Большие надежды

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
684
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
- Где у него кнопка выключения? Ты проводишь с ним больше всех времени, видел его без одежды, где кнопка?
- Если бы я знал, то поверь мне, в эту секунду уже бы жал изо всех сил.
Примечания автора:
Мне очень хочется как-то оправдаться за этот текст, но я сильнее своих желаний, ахахаха.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
684 Нравится 32 Отзывы 149 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Иногда в жизни каждого человека наступает момент, когда ему становится кристально ясно, какой он тупица. Сейчас этот момент переживал Сяо Чжань. К счастью, свидетелей этому не было, кроме Ван Ибо, но он не видел, потому что как раз вытирал голову полотенцем. Сяо Чжань внезапно сопоставил ту череду, как ему тогда казалось, странностей в поведении Ван Ибо и то, как он выглядел в узких боксерах. Он хорошо помнил первый раз. Был уже поздний вечер, рабочий день и не думал заканчиваться, хотелось простых вещей — помыться, наконец поесть и упасть в теплую постель. Но ничего этого было нельзя, так что он просто положил голову Ван Ибо на бедра. Тот рассеянно поправил ему парик и продолжил что-то обсуждать с Лю Хайкуанем. Живот заурчал, Сяо Чжань поерзал и затылком почувствовал, что Ван Ибо припрятал в кармане шорт, которые они носили под ханьфу, батончик. Рот наполнился слюной. Он был слишком воспитанным, чтобы выпрашивать, но не удержал вздоха: — Так есть хочется… — Потерпи, Сяо-лаоши, уже чуть-чуть осталось, — утешающе сказал Ван Ибо, похлопывая его по плечу. В этот момент у Ван Ибо самого заурчал живот, они заржали, а Сяо Чжань сделал вывод, что он просто забыл про заначку. Потом он последовательно вспомнил все те разы, когда ругал Ван Ибо, потому что ему казалось, что тот что-то напихал в карманы, а Сяо Чжаню неудобно опираться. И теперь реальность упала Сяо Чжаню на голову, потому что это был не батончик, или скомканный платок, или еще что-то. Он прижал к лицу подушку и подавил крик. Как называется та область харассмента, где ты ущемляешь коллегу за слишком большой член? Тут подушку от его лица оторвали. — Ты что? — спросил Ван Ибо. — Нельзя умирать, режиссер наругает. Сяо Чжань слабо рассмеялся. — Хочешь протеиновый батончик? — спросил Ибо, и смех Сяо Чжаня перешел в хрип. Теперь с открывшимся знанием нужно было как-то жить. Проблема была в том, что по первости они друг друга стеснялись, но с течением времени Ван Ибо обнаглел и расхаживал по номеру в трусах. А еще он любил напрыгивать, толкаться и баловаться. Сяо Чжань вообще-то тоже любил баловаться и толкаться, но тут, как говорится, был нюанс. Если бы человек волен был выбирать фетиши и кинки, то он предпочел бы, например, большую грудь и какие-нибудь корсеты, если надо что-то извращенное. Но не сложилось, не сложилось. Ничто не заводило его стремительнее, чем мысль о большом крепком члене, медленно проникающем в узкую розовую… Тут мысль сворачивала на опасную дорожку, потому что со вчерашнего дня к абстрактным мечтам о большом члене начали добавляться детали: рельефный пресс Ван Ибо, нежные розовые губы Ван Ибо, большие ладони, ага, вы угадали — Ван Ибо. Сяо Чжань дергался весь день и в итоге решил не идти в номер, а зависнуть с осветителями. У тех был какой-то дикий график, в их комнатах все время шла тусовка, на диванах кто-то спал, на полу рубились в покер и монополию, везде валялись носки и пустые бутылки — идеальное место, чтобы затеряться. Что он с успехом делал до полуночи, а потом пришел Ван Ибо, едва ли не за ухо вытащил его из кружка по интересам, где обсуждали мерч по дораме, и тоном матери, которая зашла в три часа ночи в комнату и обнаружила, что дорогое чадо не спит, а бесоебит, сказал: — Чжань-гэ! Ты время видел? Хочешь, чтобы завтра твое красивое лицо опухло? И никто, никто из этих людей, которые улыбались Сяо Чжаню в глаза, даже не попытался ему помочь. Феномен Баадера-Майнхоф развернулся перед Сяо Чжанем во всей своей беспощадности: сцены, где Лань Чжань поддерживает Вэй Ина, прижимая его к себе, обсуждение того, какими качествами актеры должны были обладать, чтобы получить роль (только ленивый не пошутил про оригинальную новеллу и второго Нефрита). В довершение всего, Ван Ибо полез через забор и порвал штаны по шаговому шву, что вызвало отдельную волну шуточек. Сяо Чжань в жизни не слышал о членах столько, сколько в эти несколько дней. В противовес этому, Ван Ибо был ангелом во плоти — заботливым, внимательным, послушным… На послушном Сяо Чжаня чуточку коротило, потому что следом он представлял, как он заводит Ван Ибо в номер, усаживает на кровать… нет, лучше стул. И велит не двигаться, а потом плавно опускается перед ним на колени, расстегивает штаны, а Ван Ибо хватается пальцами за сидение, чтобы не схватить Сяо Чжаня за голову и не прижать к своему паху… Обычно на этом моменте Чжань увеличивал громкость в наушниках, чтобы музыка перебила ему мысли. Но в этот раз он не успел, потому что услышал, как хлопнула дверь. В номер ввалились Ибо с Юй Бинем, что-то обсуждая. Сяо Чжань убавил звук до минимума, чтобы послушать. — Три секунды на размышления! — сказал Юй Бинь. — С кем из персонажей новеллы ты бы переспал, кого убил, на ком женился? — Переспал с Вэй Ином, — слишком быстро, на вкус Сяо Чжаня, ответил Ибо, — убил… хм. Пусть Цзинь Гуанъяо… А два раза одного персонажа нельзя? — Неа. — Тогда… женился бы на Мо Сюаньюе. — Ого, лао Ван, ловко ты! А из каста? — Ну нет, ты же сказал, что два раза одного и того же нельзя говорить. Они с Юй Бинем, не сговариваясь, почему-то уставились на Сяо Чжаня, но он их проигнорировал, притворяясь, что слушает музыку. Кого там из каста два раза нельзя? И где в списке Вэнь Цин и шицзе? Но эти два дурака не дали ему додумать, завалившись сверху, выбив у него весь воздух из легких. Он с трудом согнул колени и пнул кого-то в живот, спихивая их с себя, и тут же начал тыкать пальцами в чужие бока. Так они барахтались довольно долго, пока Юй Бинь не свалился с кровати. Сяо Чжань столкнул на пол и Ибо: — Мерзкие дети, всю кровать мне разворошили! Тут уже с кровати стащили его самого, а Ибо с Юй Бинем в четыре руки растряхнули смятое белье. — Не сердись, дедуля, — пропел Юй Бинь, сваливая за дверь. Сяо Чжань с тоской поднял один наушник. Второй бесследно исчез. — Ох уж эти технологии, а, Сяо-лаоши? — ухмыльнулся Ван Ибо и уронил ему на голову второй наушник. Сяо Чжань упал обратно на кровать. Где взять сил? Помимо прочих выдающихся достоинств, Ван Ибо как-то удивительно резонировал с Сяо Чжанем — им все время было весело. Он не мог припомнить, когда в последний раз столько смеялся на работе. Недавно они своим хихиканьем допекли даже терпеливого и дружелюбного Чжочэна. После пяти запоротых дублей и святой бы рассердился. Так что они уже вечером решили извиниться. — Напиши ему, что нам жаль. — Ну нет, тогда он подумает, что ты черствый, раз я извиняюсь за нас обоих. — Тогда давай создадим чат. И они минут десять расписывали, какой Чжочэн замечательный и как круто с ним работать. Правда, потом кто-то из них похвалил другого и еще полчаса они обменивались любезностями, пока Чжочэн, не написавший за это время ни слова, молча не выпилился из чата. Сяо Чжань уронил телефон: — Я удивлюсь, если он после этого вообще с нами когда-нибудь заговорит. — Заговорит, я у него зарядку одолжил. — Ах, молодежь, ваша зависимость от гаджетов просто поражает воображение! — Сказал человек, который с утра чуть не опоздал, потому что опять продолбал наушник. — Ой, завали. Ван Ибо погасил свет и включил телевизор. Сяо Чжань вытянулся и выдохнул. Спустя пять дней мыслей о члене, его, кажется, все-таки попустило. Но он еще не подозревал, как эти пять дней одержимости ему аукнутся. У каждого есть как минимум несколько способов для разгрузки мозга: чтение бульварных книжонок, ароматерапия, раскраски-антистресс… Что-то, что расслабляет, а потом собирает обратно в кучу. Сяо Чжань, помимо прочего, рисовал на полях планеров маленькие штуки, когда думал. Свои планеры и блокноты он никому никогда не показывал, потому что там встречалось… всякое. А еще он не разбирал чемодан, а просто доставал из него шмотки и скидывал туда чистое. Естественно, даже будь он совсем поехавшим на уборке, порядок там при всем желании не удалось бы сохранить. Потому что тебе всегда, всегда нужна вещь, которая лежит на самом дне. Так что сейчас он просто вышвырнул все, мелочь сложил на тумбочку, одежду свалил на постель и наконец достал олимпийку. Подумал и уронил все обратно. Все равно у него не было времени навести порядок. До того, как он пожалеет об этом решении, оставалось очень мало времени, но он об этом даже не догадывался. *** — Где у него кнопка выключения? Ты проводишь с ним больше всех времени, видел его без одежды, где кнопка? — Если бы я знал, то, поверь мне, в эту секунду уже бы жал изо всех сил. Ибо лупил его рукавами, как мельница, и Сяо Чжань дал себе слово, что как только он попадет по лицу, то тут же будет с особой жестокостью убит. Сквозь мельтешение белой ткани пробилась ладошка Сюань Лу и нежно похлопала его по плечу. Он воспользовался заминкой и отбежал ей за спину и уже оттуда показал Ибо язык. Как вообще одновременно можно хотеть одного и того же человека удавить, поцеловать и ему отсосать? И почему, даже когда он делает такую противную рожу, все равно остается самым красивым мальчиком в мире? А смех его тупой? Ужасно. Пусть еще посмеется. — Закончили! — крикнул режиссер. Сяо Чжань стремительно свалил с площадки, только чтобы не идти рядом с этим говнюком, который явно был настроен терроризировать и довлеть. Поэтому в номере он оказался быстрее, вполне ожидаемо запнулся о брошенный чемодан и теперь жаловался маме в вичат. Мама в ответ прислала фотку кошки. — А ты чего так унесся? — с порога спросил Ибо, скидывая обувь. — Я хотел тебе видюху показать. Сяо Чжань только бровь поднял. Ну-ну, видюху. — А это что? — вдруг спросил Ибо, и сердце у Сяо Чжаня пропустило удар. — Можно посмотреть? Потому что ну конечно! Что еще он мог взять в руки, если не проклятый планер? Не сказать чтобы там был какой-то криминал, но материала для шуточек этому гремлину хватило бы не то что до конца съемок, а до конца жизни Сяо Чжаня. Потому что Сяо Чжань очень быстро умер бы от стыда. Вероятность, что Ибо сунет нос туда, куда не следует, составляла больше девяноста процентов. Так что Сяо Чжань вскочил, выдернул у него планер и спрятал за спину: — Нет! Это была ошибка. У Ибо разве что неоном не засветилась на лбу надпись: «ДАВАЙ ИГРАТЬ». Сяо Чжань быстро затолкал ежедневник между матрасом и изголовьем кровати, как раз когда Ибо напал. Когда он был в таком состоянии, проще было согласиться, чем спорить, и проще дать, чем объяснить, почему не хочешь. Так что надо было его сперва измотать, а потом, когда устанет, можно было попытаться аргументировать. Хоть Сяо Чжань и был сильнее, Ибо был вертлявее и свободно владел телом, так что можно было не удивляться, когда уши зажали коленями, а пальцы в это время впивались в ребра. — Перестань! Ван Ибо извернулся, уселся сверху Чжаню на живот и начал выкручивать руки. Наконец ему удалось одну придавить коленом, другую зажать ладонью, и как раз оставалась свободная рука, чтобы полезть куда не следовало. Счет шел на секунды, так что Сяо Чжань сделал единственное, что мог из такой позиции: вскинулся и укусил Ван Ибо за нижнюю губу. Они изумленно уставились друг на друга, осознавая произошедшее, а потом Сяо Чжань осознал еще кое-что. Что Ван Ибо прижимается членом к его животу. Тем самым большим прекрасным членом, которому Сяо Чжань посвятил много часов своего внимания. Так кто может его обвинить в том, что его собственный член тоже привстал? Сяо Чжань заерзал, собираясь высвободиться и пойти куда-нибудь умереть от стыда, когда Ван Ибо ухмыльнулся своей самой блядской улыбочкой и полностью улегся на Сяо Чжаня: — О, Чжань-гэ, а я уже начал волноваться, что совсем-совсем тебя не интересую. Сяо Чжань беспомощно посмотрел на него, чувствуя, как полыхают уши. — Ибо… — начал он, еще даже не решив, что сказать дальше. Но Ибо не дал ему договорить: он съехал пониже и медленно и с удовольствием потерся бедрами о бедра Сяо Чжаня. — Можешь хоть раз в жизни перестать рефлексировать и просто делать, что хочется? — недовольно спросил он, наблюдая за внутренней борьбой Сяо Чжаня. — Просто, блин, поцелуй меня уже, гэгэ. Сяо Чжань только рот открыл. Мог ли он вообще представить подобное развитие событий? Нет, все, конечно, шутили на тему бойфрендов, и Ван Ибо всегда выглядел слишком уж радостным, слыша эти шутки, но… Сяо Чжань понял, что если подумает еще хоть одну секундочку, его бедная голова лопнет. Так что он наконец поцеловал Ван Ибо. И какие же у этого мальчика были нежные губы! Ровно такие, как он и представлял. Они целовались, пока хватало дыхания. — Ну неужели, — жарко выдохнул Ибо, когда они отстранились, чтобы отдышаться. И Сяо Чжань подумал, что терять-то, собственно, уже нечего. Он перевернулся, уронив Ван Ибо на спину, и сполз на пол. Подтянул Ибо за ноги к себе поближе. Тот с большим интересом следил за ним, часто облизывая и без того пунцовые губы. Такой красивый, гадкий мальчик, так издевается над его бедным сердцем. Наконец он стянул штаны вместе с бельем и увидел то, о чем так долго думал, — член. Именно такой, каким воображал его все эти дни: длинный, но не слишком толстый, напряженный, приятно розовый. — Ну, привет, — шепнул Чжань и нежно поцеловал головку. — А? — хрипло выдохнул Ибо, не сводя с него глаз. Но Сяо Чжань уже спустился ниже. Провел губами по колену, выше, почти до самой паховой складки, и там укусил напряженную мышцу. Ибо дернулся, и Сяо Чжань укусил другое бедро для симметрии, высунул кончик языка и провел им от мошонки вверх, до головки, а затем взял в рот. Где-то наверху Ван Ибо захлебнулся стоном. Сяо Чжань втянул щеки и взялся за дело всерьез. С непривычки было слишком много, слюна и смазка влажно хлюпали, Сяо Чжань поднял глаза и наткнулся на ошарашенный и затуманенный взгляд Ибо. Тот шумно дышал, медленно поднял руку и нежно погладил губы Сяо Чжаня, растянутые вокруг его члена. — Охуеть, — прошептал Ибо, проталкивая палец Сяо Чжаню в растянутый рот, погладил язык, внутреннюю сторону щеки, — ты такой… Сяо Чжань сглотнул, с нажимом провел языком по стволу, щекоча головку, и продолжил сосать. — Я… я сейчас… — бессвязно пробормотал Ибо, дернул бедрами и кончил Сяо Чжаню в рот. Сяо Чжань медленно отстранился, открыл рот и подставил ладони, на которые стекла сперма. Наконец он сглотнул остатки и сказал: — Сколько тебе нужно времени? У меня на тебя большие планы. Член Ван Ибо дернулся. От возбуждения тряслись руки, и Сяо Чжань опрокинул в ванной пару бутыльков, прежде чем включил воду и помыл руки. Он вообще не рассчитывал на такой поворот событий, поэтому смазка, конечно же, где-то на самом дне чемодана, забытая и заброшенная. Потому что уединиться, живя с Ибо, было совершенно невозможно. Но на этот член он совершенно точно сегодня присядет. Когда он вернулся в комнату, Ван Ибо все еще лежал так, как его оставили. — Ты уже все? — поддразнил его Сяо Чжань, по пути к сумке оглаживая его колено. — Нет, нет, я сейчас… — Ибо потянулся, и Сяо Чжань почувствовал, как сердце колотится при взгляде на него. — Так хорошо, у меня словно больше нет костей в теле. — Ложись как следует, — Сяо Чжань наконец нашел презерватив и смазку и подошел ближе. Ван Ибо послушался и упал головой на подушку. Сяо Чжань перекинул через него ногу и сел сверху. — Итак, — промурлыкал он, — и о чем же ты думаешь, глядя на меня? Ибо сглотнул, и Сяо Чжань не смог удержаться — положил ладонь ему на шею, погладил и нежно сжал. — Ох, да, так… у тебя иногда бывает такое лицо… ух, да, вот именно такое… я потом всегда представлял, как ты с таким лицом садишься мне на грудь… — Ммм… а дальше? — спросил Сяо Чжань, поднимаясь выше. Вместо ответа Ван Ибо улыбнулся, открыл рот и высунул язык, приглашая. Чжань придержал его за шею и провел членом ему по губам, пачкая щеки в смазке. Ибо обхватил его бедра руками, поймал головку ртом и пососал. Сяо Чжань трясущимися руками с трудом открыл лубрикант, вылил его на пальцы и завел руку за спину, огладил мышцы, скользнул внутрь одним пальцем, добавил второй, медленно растрахивая себя, готовя для Ибо. Ибо сдавленно замычал, дернул рукой, пытаясь опустить ее на свой член, но Сяо Чжань перехватил ее, поднял к себе, втянул пальцы в рот, смочил слюной. Ибо опустил руку, огладил промежность Сяо Чжаня, наткнулся на его пальцы и добавил к ним свой, застонал и выпустил член изо рта. — Я сейчас умру, — прохрипел он, — ты внутри такой гладкий и мягкий, я бы тебя трогал и трогал. — Д-достаточно, — с трудом произнес Сяо Чжань, — давай… Он уронил Ибо на грудь упаковку с презервативом, слез с него и упал на постель животом, потерся о простыни. Все его тело пылало. Ибо за его спиной зашуршал, затем помог ему приподняться на колени и начал медленно водить членом по промежности, целуя плечи и спину. Сяо Чжань нетерпеливо обернулся, тряхнул головой, отбрасывая волосы со лба: — Если ты сейчас же не… — сердито начал он, но именно в этот момент Ван Ибо медленно толкнулся внутрь. Сяо Чжань растерял все слова. Нет, звезды не посыпались с небес и мир не разлетелся на тысячу осколков, по правде сказать, у Сяо Чжаня просто потемнело в глазах от удовольствия, от того, как правильно и приятно Ван Ибо заполнял его. Он уронил голову на подушку, приподнял бедра повыше и просто наслаждался. — Чжань-гэ, — через некоторое время слегка тревожно позвал Ибо, — ты там как? Сяо Чжань показал ему большой палец. Ибо хихикнул и потрогал его за член. Он даже сжать толком не успел, просто погладил, а Сяо Чжань уже вздрогнул и обтек ему на ладонь. — Беру свои слова назад, — сказал Ибо, продолжая двигаться. — Какие, — промычал Сяо Чжань, который имя-то свое вспомнить не мог, не то что какой-то разговор. — Что ты старый… — Еще слово — и ты пойдешь заканчивать на свою кровать. Ибо мгновенно заткнулся, и Сяо Чжань сжал мышцы, чтоб ему было приятнее. — Чжань-гэ, Чжань-гэ, — сбивчиво зашептал Ибо, согнулся, падая ему на спину, и жарко выдохнул в затылок: — Как же охуенно… Он выскользнул из Сяо Чжаня и упал сбоку, тяжело дыша. Сяо Чжань из милосердия стянул с него презерватив и швырнул куда-то в сторону кровати Ибо. — Ну почему вечно страдает моя постель? — спросил Сяо Чжань в пространство. — Она привлекательней, чем моя, потому что на ней лежишь ты, — ответил Ибо и вытащил из-под Сяо Чжаня одеяло. — Так что было в твоей тетрадке? — А ты как бультерьер, да? Если вцепился, то будешь тянуть, пока не оторвешь? Ибо довольно засмеялся, явно польщенный. Сяо Чжань приподнялся и посмотрел на него: — Тронешь ее — будешь дрочить в ладошку до конца съемок. — А если не трону? — Тогда мы обсудим перспективы. Ибо нежно похлопал Сяо Чжаня пониже спины. — Забились, — сказал он и протянул Сяо Чжаню ладонь, сжатую в кулак. Они стукнулись кулачками, скрепляя договор. Сяо Чжань вытянул руку и нащупал пульт. Включил телевизор на минимальную громкость. Ван Ибо улыбнулся ему той самой улыбкой, которая делала его красивое лицо очень нежным. Что-то менялось, но Сяо Чжань совсем не тревожился по этому поводу.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Xiao Zhan"

Ещё по фэндому "Wang Yibo"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты