Как ты там?

Гет
PG-13
Завершён
14
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
"Как ты там?" - задаётся вопросом Барнс, смотря на снимки с Наташей.
Он сидит на кухне, обновляет профиль Нат, кто бы мог подумать, что у неё был ВК? Джеймс сидит с чашкой чёрного кофе.
Утро. Что может быть прекрасней? Нет, Барнс знает, что, а точнее кто прекрасней заката и рассвета. Только вот...Уже нет.
Мысли по кругу и они сново потеряли друг друга...Только...Теперь навсегда. Единственные напоминание о рыжей шпионки это были совместные фотки и ещё не убравшие Щ.И.Т.ом вещи. Память...о ней
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 7 Отзывы 4 В сборник Скачать

Как ты там?

Настройки текста
Примечания:
Есть упоминание курения. Пожалуйста заботьтесь о вашем здоровье. Курение вредит здоровью!

Можно читать под песню - James Arthur - Impossible.
Она очень подходит сюда.
А так же песня писалась под - Alekseev - Как ты там?

Как ты там?

      Он сидит на кухне, обновляет профиль Нат, кто бы мог подумать, что у неё был ВК? Джеймс сидит с чашкой чёрного кофе. Пытаясь ещё больше вспомнить из прошлого.       Утро. Что может быть прекрасней? Нет, Барнс знает, что, а точнее кто, прекрасней заката и рассвета. Только вот… Уже нет.       Мысли по кругу и они сново потеряли друг друга… Только… Теперь навсегда. Единственные напоминание о рыжей шпионки это были совместные фотки и ещё не убравшие Щ.И.Т.ом вещи. Память о ней. Да, все, почти как один, смерились с потерей для мира, которую почти и никто не знал… Ведь, сам Тони Старк — Железный человек умер! А до Чёрной вдовы… Кому вообще дело-то есть? В голове лишь много вопросов, воспоминания иногда приходят к нему, обычно возле Наташи, но сейчас… Они пока остановились. Да, странно. Прошло много лет после разморозки Гидры… Да потом и Шури убрала датчики от организации.       Джеймс молча сидит на стуле и пьёт заваренный и уже немного остывший кофе. Релакс… Тихо. Стив с Картер, Тони нет, Брюс. Ну, с последним они даже не общаются. А какой в их разговорах смысл? Сэм. Уилсон на задании. А Барнс сидит и не чего не делает. Один в квартире. Где всё напоминает его ушедших друзей. Эту квартиру снял Стив, когда они были в бегах. Она была очень просторная, места хватило всем четырём друзьям.       Барнс пытается сосредоточится на том, как сейчас Стив… Но всё становится ещё хуже, когда он увидел на фотографиях рыжую шпионку. Ryzhayа lisa…Как-тот так он её называл в Красной комнате. Его трясёт от воспоминаний с ней. С чего бы это? Возможно главный вопрос.       Тихо и спокойно… Снимает усталость… Стив бы точно его бы поругал, если бы узнал, что он тут курит. Да, иногда это помогает, в редком случае. Конечно Сэм говорит пересесть с курения на таблетки… Но… Кому это нужно? Ей богу. Он солдат с метаболизмом и имунететом.       Релакс… Немного странно звучит… Но зато снимает усталость. Просто хочется побыть обычным человеком. Лечь на диване, заснуть и расслабиться. Проснуться только на следующий день, но… У него это не вышло… Так же как и у неё. Хотя она и раслаблялась на ферме Бартонов, всё равно это была не её тихая жизнь, а её верного друга Клинта. Наверное было два места, где она отдыхала не считая ранчо. Это было либо очередное задание, где она думала лишь об устранении противника и не о чём другом. Вторым вариантом была ванная. Она любила подолгу находиться там, смывать с себя кровь и пот, иногда думать о чём-то своём, а иногда и вовсе отключить разум и наслаждаться моментом в горячей воде. После того, как она выходила от туда, там веяло настойкой из трав. Это на удивление даже вкусно пахло. Джеймс иногда понимал Романофф, иногда читал её, но иногда она была лишь загадкой, на которую и ответа нет, либо её в принципе нет. Когда Джеймс спрашивал её, почему она так любит там засижываться, она просто отвечала: Ведь душу не излечить. Ни сном, ни травяным чаем. Она не любила чай… Только кофе, ну и немножко чая, только особенный, с травами, и часто, только из России.       Кроме фотографий можно увидеть её одежду, запретные или запрятанные, когда-то давно вещи, даже на подобии личного дневника, спрятанного в разломленной, от злости Баки, стенке. Так же видны на кухне её ключи от машины и от её собственной квартиры, куда она очень редко ходила. Боже… Как Джеймс скучает по рыжей шпионки. Как ты там? Если тот, кто целует нежно по утрам? Тепло ли тебе? Кто сегодня придёт во сне? Время лечит… Но мне пока не легче…       Да, Джеймс не так хорошо знал Романофф, но знал её тайны, а это уже что-то да и значило… Он видел её в плачущую, видел слабую… Он любил вспоминать о ней. Барнс скучал по всей ей. По тёплой душе, по звонкому голосу и смеху, по зелёным глазам, чёрным ресницам, пузлым губам и рукам. Которые блуждали по всему телу. Мягкие ладошки и красивыми пальцами. Руки, за которые в мгновение ока хочется взяться и не отпускать. Скучает по её медным, рыжим и даже чуточку белым волосам, пахнущим всё время по разному. Иногда пряниками, мёдом, вишней, земляникой и другими вкусами. Скучает по её подколкам, которые никак не останавливаясь вываливались из её красивых губ алого оттенка. Скучает просто, как по любимой девушке подруге.

Время лечит.

Дурацкий русский стереотип… Такой же, как и «Бьёт — значит любит.» Кто их вообще придумал? «Время лечит, а мне не легче…» Сейчас тут не хватает минорных нот. «Гордые идиоты.» — так выразил Барнс после того, как Нат… Лучше пока не будем заводить эту тему… Джеймс умирает как будто каждое утро, как будто только из-за того, что не видит Романофф в футболках Стива и иногда его. Да, она любила красть вещи, особенно если они свободные и большие. Ей никто и не запрещал. Поди найди того смельчака, что осмелится сказать и запретить ей в слух. Он смеялся, когда видел её в одной футболке Стива, которая доходила ей до бёдра. Она любила немного мешковатую одежду… Но редо пользовалась ею. Романофф часто просыпалась по ночам в холодном поту, с криками вскакивая с кровати… От этого Барнс чаще всего просыпался. Другие спали так, что их не разбудить: Спят будто мёртвенькие… — вспомнил он весёленькую фразочку Нат. Джеймс не любил просыпаться по ночам, но если кто-то кричал, а это либо он, либо Нат, он быстро шёл к нему. Романофф отнекивалась, будто ему показалось. Но он то знает правду. Так ночью они и поняли, что у обоих почти одинаковые кошмары. Страшно. Но вдвоём веселее? Да ведь? Барнс лишь ложился рядом с ней и та без какого либо страха засыпала. А вечером и утром, Джеймс спрашивал её всё время. Думая, что так ей будет легче: «Кто сегодня придёт во сне?» — с разными намёками спрашивал Барнс у Натальи, а та улыбаясь отвечала: многие. Наташа очень редко говорила про то, что ей снилось. Да и говорить иногда либо не хотелось, либо нечего… Раны открыты, значит и душа… По настоящему она открылась Бартону, немного Стиву и Джеймсу. Он шуточно спрашивает её, как-то раз утром за чашкой кофе, когда они остались одни: «Есть ли тот, кто целует нежно по утрам?» — он определьно говорил про сон… Да ведь? На этот вопрос она шуточно отвечала описанием человека. Что как бы, не взначай, косил под Джеймса. Это удивляло и забавно веселило. «Как же мы друг без друга?» — спрашивал про себя Барнс. А ведь и правда. Как? Они были почти всегда вместе. Они весело подшучивали над всеми, даже друг над другом. Даже было не обидно, а просто старая дружба, которая вроде забылась или потерялась… Возможно попутала дороги «Любовь» и «Дружба». Часто такое бывает… А иногда бывает ещё одна дорога, на которую не очень редко ступают люди в дружбе… «Безответная любовь». Джеймс наверное скоро сойдёт с ума… Он везде видит Наташу. Рыжие волосы, зелёные глаза мелькают в толпе. Может Нат? Нет, она же… Так ведь? Всё напоминает рыжую русскую шпионку. Обычные вещи или хотя бы места, где она была и находилась. Например ферма Бартонов, ЕЁ комната, которая так и осталась не тронутой после… На этом настоял сам Джеймс. Когда он заходил в неё, всплывались разные фрагменты Наташиного здесь проживания… Иногда находились послания от самой Наташи. Барнс их складывал в файл и бережно хранил. Да и в принципе весь мир напоминал ему об этом. Везде, где она была… Он безнадёжен, ведь… Прошло уже наверное долгое время, как Нат нет рядом, и Джеймс не переставал думать о ней…

О них

      Сны тоже не давали покоя Барнсу. Он всё чаще начинал видеть Романофф во снах. Иногда молодую, с пучком на голове, пуантах, а иногда такую, какая и есть… Он хочет её спросить и поговорить в мире Морфея, но она лишь молчит. «Почему ты молчишь? Мне так тебя не хватает…» — думал Джеймс после очередного сна с рыжей. Она виделась ему. Махала ручкой, он подоходил к ней. Она либо испарялась, либо и вовсе не говорила. Он разговаривал с ней...Но бестолку...Просто смотреть и всё. Это немного радовало… Он видел её каждый д… Каждую ночь… Иногда печалило…

***

Как он винит себя за смерть Наташи! Да чёрт бы побрал этого Таноса! Джеймса не было рядом, когда Наташе было плохо! Стыдно… Очень. Он мог почти всегда развеселить её! Но его не было рядом! Это самое обидное. Когда он узнал от Стива, что Нат пожертвовала собой ради этого грёбанного камня души! Он захотел прыгнуть вместо неё. Главное, чтобы она выжила! Теперь он должен обеспечить ей победу. Любой ценой!

Ты не забудешь меня? Обещаешь?

Не забуду, <b>обещаюю/b>, Ryzhyk.

Барнса не отпускает Наташа. Да, странно. Вроде толком не знакомы. Везде он её видит. Воспоминания появляются, сны стали из прошлого. И некому тебя успокоить… Поэтому Джеймс записался к психологу, да, он думает, что врач ему поможет. Но тот, как видимо, не слушает его и только делает вид, что всё понимает.  — Она, чёрт возьми, мертва! Скинулась с этой, чёртовой мать её, скалы Вормира! — он сидел на этом стуле. Весь был пропитан болью и тяжкими воспоминаниями. — Да, всё хорошо. — Я…Просто…не знаю! Не знаю, как дальше! Что дальше! — Да… Такое часто бывает… Кем она вам приходилась? — вопрос, который поставил Джеймса в тупик… — Она… Моя… Ну… Она мне… Подруга… Почти, как сестра…Очень близкая… Я не знаю! Она умерла! И всё преследует ей! Рыжие волосы! Ключи на столе от её машины! Сама квартира или просто другие места, где она была! Куча её одежды! Сны! Воспоминания! Бесит! — Спокойно… Всё хорошо. — Да ничего не хорошо! Друг лучший ушёл в прошлое к своей Картер! Старк умер! Наташа! Я и её потерял! Я всех потерял! Я потерял в 40 свою семью! Потерял друга! Потом меня заморозили, стерали тысячу раз память! И вот. Наташа. У нас… Что-то было… Вроде… Я не говорил ей о том, что догадываюсь, а она не открывала эту тему! Но в её глазах я видел, что она хочет об этом поговорить, но это её гордость не позволяла! — Он сорвался… Не часто бывает… Но… Слишком больно! — Я обещал ей! Что я не забуду её! — Он ударил стенку, со всей силы, своей живой рукой, где оставались тёплые прикосновения от рук Романофф. — Чёрт! Я не сберёг её! Не смог удержать! Я её два раза чуть не убил! У неё шрамы от меня! Я подстрелил её! Чёрт… Что я натворил?! — ещё раз ударив рукой об стенку и заметив, что психолог его ни капельки не слушал, забрал свои вещи и ушёл прочь, в свою квартиру. Из нутри его прожигала громкая смесь боли, которая разгорается, так же легко и быстро, как керосин с загоревшей спичкой. То, что он причинял, и наверное причиняет и будет причинять, боль, съедает его из нутри. Наталья всегда говорила, что виноват не он, виновата Гидра. Но он знал. Знал, что это не так! Он это не предотвратил! Он забывал всех убитых! — Просто расслабься, Джеймс… Ты не виноват, что ты их…убивал. ты не контролировал своего не друга. — она зашла тихо, босиком по ковру его комнаты, рыжая прошла к нему ближе и села на кровать. Наташа убрала прядь его волос за ухо и улыбнулась. Так легко, словно, он и не пытался её убить. И это не ему стирали память, а ей. Она…будто всё забыла… — Хах, просто расслабься, Джеймс! Меня мучает! Мучает моя совесть. Они могли бы быть сейчас живы, и некоторые, даже, со своими семьями! Я во всём виноват! Я! Ты не понимаешь, Нат! Тебя не выбрасывали из твоей головы и не приказывали, что нужно делать и кого убивать! — он кричал. Именно с ней ему было хорошо и удобно. Именно, как в своей тарелке. — Отвечу так же, как и Бартону. Ты может и не совсем всё прекрасно знаешь, но я тоже это проходила. И поверь, мне было ещё больнее. Когда твоему любимому человеку, стирают память и он не помнит тебя. Только и знает приказ, что нужно убить её. — Кто это? Будто… Будто что-то знакомое… Ко украл у русской шпионки сердечко? — с какой-то милой и доброй ухмылкой спросил Барнс. Романофф было… Обидно… Ведь, был тот самый человек — Джеймс… И никто другой. Она улыбнулась и качественно засмеялась. Как бы не больно. — Солдат… — Всмысле солдат, или ты щас мне так сказала, чтобы я прекратил? — Думаю… И то и другое. Думаю со временем ты сам поймёшь. — двусмысленно. Она даже и не задумывалась о других смыслах, когда говорила это. В итоге это был как намёк, так и отсылка… Ничего больше не сказав Романофф вышла из комнаты и пропала, оставив солдата наедине со своими мыслями. Жизнь больше не имеет смысла… Да и красок особо в нём нет, ведь рыжий, медный и частично белый, мы потеряли. Безвозвратно…другие цвета вроде напрочь отсутствали у солдата. Лишь зелёный и голубой проскакивал. Чаще именно зелёный, который редко, но приобретал оттенки и добавки голубого. A glaza zel'onye…Hitrye… Ya devyshka ne prostaya, mister Barns…Soldat… Солдат! Чёрт! Он был тем солдатом, кто украл сердце шпионки! Она намекала! Флиртовала! Но кто её знал! Она его так называла! Солдат! Этот было особенно, с русским акцентом, на распев. Такое манящее и сладкое слово. Будто шоколад и ребёнок, который только им и загорелся. Ребёнок, который привык к ней и не привык отпускать… А пора привыкать…

— Боли будет много! Но ты должна справляться с ней! Никому не нужна твоя бесплмрщность, жалобность, сопли и нытьё! Ты должна быть твёрже камня! А не песочком валяться! Вставай! И начинай сначала! ЖИВО!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Первый мститель"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты