Be my Valentine

Bangtan Boys (BTS), BlackPink (кроссовер)
Гет
NC-17
Завершён
13
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
18 страниц, 1 часть
Описание:
Когда Дженни просила у Намджуна на день Святого Валентина сердце, она имела в виду картонное. Или история о том, как тяжело встречаться с киллером.
Посвящение:
Моим читателям
Примечания автора:
Просто мне было скучно 14 февраля и мне в голову пришла идейка.
Визуализация, саундтреки и обложки в группе в вк https://vk.com/cure_for_loneliness
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 5 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Простите за ошибки, у меня нет редактора.
      Дженни грубым движением смахивает бумаги со стола, усаживаясь в свое кресло и пытаясь отдышаться. Всех слов мира не хватит чтобы описать как сильно девушка ненавидит свою начальницу Ким Джису. Почему, блять, только из-за того что у старшей хуевое настроение должны страдать все, но сильнее всегда достается Дженни. Новенькая девушка журналист в газете "Seol Life" для Джису словно красная тряпка. — Эй, не кипятись, у нее просто недоёб, — подбадривает Дженни ее коллега и подруга Чеён, поставив перед носом девушки дымящийся стаканчик с кофе. — Надеюсь ты налила туда коньяк? — устало вздыхает Ким и, сделав глоток, в блаженстве прикрывает глаза. — Обижаешь, — блондинка мило улыбается и, подхватив сумочку от диор, целует Дженни в макушку. — Долго не сиди, все равно эта змеюка будет недовольна, — говорит Чеён, уже направляясь к лифту, цокая высокими шпильками по плитке.       Дженни отпивает еще немного кофейно-коньячного напитка и принимается барабанить по клавишам, исправляя недочеты. Очень хочется домой, в душ, а потом в постель в объятья любимого мужчины, но приходится терпеть и работать, получить место в таком издательстве — очень сложно. Дженни хочет позвонить своему парню, но телефон сел еще пол часа назад, зарядное как на зло девушка забыла дома.       Дженни уже полуспит на одной руке, продолжая изучать страницы выданного ей материала от любимой начальницы. "Завтра хочу слышать твое профессиональное мнение об этих статьях" противным голосом прямо у себя в голове слышит девушка. Она не замечает как распахивается дверь, как тень бесшумно встает сзади и пара черных, как уголь, глаз рассматривает разбросанные по столу бумажки. — Я думал ты мне изменяешь, а тут статейки о имуществе мэра, — хрипло, прямо над ухом.       Дженни тут же вскакивает и чуть ли не падает со стула от неожиданности, но ее подхватывают сильные изрисованные тату руки. Намджун аккуратно сажает девушку на стол и встает рядом, бедрами чужих коленей касаясь. — Ох, Джун-и, прости, — виновато тянет девушка, смотря на своего парня и, положив руки тому на плечи, притягивает к себе. — У меня сел чертов телефон а сучка Джису опять завалила работой и... Ким обвивает руками тонкую талию и, встав между чужих ног, к себе прижимает, носом в макушку темных волос утыкается, любимый запах вдыхает. Дженни даже забывает о чем говорила, окончательно расслабляется в любимых руках и даже удивляется, что Намджун не возникает. — Я ждал этого ужина всю неделю, — хрипло шепчет Намджун, чуть отстраняясь и смотря в кофейного цвета глаза. — Приехал пораньше с работы, закидал кровать лепестками роз, — продолжает, убирает выбившиеся из прически девушки локоны за ушко, — Сам приготовил пасту и выбрал вино. Понимаешь? Я стоял на кухне в этом идиотском фартучке с уточками и готовил нам ужин, — Дженни виновато опускает глаза, прикусывает губу, лишь бы не засмеяться, представляя здорового и грозного Кима в розовом фартучке. Намджун настойчиво берет ее за подбородок и заставляет смотреть на себя, глазами уже на этом чертовом столе трахает, кровь кипеть заставляет. — Тебя нужно наказать, Дженни Ким.

***

Год назад.       Знакомство с Ким Намджуном нельзя назвать романтичным от слова совсем. Дженни только исполнилось двадцать три года, она закончила университет и с помощью приобретенных во время учебы связей устроилась в газету "Криминальные хроники". Платили немного, но для журналиста без опыта сойдет.       Дженни вела журналистское расследование по делу убитого месяц назад чиновника, когда наткнулась на интересные материалы. Сразу было понятно что убийство заказное, вот только кто заказчик выяснить не удавалось, сначала нужно было выйти на киллера. С помощью природного обаяния и подвешенного языка девушке удалось выпросить у начальника отдела полиции записи с камер рядом с местом убийства. Бессонная ночь, мелькающие туда-сюда картинки и остывший кофе. Девушка уже в край отчаялась, когда заметила машину с знакомыми номерами прямо у входа в здание, с которого предположительно стреляли. Ким схватила телефон и, судорожно набрав номер, стала дожидаться ответа. — Лиса, прости что так рано звоню но это вопрос жизни и смерти! — начинает истерично девушка, ходя туда-сюда по комнате. По ту сторону слышится шибуршение, обещание лично свернуть шею за звонок в шесть мать его утра и куча отборного мата. — Да-да, можешь убить меня хоть десять раз, только помоги! Мне нужны записи с твоего видеорегистратора за 28 декабря! Потом все объясню, целую, — Дженни сбрасывает звонок и идет в душ, чтобы хоть немного прийти в чувство. Холодная вода помогает, смывает усталость и даже притупляет дикое желание спать.       Девушка выходит из душа в одном полотенце, шлепает босыми ногами по паркету и открывает почту на ноуте. Лиса, не смотря на обещания закопать подругу в земле, уже отправила заветные записи на почту. Дженни, плеснув себе виски в бокал, принялась смотреть записи. Смотреть приходилось за несколько часов до начала убийства, девушка знала что киллеры любят использовать методику выжидания жертвы. Прошло около трех часов, ничего необычного не происходило, Ким уже отчаялась найти убийцу, когда заметила зашедшего в здание мужчину. Он высокий, глаза прикрывают модные солнечные очки, скорее всего возвращался из спорт-зала, потому что одет был в белые спортивные шорты и широкую оверсайз футболку. Дженни тут же включила записи с камер, сверяя время, но они показывали совершенно другую картинку. — Подменил записи, это точно он! — девушка хлопнула в ладошки и торжественно салютовала стоящей рядом бутылке прежде чем осушить свой бокал до дна. Сутки без сна, конечно, стоили своего результата, но спать хотелось неимоверно. Девушка устало потянулась и только коснувшись маленькой подушки заснула.       Ким проснулась от какого-то стука, доносящегося со стороны кухни. Сонно зевнув, девушка достала мобильник. Окей Джен, проспать почти двадцать часов, идешь на рекорд. Наконец с кухни вышел высокий парень в милом розовом фартучке с утятками, вытирая руки о полотенце. — Я, конечно, понимаю что у тебя работа и все такое, но не спать сутками и питаться вискарем уже ни в какие рамки не лезет, — Джин недовольно бухтит, заваливаясь рядом с подругой на диван. — Хотя, думаю, не только в работе дело. — В ней и только в ней, — раздраженно шипит Ким, пытаясь столкнуть парня с дивана, — Ким Сокджин, тебе пора худеть я тебя с места сдвинуть не могу. — Может просто кому-то нужно мышечной массы поднабрать? — хмыкает Джин, удобнее устраиваясь на диванчике, — Ну давай, я слушаю. — В общем я просмотрела записи с камер которые взяла в полиции, там все чисто. Но потом я заметила тачку Лисы, позвонила ей и бинго! Записи заменили как раз, когда в здание заходил какой-то тип. Мне не только это кажется подозрительным, но и то что он был в спортивной форме и нес с собой сумку. Если он возвращался из зала, почему бы не переодеться в чистую одежду, а еще... — О господи, все, — перебивает подругу Джин, обреченно вздыхая, — я спрашиваю про Тэхена. — Даже говорить об этом куске дерьма не собираюсь.       Дженни недовольно хмурится и отводит взгляд. С Тэхеном Дженни встречается еще с первого курса. Встречалась. Месяц назад Ким бросил девушку по смс, сказал что не чувствует уже той страсти и любви и вообще нашел ту самую. Ага, ту самую, у которой папочка владелец сети элитных гостиниц города и в принципе влиятельный человек. Тэхен выбрал карьеру, а не чувства. С тех пор Дженни редко улыбалась, сильно похудела, вливала в себя литрами алкоголь одинокими вечерами в пустой квартире и рассматривала совместные фотки. Дженни Тэхена любила. Он был ее первым во всем, с ним было тепло и уютно. Было. — Думаешь я не вижу что с тобой происходит? Толком не питаешься, заваливаешь себя работой, играешь в следователя, пьешь каждый день, — брови Джина сдвигаются на переносице, пока тот вроде спокойно пытается донести до подруги что расставание не конец жизни. — Я не могу смотреть как ты медленно угасаешь, пока он веселиться и наслаждается жизнью. — Господи, Джин, тебя мама моя покусала? — ноет девушка, пытаясь сползти с дивана, но сильные руки хватают ее поперек талии и вот она уже сидит на чужих коленях. — Джен, с сегодняшнего дня ты прекращаешь хандрить и начинаешь жить новой и счастливой жизнью. Думаю, я дал тебе достаточно времени погрустить.       Джин говорит так, что девушка даже возразить не может. Вообще друг прав, почему пока Дженни морально разлагается у себя в квартире Тэхен во всю гуляет и веселится. Расставание не конец жизни и стоит уже просто отпустить это время. Тяжело, конечно, потому что пять лет отношений вот так вот по щелчку не вычеркнешь, но попробовать стоит. — Ладно, уговорил, — девушка все-таки сдается, улыбается своей ослепляющей улыбкой и обнимая друга, кладет голову тому на плечо.       Джин та самая поддержка необходимая как кислород. Они дружат с самого раннего детства, всегда вместе и знают друг друга лучше чем кто либо другой. Джин всегда был тем самым крепким дружеским плечом, в которое можно поплакаться, бил морды обидчиками и дул на разбитые коленки, бережно смазывая их мазью. Дженни для него была словно лучик света, понимающая и добрая, ее улыбка была способна залечить даже самую глубокую рану. Когда Джин осознал свою ориентацию и открылся, только Дженни осталась рядом, поддерживала и прошла с ним весь путь принятия себя. Каждый не представляет своей жизни без друга. Хотя за столько лет они смело могут называться семьей. — Ох, ну все, задушишь, — смеется парень и встает вместе с девушкой на ноги, — Лучше тебе начать свою новую жизнь с душа и чистки зубов, от тебя воняет как от алкаша на помойке. — Ким Сокджин, иди в задницу.       Девушка недовольно бурчит, но в душ уходит. Спустя час друзья уже сидят на балкончике, делятся последними сплетнями и завтракают приготовленными Джином блинчиками. Ким уговаривает подругу сгонять сегодня в клуб с Джином и его парнем Юнги, развеяться, выпить коктейлей и отдохнуть. Выбраться в свет из уже порядком надоевших четырех стен кажется отличной идеей, поэтому друзья договариваются встретиться в восемь вечера в одном из самых классных клубов города. Джин уходит сразу после завтрака, не забыв, конечно, поцеловать подругу в макушку. Дженни же еще с час сидит на балконе, укутавшись в вязанный кардиган, и смотрит на город, выкуривая любимый мальборо. Остаток дня девушка решила провести за просмотром любимого сериала, дала себе мысленно выходной и забила на работу, даже не закрыв ноут и не убрав со столика материалы по делу. На сегодня хватит нервного напряжения и дум об убийствах.       В восемь часов друзья уже сидят за заранее забронированным столиком и болтают. Дженни потягивает любимый мартини, Джин болтает с подругой и обнимает одной рукой удобно устроившегося на его коленях парня с мятного цвета волосами. Клуб забит людьми, на танцполе настоящая мясорубка, ведь сегодня у пульта один из самых популярных диджеев города. Все вокруг веселятся, выпивают вкусные коктейли, парочки уже вовсю целуются и развлекаются. Дженни, наконец, чувствует умиротворение, алкоголь расслабляет мышцы и главное отключает мозг. — Хочу танцевать, — весел тянет девушка, поднимаясь с диванчика, пока джин еле слышно угукает, на секунду оторвавшись от губ своего парня. — Извращенцы! — бросает девушка на последок, уже спускаясь по витиеватой лестнице. — Сама такая! — смеясь кричит Юнги, но девушка его уже не слышит.       На танцполе жарко, поток веселых молодых людей передает весь коктейль настроения и девушке. Она медленно скользит к середине танцпола, покачивает бедрами под бит и наконец прикрывает глаза. Тело двигается само по себе, расслабляется под музыку. Дженни танцует так, будто совсем одна, затмевает всех на этом танцполе своей красотой и движениями. Парни липнут, пытаются подстроиться под ритм и даже тянут руки к девушке, в ответ получают "неинтересно" и милую улыбку. Дженни хорошо настолько, что хочется кричать, с каждым движением она будто скидывает с себя оковы, освобождается от прошлого и идет в будущее. Девушка чувствует как чьи-то руки нагло обвивают ее талию и уже разворачивается с намереньем познакомить наглеца с полным набором корейского мата, когда натыкается на до боли знакомые глаза. — Тэхен... — Привет, малышка, — парень довольно улыбается и тянет девушку к краю танцпола, прижимает к первой же стенке и смотрит в глаза. — Я скучал...       Дженни хочется смеяться. Вот так вот пытаешься отпустить прошлое, а оно ловит тебя в кольцо горячих рук. Хочется броситься на крепкую шею, поплакаться, сказать что тоже скучала. Только вот красноречивый засос на загорелой коже и недавние воспоминания о разрыве по телефону желание отбивают. Девушка вспоминает что это все тот же Ким Тэхен, который бросил ее по смс, слинял к другой и весь месяц наслаждался жизнью пока Дженни страдала в своей квартирке. — А я нет, отпусти меня, — Дженни смотрит холодно, упирается ладонями в чужую грудь и недовольно пыхтит. Сегодня она отпускает прошлое, а не возвращается к мертвой точке. Резко хочется сбежать домой, укутаться в плед и сидеть на таком излюбленном балконе. Под липким взглядом Тэхена резко неуютно и даже страшно. — Да брось, малыш, я же знаю что ты скучала, — Тэхен касается чужой мягкой щечки, на что девушка только отворачивается от неприятного прикосновения. — Поехали к тебе, я тебя очень хочу, — шепчет, снова напирает, не замечает океан печали и отвращения в чужих глазах. — Пусти, — вышло довольно жалко, но девушку уже паника охватывает, отвращение к Тэхену весь организм отравляет. — Девушка сказала ее отпустить.       Дженни поворачивается на голос и замирает. Если бог существует, то этот парень лучшее его творение. Он высокий, черная рубашка обтягивает мышцы и накаченную грудь, платиновые волосы отражают разноцветные блики от светомузыки. Дженни залипает на узоры тату, уходящие под закатанные рукава, поднимает глаза, смотрит прямо в лицо и даже теряется. Незнакомец красивый, слишком красивый чтобы быть реальным. А этот взгляд, под ним кости гнутся, кислород из легких мигом испаряется. Дженни ловит себя на мысли что нельзя вот так вот нагло рассматривать парня перед собой, одними глазами его раздевая, пока тебя к стенке прижимает тот, кого ты вроде как любила. — Слушай, герой, не лезь, взрослые люди, сами разберемся! — рыкает Тэхен на незнакомца, девушку отпускает и рукава рубашки закатывает. Только сейчас Дженни понимает что Ким в стельку пьяный и еле равновесие держит. — Тебя по-взрослому попросили отпустить, — незнакомец растягивает слова, как будто говорит с маленьким ребенком, он полностью расслаблен, руки в карманах серых брюк. Вот только смотрит на Тэхена так, будто плоть по кусочками разрезает. Девушка уверенна одним только таким взглядом убивать можно.       Тэхен что-то кричит, даже бросается на незнакомца пару раз, в ответ тот просто ловко скручивает Кима и отдает охране клуба. Его лицо все так же не читаемо, не выражает эмоций и заинтересованности происходящим. Дженни будто в прострации, смотрит на все со стороны и приходит в себя только тогда, когда незнакомец двигается в сторону выхода. — Ой, подожди!       Дженни цокая острыми шпильками подлетает к незнакомцу уже на выходе у клуба и, тяжело дыша, поднимает глаза. Нужно хотя бы поблагодарить за "спасение", может обменяться телефонами и, конечно, смотреть. Смотреть на красивого мужчину перед собой, от которого коленки подгибаются. — Спасибо, — девушка тихо выдыхает, смотрит прямо в холодные глаза напротив и мнет подол своего черного платья.       Намджун конкретно залипает на ней, на кукольном личике и пухлых губах, залипает на острые ключицы и нежные плечи, на молочного цвета кожу. Без преувеличений Намджун в своей жизни красивее не видел. Девушка перед ним просто произведение искусства. И с одной стороны ее хочется к стене прижать, впиться в губы голодным поцелуем а потом всю ночь из горла стоны вырывать. А с другой крепко обнять и не отпускать такого маленького котенка. На девушке одно маленькое черное платье без лямок, длина еле прикрывает ягодицы и при всей этой неприкрытой пошлости выглядит девушка словно лучшее творение небес.       Не то чтобы Намджун подавался в герои, да и в принципе он никогда не лез в чужие разборки. Но только услышав это тихое "отпусти" внутри все всколыхнуло, захотелось защитить, к себе прижать и долго обнимать. Ким валит все на то, что девушка действительно красивая и сексуальная, а с такой работой как у мужчины было не совсем до личной жизни. Да и в принципе последние дни все более и более стрессовые, Ким иногда теряется и не может сосредоточится, забывает подчищать следы. Раньше такого не было, Ким Намджун уже как пять лет неуловимый убийца, смерть в ее чистом виде. Но репутация его чиста, а сам парень не имеет даже предписаний за мелкие нарушения. — Думаю, на моем месте так поступил бы каждый, — Ким улыбается, демонстрируя девушке самые очаровательные в мире ямочки на щеках.       Дженни смущенно улыбается, убирает прядку за ушко, как делает всегда когда нервничает, и протягивает мужчине свою ладошку. — Меня Дженни зовут, — и улыбается, своей самой очаровательной улыбкой во вселенной. — Намджун, — Ким аккуратно берет протянутую ручку и поднеся к кубам еле касается костяшек. Чувствует холод длинных пальчиков с идеальным маникюром и улыбается от мелкого вздрога. — Не хочешь выпить кофе? Я же должна как-то тебя отблагодарить, тем более у меня дома есть классные зерна, папа из Колумбии привозил, — Дженни не знает зачем все это говорит, зачем зовет парня с которым только что познакомилась к себе, но все же отпускает ситуацию. Хочется. Просто хочется, а уже трезво размышлять можно будет завтра. — Хочу...       У Намджуна классный представительского класса мерседес, на котором они доезжают до квартиры девушки. Дженни подпевает такой любимой Лане, играющей в салоне и смотрит на никогда не засыпающий город. Намджун улыбается, всю дорогу рассказывает девушке смешные истории и наслаждается ее звонким приятным смехом.       В квартире резко жарко, или это от Намджуна дышать нечем? Девушка не понимает, скидывает шпильки в коридоре и смотрит на Кима. Момент и сильные руки прижимают девушку к стене, пока ее ловкие пальчики обвивают чужие крепкие плечи. Намджун тут же целует, жадно, настойчиво, покусывает отчего-то сладкие губы, словно пьянеет от них. Дженни плавиться, сгорает там где он касается, ближе льнет к чужому телу. Она упивается его ароматом, умелыми губами и отвечает все с той же отдачей. Они целуются так самозабвенно, страстно, будто чужие губы единственное спасение от реального мира. Хорошо до безумия, сердце выскакивает из груди, грозится ребра сломать и выскочить. Намджун все крепче к себе прижимает, отстраняется только чтобы воздуха набрать и не переставая целует, языком чужой рот исследует. Разрисованные руки проходятся по округлым ягодицам, приподнимает Дженни, будто та ничего не весит, заставляет ногами свой торс обхватить.       Намджун, не разрывая поцелуя, идет дальше и, зайдя в маленькую спальню, заваливается с девушкой на кровать. Дженни в его руках как пластилин, льнет и тянется за поцелуями, все ближе прижимается будто имеет цель внутрь забраться. Ким спускается цепочкой поцелуев на хрупкую шею, буквально вгрызается в нее, будто вампир добравшийся до желанной крови. Зубами нежную кожу прокусывает, следы оставляет, а после ловит губами чужие вздохи. Такие ненужные сейчас тряпки летят в разные стороны, Дженни нетерпеливо рубашку с чужого тела снимает и пропадает. Девушка готова поклясться что это греческих богов рисовали с Кима. Ким ведет своими маленькими изящными пальчиками по мощной груди, очерчивает каждый кубик на идеальном торсе, засматривается на переплетения рисунков на груди. Намджун довольно хмыкает на такую реакцию и снова к губам тянется, целует самозабвенно и грубо. Дженни пропускает момент когда остается в одном нижнем белье, только смотрит на нависшего сверху парня и заново пытается научиться дышать. А Намджун уже не дышит, смотрит на самую горячую картину в мире за которые миллиарды готов заплатить. На бардовом пастельном белье, словно распятая, лежит девушка, которой разве что черных крыльев за спиной не хватает. Черные кружева умело подчеркивают идеальную фигуру, среднего размера грудь, будто созданную для ладоней Кима. Намджун пальцами тянется к чужому телу будто к той самой долгожданной игрушке, еле касается впалого живота, выпирающие ребра пересчитывает, ныряет ими же под черные трусики. Дженни, не сдержавшись, шумно выдыхает, вытягивается на кровати от удовольствия и просит, еще, глубже, горячее. Ким снова целует, языком в чужой рот врывается, забирает чужие стоны, пока двумя пальцами растягивает девушку. Дженни мечется по постели, стонет сладко и протяжно, смотрит в глаза напротив так, будто душу из низ вытягивает. — Прошу... Я хочу тебя внутри, — шепчет девушка, пальцами в платинового цвета волосы зарывается, за новым поцелуем тянется.       Намджуна и просить больше не надо, он от одного этого "прошу" уже кончить хочет. Дженни снова пропускает момент, когда они остаются без одежды, как обнаженные тела в одно целое сплетаются. Намджун снова к шее припадает, кусает и тут же языком проходится. Он спускается к выпирающим ключицам, целует их пока девушка под ним будто в огне плавится. Ким поочерёдно кусает соски, оставляет следы даже не груди. Дженни только тонкими пальцами чужие, изрисованные чернилами, плечи полосует, кровавые дорожки оставляет. Намджун чуть приподнимается и, наконец, входит в такое горячее и желанное сейчас тело. Дженни стонет как опытная порнушная актриса от каждого толчка, чужой торс царапает. Намджун двигается грубо, быстро и нетерпеливо, буквально врывается в податливое тело, втрахивает девушку в постель. Дженни так хорошо никогда не было, у нее будто перед глазами фейверки взрываются, все тело горит там где он коснулся и хочется больше, еще. Намджун сжимает на тонкой шее пальцы, придушивает а Дженни только хрипит сорванным голосом, это возбуждает покруче любого афродизиака. Голова кружится от недостатка воздуха, губы Намджуна не пропускают ни единого участка, он продолжает двигаться словно зверь, сводя девушку с ума. — Я тоже хочу развлечься, — шепчет Дженни прямо в губы, кусает за нижнюю и пихает Кима в грудь, заставив лечь на спину.       Девушка садится сверху, направляет его член в себя и протяжно стонет, откинув голову назад. Намджун любуется, запоминает эти картинки, потому что если и есть искусство, то это Дженни Ким на его члене. Девушка двигает бедрами, буквально скачет на парне. Намджун только ладонями тонкую талию обхватывает, на себя буквально натягивает. Он весь взмокший, идеально уложенные волосы растрепались и лезут в глаза. Дженни готова клясться что это лучшее что она за жизнь видела.       Они кончают почти синхронно, Дженни трясётся от оргазма, сидя сверху, охрипшим голосом стонет, а Намджун, выйдя, кончает следом. Они всю ночь исследуют кровать, ни места не оставляют где бы они не потрахались. Намджун вертит ее во всех позах, шлепает, придушивает, за волосы хватает и натягивает на себя. К утру Дженни уже просто хрипит, еле говорит и даже двигаться не может. Ким бережно относит девушку в душ, прижимает к кафельной стенке и только потом принимает с ней душ. Намджун на руках доносит Дженни до кровати и ,завалившись рядом, засыпает, чувствуя как прижимается рядом девушка.       Утро встречает девушку трезвонящим телефоном и головной болью. Она лениво шарит рукой по постели в поисках мобильника и натыкается на мирно спящего рядом Намджуна. Парень тихо посапывает, даже бурчит что-то во сне а Дженни накрывает от такой умилительной картины. Она проводит пальцами по набитому на шее рисунку змеи, думает что где-то уже видела такой, любуется с минуту красивым и таким умиротворенным парнем. Девушка тихонько встает с кровати, хватает с тумбочки мобильник и идет на балкон, накинув короткий шелковый халатик. — Ты какого хера трубки не берешь?! Я уже думал начинать обзванивать морги! Ты где вообще?! — Джин раздраженно кричит и девушка даже видит как тот ходит туда-сюда и машет руками. — Ох, Джин, детка, прости, я просто вчера была не в духе, уехала домой и походу отрубилась, — Дженни проводит пальцами по своим ключицам, покрытыми лилового цвета отметинами и улыбается. Джину про своего вчерашнего друга лучше пока не рассказывать, голова и так раскалывается, а слушать нотации про то, что вот так вот знакомиться не безопасно, желания вообще нет.       Джин что-то еще бурчит в трубку, обещает вечером заехать и скидывает вызов. Дженни докуривает, смотря на просыпающийся город. Кажется это первое действительно доброе утро за последние месяцы, хочется жить, танцевать. Дженни не знает, подействовал ли на нее так алкоголь, Намджун или просто сила мыслей Джина, но она чувствует как с плеч слетел до этого не подъемный груз.       В душе девушка долго стоит перед зеркалом, рассматривает следы прошедшей ночи, а посмотреть действительно есть на что. Все тело усеяно укусами, маленькими синячками и царапинами. И хоть кожа буквально горит в местах отметин а тело ломит, губы Ким трогает улыбка.       Когда Дженни выходит из душа, то застает, наверное, самую милую в мире картину. Намджун в одних брюках с розовым фартучком на голом торсе. Парень насвистывает какую-то мелодию и жарит яичницу, когда сзади его обвивают тонкие руки. Дженни прижимается к чужой спине и кладет подбородок на плечо парня. — Выспалась? — голос Намджуна хриплый после сна, его платиновые волосы в творческом беспорядке словно гнездо на голове. Он не отрывается от своего занятия, только слегка повернув голову чмокает куда-то в висок. По-своему домашний и милый, Дженни думает что вечность бы вот так простояла. — Да... — девушка словно мурлычет в ответ, отстраняется и лениво потягивается, открывая вид на соблазнительные бедра, еле прикрытые шелковым халатом. — Я накрою на стол, — Ким улыбается, взглядом по таким аппетитным ножкам скользит, даже не стесняется. А девушка только рада такому "вниманию". — Кстати, пока ты мылась тебе на почту письмо пришло, — оторвавшись от разглядываний, говорит Ким и возвращается к готовке.       Дженни садится на диванчик перед журнальным столиком и смотрит в экран ноутбука. Будь здесь сейчас Юнги, то наорал бы за работающий без режима сна ноут, да еще и стоящий на вечной зарядке. Девушка открывает почту, но сообщений нет, только скриншоты с записей видеорегистратора. В комнате резко холодно, даже дышать не чем, страх пробирается под кожу и буквально сковывает. С экрана на Дженни смотрит тот самый парень в спортивной форме. Парень с платиновыми волосами и таким знакомым рисунком змеи на шее. — Нет... — Да, — это последнее что слышит Дженни, прежде чем почувствовать острую боль в затылке и провалиться в темноту.       Когда Дженни пришла в себя за окном уже вечерело. Голова раскалывалась так, будто на девушку упала груда астероидов. Ее тошнило и хотелось пить. Только спустя секунды в создании вспыхивали картинки блондина с камер, убийцы которого она так искала и... Намджуна. Девушка распахнула глаза и завертела головой, хотелось кричать, но рот уже заткнули скотчем. Ким сидела на кресле в своей гостиной, руки плотно перевязали скотчем и Намджуна поблизости не наблюдалось. В груди, помимо страха разрастались истерика и обида. Вот так встречаешь классного парня, бога в постели, а потом оказывается что он в качестве хобби чужие жизни забирает. Хотя, чему удивляться, вспомнить того же Тэхена и понятно что Дженни с парнями никогда не везло. А еще девушке страшно, очень страшно. Она не планировала умирать в двадцать три, думала еще насладиться молодостью, сгонять в путешествие по Европе, научиться печь лимонный пирог, купить ту самую сумочку шанель на которую засматривалась уже пару месяцев. Дженни знает что Намджун ни за что не оставит ее в живых, знает что ее ждет свернутая шея или пуля в лоб. Но как бы девушка на судьбу ни жаловалась умирать не хочется совсем.       Намджун тихо заходит в комнату с балкона, от него пахнет табаком и вчерашним парфюмов, рубашка расстегнута на три пуговицы а ее рукава снова подвернуты. Парень берет стул и садится напротив, прямо в глаза смотрит. Дженни дергается, мычит что-то и смотрит так будто взглядом убить можно. Лучшая защита - нападение. Они остались один на один, жертва и палач. — Я сниму с твоего рта скотч и мы поговорим, спокойно, — начинает Намджун, подкуривает сигарету, не слыша возмущенное мычание хозяйки квартиры. — Если закричишь снова его заклею и тогда буду говорить только я.       Дженни слушает, смотрит и не понимает о чем вообще можно говорить. Намджун будет джентльменом и разрешит выбрать способ умереть? Благородно, ничего не скажешь. Дженни соглашается, легонько кивает, нужно потянуть время, Джин обещал зайти вечером. Она будет жить всем назло, не собирается девушка вот так вот в самом рассвете сил подыхать как жалкий свидетель чужих грехов. Если бы она только закрыла чертову крышку ноута прежде чем выходить из дома, если бы поехала к Намджуну а не домой, если бы вообще в чертов клуб не пошла. Новая жизнь только начавшись рискует оборваться.       Ким тихо встает и аккуратно снимает скотч с губ, наблюдает за девушкой, которая только молчит да губы свои облизывает. Парень только хмыкает и садится напротив, в глаза смотрит да с духом собирается. Намджун знает что от свидетелей нужно избавляться, знает что нужно не разговаривать а поскорее подстроить что-то вроде суицида, знает но не делает. За пять лет практики у Кима было несколько таких случаев и он даже не задумывался, пуская пулю в лоб. А здесь сидит и даже слова сказать не может. Дженни убивать совсем не хочется. И не только потому что эта девушка самое красивое что видел Ким в своей жизни, нет. К ней тянет, она будто невидимыми нитями к себе привязала намертво. Намджун никогда не верил в любовь с первого взгляда, к девушкам относился как к хорошему развлечению на ночь и уж тем более серьезные отношения заводить не планировал. Но сейчас, глядя на такую растрепанную и по-своему домашнюю Дженни парень, кажется, поверил. — Долго будешь играть в молчанку? — первой тишину нарушает Дженни, приподнимает подбородок и смотрит гордо, как будто не она сейчас на волоске от смерти висит. Папа учил быть сильной в любой ситуации и как бы страшно не было лицо не терять, а Дженни папу слушала. — Я не кричу, все как просили, господин, — тянет издевательски девушка, губы кривит в усмешке. — Я не хочу тебя убивать, — спокойно говорит Намджун, в чужие глаза смотрит и даже усмехается от вида девушки. Она напоминает маленького жалкого котенка, возомнившего себя львом. И Намджуну это нравится. — То есть как? — Дженни даже теряется, хлопает своими густыми ресницами, смотрит на Кима и понять пытается в чем подвох. — Вот так. Я не хочу тебя убивать. Но мне не нужно, чтобы ты рассекретила мою личность и уж тем более не нужно чтобы об этом писали в СМИ, — парень встает на ноги и начинает ходить туда-сюда по комнате, нервно пятерней в волосы зарывается. — Я прошу тебя не делать глупостей. Брось это дело, не печатай статью и уж тем более прекрати копать за заказчика, а я тебя не трону. — Вот так вот просто возьмешь и отпустишь меня? — Дженни выгибает бровь и все еще смотрит с недоверием, к своему стыду хочет верить Намджуну. — Я, блять, нарушаю все правила, ставлю под удар свою репутацию, но да. Я тебя отпущу, — Ким садится перед девушкой на корточки, ладонью по обнаженному бедру проводит и смотрит в глаза, чувствует как чужая кожа мурашками покрывается. — При условии что ты свернешь это дело. — А если я обману тебя сейчас? — сама не знает зачем говорит Дженни, смотрит куда-то перед собой и старается не реагировать на будто горящую под чужой ладонью кожу. — Я всегда буду следить за тобой, — шепчет, приподнявшись коленом меж чужих ног упирается. — Я стану твоей незримой тенью, — продолжает, наклоняется к самому уху, волны мурашек по чужому телу посылает. — И если ты сделаешь глупость я пущу тебе пулю в лоб, — выдыхает и отстраняется.       Дженни кажется будто она и не дышала эти секунды. Намджун уже давно на безопасном расстоянии, но тело все так же трясется, мозг кричит опасность а кожа там, где н касался волдырями покрывается. Девушка пропускает момент когда ей освобождают запястья, когда хлопает входная дверь и квартира окончательно пустеет. Она так же, обняв колени, сидит в кресле и смотрит в одну точку. Дженни не знает что делать, как реагировать, что думать вообще. В голове пусто, только звенящая тишина. Нет больше чувства страха или обиды. Все улетучилось с уходом Намджуна. Дженни не дура, она знает что топить за справедливость смысла нет, в современном мире от нее осталось лишь название. Да и к делу она прицепилась только чтобы отвлечься от самопоедания. Девушка аккуратно берет телефон со столика, выходит на балкон и, подкурив, набирает знакомый номер. — Господин Ли, я увольняюсь.       Три недели прошло с тех пор как Дженни уволилась. Начальство и коллеги долго не понимали почему такой подающий надежды кадр на самом пике своих возможностей все обрывает. Дженни никому не говорит истинную причину ухода, коллегам врет, говорит поняла что журналистика не ее. И Джину тоже приходится врать, девушка не хочет расстраивать друга, поэтому говорит что просто хочет попробовать себя в чем-то новом и профессия напоминает о прошлых отношениях. Джин, конечно, не верит, но только кивает и обещает быть рядом. Дженни пока не работает, благо финансы позволяют. Она редко выходит на улицу, в основном только в магазин, часто засиживается на балконе, курит и слушает музыку. Дженни достала из шкафа давно пылящиеся старые скетчбуки и карандаши, начала выражать эмоции на бумаге, это помогало.       Три недели прошло с тех пор как Намджун ушел. Дженни понимает что поступила, возможно, как трус и вряд ли ее бы поддержали коллеги по цеху, привыкшие идти до конца. Но девушке страшно. Дженни умирать не хочет, ей лучше забыть, из головы выкинуть и попробовать жить дальше, может даже переехать. Закрыть глаза на игры больших людей лучше чем кормить червей в земле. И пусть все вокруг могут считать что она струсила, Дженни предпочтет быть той кто носит хризантемы на могилу, а не той кому их приносят. Терзания и мысли о смерти постепенно, день за днем, отходят на второй план, Намджун обещание сдержал и девушка все еще жива, все еще дышит и никому не мешает. Может быть в будущем она вернется в журналистику, но больше никогда не станет писать про криминал. Дженни девочка взрослая и сильная и она уж точно способна пережить этот период, она не плачет и не истерит, ей будто все равно. Главное только успеть заснуть до того, как в голову полезут страшные мысли.       И если с этим девушка справляется, снова живет так будто ничего ее жизни и не угрожало, то с тоской справиться не в состоянии. Казалось бы Намджуна нужно ненавидеть, бояться и презирать. Но Дженни только и делает что думает о глазах цвета самой темной ночи, о таких милых ямочках на щеках, о сильных руках, созданных для ее талии. Дженни думает о Намджуне. Целыми днями и ночами, видит его во сне и руки тянет к самой большой в мире опасности. Девушке постоянно сняться кошмары, но стоит вспомнить Намджуна и те исчезают. Дженни скучает. Она сама объяснить эту непонятную тягу не может, но все мечтает однажды увидеть парня у своей двери, обнять и больше от себя не отпускать. Дженни это с ума сводит, девушка понимает что вот так вот думать о человеке, который не задумываясь бы в нее пулю пустил нельзя, но все равно его идеальный образ в голове рисует. Девушка никогда не верила в любовь с первого взгляда, но встретив Намджуна поверила. Все то, что она испытывает к парню с которым она провела единственную ночь в жизни настолько сильное, что чувства к Тэхену и рядом не стоят. Наверное, нужно сказать Киму спасибо, из-за него Дженни совсем забыла про бывшего.       В субботу девушка впервые за три недели выходит погулять, пьет кофе сидя в парке, читает недавно подаренную Джином книгу и любуется природой. Туда-сюда снуют влюбленные парочки и супруги с детьми, студенты сидят прямо на газоне и болтают с друзьями, кто-то кормит уточек у пруда. Дженни чувствует абсолютное умиротворение, расслабляется среди незнакомых людей и с улыбкой смотрит в небо. Ким еще долго гуляет по улочкам Сеула, наконец покупает ту самую сумочку шанель, заходит в любимую кафешку, берет ужин с собой а по пути покупает бутылочку белого полусладкого. Так хорошо ей давно не было.       Девушка уже заходит на лестничную клетку когда видит его. Намджун стоит возле входной двери, нервно топчется на месте и поднимает глаза на Дженни. С тех пор как Ким ушел из квартиры девушки его не покидал ее образ, улыбка, взгляд, он все чаще думал о ней, будто специально проезжал мимо ее дома и смотрел как она курит любимый мальборо и смотрит на город. Намджун знает что все это не правильно, знает что нарушает кодекс и правила, но не может даже подойти. Дженни слово сдержала, статья не выходила и, как потом узнал Ким, девушка вообще уволилась. С помощью своих связей он узнал о ее жизни все и вечерами лежал на своей кровати, рассматривая фото девушки из личного дела. Оказалось что отец девушки известный адвокат и довольно уважаемый человек, мать владеет собственным малым бизнесом, а бывший и единственный ее парень ушел к Чон Юнджи, дочери богатого папочки. Намджун себя все три недели убеждал не сорваться, не ехать к девушке, не рушить чужую жизнь своим присутствием. Но Ким с собой совладать не мог, не брал заказов и только и делал, что издалека любовался сидящей на балконе девушкой. Намджун не знает что это за чувство, симпатия, желание или любовь, но хочется до зудящих ладоней ее обнять, к себе прижать и никогда больше не отпускать.       Тем самым субботним вечером Ким все таки решил приехать, хоть девушку пугать не хотелось, но мужчина чувствовал что если не посмотрит на нее, не коснется шелковых волос то умрет. Он уже минут двадцать топтался у двери, все никак не решался нажать на звонок. Кто бы мог подумать, что лучший в своем деле, жестокий убийца и беспринципный палач вот так вот будет, как школьник, толкаться у чужой двери. Но когда он увидел ее, то будто мир сузился до одного человека, жизнь смысл приобрела. Намджун, кажется, только рядом с ней дышать начинает, только смотря в карие глаза жить хочет. Намджун в себе чувства к Дженни растил и лелеял, не отрицал этой сильной привязанности, только мечтал о ее улыбке. Ким видит как девушка дергается, смотрит с испугом и малой доли чего-то другого. С нежностью? Может только Намджун хочет видеть это чувство в чужих глазах, но даже такого маленького огонька хватит чтобы внутри кости полыхали. Они стоят так с минуту, если не больше, неотрывно в глаза смотрят и даже будто не дышат. Намджун любуется, каждую детальку запоминает. А Дженни... Она борется с диким желанием улыбнуться, нырнуть в теплые объятья и больше не отпускать. Да, может она должна бояться и ненавидеть, но не получается вообще. — Знаешь, — тихо говорит девушка, вся пробирается и ближе подходит, а Намджун впервые в жизни боится. Боится, что его прогонят. — У меня есть классный кофе из Колумбии, выпьешь чашечку? — Дженни улыбается, а у Кима из под ног земля уходит, сердце бьется в бешеном ритме и, кажется, не выдержит и лопнет. — С удовольствием, — Намджун улыбается и заходит за девушкой в квартиру.       Они вкусно ужинают едой, которую принесла Дженни, пьют вино и много болтают. Девушка много смеется с шуток Кима, тот в ответ снова улыбается своей этой невероятной улыбкой. Оказалось, что Намджун очень интересный человек, он разбирается в живописи, любит искусство и даже разбирается в гороскопах, чем просто шокирует девушку. Они старательно избегают тему работы старшего и недавнего инцидента, Дженни показывает свои зарисовки, а Ким любуется красивыми линиями и хвалит. Намджун уверен что это лучший вечер за всю его жизнь, он впервые чувствует тот самый уют и такую семейную атмосферу. После ужина молодые люди перебираются на балкон, где пьют тот самый кофе, поглядывают на звездное небо и болтают о глубоком. Намджун любуется такой домашней и милой Дженни, долго рассматривает ее профиль, засматривается на нежные губки и, наверное, в сотый раз за вечер улыбается.       Как-то неожиданно становится тихо, девушка стоит, оперившись о перила, и медленно курит. Ким стоит рядом, любуется растворяющимися клубами дыма и подходит ближе. Намджун аккуратно забирает у девушки сигарету, выкидывает ее в пепельницу и обнимает. Он обнимает ее крепко, к себе ближе прижимает, а Дженни чуть ли не мурчит, улыбается и обвивает руки вокруг чужой шеи, расслабляется. Ким Намджун в жизни девушки самый страшный кошмар, но только рядом с ним она чувствует себя живой. — Я хочу тебе кое-что сказать, — Намджун немного отстраняется и смотрит в глаза напротив. — Я ужасный человек, работаю киллером и чуть ли ни каждую неделю забираю чужие жизни. Эту работу, как бы мне ни хотелось, я не брошу. Но я хочу быть рядом с тобой, я хочу держать тебя за руку, обнимать, быть с тобой. Я никогда такого не чувствовал, никогда раньше так сильно не желал человека. Я не клянусь тебе в вечной любви, нет, я не буду тебе лгать, я пока не знаю что это за чувство, но оно точно сильнее меня. И пускай я монстр, но тебя никогда не трону, это я тебе обещаю. Я не в праве просить, но все же скажу. Если ты сейчас скажешь мне уйти, я уйду и больше никогда к тебе не подойду, оставлю тебя в покое и дам прожить спокойную жизнь без риска. Но если ты разрешишь мне остаться рядом, я брошу мир к твоим ногам, окружу всей возможной заботой. Решать только тебе.       Намджун говорит будто на одном дыхании, неотрывно смотрит в чужие глаза и все пытается в них ответ увидеть. Ким волнуется, но вида не подает. Ему страшно услышать "нет", потому что если выйдет за дверь этой маленькой квартирки, то на куски тут же рассыплется, не выдержит. Дженни только грустно улыбается, ладонью по чужой щеке проводит и смотрит прямо в глаза. — Знаешь, Ким Намджун, ты перевернул мою жизнь, ворвался и сломал такой привычный мне покой, — девушка видит как Ким мрачнеет, дышит тяжело и уже собирается уйти. — Но мне это чертовки нравится.       Намджун не верит, смотрит в карие глаза и пытается отыскать хоть намек на шутку. Но Дженни только шире улыбается, к себе притягивает и целует. Ким тут же реагирует, углубляет поцелуй и девушку чуть ли не до хруста костей к себе прижимает.       Намджун просыпается посреди ночи и, не найдя девушку рядом, сразу же встает на ноги и идет на поиски. Спина все еще саднит от новых царапин, а на шее наливается засос, который девушка пыталась поставить с таким большим усердием. Ким застает девушку на том же балконе, она аккуратно складывает какие-то фотографии в железную миску и залив ромом, поджигает. Парень удивленно смотрит на это, а потом подходит к девушке, обнимая ее за талию сзади. — Что это? — Намджун кивает на догорающую бумагу. — Прошлое. Дженни поворачивается к парню и чувственно целует, пока Ким аккуратно берет ее на руки и уносит в спальню. На маленьком балкончике небольшой квартиры догорает фотография фальшиво улыбающихся Дженни и Ким Тэхена.

***

Наше время.       Дженни долго и красочно материт Кима, который от усердия сломал ей рабочий стол, продолжает упоминать как устала от "ебанной стервы Джису" и курит в окно. Ким только довольно улыбается на психи своей девушки, довольно прикусывает губу от воспоминаний о жарком сексе на рабочем столе и думает что продолжит "наказывать" свою бестию дома.       Не так давно молодая пара купили общую квартиру в элитном жилом комплексе, которую девушка уже успела обжить по-своему и создать особую уютную атмосферу. Они встречаются уже год и безумно счастливы, пускай и абсолютно разные. Намджуну с девушкой хорошо, она очень интересная личность и в принципе умный человек. Дженни всегда дает Киму ту самую необходимую поддержку, уют и тепло. Как бы странно это ни было, но девушка приняла и работу Кима и даже помогала отстирывать белые рубашки от чужой крови. Дженни с парнем хорошо. Он давал ей силу, помогал своей поддержкой и примером. Он давал ей мотивацию двигаться дальше, сделал ее лучшей версией себя и всегда искренне радовался даже небольшим ее успехам, а дома был самым милым парнем во вселенной. Намджун никогда не показывал девушке другую свою строну, не позволял себе ее напугать. Дженни Намджуна любит. Намджун Дженни любит. — Детка, тебе красное или белое? — кричит Намджун с кухни, пока девушка переодевается и смывает макияж. — Белое! — девушка кричит в ответ и покрутившись перед зеркалом в новом белье Виктория Сикрет, накидывает халатик и идет на кухню.       Намджун уже разогрел ужин и разлил вино по бокалам. В комнате пахло ванилью и жженым сахаром а атмосферу разбавляла спокойная музыка льющаяся из колонок. Дженни нежно целует парня в щечку и садится напротив, пожелав приятного аппетита. Они вкусно ужинают, девушка нахваливает блюда Кима, с удовольствием выпивает пару бокалов вина и наслаждается таким приятным вечером. Намджун рассказывает о работе, любуется своей любимой и постоянно касается ее руки. — Ну и чего ты такая грустная? — Намджун хмурится, откладывает приборы и смотрит на немного грустную девушку. — Ты же знаешь. Джису из меня все соки выпила, прошло больше месяца, у меня прекрасные показатели и одни их самых популярных статей, но она продолжает надо мной издеваться с поводом и без. Я устала, — девушка тихонько вздыхает и встав из-за стола садится к парню на колени, обнимая его.       Намджун крепче прижимает к себе свою любимую, единственное его сокровище в жизни и нежно целует. Они еще долго сидят на кухне, попивают вино, курят сигареты и подпевают музыке. Пара даже успевают потанцевать в просторной гостиной. Намджун нежно обнимает, ведет танец, а Дженни полностью расслабляется и доверяется своему партнеру. И пускай за стенами квартиры хоть война будет, пока Намджун рядом с Дженни ей ничего не страшно. — Милая, что ты хочешь на четырнадцатое февраля? — Намджун аккуратно убирает выбившиеся из хвоста девушки прядки, продолжая медленно покачиваться с любимой под музыку. — Мне ничего не нужно, только ты, — девушка улыбается, кладет голову на сильное плече и двигается вместе с партнером. Ей и правда ничего не нужно, Намджун задаривает чуть ли ни каждый день украшениями и дизайнерскими вещами и ежемесячно переводит на карту большие суммы. Дженни работает то только ради удовольствия и хобби. — Но если хочешь меня порадовать подари мне сердечко.       Утром четырнадцатого февраля Дженни просыпается в большой кровати одна. Девушка лениво потягивается и смотрит на усыпанную красными розами комнату. Девушка счастливо улыбается и хватает одну из роз с кровати, вдыхая свежий и сладкий аромат. Потянувшись к тумбочке девушка в нетерпении развязывает ленточку и снимает крышку. Девушка не знает, плакать ей или смеяться, но она готова поклясться что это самый необычный подарок за всю жизнь. Встречаться с киллером удовольствие для ненормальных, но кто сказал что Дженни нормальная? На дне розовой коробки лежит настоящее человеческое сердце, а рядом записка.

"Свое сердце я отдал тебе еще той самой ночью на маленьком балконе старой квартиры, поэтому дарю тебе черствое сердце той, которая заставляет мою девочку грустить. Я люблю тебя. Искренне твой Монстр"

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Ещё по фэндому "BlackPink"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты