Встречать не надо

Слэш
G
Завершён
40
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Абонента всё ещё нет.
Уже нет.
Примечания автора:
Написано в рамках 4 тура Импро-кинк по заявке 4.278: «Антон и Арсений давно влюблены, но живут в разных городах, редко бывают друг у друга и мучаются неопределенностью. И вот обоим наконец надоедают недоотношения — они говорят по телефону и решают, что будут вместе. Антон расстается с нелюбимой девушкой и летит к Арсению. Арсений счастлив — он давно прикупил кольцо ""на всякий случай".
При посадке самолет Антона взрывается. Арсений чувствует, что что-то не так, видит эту новость, потом пытается дозвониться до Антона и не может. На горячей линии отвечают нескоро, но и там информации пока нет. Естественно, Арсений паникует и накручивает.
/собственно сцена/
Поздно вечером раздается звонок в дверь — это приходит Антон. Потрёпанный, раненый и перепуганный. Арс плачет и обнимает его, и у Антона начинается истерика. В этом моменте важно показать то, как Арс пытается его успокоить, хотя сам едва держится из-за пережитых эмоций».
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
40 Нравится 0 Отзывы 9 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
«Я в самолёте. Встречать не надо, лучше подготовь мне особенный сюрприз)» и стикер Человека-паука с припиской «почти на месте». Арсений улыбается, каждое слово в голове озвучивается любимым голосом, который он скоро сможет услышать вживую, без помех, вызванных телефоном или нестабильным интернетом. Потому что Антон наконец-то летит к нему, везя с собой солнечную погоду, чемодан с вещами и обещание настоящего счастья. Арсений поправляет очки и в пятый раз перечитывает короткое сообщение, нетерпеливое предвкушение разливается по венам, искрится внутри, наполняет энергией до краёв. До появления Антона ещё три часа (учитывая возню в аэропорту и дорогу до теперь их общего дома), а значит, можно успеть приготовить больше, чем один сюрприз. Арсений встаёт с дивана, потягивается и направляется на кухню. Пусть он и уверен, что первым делом они с Антоном бросятся утолять иной голод, но вкусная домашняя еда после, несомненно, окажется прекрасным дополнением к вечеру. Телевизор Арсений включает на полуавтомате, просто по привычке, даже не для того, чтобы разбавить давящую тишину иллюзией компании. Улыбка становится шире, голову заполняют красочные картины-мечтания о будущем, когда Антон будет сидеть рядом, болтая ни о чём и демонстративно утягивая конфетки из вазочки. Монотонность готовки успокаивает, позволяет погрузиться в свои мысли, разнежиться в солнечных лучах, пробивающихся в окно. Шипит масло на раскалённой сковороде, запах жареной картошки начинает игриво щекотать ноздри. Телевизионный галдёж сменяется заставкой новостей, и Арсений тянется за пультом, чтобы переключить канал. Взгляд цепляется за фотографию аэропорта, сердце замирает, словно проткнутое ледяной иглой. Взрыв при посадке. Рейс «Победы». Из Воронежа. В голове пусто. Перед глазами темнеет. Срочно нужно что-то сделать. Арсений выключает конфорку под сковородкой. Садится (падает) на стул, притягивает телефон, пролистывает диалог с Антоном (Человек-паук улыбается со стикеров), смотрит на номер рейса (как будто бы он не помнил его наизусть), сверяет с цифрами, субтитрами пробегающими внизу экрана. Номер совпадает (словно бы в это время прилетает так много рейсов из Воронежа). Когда Арсений открывает последние вызовы, пальцы дрожат, так что он чуть не звонит Лене с работы. Абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети. Арсений набирает ещё раз, и ещё, пока пугающая обречённость заполняет голову. Ещё один вызов — просто чтобы занять руки. Голос диктора ввинчивается в уши, требуя звонить на горячую линию для получения информации. Номер Арсений набирает с первого раза, короткие гудки забиваются в голову, словно гвозди в крышку гроба. Звонит раз, второй, третий, пятый, седьмой... Арсений понимает, что такая нагруженность это естественно, что в самолёте помимо Антона — его Антона — было множество других людей, которых тоже ждали и сейчас судорожно ищут, но всё равно каждая секунда ожидания ощущается часом. Через полчаса (всего полчаса?) ему отвечают. Спокойный, холодно-безразличный мужской голос говорит, что никакой информации об Антоне Андреевиче Шастуне они пока предоставить не могут. Арсений благодарит, сбрасывает вызов, снова набирает Антона. Абонента всё ещё нет. Уже нет. Арсений булькает, далеко не сразу признавая в этом звуке смех. Истерический, не похожий на человеческий, животный. Когда Антон только расстался со своей девушкой, Арсений в шутку спросил, не проклянёт ли она его после этого. Ведь все девушки ведьмы. Сейчас уже нихера не смешно. Но Арсений продолжает смеяться. Потому что, блядь, всё и должно было так произойти. Потому что не могло у них с Антоном выйти долго и счастливо. Не в этой стране, не в этом времени, не в этом мире. Арсений смеётся и думает про то, что теперь у него есть бесполезный запасной комплект ключей с забавным брелоком футбольным мячом, приветом из восемнадцатого года. И свободные полки в шкафу, которые можно смело завалить одеждой и другим ненужным хламом. Вроде себя. Солнце греет макушку, и Арсению это кажется изощрённым издевательством. Потому что общее солнце должно взорваться, так же, как это сделало его солнце. Арсений снова тянется к телефону, набирает номер горячей линии и слушает гипнотизирующие короткие гудки. Это не даст ничего полезного. Но Арсений и сам бесполезен. И беспомощен. Чувство времени растворяется в постепенно сгущающихся сумерках. Мерзкий писк настойчиво пробивается к мозгу, выдёргивая из апатии, побуждая сделать что угодно, лишь бы этот звук прекратился. Дверной звонок. Арсения пробивает током. Он встаёт, опираясь руками на стол (в ногах слабость), неуверенными шагами идёт к двери, распахивает, не спрашивая «Кто там?», запрещает себе верить и нарушает запрет. На пороге — Антон. Потрёпанный, с перевязанной рукой и застывшим, потерянным выражением лица. Арсений теряет себя и находит через секунду, прижимающего к себе начинающего дрожать Антона. Тот в объятия падает, словно марионетка с оборванными нитями, и заходится плачем, как маленький ребёнок. Арсения трясёт самого, взгляд от слёз мутный. — Ну же, — говорит он ласково, перебарывая ком в горле. — Пойдём в гостиную. Антон дёргано кивает (или это просто судорога), идёт вглубь квартиры, не разрывая объятий. Падает на диван, утягивая Арсения за собой, утыкается лицом в чужую макушку, дышит загнанно. Арсений обнимает крепче, проводит руками по спине, гладит по волосам. — Антон, Антоша, Антошка, солнце моё, сердце моё, — шепчет, захлёбываясь воздухом, которого внезапно стало слишком много. — Всё обошлось. Ты дома. Антон выдыхает резко, с присвистом. — Это пиздец какой-то, — произносит он сипло, обесточено. — Так страшно, Арс, так страшно... Плач снова вырывается из Антона, вперемешку с обрывочными ужасающими воспоминаниями, от каждого из которых Арсения накрывает волной ледяной дрожи. Он точно знает, что будет видеть в своих кошмарах ближайшие пару месяцев. Но сейчас не время для слабости, он нужен Антону. И Арсений продолжает гладить его, прижимать ближе, успокаивать нелепыми глупостями и потихоньку укачивать. Антон выдыхается минут через сорок, трёт покрасневшие глаза и зевает. — Утро вечера мудренее, — говорит Арсений мягко, помогая Антону встать и практически дотаскивая того до спальни. Антон заторможено падает на кровать, Арсений чуть качает головой и стаскивает с него кроссовки. Ложится рядом, укрывает их одеялом, берёт руку Антона в свою. — Арс, не уходи, — просит Антон, сильнее сжимая чужие пальцы. — Конечно, не уйду, — обещает Арсений, целомудренно целуя Антона в лоб и надеясь, что губы не дрожат. Когда Антон отключается, Арсений изо всех сил сжимает зубы, чтобы не выпустить наружу звериный скулёж. Слёзы противно холодят подушку. Арсений истово благодарит все известные ему высшие силы и чувствует, как мир вновь обретает смысл.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Импровизация"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты