Маленький Шицзунь

Слэш
PG-13
В процессе
333
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 50 страниц, 7 частей
Описание:
Ло Бинхэ мечтает о том, чтобы увидеть шицзуня маленьким. Его желание исполняется.

(Или: Цинцю впадает в детство и наводит суету на пиках и в сердцах.)
Посвящение:
Шакалу и жене. Они герои, которые выдерживали мои вопли и нытьё в течении нескольких месяцев.
Примечания автора:
По мне заметно как я люблю Шэней
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
333 Нравится 31 Отзывы 113 В сборник Скачать

Часть 5

Настройки текста
Шаги позади Бинхэ стихли, он обернулся и увидел, как шицзунь замер на пороге и напряжённо смотрел на стеллажи. Простояв в таком положении минут пять, тот переступил с ноги на ногу и взглянул на Бинхэ, который поспешно сделал вид, что не наблюдал за ним всё это время. Шэнь нахмурился и очень осторожно переступил порог, после этого снова замерев на краткий миг. Следующие его шаги были более решительные, но всё такие же аккуратные и тихие. — Я бы хотел немного попрактиковаться в каллиграфии, после того, как почитаю, — поспешно добавил он. Бинхэ кивнул. — Конечно, когда скажете, тогда приготовлю чернила, — Бинхэ наблюдал за тем, как шицзунь спешно вытаскивает руководство по медитации и листает его рядом с местом, откуда вытащил, — если хотите, позже могу помочь с практикой в этом. Му Цинфан говорил, что вам это пойдёт на пользу. — Хочу! — быстро ответил Цзю и через мгновения настороженно сощурился, — сейчас. — Не будете читать? — улыбнулся Бинхэ. — Потом. Я хочу попробовать помедитировать. — Хорошо, тогда давайте выйдем на улицу. У шицзуня не получалось четко почувствовать свою ци, Бинхэ сам чувствовал это и видел по расстроенному лицу напротив. На самом деле это не вызывает удивления — ци шицзуня была заблокирована и направлять её внутри себя было бы сложно, даже будь тот самим собой. Примером тому был неисцелимый яд. Вот только шицзунь был слишком расстроен, чтобы это так оставить, и Бинхэ решил пропустить свою ци через него. Видя, как листок, наполненный ци, врезается в дерево, Шэнь Цзю выдыхает. Будь с ним совсем что-то не так, он не смог бы манипулировать даже чужой ци. Медитировать дальше ему не дал Бинхэ с резонным замечанием, что нужно увеличивать нагрузку постепенно. Немного расстраивает, но у него ещё есть целая библиотека, которой он может пользоваться в своё удовольствие. Не выпрашивая разрешения почитать ту или иную книгу. Он может в любой момент отложить чтение и взяться за письмо. Никто не будет указывать ему четко сколько он должен прочитать, написать и сыграть. Никто не будет его… наказывать. Растирая чернила, Шэнь Цзю замер. «Я могу рисовать. Тут никто не запретит мне это, и, судя по обрывкам памяти, я писал хорошие картины. Даже не верится, что это точно я.» — Бинхэ? — Да, мастер Шэнь? — поднял взгляд Бинхэ. Он решил взять книгу, чтобы шицзунь не чувствовал себя неуютно под его неотрывным взглядом — его это иногда напрягало даже в нормальном состоянии. — А главой какого пика я был? — небрежно и абсолютно не заинтересованно обронил Шэнь Цзю. — Цинцзин, и вы всё ещё владыка своего пика, — улыбнулся Бинхэ. У Шэнь Цзю было ощущение, что скоро от такого количества улыбок того должно было порвать пополам, — просто немного… м-м-м заболевший. — Понятно, — кивнул Цзю и уставился на капли туши, упавшие с кисти на пергамент. Немного подумал и растянул капли в немного неуклюжий иероглиф.

(눈‸눈)

Бинхэ смотрел за шицзунем вот уже целый день, и ему не нравилось то, что он так убивает себя. Куча прочитанных книг ещё ничего, но то, что у шицзуня рука уже дрожит от огромного количества времени, проведенного за каллиграфией, точно не нормально! Бинхэ вообще сомневался, что подобное входит в рекомендации Му Цинфана не напрягаться, поэтому он последний час пытался убедить шицзуня идти готовиться ко сну. Шицзунь был чертовски упрям и, судя по полуприкрытым глазам, уже сильно устал. Бинхэ хороший муж и ученик, он не может позволить своему супругу и шицзуню так наплевательски относиться к своему здоровью. У него созрел несколько крамольный план по спасению шицзуня от самого себя. — Простите, шицзунь, — заранее извинился он и подхватил того на руки, аккуратно выхватив кисть из маленькой руки. Всё же он маловат как для своего возраста. Шицзунь, как он и думал, совершенно не оценил подобного своеволия и, замерев на несколько секунд, возмутился. — Какого гуя ты меня схватил?! — Шицзунь, не ругайтесь так, — Бинхэ кивнул дежурным адепткам и вышел из библиотеки, осторожно придерживая очень слабо отпихивающего его шицзуня — ещё один показатель изрядной усталости. — Отпусти меня, охуевшая ты рожа! Мы это уже проходили! — Шицзунь, уже поздно, вам нужно отдохнуть, к тому же я вас не в первый раз так перемещаю. — А меня это ебёт?! Я тебя вчера вообще в первый раз увидел! Отпусти, извращенец! — Только после того, как отнесу вас в комнаты, — спокойно возразил Бинхэ и всё же ускорил шаг — нервировать шицзуня Му Цинфан тоже не рекомендовал. — Ты.!

(´⊙ω⊙`)!

— Лю Цингэ? — Имей уважение, зверь. — Конечно, шишу Лю, — Бинхэ сладенько улыбнулся, — какими судьбами? — Где Шэнь Цинцю? — нахмурился Лю Цингэ, — ты его что, одного оставил?! — Шишу Лю, — Бинхэ поморщился и на всякий случай прислушался, — шицзунь переодевается, чтобы принять ванну. Что вам нужно? — Хочу убедиться, что он в порядке. И ещё, — Лю Цингэ одним движением достал из-за пояса веер. Бинхэ поморщился — он мог бы и сам догадаться доставить шицзуню веер. — Как можно, шишу. Откуда вы знаете, что шицзунь без веера? — с ухмылкой поинтересовался Бинхэ. В течении дня он не раз замечал активность сильных аур поблизости к ним с шицзунем. Отметился даже Вэй Цинвэй. Лю Цингэ так и вовсе мелькал чаще всего. — Знаю, — он нахмурился ещё сильнее и впихнул веер в руки, — не смей оставлять Шэнь Цинцю одного. И завтра придёт глава Юэ, он пришлёт записку с адептом о точном времени. —…вот как. — Не думай, что тебе доверят постоянный присмотр за вторым пиковым владыкой, — прищурился Лю Цингэ. В этот раз нахмурился Бинхэ. — Он мой муж. — А ты не справляешься, — припечатал Лю Цингэ и вскочил на меч. Бинхэ заскрипел зубами — крыть было нечем, он в самом деле чувствовал вину.

( ꈍᴗꈍ)

— Что это? — Это для ванны. —…почему так много? — ещё более неуверенно спросил ребёнок. Бинхэ был более чем удивлён — неужели шицзуня в детстве мыли исключительно слуги? Но он не мог не помнить количество средств для… — Хотите помогу? — Нет! — вскинулся мальчик и уставился на таз с пятью пузырьками и полотенцем, — просто скажи мне, что из этого мыло. Бинхэ вздохнул, мысленно попросил помощи и сил у небес — какого черта он тает с такого несвоевременного отстаивания самостоятельности. В итоге он вытащил четыре «лишних». — После ванны Бинхэ поможет вам нанести масла. — Куда? — прищурился Шэнь Цзю, вытаскивая из таза единственный пузырёк и нужное ему полотенце. —…только на волосы. — Исключено! — Шиц… мастер Шэнь, ваши волосы излишне длинные для ребёнка. С моей помощью будет значительно легче. — Нет! — рыкнул Шэнь Цзю и выскользнул из дома в сторону горячего источника — на Сяньшу, в отличии от пика Цинцзин, их было великое множество. Бинхэ покачал головой и, не издавая лишнего шума, последовал за шицзунем. Шэнь Цзю осторожно сложил полотенце и бутылёк на плоский и очень крупный камень. Источник был сравнительно небольшой, но когда Бинхэ, чтобы их не задерживали, вёл его окольными путями по пику, Шэнь Цзю увидел предостаточно. Несомненный плюс был в том, что он довольно близок к гостевому домику, в котором они пока обосновались, и вместе с тем же домиком расположен на отшибе, в глубине подзапущенного, судя по всему специально, парка. Вода была… очень теплой. Цзю пару минут просто трогал её рукой с восторженным и удивлённым выражением лица. Он решил, что обязательно поплавает подольше. Рядом стояла небольшая кадка. Немного зависнув, Шэнь Цзю нерешительно намочил волосы и взял немного жижи из бутылька. Быстро взмылив волосы, беспощадно дергая пряди, он поспешно смыл пену и не мешкая зашел в воду. Восторженный вздох сорвался с его губ, а после быстрого взгляда по округе, он позволил нырнуть и вынырнуть с радостным взвизгом. «Горячий источник это здорово…» В домик он вернулся только через час — очень сонный и довольный. Вид Бинхэ, который почему-то был с ещё более глупым выражением лица, чем обычно, почти не встревожил его. Шэнь Цзю забрался в постель и, буркнув ещё одно предупреждение о дистанции, забился в свой угол. Было немного одиноко, но очень тепло и непривычно спокойно. «Так хорошо. Неужели это влияние горячей воды?» — мысли сонно расползались, и Шэнь Цзю впервые за долгое время уснул быстро, не убегая от боли или ужасной усталости. Бинхэ удивлённо смотрел на столь расслабленного шицзуня и даже позабыл напомнить о масле для волос. Немного подумав, он углубил сон ребёнка, навеяв на него хорошие сны, и осторожно приблизился. Откупорив флакон, он не в пример осторожнее Шэнь Цзю, который дергал их так, будто вот-вот вырвет, пока намыливал, перебрал пряди смоляной гривы. Отложив в сторону масло, Бинхэ приобнял мальчика, плотнее закутывая в одеяло. Тот заворочался во сне, повёл носом, будто принюхиваясь, и прижался к груди. Он был таким невероятно маленьким в руках Бинхэ. Сердце подтаивает от нежности, словно кусочек льда на солнцепёке. Маленький, колючий и весь такой болезненно одинокий. Абсолютно не понятый другими владыками пиков, пока он сам не забыл себя и не пошел навстречу. Бинхэ вновь пообещал себе не давать в обиду нежное сердце когтистого котёнка ни другим… ни, тем более, себе.

(。・//ε//・。)

Бинхэ разбудило осторожное копошение под боком — за ночь он сильно устал, помогая переживать шицзуню его воспоминания, при этом не влезая непосредственно в них. Пока что. Пока не разберется с мешаниной и системой выхода этих воспоминаний. Всё же быть внутри сна значительно проще для управления, чем на границе, но опаснее. Шицзунь был спокоен, поэтому Бинхэ позволил себе осторожно проверить меридианы и течение запертой ци. Всё было лучше, чем обычно, но она всё ещё заблокирована. Шицзунь с любопытством наблюдал за его манипуляциями. — Мастер Шэнь? Что вы последнее помните? — осторожно спросил Бинхэ, тая от того, что он может безнаказанно сжимать маленькую ладошку. Маленький шицзунь застенчиво улыбнулся, и Бинхэ вяло подумал, что скоро угрозы шицзуня воплотятся в реальность — только его размажет по полу не от карающей руки, а нежности. — Вчера я снова ходил с мамой в больницу, и там на пороге сидела лягушка! Я впервые увидел лягушку — она такая интересная! — восторженно рассказал о своей детской радости шицзунь. Бинхэ привычно подавил свой беспомощный скулёж. — Правда? А что такое больница, мастер Шэнь? — Бинхэ сел поудобнее, чтобы не пропустить ни единой эмоции маленького шицзуня. — Не называй меня так. — Мастер Шэнь? — Да, вот так не надо, мне неловко… Я знаю, что временно такой… Маленький, ты сам говорил об этом. И... и Му Цинфан тоже говорил, я помню, но сейчас мне меньше лет, чем тебе, и мне неловко. — Как же тогда мне стоит звать… тебя? — надежда на исполнение ещё одного желания подняла голову в душе. После очень злобно-беспомощного одёргивания шицзунем он даже и не смел поднимать эту тему. Возможно, ему будет дозволено то, за что был не раз обруган глава школы ещё во времена его отрочества? Бинхэ сдержал вспыхнувшее злорадство, — Сяо Цзю? — Нет! И так меня не называй, ужасно! — Почему? Шицзунь ответил не сразу. Приложив ладонь к голове, он поморщился и беспомощно посмотрел на Бинхэ. — Это… Рабское имя? — неуверенно ответил он и тряхнул головой. Растерянно протянул, — у меня же есть семья, которая назвала меня по-другому… — А как назвала? — поспешно спросил Бинхэ, испугавшись, что шицзунь снова сменит настрой и испугается его. Он не хотел бы, чтобы шицзунь снова боялся его. — Юань, — ответил шицзунь и встрепенулся, — зови меня А-Юань? Ты мне нравишься, так что тебе можно, ты мой гэгэ сейчас? Если бы Бинхэ был собакой, то своим хвостом он бы мог вызывать вихрь, но он не был, поэтому просто крепко обнял шицзуня. «Как можно быть таким милым! Это слишком опасная техника шицзуня!» — А-Юань очень милый, — Бинхэ поднял голову и завороженно смотрел на расползающийся по щекам шицзуня румянец. — Ну хватит! — шицзунь с ворчанием попытался отпихнуть Бинхэ, но куда ему, ребёнку, тягаться с горой мышц. С безобразно счастливой горой мышц. — А-Юань! Назови меня гэгэ ещё раз! — Почему мне кажется, что я поступил очень необдуманно? — задумчиво протянул шицзунь и робко коснулся волос Бинхэ, — твои волосы такие мягкие… Гэгэ. Бинхэ устал сдерживать восторженный скулёж, возможно, ему стоит пересмотреть некоторые установки. — Гэгэ? — Мм? — этот лорд вне зоне доступа, дайте ему немного времени. Он же может побыть немного непочтительным? Самую малость? Ему дали добро! — Гэгэ, — это звучало чуть требовательнее. — Ммм, — Бинхэ позволил себе глубже зарыться лицом в грудь шицзуня. Он пах конфетами, которыми его вчера угощали сестрицы с пика, соевым сладким молоком и чернилами. — Бинхэ! — его пихнули. Вот теперь если он продолжит, то это будет уже будет слишком. Бинхэ оторвался и преданно взглянул в глаза шицзуня. — Да, А-Юань? — А где мои родители? И братья с сестрой? — Бинхэ дёрнулся и почему-то почувствовал некоторое разочарование? Шицзунь продолжил, смотря в сторону и не видя его посмурневшего лица, — У меня такое… Двойственное ощущение, будто их тут не должно быть вообще, но где же они тогда? Повисло молчание. Шицзунь рассеянно перебирал пряди его волос, а Бинхэ задумался. Как много от него скрыл шицзунь? И почему? Он ему не доверяет, или слишком больно было говорить об этом? Бинхэ ни разу не замечал, чтобы шицзунь отлучался куда-либо, кроме как на миссии, а в остальные поездки он всегда брал с собой его. Помолчав ещё немного, Бинхэ решился озвучить ещё более укрепившуюся сегодня догадку о том, почему же щицзуня так бросает из полного недоверия к радостной беззаботности. — Шицзунь, мне кажется, что вы вспомнили свою прошлую жизнь. — Что? — шицзунь от удивления вскинул бровки и приоткрыл губы, — да ну, ты меня разыгрываешь, разве так бывает? — Какой недоверчивый шицзунь, — притворно вздохнул Бинхэ. — А-Юань. — Что? — Мы договорились, что ты называешь меня А-Юань. — Ох, прости А-Юань, — шицзунь довольно кивнул и нахмурился. — Теперь понятно, почему тут так по-другому. А у тебя ведь есть двойник? У тебя реальный, а у меня всё в голове, — неуверенно протянул шицзунь. Бинхэ округлил глаза. — Ты что-то вспомнил?! — Ну, я же вроде ещё в первый день говорил о мешанине в голове? Странно, почему мне показался таким незнакомым интернет… — пробормотал Шэнь Юань и ахнул, — Самолёт жалкий лжец! — Он тебе солгал? — удивился Бинхэ и тут же нахмурился. — Ну, нет. Но умолчал кое-что! Гад, вот я его! — заворчал Шэнь Юань и задумчиво посмотрел на пустую ладонь. Бинхэ блаженно жмурился от яркости эмоций своего шицзуня. Увидев, как тот рассматривает ладонь, периодически сжимая её, будто ему чего-то не хватает, он подорвался. Взял со стола веер и почтительно протянул шицзуню. — О! Так намного лучше, благодарю! — раскрыв и пару раз обмахнувшись, произнёс шицзунь. Бинхэ довольно заурчал и аккуратно привалившись к нему, схватил другую руку. Шэнь Юань удивлённо смотрел на это, но чувствовал, что это… нормально? Как это может быть нормально, если Бинхэ вроде как его ученик? «Ну… возможно он самый близкий ученик, фактически родной ребёнок? В любом случае я отторжения не чувствую и эти локоны, боги..!» Бинхэ почувствовал что-то очень близкое к девятым небесам, когда шицзунь второй рукой, отложив веер, погладил его волосы и продолжил так гладить дальше. — Я так часто ношу веера? Такое ощущение, будто это продолжение моей руки, вместо телефона… Громкий стук прервал Шэнь Юаня. Бинхэ поморщился — так рано прийти и так нагло стучать мог только Лю Цингэ. К тому же он чувствовал его агрессивно настроенную ци. Единственное, что помешало демону мстительно выпустить волну ответной энергии, так это шицзунь. Он слишком уязвим для подобного сейчас, да и вообще не одобрял, когда Бинхэ распускал темную половину ауры на территории школы. Под непрекращающийся стук он помог своему шицзуню накинуть верхние одежды и быстро оделся сам. Шэнь Юань выразил желание увидеть своего шиди и, как он слышал, брата чудесной Минъянь. Из обрывков он его почти не видел, и все они были весьма размыты, а в первый день он был слишком напуган и насторожен, чтобы разглядывать того, кого схватил за одежды, проверяя окружение. — Шишу Лю, вы рано. Неужели вы пришли вместо адепта с запиской, — Шэнь Юань бы фыркнул на то, насколько переменилась манера речи Бинхэ, если бы обратил внимание на это. Вот только он был занят тем, что разглядывал прибывшего. Что ж… девушки не врали — брат Лю Минъянь был впечатляющим. — Наглец! — фыркнул Лю Цингэ, — я был на ночной охоте. Вот. Лю Цингэ пнул лежащий рядом мешок, в котором что-то завозилось, и, переводя взгляд на него, обратил внимание, что Ло Бинхэ вышел не один. Позади него стоял Шэнь Цинцю, который о чем-то напряженно размышлял. Лю Цингэ хотел было возмутиться, почему ученик вообще так непочтительно встал впереди своего шицзуня, пусть сам Шэнь Цинцю был меньше ученика, но его прервали. — Доброе утро… шиди Лю? — неуверенно, но с долей спокойствия произнёс Шэнь Цинцю, Ло Бинхэ, спохватившись, немного отступил. Лю Цингэ кивнул. — Здравствуй, — он немного запнулся и ещё раз подпихнул мешок. Лю Цингэ заставил себя не пялиться на уменьшенного Шэнь Цинцю — это было бы грубо, — это полезный съедобный монстр. Пусть твой ученик приготовит его. — Благодарю, это очень любезно с твоей стороны, — улыбнулся Шэнь Юань и с любопытством продолжил разглядывать отчего-то замявшегося Лю Цингэ под немного сердитым взглядом Ло Бинхэ. «Может, ему тоже интересно, но он более воспитан, чем я, и не позволяет себе пялиться?» — задумался Шэнь Юань и решил облегчить сомнения своего шиди. Шисюн он или погулять вышел? — Шиди Лю может посмотреть, я понимаю, всем любопытно. Твоя сестра меня три раза по кругу обошла, — Шэнь Юань подошел ближе и, дождавшись, когда Лю Цингэ переведёт на него взгляд, покрутился вокруг своей оси. Лю Цингэ, рассматривая Шэнь Цинцю, почувствовал слишком знакомые эмоции. Точно, когда-то давно, когда впервые увидел свою младшую сестру, он ощущал то же самое. И до этого он, видя Шэнь Цинцю, чувствовал это, но его взрослый и неприступный вид всегда не давал ему понять, что же это такое. Немного обреченно пришло осознание, что он несколько провалился в своей защите, и на Шэнь Цинцю уже успел наложить лапу негодяй. Он осознал, что тянет руку к макушке Шэня, только когда почти коснулся его волос. Такой знакомый жест — пока Минъянь была в таком возрасте, он часто поглаживал её по голове вместо нежных или утешительных слов. Отдернуть руку не успел — Шэнь Цинцю двинулся ему навстречу, и рука Лю Цингэ бережно прикоснулась к немного прохладному шелку волос. «Такие же мягкие, как и у Минъянь» — немного рассеяно подумал он и почувствовал просто убийственную ауру со стороны зверя. Ло Бинхэ явно был недоволен подобным проявлениям близости между ними. Лю Цингэ из вредности придержал руку немного дольше, чем позволил бы себе обычно, и медленно отвёл её, подавив порыв спрятать за спину. Он был уверен, что Бинхэ просто сгорал от негодования, взгляд Шэнь Цинцю был несколько расфокусирован — задумался о чем-то. Лю Цингэ откашлялся. — Глава Юэ сегодня придёт. — Придёт? — удивленно и всё ещё рассеянно переспросил Шэнь Цинцю, — когда? — Зве... Ло Бинхэ тебе не сказал? — удивлённо уточнил Лю Цингэ и сурово взглянул на стоящего с видом глубокой обиды демона. — Шишу Лю, сейчас раннее утро. Шицзунь спал, — с вселенской усталостью ответил Бинхэ, и Лю Цингэ вернул взгляд к Шэнь Цинцю за подтверждением. Тот немного смущенно кивнул. — Шисюн пришлёт записку с адептом, — сказал Лю Цингэ и после небольшой паузы продолжил. — Не планируйте ничего такого, Юэ Цинъюань имеет право проведать своего шиди. Я пойду. Шэнь Юань нахмурился и кивнул, не став ничего добавлять, и Лю Цингэ, быстро сойдя с порога, вскочил на меч, не прощаясь. — Ши... А-Юань, можно расчесать тебя? — ревниво разглядывая «осквернённую» макушку своего супруга, спросил Ло Бинхэ. Шэнь Юань кивнул и посмотрел на его лицо. Для этого ему пришлось задрать голову, отчего Бинхэ растерял всё своё негодование и чуть не заплакал от умиления. Ему всегда нравилось, что супруг чуть ниже него, несмотря на ворчание, а подобная разница в росте приводила его в абсолютный восторг. Шэнь Юань думал о том, что быть такой дылдой, как Бинхэ, просто не законно. Он даже выше, чем Лю Цингэ! Оставалось надеяться, что взрослый он не сильно ниже, но при взгляде на сияющее лицо Ло Бинхэ недовольство немного рассеялось. Улыбка вроде как сына вызвала ответную, и он отвернулся, повторно кивнув. «Наверное, я часто заплетал Бинхэ, когда тот был маленький, и теперь он горит восторгом заплести своего близкого родственника, который оказался в таком состоянии. Всё-таки это очень любопытно, я бы и сам был в таком же восторге. Интересно, а что за съедобный монстр?» Заходя в дом, Шэнь Юань оглянулся и увидел, как Бинхэ небрежно подхватывает мешок с монстром. Мысли и неприятное, тянущее чувство, которое пришло после упоминания главы Юэ, временно отступили.
Примечания:
[Закулисье]

Бета: /злится/
Автор: понимаю, но не злись. Можешь побить. Кого-то.
Маленький мастер: я согласен
Маленький мастер: но надо проявить снисхождение!
Зверь: /урчит под рукой маленького мастера/
Красавица: ...я провалил свою миссию раньше, чем успел осознать её.
Автор: сочувствую.

Акт 2

Маленький мастер: /тыкает палкой в мешок/
Автор: не порть реквизит
Маленький мастер: С каких это пор съедобный монстр - реквизит?
Автор: просто не трогай.
Маленький мастер: ну хоть что там за монстр?
Автор: узнаешь, наверное.
Зверь: так его готовить?
Автор: /страдальческий вздох/
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты