he likes me / ему нравлюсь я

Слэш
NC-17
Завершён
171
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Тэхену двадцать шесть, он чистокровный альфа, у него собственная трехкомнатная квартира в центре Каннама, он водит Бентли Мульсан за триста пятьдесят тысяч зеленых, а на его счету никогда не бывает "недостаточно средств". А ещё у него есть любимый человек и они в отношениях столько, сколько Ким себя помнит, вот только... тот тоже альфа и это вроде как порицается обществом.
Примечания автора:
moonless (безлунная ночь) — название клуба Чимина
машина Чимина: https://auto.ironhorse.ru/wp-content/uploads/2016/03/Camaro-ZL11-550x343.jpg
машина Тэхена: https://auto.vercity.ru/gallery/img/automobiles/Bentley/2020-06%20Bentley%20Mulsanne%20(Fountain%20Blue%20over%20Meteor)%20(UAE)/900x/1595681387.jpg

*в этом мире существуют как омеги парни, так и омеги девушки; аналогично с альфами и бетами
*defqwop, strix — heart afire
*twocolors — lovefool
*тот случай, когда хотел работу на пару страниц, а вышло то, что вышло -вздохи сожаления-
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
171 Нравится 3 Отзывы 39 В сборник Скачать

×××

Настройки текста
На часах давно перевалило за полночь, темное полотно уже как несколько часов было усеяно звездами, луна сменила солнце, а все порядочные детки были уложены по своим кроваткам, пуская слюни в подушку и видя десятый сон за закрытыми веками.

00:54 Чон: Мы закончили с товаром, Ким Сокджину осталось только подписать нужные документы. Уже завтра с утра те будут у вас на столе.

Сегодня уже четверг и Тэхену бы тоже последовать примеру, и лечь спать в свою уютную теплую постель два на два, что находится в его трехкомнатной квартире на тридцатом этаже в Каннамгу, но, к сожалению, есть несколько причин почему брюнет этого сделать не может и тот факт, что он только закончил с работой, в расчет не берется абсолютно. Во-первых, детка он только во время секса и только когда напьется настолько, что позволяет так себя называть. 00:59 Вы: Отлично. Как Хосок?

01:02 Чон: Ему наложили швы, недельку поваляется у Намджуна и будет, как новенький. Хотя, зная его, через три дня уже объявится в офисе, ещё и с отчетом.

Во-вторых, ему двадцать шесть и он, как и все порядочные молодые люди его возраста, в данный момент едет в клуб, одной рукой держа руль, а второй уже наполовину скуренную в приоткрытое окно никотиновую палочку красного Мальборо. 01:03 Вы: Точно, это про него. Скажи брату, что я заеду к нему после обеда и пусть только попробует встать с больничной койки, я лично попрошу Намджуна привязать его к той ремнями.

01:05 Чон: Это вы к тому, что в прошлый раз он таки сломал те наручники? :) 01:05 Чон: Я передам. Спокойной ночи, хенним.

— Если бы, Чонгуки, если бы. А в-третьих, Пак Чимин, с которым они не виделись уже три дня из-за работы Кима и который грозился в прямом смысле оторвать ему яйца, если сегодня он не появится в Мунлесс. Вот поэтому, собственно, во втором часу ночи Тэхен и кладет стрелку спидометра до двухсот в черте города, за десять с лишним минут добираясь до места назначения, вместо того, чтобы, поднявшись на тридцатый этаж, сбросить пиджак с галстуком еще в коридоре и упасть на нереально мягкую кровать прямо в костюме, забывшись сладким сном до самого утра. Паркуясь рядом с до боли знакомой «шестой» Шевроле Камаро и глуша двигатель, он кидает на заднее сиденье мешающийся галстук, расстегивая пару верхних пуговиц рубашки, и выходит, вдыхая прохладный ночной воздух. Снова хочется курить. И выпустить обойму в ублюдка, который успел подстрелить Хосока на сделке, тогда как на её момент было заключено условное перемирие. Ким Сокджин, конечно, обещал с этим разобраться, но стоит всё же перепроверить, ибо кто станет на слово верить своему бывшему конкуренту, при том, что партнерами они стали только с месяц назад. — Сплошная головная боль. Уже внутри, стараясь максимально вежливо отшивать всех вешающихся на него по пути омег, обольстительной улыбкой без слов обещая вернуться к ним позже, дабы развеять их «скуку» своей скромной персоной, он минует длинный коридор, подсвеченный разноцветными огнями в тон сменяющему каждую секунду цвета танцполу, и поднимается по лестнице, горящей неоновым фиолетовым, на второй этаж. — Наконец-то, Тэхена, а то я уже успел за эти дни подзабыть, как выглядит твоя мордашка, — усмехается Чимин, когда брюнет подходит к их столику в вип-зоне, замечая розоволосую макушку в окружении двух прелестных дам, которые, судя по исходящим от них ароматам ванили и персика, являлись омежками. — Уверен, что способен забыть мою, как ты выразился, мордашку? — по привычке облизывает красные губы. — За столько лет она должна была отпечататься на сетчатке твоих глаз, Чимина. В ответ же только нахально усмехаются, откидывая назад лезущую в глаза челку. — Это тот самый друг, о котором ты рассказывал? — интересуется одна из девушек, привлекая внимание парней и как бы невзначай заправляя длинную прядь каштановых кудрей за ухо, успевая засветить и дорогой маникюр на блядских красных ногтях, и знаменитый браслет в форме гвоздя из розового золота от Картье на запястье, и серьги с бриллиантовыми вставками по периметру. Протягивая Тэхену свою ладонь для знакомства, та обводит его фигуру оценивающим взглядом и, видимо, оставшись довольной увиденным, произносит мягким голосом: — Ли Сольхи, приятно познакомиться. Он же улыбается, обхватывая хрупкую ладошку своей и, оставляя на тыльной стороне вежливый поцелуй, кидает на неё многообещающий, как ей кажется, взгляд исподлобья, а затем проделывает то же самое и со второй девушкой, что представляется как Ким Миён. — Не знаю, что вам успел рассказать про меня этот оболтус, но с удовольствием послушаю, леди, — присаживается напротив вышеупомянутого, кидая на владельца клуба говорящий взгляд со вздернутой бровью, пока девушки хихикают еле слышно, — так как я же всего лишь его друг детства Ким Тэхен. Розоволосый смотрит в ответ, делая из своего бокала большой глоток и с шумом ставя тот на черный мраморный столик, а брюнет еле сдерживает смех из-за чужого реакции на кимово внимание к омегам, да ещё и женского пола, но раз сам захотел, то, будь добр, играй до конца. К их столу подходит официант и альфа просит себе чашку кофе без сахара, закидывая одну руку на спинку кожаного дивана и откидываясь назад всем телом, пытаясь максимально расслабиться, ведя плечом, разминая затекшие мышцы. Он действительно устал за последние дни и это не укрывается от Пака, который бросает на него извиняющийся взгляд и краткую улыбку уголком губ, получая в ответ неизменное из раза в раз «всё нормально» одними губами и игривое подмигивание. Владелец же громко цокает языком, закатывая глаза и отправляя друга в далекое эротическое неприличным жестом в виде вытянутого среднего пальца. — Чимин как раз рассказывал про то, как вы успели навести шуму в первый учебный день на предпоследнем году старшей школы, говорит, ты был тем, кого постоянно приходилось вытаскивать из не самых приятных ситуаций, — подает голос Миён, что словно и не заметила их переглядываний, хотя, может так оно и было, ибо их гляделки не заняли и минуты. — Это про тот случай, когда мы подрались со старшеклассниками из параллели и он якобы меня спас? — смеется альфа негромко, кивая официанту, принесшему заказ, и сразу же делая глоток бодрящего напитка. Вот теперь он точно в состоянии вести светские беседы, но только в районе часа. Сольхи двигается в его сторону, подсаживаясь ближе, и протягивает свой бокал с шампанским, звонко стукаясь тем о его чашку, шепча «за знакомство»: — А это не так? — Не совсем, дорогая, — снова блистает своей обворожительной улыбкой, поворачивая голову в её сторону, — потому что спасал его задницу тогда я, ибо он невероятным образом в свои сопливые годы успел увести омегу у местной звезды футбольного клуба, вот его и решили проучить прямо на заднем дворе школы. Чимин тут же спохватывается, возмущаясь: — Друг мой, ты тоже кое-что не договариваешь. — И что же? — Ты забываешь, что тот паренек и тебе отсосать успел, о чем ты мне поведал уже после этой детской заварушки. Да, неловко вышло, когда, сидя в медпункте, Тэхен обрабатывал и свои, и чужие ссадины, попеременно выслушивая вылетающие сквозь шипение отборные маты Пака, а туда, запыхавшись, ввалился Чихен с перепуганными глазами, которые стали еще больше после того, как тот увидел их вместе. Оказывается, детка не знала, что они друзья, хотя об этом говорили все вокруг — как же, не знать двух самых привлекательных альф, которые брали одной лишь своей харизмой, заставляя течь всех омежек вокруг только от кинутого в их сторону властного взгляда, и которые ещё с первых дней успели заработать себе репутацию местных бэд боев. Как говорится, их хотели, но не каждому они доставались. Отсасывал Чихен, кстати, откровенно плохо, брюнет даже кончить толком не смог. — Они не виноваты в том, что не знали про моё многолетнее увлечение тхэквондо, а я столько наград этой школе принес в то время, — говорит, снимая мешающий пиджак и откидывая тот на ту же спинку дивана, но уже с противоположной стороны — в помещении довольно душно. — И вообще, мама меня в пример ставила, пока я с тобой не связался. Кинутая в его сторону декоративная подушка сказала всё за Чимина. — Но ты всё равно боксировал тогда, предпочитая кулаки, а не ноги, — припоминает, качая головой. — Ну, мне же нужно было на ком-то отработать приемы, которым ты меня научил, не так ли? Парни начинают смеяться, вспоминая еще парочку подобных случаев, а девушки подхватывают, делясь собственными историями. В один момент Миён кладет голову на чужое плечо, как само собой разумеющееся, кокетливо стреляя глазками на пухлые губы Пака, когда как ладонь Сольхи уже давно гуляла по тэхеновому бедру, неторопливо поглаживая наманикюренными пальчиками внутреннюю сторону. — Удивительно, вы оба дружите уже больше десяти лет, — замечает Ли, которая уже чуть ли не на коленях брюнета сидит, — и как вы только смогли сохранить такую крепкую дружбу спустя столько времени? Ким останавливает чужую ладонь, что уже смело оттягивала край его брюк, цепляет пальцами девичий подбородок, наклоняясь к той непозволительно близко и, прежде, чем в самые губы прошептать горячо следующие слова, обращает внимание на друга, который всё это время внимательно следил за каждым его движением: — И правда, как? И не давая себя поцеловать, отодвигается, но барышня успевает оставить беспечный и крайне самоуверенный поцелуй на его скуле, вновь сокращая расстояние между ними. — Я тебе нравлюсь, малыш? О, несомненно, настолько, что он еле сдерживает грудной смех, но ограничивается легкой улыбкой, а Чимин, альфа уверен, вспоминает все известные ему грязные ругательства, поэтому решает на это пока ничего не отвечать, да и что тут можно сказать? Извини, но в данный момент мне не нравится никто, потому что у меня уже есть любимый человек? Ведь ясное дело, что и Сольхи, и Миён явно настроены отхватить себе сегодня двух богатых папочек в лице друзей, но расстраивать дам раньше времени не так весело, поэтому он подождет. — Мы отойдем на минуточку, мальчики, если вы не против, — спасает ситуацию вторая омега, подхватывая свою сумочку и улыбаясь им псевдо смущенно ярко накрашенными губами. Девушки удаляются «припудрить носики» и по умолчанию обсудить парней, а Тэхен поднимается со своего места, спиной облокачиваясь на стеклянные перила позади, пока внизу приглушенно раздаются биты громкой музыки и шум толпы на танцполе. — Только попробуй позволить ей сделать это снова, — встает следом Чимин, сменяя тон на почти угрожающий, а затем протягивает руку, чтобы резким движением стереть с его кожи невидимый отпечаток чужих губ. — Не люблю, когда переходят границы. — Не ревнуй, это глупо, ты же знаешь, — впервые за вечер искренне и тепло улыбается Ким, притягивая к себе розоволосого, и так и оставляя горячую ладонь покоиться на тонкой талии, пока любимые руки уже вовсю обнимали за шею, зарываясь маленькими пальчиками в темные волосы, поглаживая успокаивающе и заставляя его чуть ли не урчать от подобных действий. — Я скучал. — Устал? — заглядывая в не менее любимые карие глаза напротив, спрашивает, а после склоняет голову ниже и оставляет несколько поцелуев-бабочек на тэхеновой оголенной шее, чуть оттягивая в сторону черную ткань рубашки и уделяя особое внимание уже посветлевшему небольшому синяку прямо на надплечье около ключиц. Метка. — Немного, — выдыхает с наслаждением, впиваясь пальцами в чиминову талию от ощутимого укуса, когда тот клыками прокусывает нежную кожу в том самом месте, обновляя собственную, оставленную ранее, отметину. — Мм, только мой альфа. — Вот именно, сладкий, я твой альфа, а ты мой, поэтому не позволяй другим даже мысль допускать о том, что они могут иметь на тебя какие-то права и тем более лезть к тебе в штаны на моих глазах, — улыбается довольно, подушечками пальцев невесомо скользя по свежей метке, чтобы, приблизившись к его уху, продолжить властно: — Я понятно изъясняюсь или мне повторить? Он всегда таким был — жутким собственником, который, впрочем, показывал это самое собственничество одному Тэхену и только когда парни оставались наедине, черт знает почему, правда, а началось это еще с тех времен, когда они действительно были лишь лучшими друзьями и даже мысли не допускали о том, что между ними может быть что-то большее, всё же, как ни крути, оба были альфами. Чистокровными альфами. А такие отношения — из разряда взаимной симпатии и любви у альф, — вроде как, порицались и порицаются обществом. И как же хорошо, что им обоим на это глубоко наплевать. — Чи, ты забываешь, что это именно я был тем, кто впервые поцеловал тебя и сделал это не из детского интереса, а потому, что действительно желал, — скользит уже обеими руками по бокам розоволосого, плавно спускаясь на бедра. — О, я помню, — неосознанно понижает голос Пак, крепче сжимая меж пальцев мягкие на ощупь волосы, носом ведя дорожку по чужой щеке до самого кадыка, — именно тогда же мы впервые по-настоящему и подрались. — И я поцеловал тебя снова. И сразу после его слов Чимин вжимает парня в стекло уже всем телом, чтобы через секунду оказаться на тэхеновом месте, лопатками упираясь в металлические узоры между прозрачным и черным стеклом, пока последний порывисто прикусывает чувствительную мочку, проходясь языком по ряду маленьких колечек в ухе. — Сколько нам было? Семнадцать? — Семнадцать, — подтверждает альфа, вновь меняя их местами, а затем опасно приближается к губам напротив, хозяин которых в ожидании успел нетерпеливыми покусываниями и облизываниями довести те до манящей припухлости. — Миён говорит ей нравится мой природный запах, знаешь. — Мм, неужели? — дразнится Тэхен, еле касаясь губами в ответ, и смотрит прямо в глаза. — Да, представляешь, — чуть наклоняет голову для большего удобства, — говорит, аромат миндаля её любимый, — шепчет Чимин за мгновение до того, как в его губы голодно впиваются, языком толкаясь внутрь вскоре, сплетая их языки жарко, в то время как руки одного оставляют красные полосы на шее второго, ощущая под свободной рубашкой, как его парень сначала с нажимом проходится двумя ладонями по прессу, а после не менее собственнически сжимает чиминов член сквозь брюки, что встал от одного только хриплого и возбужденного голоса Кима, потому что… — Что здесь происходит?! …миндаль — природный аромат Тэхена и всегда им был. Открывая глаза из-за внезапного женского вскрика, брюнет натыкается взглядом на успевших вернуться девушек и на их ошарашенные взгляды, но вот если Миён еще более-менее выглядит спокойной, то Сольхи метает молнии голубыми глазами, грозно уперев руку в бок, и, кажется, намеревается закатить истерику. Бесит. Когда розоволосый уже хочет отстраниться, чтобы тоже лицезреть омег позади себя, Ким не дает ему этого сделать, удерживая за затылок и еще больше напирая в поцелуе, тотчас превращая тот в развязный донельзя. И смотрит. Прямиком на Сольхи, которую от сие сцены ярость охватывает на глазах. Смешная такая. В завершение спектакля он поворачивает голову Чимина немного в сторону для лучшего обзора и, раскрывая своими губами чужие, безмолвно просит альфу вытащить язык, чтобы обласкать тот уже на виду у всех, напоследок оставив невесомый поцелуй на скуле. В отличии от Пака, Тэхен любит показывать окружающим кому первый принадлежит, и предпочитая это делать максимально наглядно, чтобы раз и навсегда. — Прости, крошка, но не сегодня, — оборачивается-таки парень с наглой, но довольной ухмылкой, показушно медленно ведя кончиком языка по собственным припухлым губам, слизывая с тех вкус своего любимого человека, и отклоняясь назад, спиной ощущая крепкую грудь и скрещенные на животе руки, обнимающие нежно, — этот альфа уже занят мной целиком и полностью. И да, грешно каюсь на заданный тобой ранее вопрос, потому что твои опасения были ненапрасными, мы, как ты уже могла заметить, не смогли сохранить дружбу. Ужасно, неправда ли? — Солнце, ты порой ведешь себя похуже самой стервозной омеги, — фыркает, пытаясь хоть немного усмирить Чимина и его язвительный тон. — Скажи это еще раз, милый, когда сегодня ночью будешь принимать в себя мой член. Вот же неугомонный. Но разве не за это он его и любит? — Ты спишь с ним? — обращается к Киму Ли, повышая голос и напрочь игнорируя розоволосого. Её подруга же кажется более сообразительной, потому что уже активно что-то нажимает на экране своего смартфона — вызывает такси, судя по открытой карте. Тэхен же склоняет голову, укладывая подбородок на чужое плечо, пока в его волосы вновь не зарывается чиминова ладонь, и отвечает четко, с расстановкой, задевая губами ухо альфы: — И сплю. И трахаюсь. И встречаю рассвет на нашей кухне, пока варю нам кофе каждое утро. — Ублюдки, — первая не выдерживает Миён, разворачиваясь в сторону лестницы и стремительно удаляясь, оставляя после себя только цокот от высоких каблуков. Сольхи же окидывает их еще одним злобным взглядом, подбирая более неприличное слово, чем первая омега, и спешит за той. — И что не так? — улыбается хозяин клуба. — Почему никто не хочет с нами дружить? — Потому что мы оба не любим делиться, — тянет брюнет, прижимаясь к альфе вплотную и давая задницей ощутить свой стояк. — Наигрался? А теперь поехали домой. — А ты и правда соскучился, да? — Как будто ты нет.

***

Уже на парковке, забрав из своего Камаро рабочие документы, Чимин садится на пассажирское тэхенового Бентли, а Ким заводит двигатель. Они не виделись всего три дня, не списывались и не созванивались, а сейчас сидят рядом и не могут глаз друг от друга оторвать. И брюнет понимает, что ему даже не столько секса хочется, сколько просто лежать вместе с ним в одной кровати и покрывать его тело сладкими поцелуями, пока губы болеть не начнут, а с утра, как он и сказал, собственноручно сварить Мину кофе, придерживая за бедра, когда тот запрыгнет неожиданно сзади, что-то сонно лепеча на ухо, и встретить вместе рассвет. — И почему каждый раз, как вижу тебя за рулем Мульсана, хочу тебе отсосать? — вырывает из мыслей паков голос, а он тем временем уже выруливает с парковки. — И что останавливает? — интересуется лукаво, щуря глаза и сплетая их пальцы, когда Чимин кладет свою ладонь поверх его на коробку передач. — У тебя есть целых пятнадцать минут, пока мы едем до дома, а если захочешь, то и все двадцать, я уж, будь уверен, не буду торопиться и выжимать больше ста километров в час. — Ты даже когда говоришь это, не уменьшаешь моего желания расстегнуть твою ширинку, — со смешком отвечает альфа, вырывая руку, и действительно расстегивает оную, опуская вниз белье и вытаскивая тэхеново возбуждение, чтобы, сделав пару размашистых движений рукой, обхватить чужой член уже губами и разом насадиться почти до упора. Сверху раздается только шумный выдох второго альфы, а затем тот заботливо убирает спадающие вниз чиминовы розовые прядки, внимательно следя за дорогой. — Я знаю, солнце, — стонет коротко низким голосом, закусив щеку изнутри, и улыбается вдруг, переключая скорость, — я знаю.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты