Цвети либо Погибни

Слэш
G
Завершён
11
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Их взгляды скрещиваются, но осознаности в них ноль целых ноль десятых. Они словно не узнают друг друга. Никто не опускает оружия. На правой руке Чонгука красная повязка. Это первое что замечает Юнги. Чонгук на вражеской стороне.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
11 Нравится 1 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

Многого ли стоит ваша любовь, когда на кону жизни тех, кто дорог сердцу? Каждый раз смотреть в глаза, утопающих в муках соратников. Видеть страх, и не зная как помочь. Отдавать частицы души и отрывать кусками плоть. Уступать свою и отнимать чужую. Порубить, и глазом не моргнув. Выстрелить, точную цель достигнув. А тех кто приказы раздает, в душе неистово возненавидеть. Моля придти к конкретному решению. Людей своих, просить, сберечь, ведь зачем все эти жертвы? Территории защитить? Зачем? Почему единым им не быть? Война — это ненависть. Ненависть — потери. Людей, земли, души, разума или человечности. Она одно целое делит на два. Превращает верного друга в беспощадного врага. Любит чувство боли, запах крови, мрачность, победы жаждать. Ненавидит свет, радость, надежду на лучшее. Она людей пленит, от себя зависимым делает. Устраивает так, что человечество другого выхода не видит. Гуманность, ее злейший враг.

***

Юнги и Чонгук забыли то мирное время. Когда они всё только осознали. Украдкой руки под столом переплетая. До сеновала, подальше от любопытных глаз, сбегая. Когда робко в чувствах признаваясь, первым поцелуем обменивались. Чонгук дальний родственник Юнги. Приехал из далекой части государства, погостить у дяди. А узнав что у того есть сын его возраста, обрадовался что другом обзаведется. Но знакомство их, не так гладко проходило, как представлялось. Юнги был замкнутым. Без единой эмоции на красивом лице, ходил вечно с угрюмым лицом, грубоватый сын фермера. Так же упрямый и своенравный, любящий пререкаться и действовать наперекор кому-либо, подмечал про себя Чонгук. Мин его как будто не замечал. А сам, запираясь в своей комнате, сползая по стенке вниз, пытался своё непослушное бушующее сердце успокоить. Пищал словно девица какая, горя алыми щеками. Влюбился с первого взгляда. В эти бездонные черные, как ночь, глаза. Пропал, утонул, умер. И слова вымолвить не смог, коленями дрожа. Юнги только и оставалось свой этот пыл и интересен за безразличностью скрывать. На семейном ужине, сам того не понимая, от паники его резко накрывшей, подскочил со стула, учинив скандал, мол, не буду я с приезжими сюсюкаться. Юнги тогда ремнем от отца получил. А потом у себя в комнате, утирая слезы, себя ненавидел. Потому что не хотел он такого говорить. Чонгука обижать не хотел, это как то само вышло. И так каждый раз. Пока Чонгук не лопнул. Он подошел к нему, после того как Юнги злясь на молву соседей о том, каков Чонгук мускулистый, сильный парень, а не то что хиленький Юнги, накричав на бабушек, побежал к приду. Чонгук подошел и встав перед Юнги, выплюнул: — Можешь ненавидеть меня и предъявлять претензии в лицо, а не срываться на других, а тем более на близких. Юнги тогда в долгу не остался. Всё ему высказал. Как не нравится ему его присутствие здесь, что бесит его весь такой идеальный, на все руки мастер Чон Чонгук. Не нравится что другие на него так засматриваются, хвалят всячески, трогают, лапают своими грязными ручищами. Юнги так сильно занесло, что сам того не ведая, начал всё что его в Чонгуке привлекает, перечислять. А осознав что наговорил лишнего, в шоке рот ладонями прикрывает, и со всех ног домой бежит. В своё укрытие. Чонгук с того дня понял одно. Юнги ревнует. Только кого к кому ему понять никак не удавалось. С того дня они не проводят вместе время, как им было велено отцом Юнги. Избегают обоюдно. Чон иногда лишь режущие как нож взгляды на себе ловит. Видит как Юнги эти ножи в девушек метает, когда те с ним разговаривают. Будто взглядом им жестокие пытки устраивает. Чонгук просто проверить решает. Целует одну из девушек у всех на виду, а сам за реакцией Юнги пристально следит. У Юнги глаза на мокром месте, потому что он понял, что представление для него, и заявляют ему о истинных предпочтениях. Чонгуку нравятся девушки. Юнги больше не смотрит. И вправду игнорирует. Не избегает, нет, но присутствие ещё одного человека не видит. Юнги вдруг резко стало плевать. Чонгук ему ясно дал понять. Юнги ему никогда не понравится и чувствовать что-либо к нему не будут. Юнги это съел, но проглотить пока не может. На это время надо. Чонгук ему как кость в горле, застрял не сдвигаясь, и водой не запить, ни пищей заесть. Остается ждать. Ну, или, умереть от постоянных спазмов и удушья. Потому что Юнги в первые так сильно втюрился в человека о котором мало что знает. Игру в молчанку прерывает Чонгук, спустя долгую неделю. Он извиняется, и просит познакомиться с самого начала, по дебильному отходя и заново подходя с «Привет, я Чон Чонгук. Давай дружить?». Юнги дает согласие. Неловко, постепенно они сближаются. Юнги узнает много нового о Чонгуке, о городе где тот родился и вырос, о увлечениях и учебе. О себе не рассказывает. Ему если честно нечего рассказать. Юнги помогает отцу и матери по хозяйству, а учебу давно забросил, про хобби говорить стесняется, потому что уверен, что Чонгук попросит показать, строя свои глазки. А Юнги не сможет отказать. Это кстати, все-таки случается. После долгих уговоров Чонгука рассказать чем любит заниматься Юнги, второй неуверенно выдает: — Писать стихи. А после немого восхищения и таких же долгих уговоров, Чонгук добивается того, что ему показывают личное творчество, которое ещё никто до этого не видел. Восторженных криков Чона о том, что Юнги должен стать великим стихотворцем не было предела. Юнги уже устал смущаться. Но с каждым днем все больше показывает свои стихи, позабыв что последние из них посвящены красивому, могучему Чонгуку. Одно из них не скрывается от зоркого глаза Чона, и после борьбы за несчастный лист бумаги, у тихого пруда, Чонгук всё понимает. Он складывает обратно лист, глаза прячет. Очень неловко всё получилось. Молчание разрывает перепонки. А Юнги проживает свою личную трагедию. Бежать он не будет. Пусть всё решится здесь и сейчас. А Чону время переварить информацию надо. Поэтому он сам уходит. А позже в гордом одиночестве, самокрутку скурив, думает. Юнги ему, не смотря на первичное поведение, очень нравится. Юнги интересный собеседник, многосторонний, со своим свежим взглядом на мир. Он милый, тем более когда улыбается широко. Чонгук считает, ему идет улыбаться. А ещё он умопомрачительно пахнет… Тряхнув головой Чонгук осознает одно. Он никогда не заглядывался на парней. Но на Юнги даже очень. От дум виски отдает пульсацией. Сигарет катастрофически не хватает. А придти к выводу и самое главное смириться с ним, очень сложно. А вывод у Чонгука только один. Юнги ему нравится. И не как брат или друг. На то, чтобы подступиться друг к другу у них, идиотов, уходит немало времени. Каждый, маленькими шажочками приближался всё ближе. Переборов страх и откинув стеснение, взаимно переплели руки. После, не было ни единого укромного местечка, где они бы не зажимались, проводя время слушая сердцебиение друг друга. А потом наступила она. Их забрали. Чонгук уехал обратно домой, пообещав что обязательно вернется. Страна раскололась на части. И так оказалось, что Юнги и Чонгуку не суждено было оказаться на одной стороне.

Взрывы звенели в ушах, не позволяя уловить чужие движения. Юнги понимал, их тут двое. Нужно всего лишь убрать второго что с укрытия прикрывает спину первому, а потом добить и этого. В автомате на половину полный магазин, учитывая расстояние Мину хватит одной пули чтобы убить того, кто прячется за половиной разрушившегося здания. Главное чтобы руки не тряслись. Юнги на войне третий год подряд. За это время он знатно вытянулся в росте, а мышцы тела обрели упругость от постоянных сражений. Парень приловчился в стрельбе из любого оружия и навыках ближнего боя. За его плечами сотни убийств, которые он не успевает оплакивать. Что остается не изменным, это мысли о Чонгуке и мечты с ним поскорее встретиться. О мыслях что Чонгук мог и не выжить до этого дня, Юнги всеми силами старается избегать. Он верит — Чонгук жив, и он его ждёт. Над головой проходит очередь из пуль. На Юнги сыпется штукатурка стены вот-вот грозившегося упасть дома. Надо делать ноги как можно скорее. Мин выбегает из укрытия и со всех ног бежит к следующему дому. Сразу на ним, то здание где прячется враг. А значит он добрался до того кто прикрывает своего союзника. Юнги прицеливается, ища свою цель и как только тот выходит из-за стены, стреляет прямо в голову. Цель упала замертво. Следующий враг находится где-то на одинадцать часов, чуть-чуть левее от переда. А там стоит здание в три этажа, скорее когда-то это было домом культуры. С положения Юнги не видно что происходит в том здании, но чтобы до него добраться придется бежать напролом. Не видя другого выхода, молясь всем известным богам не напороться на град из пуль, Юнги снова бежит. В здании тихо, гуляет прохладный ветер из разбитых окон. Кажется на первом этаже никого. Юнги решает что не проверив остальные два, отсюда не уйдет. На втором этаже шесть комнат, дверь одной из них приоткрыта. Юнги держа автомат на готове, движется прямо к ней. То, что обнаруживается за той дверью ввергает Юнги в шок. На полу, под окном сидит раненный в плечо Чонгук, правая рука с пистолетом вытянута вперед, держа Юнги на прицеле. Их взгляды скрещиваются, но осознанности в них ноль целых ноль десятых. Они словно не узнают друг друга. Никто не опускает оружия. На правой руке Чонгука красная повязка. Это первое что замечает Юнги. Чонгук на вражеской стороне. Готовы ли они отбросить оружия и сбежать вместе, сохраняя свои теплые чувства? Или они так и будут воевать за чужие идеи, друг против друга? Позволят ли они взаимно цвести их любви дальше, как бы не был этот мир плох? Или эта любовь ляжет здесь на голый бетон и погибнет?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты