И поворачивая вспять стрелки часов, моя смерть сменится рождением.

Слэш
R
В процессе
283
Размер:
планируется Макси, написано 77 страниц, 15 частей
Описание:
Скрип тормозов слишком поздний, что бы не убить меня к чертям собачьим. Самым страшным моим воспоминанием, определённо, теперь останутся расширенные в ужасе зрачки серых глаз той девочки, чьё место я заняла под колёсами легковушки KIA, и отражение сломанного тела, лужи крови, в них.
Чёрт, как жить-то хочется..
Примечания автора:
Осторожно! Автор потерял где-то тут, в кустах, свои рояли и шаблоны. Смотрите под ноги, не споткнитесь!
(Вы были предупреждены)

Очередной фанфик на тему попаданцев. Что, если дружбу Северуса Снейпа получит знающий канон бывший русский? История получит совершенно любопытный оборот...

Аффтор вспомнил, что умеет рисовать, поэтому гг-шки были нарисованы в рекордные сроки. Если кто-то не понял, как выглядят Север и Алан, прошу любить и жаловать: https://vk.com/wall-179149188_127

Появилась группа вк, где будут разне ништяки по фанфику: https://vk.com/club203674445
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
283 Нравится 103 Отзывы 153 В сборник Скачать

Любишь кататься — катись к чёртовой матери!

Настройки текста

Алан

 — Пап, его зовут Северус. И… он попал в очень… очень неприятную ситуацию. — тихо проговорил я, ободряюще сжимая запястье Севера. Внутри меня всё съёживается от радости, ещё чуть-чуть и меня разорвёт от переполняющих эмоций, я уверен.       Я смотрел на улыбающегося отца, отчётливо осознавая, что он меня не бросит. Забавно, в прошлой жизни я чувствовал тоже самое рядом со своими родными родителями, и теперь не чувствую себя предателем. Наверное, это было бы просто странно, чувствовать себя предателем по отношению к тем людям, которые ещё и не родились вовсе.       Я отпустил Северуса. Он посмотрел на меня полным недоумения взглядом, растеряв всю свою спесь, с которой общался в первые пару минут. Почему-то я был уверен, что его немного сбивает с толку моё отношение к магии и магам в общем, и к нему в частности.       Оказалось, играть восторженного ребёнка было не сложно. Нет, я всегда знал, что некоторая наивность во мне всегда присутствовала, как и необходимость в людях рядом. А дальше мне просто надо было раскрутить обаяние на максимум. И всё, кто может заподозрить во мне — относительно серьёзном, любопытном и добром мальчике — взрослого человека? Да ни в жизнь!       Знание русского объяснили генами. Мои родители заподозрили, что мне перешло русское наследство, и попытались заставить меня делать заговоры разные, на воду, на зеркала, гадать… ну, что я могу сказать — у них не получилось. Правда, когда меня босиком вытурнули на улицу, в ночь на Ивана Купала, в белой хлопковой сорочке на голое тело, заставив танцевать ритуальные танцы и петь песни, я почувствовал знакомый отклик. По позвоночнику тогда пробежала дрожь, и мне пришлось сдерживать рвущуюся наружу силу.       Так что родители почесали затылок и бросили «гиблое дело», убедившись, что я сам вроде здоровый, проклятий нет, и клятвенно пообещали к бабке отправить, чтобы та немного поворожила надо мной, чтобы уж точно все в порядке было, я же лишь плечами пожимал. Надо так надо.       Из воспоминаний меня грубо выдернул отец, окликнув. Как оказалось, он уже провёл Севера в дом, устроил в гостиной на диване, и теперь звал меня в свой кабинет. Я глубоко вдохнул, задержал дыхание, и выдохнул. Стянув кроссовки с ног, мой взгляд зацепился за умиротворяющую картину: Снейп сидел с ногами в кресле и пил чай, не решаясь трогать эклеры.       Мальчишка словно почувствовал мой взгляд и поднял глаза от чашки, наткнувшись на меня. Я улыбнулся и подошёл ближе, надеясь переброситься с ним парой слов.       — Ты ешь-ешь. Марки великолепно готовит эклеры, пальчики оближешь. Я быстренько переговорю с папой и вернусь, о’кей? — быстро оттарабанил я, и ещё раз кивнув на сладкое, побежал по лестнице.       В кабинете меня ожидал отец. Он выглядел серьёзно, никаких лукавых улыбок от него в таком состоянии не дождёшься. Я спокойно сел на стул с другой стороны стола, напротив Лорда Соул. На меня посмотрели нечитаемым взглядом, я же лишь расслабленно положил локти на стол, сложив кончики пальцев домиком.       — Алан, ты чего-то не договариваешь. Кто этот ребёнок, и почему он выглядит так… плохо? — говорил отец, заглядывая в моё лицо. Я на секунду прикрыл глаза, задумавшись.       — Понимаешь, отец… посмотри на него. Не на то, в что он одет, а на то, какая у него внешность. Чёрные волосы и глаза, пергаментная кожа, римский профиль, фамильный противный характер… — начал перечислять я, сгибая пальцы, — ничего не напоминает?       В серо-голубых глазах мелькнула искра понимания. Я лучезарно улыбнулся, поощряя мозговую деятельность главы семьи.       — Мальчишка — Принц? Но… у Октавиуса из наследников только дочь…       —…Которая сбежала с магглом неизвестно куда, а сам Лорд отрезал единственного наследника от Рода своими руками. Из-за чего схватил откат…       —…И последний Принц медленно начал умирать, рискуя прекратить существование Священного Рода… о Мерлин! Это же ужасно! — воскликнул Соул, схватившись за голову. Я тихо хихикнул, немного удивившись столь эмоциональному отклику. — Погоди, ты-то откуда знаешь?       Подозрительный взгляд пронзил меня, и, смущённо сведя указательные пальцы рук в беззащитном жесте, я тихо, но чётко ответил:       — Север проболтался, что девичья фамилия его матери — Принц. Я свёл два и два, плюс ты меня штрудировал на тему угасающих родов совсем недавно. — я на секунду замолчал, и переведя дух, продолжил, — Пап, а давай его к себе возьмём, а?       Охх, этот взгляд! У отца округлились глаза, он в лёгком шоке смотрел на меня. Думаю, ради такой реакции я бы сделал что угодно. Но сейчас я лишь начал приводить примеры из книг и законов, которыми иногда баловался.       — Нет, ну смотри: Север — наследник Рода, но глава отказался от дочери, отрезал единственную ветвь наследственности. Значит, он отказался таким образом и от её ребёнка. Но! Север-то живёт в отвратительных условиях, а это подсудное дело! — я возмущённо жестикулировал, надеясь на то, что моего актёрского таланта хватит на убеждение отца, — Более того, мы так же чистокровки. Если я не ошибаюсь, Лорд Принц попортил все отношения со Священными. Они не возьмут его внука на воспитание!       Задумчивый взгляд отца упёрся в мою довольную физиономию. Я прямо слышал, как скрипят его шестерёнки в голове.       — Ну, кроме того, мы же хотели ещё одного сына… — тихо пробормотал отец, но я видел, что он почти сдался. Мне оставалось лишь дожать.       — Пап, ну согласись, нам не сложно взять Севера и сделать его счастливее. Пойми же, я не хочу его бросать! Он же без нас ступит на чёрную дорогу, ты знаешь, как это происходит. Не ровен час за Волдемортом пойдёт… — я проигнорировал страшные глаза, которые мне сделал глава семьи, не собираясь бояться называть кличку нового Тёмного Лорда. Я бы и по настоящему имени его называл, да вот это вызовет лишние вопросы. — Прошу. Я буду за него ответственным!       Похоже, это было последней каплей. Соул тяжело вздохнул, уронил голову на сложенные руки и тихо застонал. Я понимающе хмыкнул и постучал его по плечу ладошкой. Легко его приобняв, я благодарно сжал его в кольце своих рук. От столь знакомого жеста, которое было приветом из прошлого, в глазах защипало, а горло сдавило. Сглотнув, я улыбнулся.       — Спасибо, па. Буду должен.       Я сбежал по ступенькам, улыбаясь так, что даже щёки болели. Спрыгнув с трёх последних, я забежал в гостиную. Неловко свернувшись калачиком в кресле, Северус крепко спал. Столь уютная, добрая картина меня умилила. Выйдя в другую комнату, я, понизив голос, позвал домовушку:       — Марки! Иди сюда, мне нужна твоя помощь.       Передо мной появилась эльфийка. На самом деле я бы не сказал, что они уродливы, у них был свой шарм. В отличие от тех страшных созданий, что показывали в фильмах, эльфы имели приятный оттенок кожи цвета кофе с молоком, большие, да, но не выпученные глаза, скорее слегка навыкате, что придавало им словно бы вечно удивлённую эмоцию. Аккуратные лица, пропорциональные телу головы — все это удивительно гармонично сочеталось вместе.       — Что желает маленький хозяин? — спросила домовушка приятным голоском и немного потянула вниз аккуратное белое платье с рюшами. Соулы не позволяли ходить эльфам в грязных полотенцах, даже если это просто духи дома, а не живые существа.       — В моей комнате скоро поселится наш гость. Очистить половину Аниты от оставшихся вещей, перенеси в её новую комнату. Измени цвета комнаты на что-то нейтральное. Думаю, фиолетовый подойдёт. Я останусь там же. Так что немного прибери там, пожалуйста.       Эльфийка кивнула и исчезла, напоследок глянув на меня странным взглядом смесью восхищения, осуждения и понимания.       Я не смущался от того, что решил за Севера. У нас больше нет свободных спален (не считая двух гостевых), а поэтому ему оставалось жить либо со мной, либо Анитой. А её отселили именно по той причине, что она уже девочка большая, и мое присутствие может на неё повлиять не очень хорошо. А мне и лучше.       Довольно потирая ладошки, я улёгся на диван, глядя в горящий тёплым пламенем камин. Меня медленно затягивало в воспоминания, как похожий, но совершенно другой огонь поглотил Смерть, как я испуганно смотрела на разочарование лица родителей, как мне делала предложение Ася… меня утягивало в пучину страха и я медленно задремал…

***

      —… Маленький хозяин не должен спать на диване! Я выполнила задание маленького хозяина, пожалуйста, идите в комнату вместе с гостем… — я отбивался от дёргающих за край футболки тонких ручек, защищая свой сон. Правда, было ясно что силы не на моей стороне, и я с грустным стоном-таки сел.       Камин не потухает у нас никогда, в кресле посапывал Север, из окна на меня смотрела растущая луна, висящая в редкостно чистом небе. В комнате была непроглядная тьма, по мебели и потолку танцевали блики огня. Я блаженно улыбнулся и встал босыми ногами на пол, зарывшись пальцами ног в пушистый ворс ковра. Будь я котом, я б мурлыкал.       Я зевнул, едва не вывихнув челюсть и подошёл к креслу, заглядывая в расслабленное лицо почти брата. И я почувствовал глухую тоску, так что у меня навернулись слёзы на глаза… Максим… он ведь точно так же имел привычку засыпать в кресле… у меня пролетели перед глазами столь болезненные воспоминания — я ещё не отпустил прошлую жизнь, это было и так понятно.       «Прости, Сима. Я буду заботиться о Севере так же, как когда-то заботился о тебе. Как когда-то обо мне заботился ты… прости, умоляю.»       Я тихо улыбнулся и заправил чёрные разметавшиеся по лицу волосы за ухо, и положил руку на плечо Снейпа. И я начал легонько толкать его.       — Север, пойдём. Тут не стоит спать, у тебя завтра всё тело болеть будет, пошли , вставай. — я говорил шёпотом, и вскоре на меня уставились два тёмных глаза.       — Где я?.. — хриплый голос был рассеянным, так что я даже сжалился над ним. Чуть улыбнувшись, я прищурил глаза.       — Ты у меня дома. Завтра поговорим обо всём, вставай.       Уговорить Снейпа перебазироваться было плёвым делом, сонный он не соображал от слова «совсем». Мы завалились на кровати, что стояли напротив, и, пожелав друг другу спокойного остатка ночи, вырубились.       Проспали мы до семи утра, и проснулись со звонком самого обыкновенного будильника. Привычный к такому режиму, я проснулся раньше положенного на две минуты и тупо смотрел в потолок, ожидая сигнала. Звон будильника врезался в мозг болтом, но это было ничто по сравнению с той эйфорией, которую я испытал, сев на кровати. Это была не комната, это была мечта!       Потолок был у нас уходящий вниз, так как комната располагалась на чердаке. Когда-то мы грамотно обыграли это проблему, с помощью чар расширения пространства. Сейчас этих чар не было, но вместо опускающегося потолка мы получили… зачарованное окно! Потолок стал прозрачным, и теперь мы видели небо и улицу. Больше окон не было, но мне хватало и огромного окна-потолка!       Сама комната была теперь в сиренево-фиолетовых оттенках. Во-первых, что бы исключить пропаганду факультетов, а жить в голубой спальне… это как будто издевательство по отношению к бисексуальному мне. Так что да, я нагло воспользовался временной недееспособностью товарища по несчастью и выбрал этот цвет. Ну, а ещё тёмно-фиолетовые вставки очень гармонично выглядели с волосами и глазами Севера, а светлые оттенки подчёркивали яркость моих волос. Я продолжал мыслить немного женскими критериями, вот только никто не переубедит меня в том, что нам идеально подходит этот цвет.       Кровати, как я отметил вечером, стоят напротив, и вообще, наш интерьер был как будто отражением, идеально повторяя обе половины комнаты. И главное — длинный, во всю стенку стол на двоих и два стула с мягкой обивкой. Шкафы, полки, и различные ящики тоже присутствовали, так же идеально отражалось на обоих половинах комнаты.       У меня в глазах, скорее всего, плескался дикий восторг. Я засунул свой нос совершенно во все ящики. Каждый имел расширяющие чары. На кровати напротив зашевелились Север. Я радостно пискнул и подбежал к нему.       — Вставай, страна огромная! Солнце поднялось, пора за дела! — я без зазрения совести стащил одеяло с тушки Снейпа и улыбнулся. — С добрым утром! Пора вставать, соня.       Я довольно хихикнул и убежал в ванную, попросив Марки подобрать одежду Северусу. Этот день будет долгим, так как мне предстоит рассказать, что его ждёт. А ждёт его Визенгамот.

***

      Мы сидели за столом, завтракая овсянкой с вареньем. Никогда не понимал ненависти детей к этой каше. Вот поели бы они кашу у нас в школьной столовке, которая, если тарелку перевернуть, так там и останется, то они бы меня определённо понимали. Родители у нас были понимающим, и домовушка тоже, так что в итоге Анита и Север ели тосты с джемом, а я и взрослые уплетали сладкую кашу. И если моя семья смирилась с моими заскоками, то Снейп делал круглые глаза и пялится на то, как я в обе щеки жую «склизкую гадость».       Прошло около трёх недель, мой план шёл как по маслу. Разве что он раньше исполняется, чем задумывалось, но так даже лучше. Больше времени на сближение.       Север привыкал. Он шарахался от говорящих картин, которые у нас были в количестве пяти штук, завороженно любовался трофеями нашей семьи и старался быть тише воды, ниже травы. Я не удивлён подобной реакцией. Когда он думает, что сделал что-то не так, он зажмуривался и втягивал голову в плечи. Но вместо ударов получал похлопывание по плечу от отца или взъерошивание волос ладошкой мамы. Я его понимал, вспоминая, как оказался в первой приёмной семье в бытность Мариной.       Я и Анита старались помочь нашему новообретённому брату адаптироваться, старались быть не навязчивыми, но находясь где-то поблизости.       Суды в Визенгамоте закончились пару дней назад. Всё было так, как я и надеялся. Эйлин и Тобиас больше не могли воспитывать Севера, а старик Октавиус отказался признавать внука. И поэтому совет волшебников в срочном порядке стал искать семью для воспитания будущего наследника. И мы вызвались. Отказывать нам не было причин — чистокровные, уже есть дети, имеют средства на содержание ещё одного, нейтралы. Кроме того, если мы вызвались, то имели приоритет. А альтернатив, увы и ах, не оказалось. Так что Северус Тобиас Снейп (Принц) оказался на попечительстве семьи Соул.       В дверь постучали. Вся семья повернулась ко мне. Я скорчил недовольную моську.       — Почему я?! — жалобно попросил я, невинно хлопая глазами, и словно бы обвиняя их в жестокости. Я попрыгал на стуле, отодвигая его так, что бы у меня получилось бы выползти из-за стола. — Злые вы…       — Мы не злые, — засмеялась Алиса Соул, мать семейства. Её тихий смех напоминал колокольчики, а серые глаза с исконно русским разрезом были весело прищурены. Остриженные до каре светло-русые волосы лезли ей в лицо, и она убрала их за ухо тонкими, короткими пальчиками маленькой ладошки, — просто тебя не жалко!       И вот уже все за столом смеются, включая Севера, в последнее время изрядно повеселевшего и теперь выглядевшего здорово и сыто, как подобает ребёнку его возраста. Чистые волосы цвета угля или вороного крыла блестели, бликуя в свете утреннего солнышка. С его лица не уходила улыбка, и это грело душу.       — И кого принесло в такое время… — для галочки поворчал я, шаркая тапочками по полу, пародируя старика из соседнего дома. Стол сзади взорвался смехом и аплодисментами. Я распрямился ибо до этого искусственно сутулился, и открыл дверь.       В дверях, заламывая руки, стояла Эйлин Снейп собственной персоной. Я упёрся бедром в косяк, показывая этим, что в дом не буду пускать, и жду объяснений. Та рвано вздохнула, и я отметил, что она, скорее всего, плакала. Я молчал, и она, поняв, что давить на жалость бесполезно, затараторила:       — Можно увидеть Северуса? Прошу тебя, мальчик! Это важно для меня, я хочу, что бы он вернулся домой. — она смотрела на меня взглядом маньяка, который мысленно уже рассчитывает, как убить жертву. Ну, я не ребёнок, так что этот сеанс внушения был очень, очень топорным, и даже я, не сведущий в окклюменции, почувствовал проникновение и зажмурился, разрывая зрительный контакт.       — Миссис Снейп, может быть я вас и пустил бы к Северу, но есть несколько условий, из-за которых я этого не сделал и не сделаю. Первое: он ни за что не вернётся к вам, вы признаны Визенгамотом недееспособной волшебницой. А значит, воспитывать Севера не имеете права, по тому же приказу пресловутого суда магов. Второе: я не пущу в дом ту, что только что пыталась сделать мне внушение. Мне, миссис, семилетнему ребёнку! Ну, и третье: я не хочу расстраивать Севера. Он скучает по вам, но ему лучше у нас. Он счастлив. И ваше появление разобьёт ему сердце. — я вздохнул, понимая, что не имею никакого уровня в глазах этой отчаявшейся женщины. Но, будучи ребёнком, я ничем не мог ей помочь. Да, мне было больно и обидно за неё, как если не иметь возможности взять домой щенка. — Я вас вежливо прошу, уходите…       — Мальчишка! Да как ты смеешь разговаривать со мной в таком тоне! Отчитывать вздумал?! Да я тебя… — она не договорила. Защитная магия дома откинула её ничком на пару метров назад.       — Я просил вас вежливо. Вы моих слов не вняли. Убирайтесь отсюда и забудьте этот адрес. Север больше не ваш сын. — мне было неприятно говорить эти слова, как глотать что-то особо мерзкое, но эта женщина понимала лишь язык грубости. — Катитесь к чёртовой матери!       И я захлопнул дверь. От этого разговора у меня остался неприятный осадок.
Примечания:
Очень большая для меня глава (шутка ли, шесть страниц), и удивительно быстрая прода. Это всё потому, что вы такие хорошие отзывы пишете!
Пишите ещё, и прода будет выходить быстрее)
P.S. вы прикалываетесь? Под прошлой главой за десять дней набралось 25 Ждунов, а тут 26 меньше, чем за сутки! Спасибо вам 😢🥰
P.P.S. мы перевалили отметку 1200 просмотров, иииии! 🔥🎉🎉🎉
И спасибо всем тем, кто в ПБ отмечает ошибки!

Ребята, я ищу бету, если у кого есть опыт и желание, то жду в лс вк или фикбук
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты