чёрной краски. — Я могу тут с тобой посидеть? — она указывает на стул, находящийся возле стены и, получив одобрительный кивок, ставит его поближе. Она расспрашивает кто этот парень, пока Андрей продолжает рисовать и переходит к фону, прорисовывая тени на плитке. Князев украдкой наблюдает за реакцией мамы на его ответ, говорит, что познакомился с ним в кофейне и сегодня увидел в метро, поэтому и задержался, что в итоге домой пешком шёл, но с настроением хорошим. — Андрюш, — женщина поднимается и подходит к сыну, укладывая тому на плечи руки свои аккуратно, чтобы холодом сильно не обдать, — ты аккуратнее будь, ладно? — Что? — светловолосый поднимет голову и хмурит брови. — Долго объяснять, но если тут, — она утыкается пальцем тому в грудь и продолжает, — у тебя тепло, не значит, что всё хорошо. Она молча уходит, оставляя голубоглазого долго думать о её словах, кто ведь как не сама знала своё чадо, прекрасно видя всё. Андрею страшно стало, ведь про тепло он вспомнил резко как-то, а к горлу тревожность подкатила, запрещая вдохнуть полной грудью. Голова тяжелой вмиг становится и рисунок остаётся недорисованный, а хозяин его, на следующий день, лишь взгляд грустный бросает перед уходом на ночь в другую квартиру, к друзьям.

***

— Я уже подхожу, какой код у домофона? — По ту сторону звонка раздаётся набор цифр, — всё, спасибо. Дверь с писком открывается, и Андрей отворяет её, уже собираясь проходить внутрь, но его окликает кто-то с просьбой придержать дверь. Всматриваясь в темноту, Князев видит стремительно подходящую фигуру парня в косухе. Тот подходит ближе и освещается фонарём возле лавки, показывая стоящему у двери, что это не какой-то незнакомец, а «тот самый парень с рисунка». — О, Андро, привет, — он улыбается взбираясь по пяти ступенькам и хватаясь за дверь, — проходи. — Привет, Миш, — Андрею отчего-то страшно, но вскоре он расслабляется, проходя в маленькую, но уютную съёмную квартиру Балунова, что встречает их возле входа. На кухне уже слышны знакомые для Миши голоса и лишь один знакомый Андрею — Саша Леонтьев. Князев скидывает с себя ветровку, оставляя её на вешалке в прихожей, разувается и тянет рюкзак с купленным алкоголем на кухню. Прямо перед ним идёт Миша, закрывая Князева своей спиной. — Андрюх, ты че так скупился, — Балу удивлённо смотрит на количество алкоголя, что отдаёт ему голубоглазый, — благодаря тебе нам в догонку идти не нужно будет. Парень смущённо улыбается и кидает рюкзак в коридоре, в то время как хозяин квартиры ставит табурет рядом с Ренегатом, приглашая Горшенёва сесть. Тот уже почти усаживается, как Леонтьев хватает его за руку, прося сесть рядом с Яшей. Миша недовольно смотрит на Ренегата и хмурит брови, но конфликта не хотелось, как бы сильно не воротило от этого мерзавца, он тихо проходит и садится ровно напротив того места, ели протиснувшись между стеной и Цвиркуновым. — Садись сюда, — когда Князев возвращается на кухню, Ренегат указывает на стул рядом с собой, хлопая по тому рукой. Миша ненавидит мерзотную улыбку Леонтьева, потому что знает, какой он на самом деле. Андрею, кажется, эта улыбка нравится. Они пьют до глубокой ночи, часто выходят курить и в какой-то момент Ренегат начинает аккуратно, будто невзначай, прикасаться к Князеву. От глаз Миши это не ускользнуло, Андрей дёргался постоянно, но сказать что-то будто бы боялся. Балу, так же наостривший взгляд, пару раз переглядывается с Горшенёвым. — Ебаный Ренегат, — Балунов вытаскивает Мишу с собой на балкон, начиная сразу в лоб тему, которая им обоим точно интересна, плюётся словами как желчью в сторону Леонтьева, — он пытается вызвать доверие у Андрея, он манипулирует своей «доброй» личностью. — Пиздец, — Горшенёв, подкуривавший сигарету, выдыхает это слово вместе с густым дымом, — к добру это не приведёт, ты же сам знаешь. — Знаю, — Саша тупит взгляд в пол и стряхивает пепел в окно, — нахуй я его вообще позвал, нужно было отказывать лучше. Миша внимательно слушает о том, как Ренегат напрашивался к нему узнав о попойке от Якова, вечно доставал парня вопросами и вскоре тот просто не выдержал согласившись. В планах у Саши было тихо посидеть и повеселится, сблизить Горшенёва и Андрея, ведь оба были заинтересованы в друг друге и прожужжали уши бедолаге Балу. Миша смотрит на пластырь, что наклеил в пятницу и вспоминает Андрея, смешно испуганного, что его застали за таким странным делом. Конечно Миша узнал Князева ещё в первый раз, как оглядел толпу. По блокноту ведь узнал, и по губам аккуратным, что было видно из-под капюшона. Улыбнувшись мыслям, он отрывается от рассматривания бежевого бандажа, туша сигарету о подоконник, швыряя окурок куда-то вдаль. — Нужно с Андреем поговорить, — хозяин квартиры пропускает внутрь Горшенёва и из комнаты они возвращаются на кухню, замечая, что двоих парней, о которых они говорили, нет на местах, — а где? — Они захотели ещё что-то, в магазин ушли, — ответил Яша, неловко ёрзая по стулу, — сказали, что скоро будут. Я закрыл дверь изнутри. Балунов поворачивает голову и смотрит в бледнеющее лицо темноволосого, а после садится рядом с Яковом, сгружая свою голову тому на плечо. — Пиздец, Яшка, — бубнит Саша и поворачивает голову так, чтобы видеть Мишу, — у Леонтьева с собой таблы. Цвиркунов давится воздухом и тихо матерится, подрываясь со стула к коридору, наспех натягивает курточку и обувает кроссовки, парни делают то же самое. Ренегат был не таким плохим, но его пристрастие к наркотикам и желание впихнуть их кому-то ради своей выгоды было знакомо всем троим. Каждый сейчас надеялся, что ничего плохого с Князевым тот не сделает. Но внутри у Миши паника и плохое предчувствие, а чуйка его ещё никогда не подводила. Он надеется, что в этот раз подведёт. — Андрюш, — длинноволосый парень тормозит возле закоулка, окликая друга, — подойди сюда. — Зачем? — Андрей разворачивается, непонимающе смотря на остановившегося парня. Ренегат подходит к парню, хватает того за руку и тянет в тёмное пространство между каким-то домом и непонятным киоском, что не работает уже лет пять точно. Андрея припечатывают к стене, но тот даже сообразить пьяным умом не успевает ничего, как перед его лицом оказывается лицо Леонтьева слишком близко. Ухмылка на его лице пугает Князева и он пытается сказать что-то, но только рот приоткрывается. Будто по команде, темноволосый впечатывается своими губами в губы младшего, грубо сминая то верхнюю, то нижнюю губу. Андрей жмурит глаза и пытается сопротивляться, отвернуться, но во рту резко появляется что-то лишнее, вместе с языком Ренегата, растворяется быстро, не дав возможности выплюнуть или сделать хоть что-то. В глазах голубоглазого паника и он шокировано смотрит на длинноволосого, хватает ртом воздух и не знает, что сказать. — Сейчас тебе станет очень хорошо, Андрюш, обещаю, — он опускается к шее парня и проводит по ней носом, удерживая руки по обе стороны от головы Князева. Тело ватным становится и ноги подкашиваются, а темноволосый не даёт упасть, придерживая за руки и талию. Шепчет что-то неразборчивое, а у Андрея перед глазами круги и плывёт всё, а ощущения холода никуда не деваются, всё так же остро чувствуется лёд на руках, шее, бёдрах, что бесстыдно трогает Ренегат своими руками. Он оглаживает лицо голубоглазого, вновь вовлекая того в поцелуй. Возбуждение накрывает Князева с головой и он, сам того не осознавая, начинает тереться пахом о ногу Ренегата, отвечает на поцелуй и руками хватается на плечи, притягивая Леонтьева ближе к себе. Андрей не понимает своих действий и желаний, ему холодно, но он опускает руки на чужую пряжку ремня, желая поскорее избавится от неё, пальцы путаются, а здравый смысл уходит окончательно, как только колени с болью ударяются о асфальт. Ренегат сам расправляется с пряжкой и ширинкой, смотрит на слабо освещённое лицо светловолосого, вглядывается в черноту зрачков, что вытесняют небесно-голубую радужку и ухмыляется, хватая парня за волосы и притягивая к паху. Андрей будто под гипнозом стягивает трусы с возбуждённого органа и заворожено смотрит на него, вскоре проходя языком от основания к головке. Он совершенно не знает, что делать, но его даже не спрашивают, рявкают «бери в рот» и рукой на затылок давят, заставляя упереться щекой в член, а после аккуратно накрыть головку губами, очерчивая окружность языком. По затылку гладят холодной ладонью, мурашки бегут по коже и в этот момент Александр бёдрами вперёд подаётся, опираясь о стену кирпичную руками, а головкой в стенку горла Андрея. Слезами наполняются глаза младшего, от болевых ощущений он пытается отодвинуться, но упирается лишь в стену позади себя, усугубляя ситуацию. Теперь Ренегат, придерживая голову светловолосого, размеренно вдалбливается в его рот, закатывая глаза от наслаждения. Ему было плевать на холод, всё, что ему нужно было — секс, не более. Резко остановившись, длинноволосый за шкирку поднимает Андрея с земли, разворачивая к себе спиной, штаны стягивает резко, царапает ногтями смугловатую кожу и плюёт на палец, проводя между ягодицами, в поисках нужной точки. Князев ощупывает руками кирпичную стену так, будто впервые узнаёт, что такие существует. Шершавая поверхность под его пальцами казалась нереальной, но всё это оборвалось, как только он чувствует в себе ледяной палец и почти кричит. Рот ему прикрывают свободной ладонью, вводя второй палец и шепча на ухо что-то, от чего толку было мало. Леонтьев расправляется с разработкой прохода слишком быстро и вскоре приставляет головку своего члена к колечку мышц. Андрей вновь теряется где-то, когда внутрь него вставляют половой орган. Ноги подкашиваются, а глаза закатываются, когда Ренегат задевает чувствительную точку, заставив младшего издать тихий стон наслаждения. Леонтьев вновь резко выбирает быстрый темп, а глаза светловолосого исчезают за верхними веками. Пальцы в его рту играют с языком, по подбородку слюна стекает, капая куда-то то ли на асфальт, то ли попадая на одежду. У Андрея всё ещё круги перед глазами и он даже сам не знает, от наркотических веществ или же от новых ощущений они всплывают. Головка его члена больно упирается в шершавую поверхность кирпича, а над ухом слышится хриплый стон, его бёдра сжимают с силой, почти до синяков точно, изливаясь внутрь тёплой жидкостью. Князев обмякает, его разворачивают к себе и натягивают штаны, хватая за плечи и уводя из тёмного места назад к дому Балу. Рассудок возвращается и самое страшное, что осознаёт Андрей — ему понравилось. — Блять, — под подъездом на лавке сидит Балунов, резко подрываясь к парням, — вы где были? В его глазах страх и он оглядывает Андрея, сразу смотря в глаза, зрачки которых успели затянуться, не выдавая хозяина и его товарища о случившемся. Улыбка наползает на лицо Князева и он говорит, что решили просто прогуляться, Леонтьев поддакивает и сгружает свою руку на плечи младшего, немного приобнимая того. Саша глядит то на Ренегата, то на Андрея и по голове его бьёт осознание, что улыбка эта не Князева вовсе, а лишь копия тезки Балунова. Улыбка эта режет по глазам, бросается в глаза кривотой своей и неестественностью. Он сглатывает ком подступающих слёз, вспоминая события, что полгода назад происходили, вновь Балу бросает взгляд в глаза Князева, замечая там лишь пустоту. — Пацаны, — Миша выходит из-за угла дома и ускоряет шаг, увидев знакомых возле подъезда, — какого хуя? — Да что, прогулялись просто, — голос Андрея ударяет Горшенёву под дых своей раздражённостью, — че вы развели тут, нормально всё. А у самого дыхания не хватает, током бить начинает рука Сашина на плечах, сознание тихо приходит в норму, пытаясь объяснить своему хозяину, что всё произошедшее ни капли не нормально. Но Князев лишь молча выпутывается из-под руки Ренегата, следуя за остальными в квартиру, надеясь уснуть побыстрее, да избавится от неприятных ощущений внутри себя после Саши.

***

Два месяца учебы проносятся для Князева как молния, конечно, ведь когда каждые выходные ты пропадаешь где-то под кайфом, каждый раз оставляя себя в надёжных руках друга или не очень, всё летит со скоростью света. Вот сейчас Князев в квартире Ренегата ловит круги перед глазами, удерживаясь за его широкие плечи, льдом пытается согреться. — Доброе утро студентам, тебе как всегда? — Миша улыбается смотря на сонного парня, сегодня они поменялись ролями и Горшенёв был бодр, как никогда. — Доброе, да, как всегда, — Андрей потирает глаза вновь и наблюдает за привычными действиями бариста. С ночёвки у Балунова проходит всего неделя, но за это время Ренегат сближается с Князевым, переписываясь с ним практически постоянно, тем самым вызывая у парня малость недосып. А волновался об этом, кажется, только Миша. — Держи, — темноволосый ставит стаканчик на стойку, после достав терминал, — заходи сегодня после учёбы, соберу чаевых и десертом тебя угощу. Андрей улыбается и кивает, забирая свой напиток, по пути к университету уже видит возле ворот фигуру Леонтьева, мозг бьёт тревогу отчего-то, но светловолосый игнорирует её, направляясь к приятелю. Широкая холодная рука скользит по пояснице младшего, поддевая футболку серую, шальными пальцами блуждая по спине и рёбрам, мурашки по коже вызывая и дыхание сбивая действиями своими. Андрей тянется за поцелуем, но его грубо одёргивают сильнее, сжав ладонь на рёбрах. Миша уныло сидит в телефоне за стойкой, на каждого входящего с надеждой смотрит, но там лишь незнакомцы, которых Горшенёв видеть не желал бы никогда. На последних двух он даже не смотрит, лениво принимая заказы и плату за продукт. Колокольчик на двери звенит и Миша лишь откладывает телефон, медленно поднимая голову на подошедшего к нему парня. — Привет, Мих, — Балунов лениво улыбается и опирается руками о стойку, — чего тухлый такой? — Да так, — Горшенёв думает, стоит ли говорить такую глупость другу, — Андрей обещал зайти после учёбы, но видимо забыл. Саша хмурит брови и взгляд его как-то грустнеет, в зелёных глазах тоска и разочарование плывёт по радужке болотной. Он оберегал этого мальчишку в школе, а в итоге сам стал виновником потери светлого парнишки. Мишу расстраивать не хотелось, но сказать, что Андрей ушёл гулять с Ренегатом нужно было в любом случае. Тот, кажется, под стойкой ломает что-то с треском, но Саша чувствует, что внутри у темноволосого тоже что-то ломается. Леонтьев обводит большим пальцем очертания губ младшего, ловко просовывая тому в рот два пальца, между которыми зажата таблетка, что-то новое, Андрей прокручивает её языком, вызывая пустую улыбку Ренегата. Холодные. Сознание мутнеет, а голова начинает дико болеть, он не замечает пошлых действий старшего, хмуря брови и жмурясь от невыносимой боли. Руками тянется к своим волосами, пытаясь вырвать их, лишь бы от боли внутри избавится. Паника усиливается и Князев большими выпученными глазами глядит на Ренегата, что так же фальшиво улыбается и снова тянет руку к рту светловолосого, грубо пропихивая внутрь ещё одну таблетку, второй рукой за шею придерживая, так, чтобы тот сделать ничего не смог. У голубоглазого перед глазами фарш из цветов и предметов, он не видит лица парня напротив, в ушах шумит радио старое, а тело не чувствуется вовсе. Он делает попытки кричать, но его будто охватил сонный паралич, всё застыло и лишь в мозгу булькает жидкость, а спектр цветов расширяется заставляя глаза закрыться. Андрей приходил всё так же каждое утро на смены темноволосого бариста и Горшенёв лишь грустно обводил взглядом его ещё более худые руки с ногами, щёки, что впали сильнее, а так же вечно красные глаза. Миша не хочет знать, из-за чего это всё, потому что он уже видел эту картину, он видел такого же парня полгода назад. Видел и наблюдал за его медленной смертью, а сделать ничего не мог, хоть даже и пытался. Ренегат лишь настроил бедолагу против всех вокруг, в том числе и Балу с Мишей. История умалчивает о дальнейшей судьбе того паренька, но однажды он будто испарялся, Леонтьев отнекивался, говоря, что понятия не имеет, куда делся их общий знакомый. Горшенёв тысячу раз ударяет себя за то, что не может помочь Андрею, так хочет забрать его с собой куда угодно, подальше от фальшивого парня-барыги. Мише хотелось обнять голубоглазого так сильно, чтобы переломать ему каждую косточку, согреть хотелось безумно, да хоть просто прикоснуться к этому, уже не смуглому, как раньше, лицу и мягко провести по щеке. Защитить хотелось Андрея от мира всего, но у Миши просто нет на это прав. И эта мысль убивала темноволосого изнутри. Андрей сидит возле дивана на полу, обнимает свои плечи и со страхом смотрит в пространство перед собой. лучше не стало, только больше ощущений прибавилось от каждого касания, от каждого движения глаз и вздыхания груди от вдохов и выдохов. Его грубо поднимают за шкирку, накидывают курточку и портфель с телефоном в руки суют и ведут к выходу из вонючей квартиры. Обувают наспех и выпихивают за дверь как котёнка ненужного, на произвол судьбы оставив в холодном подъезде. Князев собирается с мыслями лишь через тридцать минут, а по ощущениям прошло три часа. Он сидит под стенкой возле квартиры, хаотично жмёт в телефон, пытаясь найти хоть какое-то спасение, экран плывёт, но он чётко видит контакт «Миша» и нажимает на него, прислоняя телефон к уху. Гудки болью в ушах гудят, слёзы жгут лицо, кожа стягивается на щеках, с подбородка на холодный пол капает несколько капель и по ту сторону звонка раздаётся невнятное бормотание. — Миша, Мишенька, пожалуйста я не могу, — Андрей заикается, хнычет в трубку пытаясь составить фразу ровно, но выходит несвязно и сипло, — забери меня отсюда, прошу, Миш, ты слышишь меня? — Андрей? — С кровати Горшенёв подлетает, телефон держит плечом, натягивая штаны как можно быстрее, взглядом ищет толстовку и кошелёк, — Андрей, постарайся сейчас чётко сказать, где ты находишься. — Я у Саши, — всхлип заставляет Мишу губу закусить от боли внутри, — пожалуйста, забери меня отсюда. — Оставайся там, не двигайся с места, я скоро буду, — Горшенёв скидывает звонок и понимает, что такси ждать слишком долго. В комнату к отцу врывается резко, прося машину и ключи, тараторит, что завтра утром вернёт на место, что ситуация очень важная. Мужчина сонно смотрит на сына, кивает головой и ключи из тумбочки прикроватной достаёт, просит быть аккуратнее, удачи желает. Миша вылетает из квартиры, закрывая наспех дверь входную. В одной толстовке да штанах он вылетает с подъезда, взглядом ища машину отцовскую, жмёт на брелок и по звуку находит нужный автомобиль, влетая на переднее сидение. Права в кошельке, остальное в бардачке всегда, он заводит мотор и выезжает со двора, пытаясь вспомнить адрес Ренегата. Миша Сашу поднимает с кровати звонком, рассказывая всё, просит на ночь приютить, а тот и не возражает, говорит что ждёт и Яшку рядом будит. Три часа ночи, дороги пустые, изредка лишь машины проезжают с сонными водителями, а у Михаила сна ни в одном глазу, вена на шее вздулась от напряжения, метает взгляд на телефон с картой и на красный едет, плевать сейчас на всё было. Последний поворот утопает в скольжении колёс об асфальт. Дворик пустой почти, машину наспех закрывает, подбегает к парадной двери и набирает номер Андрея, но отклик не получает. Горшенёв с силой пинает дверь ногой и пробует на домофоне все коды, что только смог вспомнить, но всё тщетно. За его спиной слышны шаги и он готов в бога поверить, надеется, что это кто-то из этого подъезда. Оборачивается смотря на смутную фигуру мужчины, что смотрит с прищуром на парня. — Доброй ночи, вы сюда? — Миша нелепо указывает пальцем на дверь и смотрит на незнакомца. — Да, — тот подходит ближе, оглядывая Горшенева с ног до головы, — а что? — Я с квартиры покурить вышел, а ключи взять забыл, — врать темноволосый умел, но сейчас шансов было мало, — пацаны к домофону не подходят, телефон с собой не брал. — И в какой квартире вы? — Сорок седьмая, на четвёртом этаже, — спасибо Балунову, написавшему полный адрес этого говнюка. Мужчина кивает сам себе и открывает дверь, пропуская внутрь Михаила, что сразу к лестнице кидается, бежит перелетая, кажется, по четыре ступени. Он дёргает дверь с лестницы на себя и вертит головой в поисках светловолосого, но у квартир его нет. Вторая дверь — к лифтам и за ней он видит комок, что сидит забившись в угол возле окна, подходит падая на колени и хватая парня за плечи. — Андрей, — шепчет так, будто боится спугнуть, — Андрюш, подними голову, смотри на меня, — ладонями касается лица и заглядывает в чёрные зрачки, что вытесняют небесную радужку. — Миша, — руки его трясутся и хватают запястья темноволосого, царапая кожу короткими ногтями, — ты приехал? — Да, я тут, всё хорошо, — парень утирает слёзы со щёки младшего и руки убирает к плечам, — поднимайся, давай, нам нужно уходить. Андрей на ватных ногах поднимается, опираясь на Мишу всем телом, с трудом перебирает ноги и они спускаются на лифте. В машине Князев лежит на задних сидениях, смотря в потолок, бубнит что-то неразборчивое и изредка кареглазый метает взгляд на него через зеркало. К Балу они доезжают быстро, но в этот раз Горшенёву приходится тащить Андрея на своей спине до самой квартиры, подмечая насколько же он лёгкий. — Откормлю тебя десертами, — бросает Миша и стучит ногой по входной двери, ожидая, пока Саша откроет её, — вытащим тебя с этого дерьма, обязательно. Дверь открывает Цвиркунов и говорит, чтобы тащил Андрея в комнату, там хозяин квартиры уже сидит с чайником и тазиком, готовясь к процедуре проблёвки для выведения этого говна из организма. Князев почти плачет от количества жидкости, что в него вливают, блюёт через силу, пока не сваливается бессильно забываясь во сне беспокойном. Все трое выдыхают и уходят на балкон, курят несколько сигарет подряд и молчат, думая каждый о своём. — Он тёплый, — Горшенёв тушит сигарету о подоконник, выкидывая окурок, руки на груди перекрещивает и смотрит на удивлённые лица друзей. — Вы? — Яша шокировано смотрит на Мишу, переглядывается с Балуновым и хватает воздух ртом. — Походу да, — жмёт плечами темноволосый, в его голове не укладывается всё это. Он понятия не имеет, что делать. Голова его полна мыслей, сна всё так же нет, он сидит на полу возле дивана, где спит Андрей, смотрит на его затылок, а внутри тепло разливается будто. Рука тянется к одеялу, поправляя его и накидывая на плечи светловолосого. Улыбка наползает на лицо, когда тот ворочится во сне, кутаясь в одеяло и открывая вид Горшенёву на своё измученное, но всё такое же красивое лицо. Миша вновь тянет руку к нему, проводя подушечками пальцев по лбу, убирая отросшие волосы ловко, откидывая их с лица. Тонкие пальцы очерчивают скулу, линию челюсти и подбородок, без возможности остановиться. — Тепло, — будто в бреду шепчет старший и глядит на чуть подрагивающие ресницы голубоглазого. Он обследует всё лицо спящего, проходя по носу и губам, наслаждаясь новыми ощущениями, ведь помимо тепла было и ещё что-то другое, что описать просто невозможно. Сон подступает к Михаилу уже ближе к рассвету, укладывая того на пол, точно заставив завтра парня кряхтеть от боли в теле. Андрей поднимается с дивана тихо и на кресле напротив берёт плед коричневый, аккуратно разворачивает его и укрывает темноволосого, вскоре возвращаясь на своё место. Горшенёв просыпается от мычания где-то над головой и пытается разлепить глаза, чтобы понять, что вообще происходит, в то время как Андрей держится за голову и издаёт, по ощущениям, звуки ада. Миша сконфуженно нащупывает плед на себе и поднимается в сидячее положение, смотря на светловолосого. — Ты че, умираешь? — Сонно бормочет кареглазый и откидывает плед, хмуря брови. — Лучше бы умер, — кажется, каждое слово для Князева даётся с невероятной болью и усилием. — Я пойду чаю сделаю, — Миша поднимается с пола, оставляя плед на кресле и уходит куда-то на кухню, притормозив в проёме двери, — ты хоть что-то помнишь? — Да, но не уверен, что это происходило на самом деле, — бубнит парень и медленно поднимается, всё ещё одной рукой держась за голову. — Ладно, — темноволосый не уверен совсем, хочет ли, чтобы Андрей помнил о тепле, но сам точно сохраняет это воспоминание и руки дрожат отчего-то мелко. На кухню Князев приходит лишь через минут десять, проходя три из них по коридору, пытаясь то от не наебнуться, то ли не делать себе больно. Миша ставит на первый вариант и заливает кипяток из чайника в кружку, оставляя её на столе для Андрея, сам же заваривает себе растворимый кофе, найденный в дальнем углу одной из тумбочек. — Миш, — тихо говорит светловолосый, усевшись на стул, — я… Мысль утопает в тишине, Князев смотрит уставшими глазами-стёклами в тёмные омуты напротив, не знает, что сказать хотел, прокручивает всё, что помнит. А было ли всё так, настоящее ли это тепло, а может сон всего-то. Андрей глотает вязкую слюну и опускает взгляд в стол, перехвативших чашку с чаем левой рукой, поглаживая фарфор белый. — Всё нормально, — Миша мысли читает, знает, что тот извинится хотел, садится напротив и делает глоток кофе, — теперь ты будешь жить либо вместе с Балу, либо со мной. С квартирой что-то решим, поверь, я знаю, что такое наркота и ломка, а родители для тебя точно не стимул. Андрей и слова сказать не успевает, как темноволосый просто исчезает с кухни, слышится щелчок замка входной двери и шарканье тапок о пол — вышел покурить. В голове фарш из мыслей, благо, что не перед глазами, как вчера. Князев чётко помнит то, как Саша выгнал его из квартиры, помнит как полз к лифтам, помнит как Горшенёву звонил и плакал, задыхался почти. Совесть грызёт, поднял троих людей ночью в выходной, с проблемами своими. По телу ток проходит резко, будто кто потрогал, но это лишь отходняки, фантомные прикосновение Ренегата за горло. Андрею страшно и он бегает глазами по кухне отчего-то в панике, не понимает, что происходит, чай пьёт лишь бы успокоится, а разум вариации смерти его же подкидывает. Но самое страшное из всего — Миша, презрительно смотрящий. Это ведь даже не смерть, а Андрею страшно. — Андро, — Саша стоит в проёме двери и улыбку немного тянет, сонный и растрёпанный весь, — ты как? — Бывало и лучше, — голос дрожит, но с присутствием кого-то на кухне парень начинает успокаиваться, — прости за ночь. — Всё в порядке, а Миша где? — Чайник трогает тыльной стороной руки, проверяя горячий ли, достаёт две чашки и пакетики бросает в них. — Курит на лестнице, — после этих же слов дверь входная открывается и слышится копошение в коридоре, Горшенёв входит на кухню почти сразу, смотрит на Сашу, кивая тому. Парень становится у плиты, достав перед этим яиц побольше из холодильника. Жарит яичницу на всех, пока ещё более сонный Цвиркунов не выходит на кухню, на Андрея смотрит и улыбается, радуется, что тот не откинулся, видимо. Яша не стыдясь усаживается на колени Балунова, тот руку поперёк торса оставляет, поглаживая по рёбрам, а кудрявый ворчит недовольно, щекотно ведь. Что Андрей, что Миша утратили момент, когда эти двое прекратили скрывать свои чувства перед ними, разговора о том, что они родственные души и вовсе не было, но как-то всё было правильно и все обо всём знали. Князев ловит себя на мысли, что хотел бы так же сидеть с Мишей, чувствовать его тепло, а не холод. Да, с Леонтьевым он чувствовал себя в своеобразной любви, но сейчас осознавал, что им лишь пользовались, а тот ради острых ощущений и очередной дозы прогибался под него два месяца, совершенно позабыв о друзьях. Он забыл о Балу, хоть тот и звонил ему часто, писал, звал гулять, пытался в универе выхватить на перекур, но не успевал банально, Ренегат выхватывал младшего из-под носа, уводя куда-то. — Андрей, — тот настолько в мысли погрузился, что и не слышал ничего, смотря в одну точку очень интересной скатерти на столе, — Андро, — Миша пробует ещё раз, но его продолжают игнорировать, — Княже, соизвольте взять свой завтрак, — перед глазами того пальцем щёлкает, случайно нос задевая и одёргивая руку к груди своей, будто его уже током ударило, а не как должно быть — Андрея. — А? — Светловолосый морщит нос смешно и на Горшенёва смотрит, — спасибо, — вилку в руку берёт и роняет сразу же на тарелку в попытках перевернуть поудобнее. Второй рукой ко лбу прикасается, осторожно смеётся со всеми от своей неловкости и улыбается так широко. Щёки краснеют, глаза блестят красиво и Миша виснет на пару секунд, а после садится рядом с парнем, подвигая стул ближе к углу стола. — Замуж не выйдешь, Миш, не сиди на углу, — Балунов смеётся в спину сказавшего нелепую поговорку, в то время как Цвиркунов пытается чаю выпить сквозь смех. Кухня наполняется уютом и тёплом для каждого, Андрей пару раз случайно задевает коленкой ногу Горшенёва, оба игнорируют это, но хотят остановить время и почувствовать больше тепла. Обоим хочется прикоснуться не случайно, хочется ухватиться руками и ногами, прижаться поближе, прицепиться так, что и оторваться сложно будет. Это желание они откладывают очень далеко в сознании. Миша находит квартиру для проживания, смен берёт побольше, Андрей стипендию тратит на продукты для двоих, остаток на оплату коммуналки отдаёт. Балу и Яша наблюдают за их жизнью вплоть до Нового Года, все вместе помогают светловолосому реабилитироваться. Когда ломка начинается, приезжает Саша, долго обнимает парнишу, потому что Горшенёв боится признать привязанность душ, боится чувств своих же, боится, что всё испортит. Князев не лучше, винит себя во всём этом, пытается Мише на глаза не попадаться лишний раз, вину всё ещё чувствует. Понимает, что темноволосый не полюбит его ни за что, параллель с мамой и отцом проводит, а внутри всё обрывается каждый раз.

***

В зале запах салатов и мандаринов, на ёлке гирлянда мигает, бьёт по глазам, телевизор приглушённо вещает какие-то старые фильмы про Новый год, четыре парня расположились за столом, который притащили с кухни, шампанское приготовили, до торжества два часа. Миша в рубашке своей полосатой, Яшка и Саша в свитерах смешных, Андрей в кофте обычной, со странным принтом на всю спину, где-то под ногами кот трётся о ноги гостей, а Балу пытается прогнать его, чтобы еду со стола не стащил. Князев разворачивается корпусом, смотря на телевизор, в углу экрана отсчёт 00:01:48, а в его голове лишь тревожность. — Саш, мне нужна твоя помощь, — Андрей с порога начинает, стоит как щенок побитый. После универа пришёл, пока у Балунова отгул по болезни, — я могу зайти? — Да, конечно, — хозяин квартиры отходит к стене, пропуская внутрь гостя, оглядывает его и подмечает, что тот поднабрал, не выглядит как скелет совсем, кожа не такая бледная. Балу улыбается и проходит на кухню, чтобы заварить чаю. — Я, — они молчали всё это время, Андрей пытается подобрать слова, лишь бы глупым не показаться, — кажется, мне Миша нравится. Александр давится чаем и смотрит на светловолосого, мол «ты тупой или как, вы вообще-то соулмейты». — Ладно, допустим, — парень прокашливается и продолжает, — вы не говорили об этом всё это время? — Нет, — Князев тупит взгляд, — не думаю, что ему это нужно. Балу добротных пол часа высказывает Андрею, что каким бы Миша не был мудаком, он всё же его вытаскивает из говна, живёт с ним и даже на работу стал ходить чаще, часов накрутил себе, лишь бы платить как-то за квартиру. Голубоглазый лишь слушает, задаёт пару вопросов и в какой-то момент подрывается с места, говорит, что спешит, Яше передаёт привет и вылетает из квартиры. Подарок для Цвиркунова и Саши они покупали вместе, друзья вошли в положение и сказали просто купить что-то парное, или что-то для дома. Миша спокойно выдохнул в тот момент и сократил себе смены перед новым годом, взяв отгул на долгих две недели. С Андреем они договорились не дарить ничего друг другу, но оба провалили обещания, а Балу лишь смеялся, когда оба принесли подарки и попросили тут оставить. Андрей очень долго выбирал эту гитару, деньги у отца попросил, пообещал отдать, как работу найдёт, но тот отказался. А мама тихо в тот же вечер передала сыну денег вместе с вещами для рисования. Там и был тот рисунок, что светловолосый забросил, с гитарой Горшенёв в переходе метро, к подарку уходит и он, дорисованный и с письмом прикреплённым в углу, с кучей мыслей и чувств, что копил всё это время. Темноволосый же у Балунова разузнал о пристрастии парня к рисованию, оба махинации невероятные проводили, чтобы узнать, что нужно Князеву, остановившись на маслинных красках и новом блокноте для скетчей. Миша не удержался, докупил к этому ещё новые карандаши, девушку на кассе расспрашивал о них, что та устала отвечать на вопросы. До Нового года тридцать минут ровно, руки у Андрея дрожат, но градус алкоголя постепенно расслабляет, разрешая забыться в спокойствии шуток друзей и разговоров ни о чем. К столу вновь крадётся кот и Князев суёт тому кусок колбасы, пока никто ничего не видит. Тот мурлыкает довольно, облизывается и трётся о ногу светловолосого, уходя вскоре куда-то на подоконник. Остаётся пять минут и парни по своей неосторожности разбивают один из бокалов, глупо смеясь и паникуя из-за этого, Яша с кухни приносит новый, пока Миша осколки стекла собирает с пола, режет палец немного, а потом подметает веником, что Цвиркунов притащил вместе с бокалом, к столу за минуту если успевает, а на экране телевизора уже отсчёт последней пошёл. — Пиздец, а не год, — тихо говорит Балунов, руку на парня своего закидывая, поглаживая мягко. — Спорить даже не буду, — Андрей улыбается, а отсчёт всё идёт. 10. Миша сжимает бокал сильнее, смотрит украдкой на Князева, дышит тяжело. 9. Светловолосый ловит на себе взгляд Горшенёва и сразу же его отводит. 8. Они стоят рядом, почти вплотную, все рядом с ёлкой и телевизором. 7. Рука Андрея тянется к свободной ладони кареглазого, робко касается, будто прося разрешения. 6. Миша тепла пугается, дёргается немного и резко голову поворачивает на друга. 5. Князев кивает виновато и убирает руку, прижимая к себе, они начинают отсчёт в голос. 4. Длинные пальцы оглаживают тыльную сторону чужой руки. 3. Пальцы переплетаются, теплом окутывая обоих. 2. Андрей чувствует себя счастливым в этот Новый год. 1. Миша перехватывает чужую ладонь крепче и под весёлые возгласы друзей выпивает шампанское. — С Новым годом! — На улице слышны взрывы фейерверков, крики и поздравления, телефон одного из парней в квартире раздаёт трель звонка и тот спешит выйти на кухню. — Привет, мам, с Новым годом, — Князев улыбается и открывает форточку, пытаясь вдохнуть побольше воздуха. — Тебя тоже, родной, — женщина говорит спокойно, улыбается, — как ты там? — Я хорошо, — Андрей вспоминает о подарке для Миши и тихо пробирается к комнате, где оставил всё, — вот празднуем, сейчас подарки дарить будем. — Мальчикам привет передавай, — она отходит, по всей видимости, куда-то на балкон, — приезжайте с Мишкой на днях, соскучилась я за тобой. Андрей придерживает телефон плечом и вытаскивает гитару в чехле из-под спальной кровати, холст с рисунком сразу за ней, садится на пол и глядит на лист завёрнутый и аккуратно прикреплённый в углу предмета. Губу кусает, перехватывая телефон рукой. — Обязательно приедем, мам, я пойду уже, — светловолосый поднимается на ноги и улыбается как-то грустно, — передавай папе привет. Андрей тащит за собой гитару, подцепляет в коридоре пакет с подарком для парней, дверь открывает в гостиную и на пустующую комнату смотрит. Сквозит немного, видимо вышли покурить, а за занавесками с балкона ничего не видно. Князев время не теряет, достаёт из пакета коробку, ставит её на диван, вместе с гитарой Мишиной, холст держит в руках, решается на что-то долго и отрывает листик, комкая его себе в карман брюк. Дверь хлопает и с шумом в помещение проходят парни, Горшенёв непонимающе смотрит на голубоглазого, но вскоре замечает коробку знакомую и улыбается, вводя двоих позади в курс дела. Те благодарят за напоминание и Балунов выбегает за подарками в комнату, пытаясь попутно вспомнить, куда впихнул то, что оставил ему Миша. — Дрюх, это что? — Яша пальцем указывает куда-то в сторону дивана, Князев берёт коробку и передаёт её в руки Цвиркунова, — нет, подожди, я не об этом. — Это, — светловолосый тянется к инструменту в чехле и поднимается с края дивана, — Мишин подарок. Улыбка озаряет лицо голубоглазого, в то время как Горшенёв хмурит брови и пучит глаза, пытаясь понять шутка ли это. Но вот в его руках действительно чехол гитары, а внутри он чётко чувствует деревянный гриф со струнами, сказать ничего не получается, подрагивающей рукой он тянет замок, освобождая предмет от чёрной плотной ткани. В глазах Миши детская радость, Цвиркунов отходит к столу и открывает коробку, заглядывая внутрь. — Тебе нравится? — Совсем тихо спрашивает Андрей, но ответа не получает, в зал вваливается Балунов с тремя пакетами. Горшенёв убирает гитару с колен и подходит к хозяину квартиры, забирая нужный пакет и, сказав парню что-то на ухо, утягивает за собой Андрея вместе с гитарой в комнату. Князев непонимающе смотрит на то, как темноволосый закрывает дверь на замок, трёт руку в месте, где только что было невыносимо тепло, помещение освещается лишь тусклой гирляндой, что висит на стене. Миша садится на пол в середине комнаты, ждёт, пока друг сделает то же самое и протягивает ему увесистый пакет. Сам же гитару в руки берёт, настраивает и простенький перебор делает. А Андрей перебирает содержимое, моргает быстро-быстро, ему ведь никто не дарил материалы для рисования никогда, даже мама, та деньги давала, говорила, что не разбирается в этом. Мелодия заполняет комнату, а Андрею плакать хочется, он даже сам не знает почему. В миг столько эмоций и на предплечье всё ещё тепло руки Мишиной. Губу закусывает, поднимая голову, встречаясь с омутами карими напротив, метает взгляд на руки ловкие и вспоминает о холсте, что остался на том диване. Парень подрывается, ничего не говоря Горшенёву, и быстро выходит из комнаты. Мелодия прекращается резко, а у Миши уже столько вариаций того, почему убежал парниша. Но в проёме вновь мелькает фигура светловолосого, прикрывающего за собой дверь снова на замок, рукой прижимает к себе рисунок, на место возвращается и смотрит на мягкую улыбку Миши. Боязливо протягивает предмет отложившему гитару парню, на реакцию смотрит, волнуется. — Андрей, — скомканный вдох от увиденного утопает в имени, Горшенёв метает взгляд то на себя с бумаги, то на художника перед ним, — это так красиво. — Тебе правда нравится? — Они, отчего-то, шепотом разговаривают, боясь нарушить атмосферу. — Конечно, — в памяти парень в капюшоне мелькает, — это невероятно. Андрей смущённо улыбается, пока новый владелец холста пальцами проводит по поверхности, ощупывая немного выпуклые места с краской, а после откладывает подарок, глупо пялясь на Князева. Слышится тихий звук шуршания и Миша смотрит на лист скомканный, что выпал из кармана брюк светловолосого, видимо тот вылез из-за движения и положения ноги парня. — Это что? — Горшенёв как-то странно глядит на листик, в то время как Андрей судорожно хватает его ладонью, вновь стараясь затолкать куда подальше, но тормозит, смотря в глаза темноволосого. Думает долго, но проходит всего пара секунд, рука тянется вперёд, ладонь раскрывается, а ловкие длинные пальцы подхватывают комок бумаги. Назад пути нет. Миша читает медленно, впитывая каждое слово, каждое ощущение, пропитываясь чувствами и тёплом. Сердце колотиться у обоих, Князев не знает куда себя деть, паника накрывает с головой, а Горшенёв всё так же читает-читает-читает. До дыр зачитать последнюю фразу желает, впечатать в себя и на коже оставить, готов с этим почерком вырезать на лёгких каждую букву. «Я влюблён в тебя. Я люблю тебя.» Миша складывает аккуратно листок, в кармашек рубашки, прямо под сердцем, пихает, поднимается на ноги и за плечи хватает Андрея, к кровати пихает испуганного парня, сесть заставляет напористыми горячими ладонями. Смотрит мучительно долго в лицо, обводит глазами губы, рукой по загривку проводит, слушает сбивчивое дыхание и улыбается, как хитрый лис на охоте, загнавший добычу в тупик. Но улыбка эта не фальшивая, настоящая. Андрей тает, когда эти губы мягко касаются его лба, по носу проходят, на щёках оставляют тепло и, наконец-то, до губ добираются. Князев руки тянет к вороту рубашки, хватается за Мишу, лишь бы не потеряться где-то, лишь бы не утонуть в ощущениях. А тот узоры вырисовывает на шее парня, вызывая мурашки по коже. Это лучше, чем наркота. Горшенёв нависает над парнем, оторвавшись от его губ и повалив того на спину. В его глазах блестит что-то необычное, чего ни разу бариста не замечал. Более напористо касается рукой шеи, вызывая у парня спектр эмоций от тепла, проводит к ключицам под кофту, ощупывает торчащие косточки и вновь в поцелуй вовлекает. Андрей оживает, руками хватается за плечи старшего, притягивает ближе, пытаясь почувствовать больше тепла, впечатать в себя Мишу, чтобы запомнить этот момент. Рука темноволосого скользит под кофту, оглаживая рёбра мягко, ощупывая торс и грудную клетку, соски задевая ненароком, вызывая короткий стон прямо в губы. Вскоре эта кофта улетает на пол, а Горшенёв жадно смотрит на такого красивого Андрея, покрасневшего и смущённого, возбуждённого и, всё ещё, немного шокированного. Миша сам стягивает с себя рубашку, почти оторвав одну из пуговиц, но сейчас это было не важно. Важно было то, что тела касаются друг друга, в штанах у обоих тесно, губы почти устали от поцелуев и в голове у обоих лишь этот миг. Рука Андрея ложится на чужую пряжку, ловко высвобождая из неё ремень, пока над ухом слышится тихий вздох темноволосого. Князев делает это не в первый раз, но сейчас его руки трясутся и расстегнуть злосчастную пуговицу выходит с трудом. Но вскоре ладонь парня ловко проводит по возбуждённому члену через трусы, вызывая уже что-то больше похожее на стон. Миша перехватывает руку младшего и тормозит, вновь целует жадно, быстро расправляется со штанами Андрея, снимая их вовсе. Князев без одежды совсем впервые с кем-то, волнение накрывает с головой, но прямо в губы ему шепчут «красивый» и в голове вновь туман. — Подожди немного, — тихо проговаривает Горшенёв и тянется куда-то к тумбочке прикроватной, ящики все открывает и вскоре достаёт то, что ему нужно, — так и знал. В его руках флакончик со смазкой, а до светловолосого не сразу доходит, откуда он тут вообще. Явно на кухне Яша и Балунов усмехаются, поедая салаты и выпивая остатки алкоголя. Андрей судорожно комкает простынь, когда Миша ловко просовывает палец внутрь, сразу же натыкаясь чётко на нужное место, всё бы ничего, проходил уже это не один раз, но руки у Миши тёплые, резкие движения отсутсвуют, разрешая полностью прочувствовать каждое движение. Горшенёв усмехается, надавливая ещё пару раз, наблюдает за реакцией и вскоре второй палец пропихнуть пытается, боится больно сделать, целует в бедро, перехватывая ногу рукой под колено. Третий палец входит с протяжным стоном голубоглазого, что тут же губу закусывает до крови. Миша медленно направляет член, насаживаясь не до конца, а со стороны младшего слышит лишь хныканье, ведь вся процедура заняла достаточно много времени. Андрею хотелось больше, он уже не мог терпеть, кончить готов был ещё на втором пальце, но сдерживался, а из-за тепла лишь одних касаний хватало, чтобы к пику довести. Внутри горячо, пошлые звуки в ушах перекрывают любые мысли, а Князев, кажется, почти отключается во время оргазма. Ему никогда не было так хорошо, под действием таблеток такого не было, было лишь холодно и мерзко, но манипуляции и ломка заставляли каждый раз ступать на эти грабли. Горшенёв зацеловывает парня куда только видит, откидываясь рядом на кровать, дышит тяжело, гладит в своих объятиях светловолосого, шепчет что-то не разборчивое, а за окном слышится вновь взрыв фейерверков и возгласы людей. Улыбка с лица не сходит у обоих, но нужно подниматься, а после, с трудом найдя одежду, выйти из комнаты к тихо пьющим парням. — Андрей, — Миша пуговицы просовывает в ткань, смотрит на парня, что уже одетый стоит возле двери, — я тоже тебя люблю. Темноволосый сокращает между ними расстояние и мягко целует парня в губы, прижимаясь всем телом, чувствуя как голубоглазый руки на шею закидывает и оглаживает мягкие, всё такие же, непослушные волосы. — Спасибо, — тихо говорит Князев и, вспоминая о подарке, забирает свой пакет. Выходить на кухню было неловко, но Яша первым делом утаскивает Андрея на балкон покурить, распрашивая невзначай, что они там так долго делали, дурачка включает и Князев глаза закатывает, бросает фразу «ебались мы», а Цвиркунов победно улыбается, докуривая сигарету. На кухне Балунов подзатыльник отвешивает Мише, за то, что парнишку только сейчас принял, могли бы ведь и не тянуть так долго, мол, жили вместе сколько, а как поебаться — так у него в квартире. Конечно, в шутку всё это говорит Саша и радуется за друга, бутылку с пивом тому вручает и они вместе выпивают. Спать ложатся лишь под утро, Балунов фотографирует тихо спящих в обнимку парней на тесном диване гостинной и тоже уходит в комнату к Яше, проваливаясь в сон, как только тот прижимается поближе, спокойной ночи желает и добавляет тихое «люблю тебя» . Пока в квартире Балунова воцарилась тишина, на другом краю города, в напряженно-мрачной квартире с кучей людей и алкоголя, от передоза наркотическими средствами у Александра Леонтьева останавливается сердце. Последнее, о чём он успел подумать — скоро брошу.
Примечания:
можете швырять сразу помидоры и камни, хуйню написал, да. пб включена.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты