Jimin's problem

Слэш
NC-17
Завершён
300
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
— Ты, что, сейчас флиртовать со мной пытаешься? — у Пака брови подняты так, что на лбу складки появляются.
— Ну типа.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
300 Нравится 11 Отзывы 82 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Что за… — Чимин не договаривает, не найдя подходящих слов, чтобы выразить свое возмущение. Минутой ранее прозвенел звонок в дверь, и сейчас, открыв ее, Пак видит на коврике упакованную (вау) розу и плитку молочного шоколада. — Я, что, баба по твоему, гномик? — громко шипит он. Чимин, подобрав лежащее на коврике, громко закрывает дверь. Его достало, что прохода нормального не дают. Что это? Цветы? Его за пятнадцатилетнюю школьницу принимают? Но не замечает того, как начинает глупо улыбаться. Пак практически сразу пожалел о том, что переехал в это место. Кто же знал, что здесь водится гопота карликовая? Вот и он не знал. Так ладно водится — так водится, но все бы ничего, если бы не одно коротконогое «бы». Спустя пару недель проживания в новом месте, он начал замечать на себе чьи-то взгляды, а спустя еще какое-то время его начали провожать со свистом. Это все тот черноволосый додик. Вот спустя месяц он уж по полной оборзел, он Чимина (!) шлепнул по его мягкому месту. В тот момент Пак стоял на месте пару минут, не вдупляя произошедшее. А после обернулся, и чуть не подавился от возмущения, увидев довольно лыбящегося парня. Он точно был доволен своей выходкой — Ты ебобо? — Чимин смотрел, округлив глаза. — Не ебобо, а Мин Юнги, приятно познакомиться, — тот подмигивает и широко улыбается, показывая свои, на удивление, белейшие зубы. Пак на эту улыбку на мгновение залип, но об этом черноволосому лучше не знать, надумает еще чего себе. Но улыбка у него действительно красивая, Чимин этого отрицать не мог. — Ты, что, сейчас флиртовать со мной пытаешься? — у Пака брови подняты так, что на лбу складки появляются. — Ну типа. Ну типа, ну пиздец. — Если ты слепой, то я подскажу тебе: я — мужчина! Самый натуральный из натуральных натуралов, что тебе от меня нужно?! — Ничего, исправим, — он, все так же улыбнувшись, развернулся и ушел. А Чимин стоит, уронив челюсть, и не понимает, что ему там исправлять собираются и как. Нет, ну что за цирк! Он и гей? Да не в жизни, ему женщины нравятся, женщины! — доказывает он себе каждый раз, после каждой их встречи. Был раз, когда парень шел домой с работы, тогда он был уставший, голодный, и мечтал попасть поскорее домой, но какому-то херу захотелось до него доколебаться, видите ли «что делает такая чика одна на улице». Ну серьезно? Почему его все за педика принимают? В тот раз Пак ничего ему ответить не успел: тому прилетело в нос, а после в живот. Мин Юнги, герой Чимина, «мимо проходил». Тогда Пак показушно фыркнул, развернулся и пошагал в направлении дома, но глупая улыбка с его губ съезжать не хотела. Глупый, глупый Чимин.

***

День Чимина не задался с самого утра: проспал, опоздал на работу, из-за чего получил штраф, завалили бумагами, под конец рабочего дня полил дождь, словно из ведра, как назло с собой, естественно, зонта нет. В общем все дерьмово. Так еще коллега по работе, а по совместительству еще и друг, Тэхен, выбесил. — Ты какой-то сильно напряженный, Минни, — Ким присаживается напротив Пака, попутно выпивая свой кофе. — Да в последние дни все идет не так, все с рук валится. Может, надо уже расслабиться… — Или сексом заняться. — Или сек… Тэхен! Ты заебал, похотливая ты скотина, да и не до баб мне сейчас, их истерики… — С чего ты взял, что я о них? — говорит он, ядовито ухмыляясь, а после бежит куда подальше. Он сейчас как мина: тронь — взорвется. Пак выходит из метро, идти пешком еще около получаса, но хорошо, что дождь поутих — моросит. На улице уже темно, и лишь одинокие фонари освещают улочку. Вдалеке слышна трасса, а тут тихо, с одной стороны парк, с другой многоэтажки, которые уже спят. Такая картина дает Чимину успокоится, даже слегка пригрустить, ну кто не загрустит под такой атмосферой. В ста метрах виднеется многоэтажка в которой он живет, радуется тому, что скоро окажется в теплой квартире, а потому ускоряет шаг. Уже когда Пак поднимается по лестнице, то слышит, доносящийся сверху, болезненный стон, от чего он хмурит брови, и замедляет шаг, не зная чего можно ожидать. Чимин громко охает, когда видит у своей двери знакомую морду, что сидит на холодном полу в полулежащем состоянии. Видок у него не очень: одежда местами разорвана, на голове гнездо, так еще и щека с бровью разбита до крови. Сидит Юнги опрокинув голову назад, глаза закрыты, а брови нахмурены. Когда Мин снова издает стон, то Чимин словно оживается и понимает, что пялится на того более минуты. — Эй! — Пак подходит ближе, нависая над ним, — Ты что у меня под дверью делаешь, больше некуда деться было? Мин открывает глаза, смотря из-под густых ресниц так, словно вот-вот выключится, но ничего не говорит. — Айщ, — Чимин открывает ключом дверь, а после присаживается на корточки, перекидывая чужую руку себе через плечо и кое как встает, — За что я такой добрый, — бормочет себе под нос. Дотащить тушку — дело оказалось нелегким, но Чимин справился, при этом проклиная и матеря Мина всеми известными ему матами. Пак скинул Юнги на диван в гостиной, а сам направился в ванну за тазиком и полотенцем, чтобы очистить раны. — Эй, ты как? — раздражение раздражением, но дома трупы никому не сдались. Чимин начал вытирать чужое лицо от крови, когда Юнги переводит взгляд на него, а Пак в них некий огонек видит. — Понравились цветы? — и улыбается довольно, до того момента, как не начинает шипеть от боли из-за того, что Чимин сильно начал потирать его бровь, — Ааа, мне, вообще-то, больно! — Мне, вообще-то, наплевать. Я вижу не сильно ты и покалечен. В этот момент наступает гробовая тишина, а до Чимина наконец доходит: — Так ты это специально! Хотел воспользоваться моей добротой и жалостью, и пробраться ко мне ближе, тебя же не сильно избили! А я как идиот тут парюсь, — он хватает полотенце и шлепает им по чужому бедру, заставляя парня пискнуть и вскочить с дивана, — Стоять, блять, стоять я сказал! Бегали бы они долго по квартире, если бы Юнги не ударился мизинцем о косяк двери и не упал на пол от боли. Чимин наваливается сверху, хватая чужие запястья, и ржет во все горло, чувствуя победу и превосходство. Чимин не замечает того момента, когда Юнги замолкает и перестает дергаться. А Мин смотрит с восхищением на него, и прикусывает нижнюю губу, когда чувствует, как Пак ерзает прямо на его паху, заставляя тем самым застонать во все горло. У Чимина внизу живота узел скрутился от такого приятного звука, что неосознанно глаза закатились, но резко замирает, когда в голову пришло осознание происходящего. Он медленно поднимает взгляд и сталкивается со взглядом Мина, у которого в глазах черти ебутся. Пак быстро-быстро моргает, а после дергается, чтобы подняться на ноги, но в этот момент его хватают за шею и притягивают с себе настолько быстро, настолько близко, что он теряется на мгновение, чем и пользуется Юнги резко прикасаясь к пухлым губам своими. Он быстро перекатывает их, меняя местами, а после углубляет поцелуй, удивляясь тому, что его не отталкивают. У Чимина, кажется, вся жизнь перед глазами пролетела от такого поворота событий, но как бы не хотелось этого признавать, ему не противно, даже слегка нравится, ладно, не слегка, очень, ему до чертиков нравится, а потому расслабляется в чужих руках и отвечает на поцелуй. А вот Юнги чуть слюной не подавился в тот момент, когда чувствует, что ему отвечают, он даже растерялся, слегка отстраняясь от чужого лица, в глаза заглядывает, словно пытаясь в них найти ответы, но взгляд Пака затуманен, его пухлые губы от поцелуев мокрые и покрасневшие. Юнги несколько раз переводит взгляд от чужих глаз до губ, а после снова целует, более напористо, получая в ответ высокий сладкий стон. Мин зарывается пальцами в чужие густые волосы, начиная медленно потираться пахом о чужой, с удивлением чувствуя чужой полувставший член, значит шансы еще есть. — Не так уж Вы и натуральны, Пак, — он ехидно улыбается, и толкается сильней, получая проклятия в ответ. — З-заткнись! У меня просто секса давно не было. — Ага, ну как же. Да, Чимин уже сам себе не верит, но повыеживаться надо. Юнги отстраняется, а после спускается ниже, не прерывая зрительный контакт, расстегивает ширинку на чужих штанах. Пак вспомнил все маты смотря на то, как Мин высвобождает его член из боксеров, начиная медленно водить рукой от основания до головки, заставляя Чимина запрокинуть голову назад. — Сукаебаныйрот, — скороговоркой выпаливает Пак, когда чувствует чужой теплый язык на своей головке. А когда Юнги начинает брать глубже, Чимин рот раскрывает в немом стоне, сильно выгибаясь в спине. Юнги с каждым разом пытался брать все глубже и глубже, но все же чувствуется его неопытность, особенно в тот момент, когда он слегка царапает головку зубами. — Блять! Ты что, впервые это делаешь? — шипит Пак. — А не видно? — огрызается в ответ. — Хера тогда такой самоуверенный? — Улица растила, епта. В этот раз Чимин закатывает глаза не от приятных ощущений, но когда Мин снова приступил к своему делу, он расслабляется. Юнги снова заглатывает, пытаясь брать больше, но до основания пока не пробует, а вот у Чимина терпение не железное, а потому хватает чужую голову и сам насаживается глубже, заставляя Мина на секунду растеряться, но он додумывается расслабить горло, чтобы не подавиться. — Охуел?! — Возможно. В ответ Юнги цокает, но продолжает. Со временем горло привыкает, а потому он берет до основания в быстром темпе, заставляя Чимина стонать громко и сладко. А когда тот изливается ему в рот он все до последней капли сглатывает. Чимин лежит, тяжело дыша, и не может поверить в то, что только что произошло. Он. Кончил. Мужчине. В. Рот! — Пиздец, — еле произносит, потому что спать вдруг охота. Юнги поднимает его на руки и несет в сторону спальни, укладывая аккуратно, а после разворачивается и направляется к выходу из комнаты. — Куда ты? — В ванну, разбираться со своей проблемой, — он указывает пальцем на бугорок на своем паху, а после улыбается, — Или ты желаешь мне помочь? — Иди, — не по-мужски пищит, слыша в ответ хохотание.

***

Чимин уже на грани сна, когда Юнги возвращается в его комнату. — Я там у тебя йогурт в холодильнике нашел, ну это чтобы ты знал, хочешь? Чимин в ответ кивает. Юнги подходит к нему и протягивает свой палец с белым содержимым к его рту. Пак покорно облизывает его, а спустя несколько секунд замирает, удивленно смотря Юнги в глаза. — Это что? — Как что? Сперма, конечно же, моя. — Мин Юнги!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты