Пëсики

Слэш
NC-17
Завершён
106
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
История о том, как Бан Чан решил наебать Чонина в покер и что из этого вышло.
Посвящение:
Лучшему макнэ и великому нагибатору Ян Чонину, а именно его последнему клипу.
Примечания автора:
Папочка Ян Чонин и этим всё сказано. Автора сильно пидорахнуло, автор не смог сдержаться.
порнуха ради порнухи, юноу линоу

05.06.2021. 100 ♥
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
106 Нравится 5 Отзывы 20 В сборник Скачать

~

Настройки текста
Чонин вальяжно сидит в кресле, игриво улыбается, гремя кубиками льда в стакане с дорогущим виски. Совсем рядом на пушистом ковре на коленях расположились Чан и Чанбин, на которых из одежды только чëрные кожаные ошейники с аккуратными золотыми буквами, витиеватыми узорами выводящими "Чанни" и "Бинни". Невольно улыбаешься, когда понимаешь, что два твоих лучших головореза могут убить любого голыми руками, а с тобой они становятся самыми послушными щеночками, ластящимися к рукам и с ненормальным блеском в глазах ждущими хоть одного слова похвалы. Иной раз кажется, прикажи Чонин им сигануть с высотки, назвав их самыми хорошими и послушными мальчиками, те, не раздумывая, шагнут в пропасть. Чонин залпом допивает остатки янтарной жидкости, отставляя стакан на стол, встаёт со своего кресла и подходит ближе к Бину. Ведёт тонким пальчиком по сильным плечам, по шее, цепляя ошейник, заставляет подняться и целует жарко под недовольный выдох Чана где-то сбоку. – Что, Чанни, ты хочешь, чтобы папочка поцеловал своего второго щеночка тоже? – с пошлым чмоком отстраняясь от пухлых губ невысокого парня, елейным голоском говорит блондин, – а кто себя сегодня плохо вёл, а? Скажи мне, родной? – Я вёл... – тихо, с придыханием отвечает ему Чанни. – Повтори громче, ты же знаешь, как я ненавижу, когда жуют слова, – в голосе Чонина проскальзывают стальные нотки, от которых вздрагивают сразу оба "пёсика", ведь прекрасно понимают и помнят, на что способен их хозяин в гневе. – Я плохо себя вёл сегодня, – Чан уже говорит громче, но не решается поднять голову и посмотреть на Чонина. – А что именно ты сделал не так, а, Чанни? Расскажи. Чонин проходит немного дальше, к кровати, усаживается на неё, широко расставляя ноги. Чанбин становится рядом, дожидается кивка головы хозяина и заползает на кровать. – Я... – Чан всё ещё не поднимает головы, пытается продолжить, но замолкает на полуслове, слыша хриплый и низкий стон Бинни. – Говори, Чанни. – Я сегодня... пытался мухлевать в покере. Против вас. И мне очень стыдно. Я... – второй стон Чанбина громче и протяжнее первого, у Чана в голове ворох мыслей и в то же время ни одной конкретной. – Ты признал свою вину? – Да... – "Да" что? – Да, хозяин. – Вот так бы сразу, умничка, Чанни. А теперь подними голову и посмотри на нас с Бинни. Чан поднимает голову настолько резко, что в шее неприятно хрустит, и охает. От представшей перед ним картины член, и так уже, кстати, возбуждённый от одних лишь стонов Чанбина и властного тона Чонина, дёргается и Чан сглатывает ставшей внезапно вязкой слюну. На кровати сидит Чонин, рядом с которым на коленях расположился раскрасневшийся Бинни. "Хозяин" медленно, но уверенно, явно зная, что он делает, дрочит своему "пëсику", а другой рукой сжимает маленький пультик. Чану хватает нескольких секунд, чтобы понять, что это и зачем. Он с выжиданием смотрит на парочку, ждёт команды. – Иди сюда, Чанни. Парень едва ли успевает подняться, но тут же осекается под тяжёлым взглядом. – Нет-нет, иди сюда, как послушный пёсик. Ты же хороший мальчик, верно? Чан кивает, становится на четвереньки и медленно движется к кровати, специально виляя задом. Чонин улыбается, он видит, как его Чанни старается загладить свою вину, но наказание есть наказание, и от него он сегодня не отделается. Он хлопает по кровати ладонью. Чан без слов понимает и запрыгивает на мягкий матрас. – Я очень рад, Чанни, что ты понял, что сделал не так. Я надеюсь, что ты больше так не будешь, – Чан отрицательно мотает головой, а Чонин продолжает, оглаживая рукой его сильный торс, – но ты же понимаешь, что без наказания никуда, верно? Чан обречённо вздыхает и поджимает губы. – Сегодня меня в себе почувствует только Бинни, а ты, – он ухмыляется, словно маленький чертëнок и достает что-то из-под подушки, – будешь только смотреть. Секунда, и на запястье Чана защелкивается одна часть наручников, обычных, не из секс-шопа, от которых потом ссадины и ранки на нежной коже. Но у Чана и так всё тело в шрамах – одним больше, одним меньше. Какая разница, верно? Чонин тянет его на себя за металлическую дужку, продевает вторую часть через перекладину на спинке кровати и защёлкивает её на втором запястье парня. – Бинни, принеси смазку и... – Чонин игриво ухмыляется, – вон тот чёрный вибратор. Любимую игрушку нашего непослушного Чанни. Чанбин невольно прыскает, встаёт и уходит к комоду, а Чонин сползает с кровати и принимается медленно снимать с себя одежду. – Готово, хозяин. – Молодец. А теперь вставь его в Чанни. Чан громко сглатывает и дёргает руками, когда чувствует, как к анусу аккуратно притрагиваются пальцы, липкие от смазки. Чонин наблюдает за процессом со стороны и откровенно кайфует от того, какие послушные у него мальчики. И они только его, только ради него они готовы на всё. Он наливает себе ещё виски под протяжный и звонкий стон Чана, пьёт маленькими глотками напиток. – Ну, что вы там? Ответом ему служат несколько громких стонов Чанни. Видимо, Чанбин решил поиграть с ним, пока есть возможность. – Бинни, оставь Чанни в покое и растяни себя для хозяина, будь лапочкой. Чонин продолжает спокойно попивать свой виски, пока Чанбин, широко расставив сильные ноги, трахает себя пальцами и стонет, а Чан гремит наручниками, желая прикоснуться к нему и сделать всё самому. Так, как любят они оба. Чонин бы с радостью понаблюдал, как Чанбин скачет на члене Чана, но для Бана сегодня не будет такого праздника. На периферии сознания проскакивает мысль о том, что этим наказанием он наказывает и Чанбина, и себя тоже. Но что поделать, он же должен быть хорошим хозяином, тут тоже должен быть порядок. – Бинни, достаточно. Чонин подходит к кровати, садится рядом со своими мальчиками, проводит руками по сильным бёдрам Чана и Бина и стонет довольно. Щеночки у него что надо. – Бинни, иди сюда, – Чонин усаживается поудобнее и ждёт, пока парень расположится перед ним в коленно-локтевой и призывно качнёт бедрами из стороны в сторону. – Мой щеночек так хочет почувствовать меня, да? – Да-а-а... – на выдохе произносит Бин, прогибаясь в спине, ощущая как кожи касаются горячие руки его хозяина. Чан мычит, дёргая руками, видя, как выгибается Чанбин, как прикрываются глаза Чонина. Он тоже хочет, хочет внимания, но понимает, что не заслужил. Чонин толкается размашисто, грубо сжимая бока парня под собой, то и дело краем глаза поглядывая на Чана. Он видит, как тот скулит, кусает свои губы в кровь, сжимает свои руки в кулаки, пытаясь бороться с желанием прикоснуться к ним обоим. Чонин это ценит, и ему не нравится смотреть на страдания своего мальчика, поэтому, не прекращая толкаться в податливое тело, он тянется за пультиком и включает сразу среднюю скорость. Чана будто током прошибает. Он дугой выгибается, шире расставляя ноги, и стонет громко, протяжно. Бин подается бёдрами навстречу толчкам, стонет низко и хрипло, в унисон высоким и звонким вскрикам Чана, от чего у Чонина мурашки табуном проносятся по всему телу. Он тянется вперёд, практически ложится на парня, а затем, ухватившись рукой за шею, прямо там, где приятно давит на кожу ошейник, тянет на себя, заставляя буквально вжаться в себя спиной. Другой рукой тянется к его члену и сжимает у основания. –Бинни... ты такой узкий и горячий, хороший мой. Кончишь для меня, м? – шепчет он на ушко, губами втягивая мочку и играя языком с его серёжками. –Д-да-а... – Чанбин вздрагивает крупно, когда Чонин начинает дрочить ему, когда проводит размашисто по всей длине, а потом грубо надавливает большим пальцем на покрасневшую головку. Совсем скоро, спустя несколько движений рукой он с громким стоном кончает, пачкая своей спермой чёрное шëлковые простыни. Чонин ещё несколько раз толкается и сам изливается глубоко внутрь, больно кусая загривок Чанбина. От этой эйфории их обоих отвлекает тихий скулëж Чана. На его глазах собрались слезы, видно, что он очень хочет кончить, но такая скорость просто не позволяет. Чонин, со стоном покинув тело Бина, берёт пультик опять и скорость убавляет к самому минимуму. – Я же говорил, что ты будешь наказан, Чанни. Тот уже почти хнычет, бессвязно бормочет что-то, мечется по кровати. – Хоз-зяин... папочка... пожалуйста... Чонин ухмыляется, спускается к его паху, опаляя горячим дыханием головку, а потом резко уходит в сторону и принимается покрывать поцелуями-укусами эти невозможные сильные бëдра. – Попроси меня лучше, Чанни. – Пожа-а-алуйста... я буду самым послушным... только... только разреши кончить, умоляю... Мышцы на его руках напряжены до предела, кажется ещё немного и он сломает либо наручники, либо кровать ко всем чертям. Чонин хмыкает и выводит вибрацию на максимум, от чего Чана буквально подкидывает. Его тело начинает дрожать, он едва не плачет от ощущений, а Чонин только распаляет, шепчет куда-то на ушко: – Кончи от одного вибратора. Кончи от одного моего голоса, малыш. Для меня, хорошо? Тот вряд ли хоть что-то понимает, но спустя несколько секунд кончает, пачкая свой живот. А Чонин, точно дьявол во плоти, не сбавляет скорость, только наблюдает за тем, как его щеночек едва ли не кричит. Внезапно он замолкает, смотрит на Чонина покрасневшими глазами и шепчет на выдохе, совсем тихо, с надрывом: – Хватит... пожалуйста... х-хозяин... Чонину этого достаточно. Он выключает игрушку, быстро вытаскивает её с пошлым хлюпом и отбрасывает куда-то за пределы кровати. Отстёгивает руки Чана и аккуратно его обнимает, целуя мокрый от пота лоб. – Ты молодец, Чанни, мой хороший мальчик. Он укладывается на подушки рядом, чувствуя, как к нему с другой стороны подползает сонный Чанбин, обнимает обоих и улыбается, слыша их уже ровное сопение. Всë-таки его мальчики самые лучшие.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты