Решительные меры

Гет
NC-17
Завершён
21
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Все встречи о которых гудела Оллария были с совершенно случайными женщинами. Алва готов был осчастливить чуть ли не каждую, при условии что это будет всего одна ночь и ничего более. Многие соглашались, для простой мещанки внимание герцога было уже наградой и вспоминали об этом чуть ли не до конца жизни.
Из всех этих историй Айрис вынесла самое важное для себя - Рокэ не отказывал тем, кто предлагал напрямую. Да, это потом редко к чему-то приводило, но кто сказал, что с ней будет так же?
Посвящение:
Посвящается герцогине Окделл в честь дня святого Спрута) к тому же давно обещал
Примечания автора:
На идею натолкнул недавнее обсуждение с Окделлами о том, как бы отрегировал Рокэ если бы Айрис сама предложила, как в случае с девушкой в окошке в Олларии.


№ 16 в топе по фэндому Камша Вера «Отблески Этерны» - символично :D
сейчас №3 в том же топе и все благодаря вам, дорогие читатели)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
21 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Сегодняшний день должен был стать особенным. Айрис уже достаточно долго вынашивала план действий, настраивалась и теперь была окончательно готова к тому, чтобы предпринять решительные меры. За время пребывания во дворце при дворе Катарины герцогиня Окделл узнала и научилась многому. Она знала множество историй и слухов о том, что намеченный ею в мужья герцог был галантным кавалером, пусть и достаточно ветреным. В конце концов, Повелитель Ветров и не может быть другим. Сначала Айрис долго негодовала от всех этих историй, а после разговора с госпожой Арамона взглянула на ситуацию иначе. Да, зачастую мужчины остерегаются брака, особенно такие как Рокэ, но на это были причины. Быть супругой маршала - тяжкий крест. Как-то будучи в особом настроении Катари пожаловалась, что хотела бы любить и быть с Рокэ, но кэналлиец был слишком осторожен. Конечно, все определялось благими намерениями не ставить под удар, но это было чертовски обидно. Когда один из самых опасных и властных мужчин Талига опасается за твою жизнь и не позволяет себе слабостей, иначе враги обязательно на них надавят. Поэтому все встречи о которых гудела Оллария были с совершенно случайными женщинами. Алва готов был осчастливить чуть ли не каждую, при условии что это будет всего одна ночь и ничего более. Многие соглашались, для простой мещанки внимание герцога было уже наградой и вспоминали об этом чуть ли не до конца жизни. Из всех этих историй Айрис вынесла самое важное для себя - Рокэ не отказывал тем, кто предлагал напрямую. Да, это потом редко к чему-то приводило, но кто сказал, что с ней будет так же? Герцог же сам привез её в свой дом, хотел помочь Надору и Дикону. К тому же, вряд ли эр Рокэ резко охладеет к ней после того, что может случиться. Это будет их общая тайна, а там, глядишь, он привяжется к ней как к Катари. И тогда она своего не упустит. Прибыв в особняк маршала, юная герцогиня застала хозяина дома. Дикон отбыл по поручению вместе с Герардом, сама судьба помогала ей в запланированном. Узнав ряд приемов, которыми обычно пользовались в таких случаях дамы, которые в том числе были с Рокэ и оставались среди фрейлин, Айрис решилась предложить совместный ужин. Маршал был в хорошем расположении духа или слишком вежлив, чтобы отказать, в любом случае ужинали они вместе. Айрис написала короткую записку, в которой приглашала его в свою комнату ночью и заверила, что жалеть об этом не будет и это желание истинно. Оставив её у тарелки Алвы, Айрис весь ужин следила за движениями маршала, заметила его взгляд на клочок бумаги и занялась десертом, отчаянно надеясь что не краснеет в данный момент. Рокэ ничего не сказал и вообще сделал вид, будто ничего не было. После ужина герцог отправился к себе, как и Айрис. Часы в комнате тикали и немного нервировали, пока она не услышала тихий стук в дверь. - Войдите, - сердце ухнуло в груди, сердце забилось чаще, а сама она заставила себя успокоиться. В конце концов, все было по её желанию. Алва вошел, прикрыл за собой дверь. Маршал был в тех же рубашке и брюках, что и за ужином, лишь взгляд казался ей немного другим. Более внимательным, изучающим, твердым. - Айрис..Вы же понимаете, что.. - Понимаю. И да, я уверена, - кто тянул её за язык девушка и сама не поняла, но похоже на Рокэ её решимость произвела впечатление. Герцог удивленно поднял брови, видимо перебивали его достаточно редко, а затем коротко склонил голову. - Тогда постарайтесь расслабиться, - всё-таки Алва и правда оправдывал свою славу. Герцог был осторожен, тактичен и ласков, горячие поцелуи спустились по шее дочери Эгмонта, а ловкие пальцы занялись шнуровкой корсета. Дышать стало легче, а сама северянка прикрыла глаза, наслаждаясь лаской. Руки герцога погладили хрупкие плечи, помогали избавиться от платья. Рокэ почти ничего не говорил, лишь касался, развязывал, пробежался пальцами по коже, прижимался губами и не выходил у неё из-за спины, пока девица Окделл совсем не разгорячилась. Мысли стали немного путаться, стало жарко в одной только рубашке и похоже Алва как-то понял о чем она думает. Сильные руки подхватили наследницу Скал, несколько шагов и её бережно опустили на кровать. Перина приняла вес двух тел, теперь Рокэ был спереди, лицом к лицу и Айрис ощутила касание горячих губ к собственным. Выпив её дыхание, Повелитель Ветров прижался ближе, обвел языком нижнюю губу и скользнул в её рот, нависая над девушкой. Его руки были горячими даже через рубашку и Айрис жарко выдохнула, когда одна из ладоней герцога накрыла грудь юной фрейлины королевы. Ноготь большого пальца почти царапнул сосок через ткань, вырвав у девушки новый тяжкий вздох и почти стон. Прическа герцогини распалась, каштановые локоны рассыпались по простыням и подушкам. Теплая рука погладила её по животу и бедру, мягко смяла ткань и потянула вверх, чтобы погладить по обнаженной коже. Айри чувствовала, как Алва легко приподнял её, стянул рубашку, чтобы потом наброситься горячими губами на шею, ключицы и грудь юной герцогини. Маршал был страстен, но терпелив, язык главного злодея Талига игрался с бусинками сосков, заставляя дочь Эгмонта сладко вздыхать и стонать, теряясь в ощущениях. Запустив пальцы в темные локоны герцога, Айрис почти блаженно прикрыла глаза. Рокэ ничего не говорил, не запрещал, лишь ласкал и прислушивался к ней, иногда бросая короткие взгляды. Это было сладко и приятно, даже не смотря на то, что ,вероятно, у Рокэ до неё было огромное количество женщин. Все равно, если с каждой он вел себя таким образом ни одна из них не могла ревновать, потому что маршал никого не обделил. Невольно Айри подумала, как тяжело вероятно было её матушке. Когда-то давно она узнала от слуг, что её отец довольно мало проводил с ней времени наедине в спальне и, почему то, Айри была уверена, что герцог Окделл с Мирабеллой не был и вполовину настолько ласков. Темные волосы между её пальцев просочились как вода в песок, голова маршала спустилась ниже и Айрис застонала, ощутив горячее ласковое дразнящее касание ниже живота. Скулы залило лихорадочным румянцем, ведь девушка очень ярко представила себе что делал там первый маршал. О подобном она лишь иногда читала, но не думала что талигойские кавалеры решаются на подобные ласки. Хотя да, Алва же кэналлиец, вероятно для них такие вещи вполне себе нормальны и не считаются чем-то за гранью вон. Айрис невольно напрягла бедра и уперлась сильнее пятками в постель, подалась тазом к жарким горячим губам. Рокэ был совершенно не против и выполнял все прихоти юной девы. Пальцы герцога мягко поглаживали её бедра, мокрый горячий язык продолжал ласку, став более настойчивым, а сама девушка жарко постанывала, чувствуя как собирается внизу живота жар и стягивает мышцы. Было очень хорошо, сладко и жарко, но где-то на грани сознания билась мысль, что ей нужно больше. Ближе. Теснее. - Рокэ... - сорвалось с губ девушки прежде, чем она успела осмыслить, что зовет мужчину просто по имени. Не герцог, не соберано, а просто по имени. Похоже самого маршала этот факт ничуть не обеспокоил и не задел, зато Алва осторожно отпрянул и прижался поцелуем к её шее. Девушка ощутила, как маршал занял место между её бедер, как коротко вздохнул сквозь зубы и мягко потерся чем-то горячим и твердым, прежде чем она почувствовала как он скользнул внутрь. Вопреки рассказам это не было больно. Она даже не почувствовала ничего, кроме ощущения близости и жара его кожи. Рокэ на несколько секунд замер, видимо давая ей привыкнуть, прежде чем мягко начал двигаться. Медленно, плавно, но чувственно и глубоко, так что Айри невольно вздыхала, цеплялась за его плечи и спину, и царапала ноготками белую кожу лопаток. На несколько коротких мгновений их глаза встретились. Айрис видела тот темно-синий океан и огонь, что горел в нём и отзывался в ней, почти как натянутая струна под пальцами. Ей самой казалось, что она стала тем самым инструментом, только это была совершенно не арфа Катарины с её тонким голосом и не привычная самой Айрис лютня. Как-то раз она слышала, как играет на гитаре Рокэ и это было именно оно. Ритмичное и чувственное движение, громкие и глубокий звук. Почти как сейчас, когда герцог стал двигаться чаще и резче, а её захлестнуло ощущениями. Айрис не помнила и не осознавала, когда обняла убийцу своего отца ногами и сомкнула на его спине щиколотки, когда она сама запуталась пальцами в волосах и поцеловала его, ощущая легкий солено-пряный вкус на губах. Ей удалось его удивить. Девица Окделл оказалась не сказать чтобы брезглива, да и желание её оказалось не притворным. Рокэ замечал такое за простыми девушками из мещан, но аристократки были иными. Либо требовательными и коварными, желающими поклонения и при этом предпочитающие короткий быстрый секс на острых эмоциях, совсем в неподходящих местах которые кажется их только заводили ещё больше. Айрис пока себя так не проявила. Тем не менее что-то в ней цепляло. Эта худоба и чувственность, решительность и покорность. Как породистая мориска она показывала норов и сгибала изящную шею под рукой умелого всадника. Ночь пролетела, полная сладкой дрожи, поцелуев, почти голодных движений. Аппетит приходит во время еды и Айрис похоже свой приобрела. Девица Окделл трижды за ночь заключала его в объятья, оставляла царапины на спине, груди и боках, но Рокэ был совершенно не против. Давно он не проводил с женщиной столько времени за ночь. Обычно, сделав свое дело, герцог исчезал прежде чем спутница проснется, но Айрис похоже была настроена не отпускать его. А ему как-то даже не удалось улучить момента, чтобы уйти. При первой же попытке он был пойман и притянут обратно, а потом и вовсе уложен на спину. Подобное себе позволяла редкая дама, но похоже общение с Катари и Луизой играли Айрис на пользу. Девушка знала, чего желала, знала как это получать и не собиралась ждать годами. Утром, проснувшись раньше чем девушка, Рокэ не торопился покидать постель. Да, на улице было 5 утра, ему нужно было привести себя в порядок и уйти, но Айрис держала его за руку и отобрать у уже женщины свою руку грозило пробуждением. Рокэ невольно усмехнулся, оценив таланты герцогини. Она его объезжала всю ночь и даже выбившись из сил не отпустила. Это заслуживало определенного уважения. А может и не только.

***

Это повторилось еще три раза. И каждый раз Рокэ не мог уйти и ждал, пока она проснется. Разок даже способствовал пробуждению и она не выпустила его из постели почти до полудня. Несмотря на скромность комплекции сил и выносливости в юной надорской герцогине было предостаточно. Что удивительно, даже после того как он побывал с Катари, его все равно не отпускало ощущение, что это теперь не то. Хотелось другого, более..просто другого. И за этим другим он однажды сам подошел к Айрис, переглянулся и оставил записку, что будет ждать её в своих королевских апартаментах. Она пришла, он проверил свои ощущения и убедился, что не ошибся, хотя осознавать это было и странно. Айрис лежала у него на груди, прикорнув после нового заезда и Алва невольно залюбовался, поправив упавший на лицо локон. Девушка открыла глаза и герцог поцеловал её, вызвав томную довольную улыбку сытой кошки. Дотянувшись до небольшого футляра под подушкой, спрятанного ранее, Алва заметил как удивленно и заинтересованно вытянулась девушка. Внутри оказался браслет с сапфирами. Поцеловав ручку девушки, герцог застегнул его на её запястье. - Эреа, согласны ли Вы стать герцогиней Алва?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты