Незаживающие шрамы

Слэш
R
Завершён
128
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
С ним так хорошо, что хочется умереть, думая, что ты сделал всё. Но когда он тебя душит, то ценишь жизнь куда больше, и стремишься жить.
Так хорошо, что ты хочешь помереть, но так плохо, что хочешь жить...
Посвящение:
Любителям Сяо/Итер(Эфир)

P.S: Советую слушать под "Алёна Швец- Котёнок".
Примечания автора:
1)Сяо сверху (хоть и ниже).

2) Итер/Итэр не вижу разницы, но я пишу Итер.

3)Стекло-стекло-стекло. Есть частичный ООС.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
128 Нравится 9 Отзывы 14 В сборник Скачать

* * *

Настройки текста
             Сяо… Он лечил Итеру душу и сердце. Лечил его раны, заставлял обо всём забывать. Его даже самые мелкие дела становились для него достоянием, чем-то по-настоящему важным. Важным настолько, что порой забываешь о том, что ты пришёл в этот мир, чтобы найти сестру.              Эфир любил каждый его недостаток, каждую его оплошность; одно его присутствие или физический контакт невзначай заставляло сердце чувствовать щекотку и ощущение переполнения. Одна его фраза заставляла его новый мир, который для него создал Адепт, уже процветать. Он чувствовал себя с ним настолько уютно, насколько это возможно.              Даже его холод, который смущал многих, и многие считали Адепта из-за этого его высокомерным… Итер-не многие. Эфир даже при миллисекундах общения всё тянул и тянул время, лишь бы посмотреть на Адепта подольше. Он такой красивый в свете фонарей… Такой величественный. Король его мира.              Это что, помешательство? Видимо да.              Путешественник готов на всё ради этого демона. На всё. Но зачем он согласился? Согласился на это? Это сделка с демоном?              Сяо…Он кусал, делал пометки, обжигал своим холодом, оставлял шрамы везде. Эти шрамы и укусы блистали на белоснежной коже в показ того, что Эфир ему принадлежит. Эфир-его игрушка. Он этому очень рад; путешественник всеми силами старался растопить его сердце своей добротой, но его холодный нрав не поддавался.              Итер таял под каждым его движением и постоянно под него подстраивался; даже, кажется чудо, что Сяо не убил его. По началу эти холодные руки и фразы заставляли путешественника плавиться, чувствовать приязнь… Казалось, что эти приятные укусы, засосы, метки везде были приятными. Даже завораживающими. Но…Потом было чувство, будто об твоё сердце тушат сигареты, миллионы сигарет.              Потом, когда уже близилось время, когда на теле Итера не будет живого места, он начал понимать, что слишком поздно; Сяо никак на него не реагировал. Только в постели он грубыми действиями что-то ему указывал делать. Эфира, который раньше пытался вызвать улыбку демона уже не было; была марионетка, которая уже не ходила в топе с открытым животом. Даже шарф не спасал, чтобы скрыть засосы.              Была лишь кукла, которая хочет убежать помочь Сяо вызвать эмоции. Он покорялся каждому его действию, и если что-то идёт не так, то сразу же спасал ситуацию. Хотел путешественник или не хотел, он не слушал других:              Кэйа говорил ему уже как рыцарю, что стоит уйти от него, если он хочет найти сестру и спасти себя, ведь тот «парень, с которым интересно работать бок о бок уже уходит, и если этот парниша уйдёт, то Альбериху будет крайнее не интересно в Орде». Но дела зашли куда глубже, и Кэйа даже перестал шутить.              Лиза подмечала, что он постоянно начал ходить в закрытой одежде, она даже шутила по началу, когда и путешественник в хорошем настроении подхватывал шутку, но потом «сладкий» начал вести себя вяло, и библиотекарь это подмечала безоговорочно самой первой. В их «первый раз» Итер всё рассказал Паймон (что для неё было той ещё травмой, но она настаивала), но потом Лизе; он танцевал по воздуху, был так рад всему миру и даже никто на свете не мог погасить этот огонь. Но с каждым и каждым днём он угасал… Библиотекаршу это беспокоило.              Дилюк начал тоже часто замечать Итера в баре с крепким для его возраста напитком в руках. Он был уже совершеннолетним, но пил как гурман. Естественно, Ночной герой его вовремя останавливал, но Эфир и не пытался запить своё горе и был даже спустя 2 бутылки трезв; иногда, даже, задумавшись пил из пустого стакана около часа.              Паймон? А что Паймон? Дошло даже до того, что консерва слёзно умоляла его бросить Сяо. Она об этом узнала самой первой, естественно. И даже заметила, что ему уже не важно найти любимую сестру. Летающая еда из-за этого сильно переживала, даже пыталась злиться, но как злиться на ноющего путешественника, который спит у входа, еле-еле доходя до дома и всё ещё мечтает о Адепте?              Это так сильно пугало, но он никого не слушал. Не слушал их, поскольку любовь не получалось отпустить угасала. Он всё ещё старался всеми силами сохранить себя и поддаваться Сяо, быть для него лучшим; Эфир старался всё ещё любить каждый его недостаток, каждую его ошибку и грубость. Он боялся бросить любил Адепта.              …              Сяо… Почему он стал холоднее? Итер же всё делал для него… Он понял своим демоническим чутьём его фальшивость? Он стал скучным? Его мир, который создал Адепт уже погрузился в руины. Белокурый уже привык к «ежедневной» процедуре, и даже не плакал, не открывался. Руки, держащие плечи были как синий бархат, а волосы, раскиданные по подушке, были уже короче из-за того, что демон их иногда тягал на себя, заставляя путешественника прогибаться в спине.              И вот, когда Эфиру уже наступило 19, он даже не услышал «с Днём рождения». Итер также лежал на постели и под толчками не издавал ни звуку, лишь иногда отводя взгляд от Адепта; он такой пугающий, ужасный, страшный, ХОЧУ БЕЖАТЬ демонический красивый… Эфир положил руку в укусах на щёку демона; тот посмотрел на путешественника и остановился. Толчков больше не было, а он своими медовыми глазами смотрел в янтарные, прожигая насквозь.              Так холодно… Но Итер больше не вздрагивал, не таял под движениями. Нет, чувства не утихли, просто было страшно недопонимание. «Любовь преграждает все чувства»? Кто это сказал, такой же помешанный идиот, как я? Эфир немного растерявшись и явно не ожидая такого внимания (это было для него вниманием) со стороны Сяо, прикусил и без того фиолетовую губу с укусами. Адепт же хладно склонил голову вбок, ожидая, что скажет Эфир.              А он много чего хочет ему сказать.              Он больше не грел ему сердце; ладно бы он его кусал и избивал, но грел душу. Даже этого не было.Бежать. Он больше не правил его миром, он там стал палачом его мечтаний. И всё это произошло всего-то за 3 года, но в постели это естественно длиться равносильно возрасту самого демона. Белокурый глубоко вздохнул; ему не давали ранее такую возможность, даже просто подышать, он задыхался. Сяо продолжал на него смотреть, путешественник лишь кривовато и неловко улыбнулся, выглядело как первые признаки истерики. Защитник Якса лишь с недоумением поднял брови; всё ещё высокомерный величественный.              Послышался тихий всхлип Эфира; он не плакал, но пытался. Он пытался заплакать впервые за год, так как за остальные 2 он уже всё выжал из себя. Всё в их отношениях настолько сильно плохо? Эти шрамы заживут? Заживут ведь? Накопилось так много всего за это время, что так сразу всё ярко и не скажешь; Итер тоже делал свои косяки: был навязчивым, приходил в Ваншу постоянно, слишком стремился к идеалу. Это доводило до тошноты. Эти отношения даже «любовниками» не назовёшь.              -Я… Нам… Н-нужно… – еле выдавил из себя, заикаясь Эфир. Он хотел расплакаться, но слёз уже не было; глаза дико перчило, но слёзы отказались выходить. Хотел он поплакать не на показ, было просто больно.              -Что «нам» нужно? – холодно. Также холодно, как и обычно, даже при таком положении спросил Адепт; его прядки волос с зелёным и тёмным окончанием свисали над Итером. Они колыхались под каждым движением Защитника Яска. Он так холодно нарушает тишину…              …              Зима. В городе свободы, ветра и песен снег, который впадал очень редко покрыл город мелкой пеленой; пелена с ветром убаюкивала в колыбели снежинки разных форм. Все снежинки были индивидуальны. Примерно через 2-3 дня можно будет уже играть в снежки. Скоро будет метель, а ты в окружении холода и одиночества, глядишь на мелкий снег. Дети ему так радуются, а ты к этому тоже не привык, но более спокоен.              Ты сидишь и смотришь с холма на гул торговых рынков; раздражает, но ты держишься. Не можешь же ты просто остановить продажу, потому что тебя это раздражает? Сяо сидит на холме, где он обычно наблюдал фестиваль фонарей. Тогда было очень красиво и тепло, но, а сейчас холодно, даже очень. Тогда погода была лучше, хотя кого должно касаться моё мнение? Мне всё равно.              Защитник Яска невольно жмуриться от холода, который уже начал набегать; он чуть приобнял себя, что больше выглядело как скрещение рук на груди. Холод покрыл всё тело. Противно. Брюнет смотрит на весь город из далека, и некая зависть пожирает его изнутри; такие радостные парочки… А Эфир ушёл. Убежал. Убежал, когда нашёл свою сестру, и продолжил путешествовать с ней по миру. Это я выдавил у Паймон, хоть она на меня и сильно злилась. Её было легко расколоть. А он бы остался, если бы я не был таким эгоистом?              И что меня здесь держит? Лучше бы отправился в Ваншу и поел миндального тофу. И с какой стати я демон, и меня вообще колышет моя температура? Из-за облика? Наверное, именно так. Форма же у меня человеческая, но во мне ничего человечного нет, хоть и Эфир это отрицал. Как глупо с его стороны перечить Адепту. Как ни странно, но это как-то помогало заставляло беситься, хоть я и продолжаю держать этот образ «демона». Лучше бы я его задержал здесь.              Демон невольно отпустил голову чуть вниз и посмотрел на небо; волосы поддавались зимнему ветру, а бледная кожа чувствовала каждую снежинку. Кто знал, что демоны так чувствительны? Адепт разглядывал каждую снежинку, покачивая ногами на склоне. Всё ещё холодно, но я не могу уйти. Этот Итер такой глупый и наивный. Пожалуйста, вернись.              
Примечания:
Спасибо за прочтение.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Genshin Impact"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты