métaphores

Слэш
PG-13
Завершён
62
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
— Я не понимаю, — со вздохом повторяет он, — почему ты такой... живой?
Примечания автора:
джозкарлы джозкарлятся (нежно)
я Снова не особо довольна, но, надеюсь, кому-то понравится 😔 с днем святого валентина
КРОМЕ ТОГО у джозефа забавная манера речи, очень приятно писать

эта работа на ао3: https://archiveofourown.org/works/29410176
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
62 Нравится 2 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Эзоп не понимает метафор. Он привык к тому, что все в его жизни было нормировано, начиная от распорядка дня и заканчивая работой. Бальзамирование не подразумевало строгих отклонений от процедуры; Эзоп, набравшись опыта, с легкостью мог рассчитать, сколько нужно было формальдегида для обработки тела, и не испытывал особой жалости или совестливости, работая с очередным трупом. В его профессии не требовалось излишней сентиментальности, а Джерри ее никогда не поощрял. Он только вечно твердил, что эмоции затмевают разум, отвлекая от насущного, и провоцируют разве что нежелательные, мешающие жить размышления. Эзоп был скуп на чувства — и это было нормально. Раньше в них никогда не было большой необходимости: мертвые их все равно вряд ли оценят. Джозеф же, кажется, свои эмоции полагает высшей ценностью. Джозеф каждый день рассыпается в метафорах: то ядовито-насмешливых, то слащаво-нежных. Он иногда растягивает губы в язвительных улыбках, ехидно щурит голубые глаза, презрительно приподнимает брови — иногда бархатисто смеется, довольно прикрывает веки и оставляет на теле Эзопа россыпь легких поцелуев. Джозеф театрально вздыхает, вечно изображает драматичные широкие жесты, от которых паутиной колышатся его кружевные манжеты, цитирует строчки каких-то поэтов, о которых Эзоп никогда даже не слышал, и обращается к нему исключительно по-французски. Mon âme, ma lune, mon ange, mon rayon de soleil, mon ciel étoilé. Джозеф умеет расшифровывать букеты, отыскивая в комбинациях цветов какой-то скрытый смысл, тщательно подбирает тона своей одежды, меланхолично вырисовывает элегантные наброски, слишком серьезно относится к приметам и описывает свои эмоции пейзажами. Эзоп не понимает, как это — воспринимать природу, или погоду, или вообще любую случайную вещь, как нечто глубоко интимное, и видеть в них отражение своих эмоций. Джозеф вечерами приобнимает его за плечи, заглядывает в лицо, неизменно интересуется о том, как прошел день, и неизменно довольствуется короткими обрывками сухих фраз. Джозеф сравнивает Эзопа с бледным перламутром зари, разбивающим на осколки полярную ночь, с робкими лучами зимнего солнца, пробивающимися сквозь стужу, с серебряной луной, благосклонно сияющей на небесах, и с изысканным, пусть и ядовитым, ландышем. Эзоп решительно не понимает, как ему это удается — и что в нем такого, что хотелось бы укладывать в метафоры. — Я не понимаю, — резко слетает с его губ однажды, когда Эзоп, позволяя себе расслабиться в объятиях француза, слушает, как он снова мурлычет свою поэзию. Джозеф вежливо умолкает, немного отстраняется, усаживается рядом, чтобы видеть его лицо, и ждет продолжения. Карл сконфуженно взвешивает, что сказать менее стыдно — что он не видит, что Джозеф в нем нашел, или что не понимает, как у того выходит жить с таким обилием чувств. — Я не понимаю, — со вздохом повторяет он, — почему ты такой... живой? По тому, как Джозеф блаженно расплывается в улыбке, Эзоп легко может понять, что формулировка ему более чем понравилась, так что, прежде чем Дезольнье ответит на той же романтичной ноте, он спешит продолжить: — Ты всегда так легко говоришь о том, что чувствуешь, — поправляется он осторожно. — Это странно. — Ma rose, — охотно отвечает Джозеф, нарочито подчеркивая свою французскую «р», — разве в том, чтобы делиться с окружающими своими эмоциями, есть хоть что-то, что можно было бы определить плохим? Напротив, и тем не менее это не делает меня открытой книгой — в том, что я много чувствую, нет ни капли легкомысленности. Эзоп тактично кивает. — Кроме того, — продолжает Дезольнье, — как бы было скверно, если бы не эта моя, как ты сказал, странная черта! Посуди сам: ты ведь, вероятно, настолько с собой свыкся, что иной раз без моих об этом напоминаний и не задумываешься о том, сколько в тебе таится замечательного. Эзоп неловко поправляет маску, натягивая ее выше; это смущает. Впрочем, смущает и то, что Джозеф сам собой перешел к его второму, даже не прозвучавшему вопросу. — Ты преувеличиваешь, — коротко отмахивается он. — Ни в коем случае, — Дезольнье несогласно морщит нос, а затем, акцентируя внимание на своих словах, поднимает вверх палец, украшенный крупным серебряным перстнем. — И все же у меня есть революционное мнение, с которым ты тем более не согласишься. Эзоп смотрит несколько скептически. — Ты наверняка считаешь себя невероятно черствым, скупым на эмоции и холодным, как арктический лед, — Эзоп в ответ на эти слова с недоверием приподнимает бровь. — Это, конечно, так, и тем не менее — ты точно так же выражаешь свои чувства, прекрасные, словно редкие самородки. Возьми, к примеру, свою любовь к желтым розам, то, как именно, с какой подоплекой ты спасаешь своих товарищей в играх, или хотя бы маску... — Я ношу маску, потому что это требуется на работе, — перебивает Эзоп, как будто стремясь уйти с интимной темы. — Ах, неужели и при мне нужно защищаться от паров формальдегида? — Джозеф притворно оскорбляется и драматично подносит тыльную сторону ладони ко лбу, как будто готовится упасть в обморок. — Я, конечно, мертв, mon chéri, и все же... — Я не против — точнее, я даже совсем не об этом... — спешит оправдаться Эзоп, а Джозеф на это отвечает ехидным взглядом. — Но ведь согласись: я не сказал ни капли лжи, — продолжает Дезольнье, и Эзоп задумчиво кивает. — Более того, как только ты достаточно привыкаешь к человеку, вся твоя вечная мерзлота постепенно тает — и всходят все твои чувства. Карл неловко поправляет волосы и снова натягивает маску повыше, не зная, куда деть руки. — Посмотри — ты поправляешь маску, когда нервничаешь или стесняешься, — Джозеф подносит ладонь к его лицу, демонстрируя наглядно, — мило щуришь глаза, когда улыбаешься, и часто строго хмуришь брови, — он оглаживает его щеку, а потом, опустив руку, находит чужую ладонь, — а, разговаривая, ты иногда поправляешь перчатки, прячешь кисти в рукавах или хрустишь пальцами. Джозеф мягко улыбается и склоняется к парню, оставляя на его кисти, скрытой под белой тканью перчатки, теплый поцелуй. — Ты не набор строгих правил, ограничений и запретов — ты в той же мере живой. Разве только выражаешь это несколько иначе, чем, к примеру, я, и в этом нет абсолютно ничего... странного или постыдного. Эзопу весь этот почти что монолог кажется совершенно непривычным, пусть Джозеф ни разу и не приврал, разве что приукрасил. Это так необычно — слышать, как другой человек подмечает мелочи в его поведении и говорит о них ласково и обыденно, не осуждает и не отзывается об Эзопе как о непонятном, нелюдимом и мрачном юноше. Он немного медлит, а после приспускает маску на подбородок, отводя в сторону взгляд. — А если тебя волнует, ma fleur de lys, что ты не любишь или не привык говорить о чувствах вслух — это ведь тоже не проблема, — Джозеф, не отпуская руки Эзопа, выпрямляется, рассматривая его теперь уже открытое лицо. — Как бы я ни любил бродить по садам метафор, я замечательно говорю и на языке тишины... поэтому уже одно только то, что ты рядом, что слушаешь меня и говоришь, меня невообразимо радует. Эзоп поджимает губы и слегка улыбается, чувствуя, как тепло как будто бы распространяется по его телу. Это новое чувство — знание о том, что его ценят за одно только то, что он существует, а не за то, что он, допустим, идеально и безошибочно выполняет свою работу, игнорируя свои эмоции, и не задает лишних вопросов. — Спасибо, — бормочет Эзоп, сжимая в пальцах ладонь француза. — Я тоже... — он делает неуверенную паузу, как будто подбирая слова, — ...люблю тебя. Джозеф кивает, мурлычет тихое «Je t'aime» и осторожно склоняется к его лицу, чтобы поцеловать.
Примечания:
глоссарий обращений джозефа!
mon âme - моя душа
ma lune - моя луна
mon ange - мой ангел
mon rayon de soleil - мой луч солнца
mon ciel étoilé - мое звездное небо
ma rose - моя роза
mon chéri - мой дорогой
ma fleur de lys - моя лилия
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты