Застыть в его мелодии

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
22
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://www.archiveofourown.org/works/27658409
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Он пообещал себе, что никогда не будет связываться с кем-то вроде него, хотя он не уверен в себе, потому что даже не знает, как выглядит этот мерзавец. Береженого Бог бережет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
22 Нравится 0 Отзывы 5 В сборник Скачать

Застыть в его мелодии

Настройки текста
      Валентино.       Весьма манящее имя. Но не для него.       Люди знают его как Валентино. Всё то время, что Гонхак узнаёт новые слухи. Оно произносится так, как будто кто-то практикует мантру — осторожно, чуть громче шёпота.       Однако Гонхак этого не понимает. Конечно, вы можете назвать его невежественным. Не то чтобы Ким — лицемер, который знает только себя и пределы квартиры. Он просто не обращает внимания на сплетни, разносящиеся по городу с огромной скоростью. Он никогда не был в этом заинтересован.

До одного момента.

      Когда один из его друзей рассказал ему парочку историй о том, как этот человек сумел взять целый город под свой контроль (Гонхак знает, что это грубое преувеличение), именно тогда его любопытство взлетело выше небес. Он начал задаваться вопросом, был ли этот человек сыном какой-нибудь крупной занозы вроде мафии. Как он получил такую ​​силу? Не то чтобы Ким считал эти знания чем-то ценным, честно говоря. Он пообещал себе, что никогда не будет связываться с кем-то вроде него, хотя он не уверен в себе, потому что даже не знает, как выглядит этот мерзавец. Береженого Бог бережет.       Ким находится в одном из знаменитейших клубов города, его пригласили по случаю Дня рождения близкого друга. Здесь много людей — типичный вечер пятницы. Хванун развязно танцует с именинником — Ёнджо — на танцполе. А Гонхак сидит за барной стойкой, потягивая мартини из трубочки, ожидая, пока часы пробьют двенадцать, чтобы у него появилась причина уйти домой.       — Хён, ты же не Золушка. Идём к Ёнджо, — дразнит его Гонхи — один из друзей.       Гонхак корчит гримасу.       — Для чего? Держу пари, Ёнджо не пойдёт сегодня домой, можете отрубить мне палец ноги, если я окажусь неправым, — он кивает головой в сторону танцующих Ёнджо и Хвануна. Теперь они находятся друг к другу даже ближе, чем раньше.       Гонхи закатывает глаза.       — Вот почему мы можем выбросить его из квартиры и играть на новенькой PS4.       Гонхак смеется.       — Тогда лучше не играть с Дончжу, в самом деле. Он всё равно укусит нас, если проиграет, — Гонхи хнычет при одной только мысли об этом и обнимает себя так, будто чувствует укусы прямо сейчас.       Ким только качает головой и допивает остатки напитка со дна стакана. Гонхи решает оставить его одного, зная, что Гонхак — не тот, кто будет менять мнение. В пабе внезапно становится жарко. Парень ослабляет воротник, чтобы дать своему телу немного остыть. Он потягивает новый напиток, когда ловит взгляд раскосых глаз из-под солнцезащитных очков от человека, стоящего прямо посреди входа.       

Вот он.

             В момент, когда он входит в комнату, кажется, что время замедляется. Такое ощущение, что оно движется вперед только по его милости, из-за того, как он идёт по заведению — будто он владеет этим местом. Все признают его присутствие и уступают место.       Парень почти не отличается от любого другого человека, за исключением своего дорогого костюма и ярких рыжих волос. Нет, Гонхаку всё же придётся взять свои слова обратно; он не похож ни на одного из присутствующих хотя бы из-за своей неукротимой уверенности. Парня приветствует несколько человек, проходя мимо. И он хорошо известен, как говорят люди.       Гонхак перестает откровенно пялиться, когда парень достигает барной стойки в нескольких метрах от него. Он надеется, что тот не заметил, как Ким смотрел на него. Но ему никогда не везёт.       — Здесь не занято?       Его голос звучит маняще, как сладкий мёд, нежно, но с оттенками дерзости. На его лице появляется улыбка со взглядом кошачьих глаз, которые Гонхак едва ли может разглядеть под очками с тёмными стёклами — кто, черт возьми, носит солнцезащитные очки в плохо освещенном помещении?!       Он моргает, прежде чем ответить «Да», заикаясь при этом. Твою мать, почему он выглядит так нелепо именно сейчас?       — Не будешь против компании? — конечно, Гонхак должен быть вежливым.       — Как тебе угодно, — бормочет Ким, делая вид, что ему всё равно.       — Как мне угодно? — рыжеволосый ухмыляется. Парень вопросительно приподнимает бровь. Они даже не обменялись парой предложений, но у этого парня хватило наглости сказать почти в открытую:       — Я просто балуюсь с тобой, расслабься, — он усмехается и заказывает напиток у бармена. Тот, кажется, хорошо его знает, потому что ему не нужно спрашивать, что при этом он хочет получить.       — «Нильс на скалах» для единственного и неповторимого — Валентино.       

Валентино.

      

Печально известный Валентино прямо здесь.

Настоящий.

      Рыжеволосый парень закатывает глаза.       — Ты должен перестать смущать меня, хён.       Бармен шутливо обижается. Он пожимает плечами и говорит: «Ты представлялся мне именно так. Трудно избавиться от привычки, не правда ли?».       Валентино хмурится.       — Но ты знаешь почему, Ёнхун.       Бармен усмехается. — Зачем вообще использовать кодовое имя, когда все уже знают, кто ты?       — Честно говоря, идея использования кодового имени солидна. Будто я какой-то информатор в шпионском фильме, — отвечает юноша, крутя бокал в руке, и наблюдает за ярко-голубой жидкостью.       — Только ты глупый.       — Иди к чёрту, Ёнхун, — кидает младший, заставляя обоих засмеяться.       Валентино оценивает слова бармена, задумываясь, и в итоге отвечает:       — Но не все меня знают… — он поворачивает голову в сторону Кима. — …Верно?       Сердце Гонхака пропускает удар — он явно встревожен тем, что вообще участвует в их разговоре. Валентино улыбается, прежде чем объяснить:       — Ёнхун сказал, что все меня знают. Но ты видишь меня впервые, верно?       Парень несколько раз моргает. Он неуверенно качает головой, но затем кивает.       — Да это так. Я не знаю, кто вы, мы никогда раньше не встречались.       Эмоции Валентино невозможно понять. Как будто он ждет еще одного ответа от Гонхака, но не озвучивает это. Трудно сказать из-за тускло освещенной комнаты и затуманенного напитками, которые он пил раньше, сознания.       Наконец он расслабляется и вновь садится прямо.       — Правильно. Я доказал, что ты ошибаешься, хён. Ты должен принести этому милому мальчику коктейль.       Гонхак сбит с толку, но он почти уверен, что Валентино упомянул его.       — Что, прости?       Рыжеволосый усмехается ему, показывая свою очаровательную улыбку.       — С меня коктейль. Ты помог мне доказать, что хён ошибается.       — Да. Но только посмотри на это со стороны, Со…       Валентино немедленно прерывает его:       — Возвращайся к работе, или я сообщу о твоём неудовлетворительном режиме боссу, — говорит он без каких-либо угроз в голосе.       Ёнхун недоверчиво хихикает и оставляет их, чтобы сделать ещё парочку напитков. Однако Валентино теперь кажется более расслабленным. Он снимает солнцезащитные очки и вешает на горловину рубашки.       — Так как напитки, тебе понравилось? — Валентино спрашивает Гонхака после того, как бармен ставит перед ним новый бокал.       Он делает глоток, пока Валентино наблюдает.       — Они хороши.       — Просто хороши? И все?       Гонхак кивает и слегка хмурится.       — Да, что не так?       — О, ничего. Просто хочу провести мини-опросик. Знаешь, для улучшения качества, — его губы искривляются в игривой ухмылке.       Кажется, Гонхак наконец осознаёт ситуацию и смущается. Валентино посмеивается над тем, как он открывает рот, а затем смыкает губы, будто передумал говорить что-то.       — Ты что-то осознал?       Неоновая подсветка названия клуба всё ещё висит над входом. «Валентино». Он сидит с владельцем клуба.       — Расслабься, я не заставлю тебя уйти. Если ты сам, конечно, не захочешь, — подмигивает ему Валентино, и Гонхак приходит в себя, лениво закатывая глаза.       — Я задержусь здесь. Разве ты не должен быть в офисе?       — Я никогда не работал в офисе.       — Серьёзно?       Рыжеволосый пожимает плечами.       — Мне не нравится замкнутое пространство. Душно. Скучно. Офис предназначен для бухгалтеров.       О, Гонхак знает, что он за человек. Он здесь только в качестве бизнесмена, который все раскладывает по полочкам и заставляет людей работать под его руководством, выполнять тяжелую работу, пока он ожидает результата. Не лучший человек для связи.       Но есть кое-что, о чем Валентино не говорит. Ким это чувствует. Он старается не ходить на цыпочках вокруг да около — для начала, его настоящего имени. Не то чтобы для него это было важно… И не потому, что ему интересно.       — Почему ты здесь? — осмеливается спросить Гонхак.       Валентино изучает его, останавливая взгляд лисьих глаз на его.       — Буквально или образно?       — Как угодно.       Валентино улыбается.       — Ты мне понравился.       Гонхаку нужно время, чтобы понять, что это действительно был его ответ.       — Я?       Валентино без колебаний кивает. — Да. Ты мне нравишься, поэтому я присоединился к тебе.       — Мы буквально просто… ты даже не знаешь, как меня зовут. Ты сумасшедший, — заключает Ким.       Валентино смеется.       — Значит, если я не знаю твоего имени, я не могу вляпаться в тебя по уши?       — Нет.       — Что ж, как тебя зовут?       — Гонхак… почему ты…       — Мой милый Гонхак, ты веришь в чувства с первого взгляда?       — Если ты имеешь в виду любовь, то нет, — бормочет неуверенно Ким.       — Это не любовь, а что-то вроде неё. Я не называю чувства неправильно. Любовь звучит немного снисходительно, да? — Гонхак пристально смотрит на него, но решает промолчать. Валентино только недовольно мычит. — Тогда почему ты здесь?       — Это-       — Не моё дело, да, я знаю. Но ты первый спросил меня, так что будет несправедливо, если ты не ответишь мне, — призрачная улыбка на его губах лишь подтверждает мысли Гонхака о том, что этому парню очень нравится его раздражать. И Ким понятия не имеет, почему он мирится с этим, когда он может просто заткнуться и проигнорировать всё, что говорит рыжеволосый.       Гонхак скрипит зубами и нехотя отвечает:       — Я с друзьями.       — Очень убедительно.       — Это правда, — его голос дрожит.       — Я верю тебе. — Валентино улыбается ему. — Не хочешь потанцевать?       Гонхак не отвечает, он надеется, что Валентино прочитает ответ по его глазам. Ким отводит взгляд.                     — А ты хороший танцор, — шепчет Валентино на ухо парню после того, как они уходят с танцпола. Его тело ни разу за вечер не было достаточно близко для того, чтобы нарушить личное пространство, как будто давая Гонхаку понять, что он может покинуть их маленькую игру.       Всего лишь игра.       Но Гонхак никогда не отступает. Мама не так его воспитывала.       — Симпатичный мальчик…       Его рука ложится на лицо Кима, поглаживая легко, будто его кожи касается перо. Его знойный голос просто очаровал парня, заставив таять, как ледышка в жаркое лето. Ему кажется, что он не может дышать, не говоря уже о том, чтобы думать, насколько они близко друг к другу.       Гонхак останавливает другую руку парня, прежде чем она коснётся его шеи — и в основном для того, чтобы остаться в реальном мире.       — Как тебя зовут? — он выдыхает тяжело, задавая наконец вопрос, который мучил его с тех пор, как он узнал, что Валентино действительно существует. И сидит в данный момент прямо перед ним.       Парень чуть ниже него усмехается.       — Меня зовут Валентино. Но для тебя… — он останавливается, пока Гонхак ожидает. — Я позволю тебе узнать моё имя, если смогу увезти тебя сегодня. — его руки свободно касаются петель ремня, дразня.       Ким нервно сглатывает. Он не может мыслить адекватно, но всё же думает над его словами. Виной тому руки Валентино. Последнее самообладание парня потеряно. Он чувствует, сопротивляться рыжеволосому слишком тяжело — или у него никогда не было такой силы воли? Нет, это все он. Точно. Он был здесь не больше часа, но уже успел получить контроль над ним.       — Ты приехал сюда?       

***

             Гонхак врезается спиной в дверь в тот момент, когда она закрывается. У парня перехватывает дыхание — он вздрагивает от этого чувства. Он не думал, что Валентино почти так же силён.       Рыжеволосый не удерживается и щекочет подбородок чуть более высокого парня.       — Чего ты ждёшь этим вечером?       Ким снова застигнут врасплох одним из надоедливых вопросов.       — Я думал, мы всё решили, когда вышли из клуба.       Пальцы Валентино невесомо касаются бедра Гонхака, всё выше и выше, пока он не останавливается на его талии.       — Да, и мне нужно, чтобы ты сказал, чем мы будем заниматься. Я остановлюсь на этом, если ты этого не сделаешь.       Гонхак раздраженно вздыхает. Что он задумал вообще…       — Ладно, мы собрались потрахаться. Либо я тебя, либо меня, что угодно, чёрт возьми, просто сделай уже хоть что-нибудь…       Валентино удовлетворенно улыбается.       — Именно это мне и нужно было.       Парень ведёт его в конец коридора, у Гонхака нет времени восхищаться архитектурой здания, но, судя по тому, что он видит, это чертовски огромный пентхаус.       Они проходят в спальню. Ким оглядывает огромную комнату, которая, вероятно, такого же размера, как и вся квартира Гонхака.       Валентино смотрит на него, когда Ким перестаёт осматриваться. «Привет», — дерзко и быстро говорит он, улыбаясь той же улыбкой, которую парень видел в клубе.       Он медленно приближается к Гонхаку, словно измеряет шагами расстояние до него. Но парень оказывается не таким терпеливым, как старший думает — парень тянет за запястье к себе, наконец целуя влажно его губы, Валентино отвечает ему с тем же желанием, рвением. Его руки ложатся на крепкие плечи…       Рубашка Кима быстро пропадает с него благодаря рыжеволосому, он подталкивает своего нового «друга» к кровати размера «king-size», и тело Гонхака падает в шёлковые простыни; парень использует свой шанс оседлать его. Он садится на бёдра младшего, расстегивая рубашку — зрелище настолько захватывающее…       Ким теряет рассудок с концами.       На его бедре выгравирован символ — сердце с кинжалом. Гонхак не может не провести рукой по коже, ощущая жар под пальцами.       — Чёрт… это красиво, — он обводит контур подушечками пальцев, любуясь. Парень внезапно поднимает глаза и обнаруживает, что Валентино ему улыбается. Он смотрит прямо в глаза Кима и шепчет:       — Сохо.       Гонхак почти застывает, но всё же догоняет. — Что?       — Мое имя…       Его имя. Единственное, что он так строго скрывает от всех, пока не останется с кем-то наедине в четырёх стенах. — Если вдруг тебе всё ещё интересно.       — Сохо, — Ким проверяет звучание имени на языке, и, чёрт, ему не должно так нравиться, — это всего лишь имя, ради бога — но не может не повторить его. — Сохо. Как я мог не ждать этого?       Рыжеволосый немного оживляется, когда слышит его слова. — Ты знаешь?       Настала очередь Гонхака улыбнуться. — Все мои друзья сплетничали о тебе и подозревали настоящее имя. Я никогда не копаюсь слишком много, мне обычно не бывает интересно. Как-то они упомянули Ли Чоншика — у сенатора есть сын, похожий на печально известного Валентино. Так что я просто провёл параллели…       Взгляд Сохо леденеет. Гонхак знает, что в голове парня сейчас проносится много разных мыслей, но прежде чем он успевает отказаться от сказанного, Сохо вздыхает и говорит: «Я думал, ты другой».       Парень хмурится. — Что?       — Ты интересовался мной, потому что я знаменит, и ты мог бы добавить меня в свой список свиданий на одну ночь, сказав всем, что переспал с кем-то известным. — Сохо горько усмехается. — Потому что ты такой горячий.       Гонхак по непонятным причинам начинает злиться.       — Когда я сказал, что не интересуюсь статусом, я имел в виду именно это. Мне плевать, кто ты, — он поднимается на локтях к парню, чуть ли не встречаясь носами. Между ними остаётся всего несколько сантиметров. Сохо немного пугается и почти теряет самообладание, почти отклоняясь, но сильная рука на спине спасает его. — Так кто ты такой, чтобы решать, хочу ли я тебя только потому, что ты знаменит, или по какой-либо другой причине?       Рука Кима плавно перемещается к шее, где он впоследствии оставляет парочку поцелуев, слегка всасывая кожу — вероятно, утром они обнаружат следы. От его действий дыхание Сохо становится томным, почти превращается в тихие стоны. — Кем ты хочешь быть, Сохо? Кого пытаешься скрыть?       Парень вздрагивает от его вопроса. Он больше не хочет прятаться. Сохо правда устал маскироваться. Он хочет показать себя настолько обнаженным, насколько это возможно, открыться, пока на нем ещё нет никакой ноши. И что-то подсказывает ему, что он может открыться Гонхаку.       Ведь он сказал, что ему все равно — есть ли у него недостатки или что он сын сенатора.       — Я не хочу прятаться, — выдыхает Сохо.       Ким приподнимает его лицо за подбородок и вновь целует его в губы — на этот раз нежно, чувственно. Сердце Сохо падает вниз, это похоже на американские горки.       — Тогда не надо. Не прячься от меня.       Он позволяет Гонхаку поменяться с ним местами: теперь Сохо лежит на спине. Парень прижимается бедрами, вызывая самый горячий стон. Он чувствует, как старший становится жестче, когда он толкается один раз, все ещё будучи в джинсах.       Ким спускается, чтобы оставить поцелуй на груди, его руки тем временем расстёгивают джинсы. Немного потревожившись, он, наконец, может снять его вместе с боксёрами, и быстро освобождается от одежды самостоятельно, чтобы сэкономить время.       Хак чувствует взгляд Сохо на себе, и его озорной разум заставляет его спросить: «Нравится то, что ты видишь?». Сохо нежно смеется в ответ.       — Мне больше понравится, если ты что-то с этим делаешь, — Сохо выпячивает подбородок, указывая на свой вставший член.       Парень лишь слегка улыбается, прежде чем приступить к делу. Он обхватывает плоть одной рукой, губами — головку. Сохо шипит и сжимается, чтобы Ким не мучил его, но рука Гонхака не даёт ему совершать активных действий. В конце концов, Ким покачивает головой, с каждым разом захватывая всё больше, пока член Сохо не упирается в стенку его горла. Парень издает громкий стон, когда ощущает, что Гонхак сжимает губы сильнее. Ему приходится запустить руку в волосы Кима, чтобы деть себя куда-нибудь.       — Г-Гонхак-а, — произносит дрожащим голосом юноша, но он продолжает, когда слышит, что стоны Сохо становятся громче. — Подожди, я… я не могу кончить сейчас, остановись.       Ким выпускает член изо рта с негромким хлопком. Его губы блестят от слюны и прекампата, и Сохо думает, что он выглядит невероятно горячим.       — Где смазка и презервативы? — парень слышит, как Ким интересуется между прерывистыми вздохами. Проклятье, его голос стал действительно низким и бархатистым, теперь он может заставить любого встать на колени.       — Второй ящик, — говорит ему Сохо, указывая на тумбочку рядом с кроватью.       Ким быстро идет к ящику и возвращается с тюбиком лубриканта и парой презервативов «на всякий случай». Он раздвигает ноги Ли шире, сгибая в коленях, чтобы получить прекрасный вид. А затем быстро открывает тюбик и выдавливает на пальцы приличное количество геля, и дразнит, дразнит пальцами Сохо, не вводя, и это заставляет его дышать тяжело.       — Просто вставляй, я уже готовился перед этим.       И Ким больше не сомневается в этом. Потому что, когда он всё же вводит один, он не чувствует никакого сопротивления. Второй и третий пальцы следуют так же быстро, и Гонхак может видеть, как Сохо почти задыхается, когда Ким, ища нужный угол, попадает по чувствительной точке.       Через некоторое время он наконец берёт презерватив, разрывая упаковку и натягивая резину. Он пару раз скользит рукой вверх-вниз и, приставляя головку ко входу, дразнит снова, мучает ожиданием, вызывая тем самым недовольные возгласы рыжеволосого. Прежде чем Сохо успевает сказать что-нибудь, он входит.       И… о небо. Почувствовал бы он что-нибудь вроде этого кусочка рая ещё когда-нибудь, если бы был верующим?       Они оба выдыхают с примесью голосов, создавая гармоничные стоны. Ким изо всех сил пытается собраться с силами, чувствуя трудности.       — Твою мать, Сохо, ты все еще такой напряженный, — он толкает и заполняет собой дюйм за дюймом, пока его бедра не соприкасаются с задницей Сохо. — Черт, всё же надо было подготовить тебя лучше…       Мысли старшего в этот момент повсюду. Его руки сжимают шелковистые простыни, пока он чувствует Гонхака, чувствует его так глубоко внутри себя, ему ещё ни с кем не было настолько хорошо. Он поднимает бедра, чтобы подать знак Киму, что можно двигаться.       Гонхак, не колеблясь, входит до конца, а затем толкается так сильно, что Сохо чуть ли не ловит панику из-за ощущения падения.       Ким повторяет. Повторяет снова и снова, пока не слышит тихие полувсхлипы Сохо, он делает паузу на секунду, чтобы позволить парню обхватить его ногами, и теперь в полной мере набирает темп.       Сохо видит звёзды с закрытыми глазами.       — Сохо ты… такой потрясающий, — прерывается Ким, чтобы сказать. — Не хочу, чтобы это заканчивалось.       Парень широко улыбается в ответ между стонами, он действительно хочет большего.       — Давай, Гонхак. Сделай это так, как ты хочешь, чтобы это не заканчивалось.       Гонхаку достаточно держаться на локтях, он опускается к Сохо, набирая обороты; звуки шлепков разносятся по полупустому помещению, отдаваясь эхом, вместе с их вздохами, когда оба приближаются к разрядке.       — Я так близко, пожалуйста, быстрее, — хнычет Сохо. Его рука поднимается к предплечью Гонхака, чтобы схватиться за что-нибудь, в то время как другая рука хватает его собственный член в попытке достичь оргазма. Его рука движется в одном темпе с Кимом, и он, наконец, достигает пика — выгибаясь, парень чувствует, как по всему телу разносятся волны, заставляющие его сжаться.       Гонхак двигает бёдрами быстрее, когда видит рыдания Сохо под собой. Он выглядит так красиво, когда стонет, просит большего. От этих мыслей Гонхак совершенно забывается, наконец изливаясь в презерватив внутри. Он чувствует, как его член пульсирует, и парень позволяет себе наслаждаться до тех пор, пока не начинает чувствовать усталость.       И тогда выходит под тихий вздох Сохо.       — Прости.       Но на это парень лишь усмехается.       — Ты даже не представляешь, как хреново звучишь, когда извиняешься после потрясающего секса.       Гонхак моргает и стукает по своей голове, он ещё не успел отойти от оргазма.       — Верно. Прос-       — Стой! — Сохо смеется громче, и это вызывает у Кима легкую застенчивую улыбку.       — Да, точно. Почему я должен извиняться после того, как изменил твой мир? — Гонхак игриво закатывает глаза.       Сохо всё ещё тяжело дышит. Он кладет руку на лоб, пытаясь выровнять дыхание, и наблюдает, как Гонхак отправляется в ванную. Парень даже не замечает, что начинает дремать, пока Ким не накрывает его одеялом. Их глаза встречаются, и рыжеволосый благодарит его.       Они оба уже переодеты в пару чистых боксёров. Гонхак настаивает на том, что ему не нужно это, но Валентино никогда не принимает отрицательные ответы. Поэтому он просто запихивает их ему в руку.       — Пожалуйста, останься. Хотя, если тебе есть, где быть ещё… — нервно просит Сохо, глядя на свои колени и кусая губы. Гонхак думает, что он выглядит действительно очаровательно.       Эта просьба заставляет сердце Кима биться быстрее. Он забирается под одеяло парня, придвигается ближе и крепко обнимает.       И оба засыпают со счастливыми улыбками на лицах.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты