Blood connection

Гет
NC-17
В процессе
16
автор
Размер:
планируется Макси, написано 227 страниц, 23 части
Описание:
Переезжая от ненавистных родителей в маленький городок к любимой тётушке и переходя в новую школу, Никки вряд-ли посещала мысль о том, что жизнь перевернётся с ног на голову после появления в ней странного Тэхёна.
Ещё больше она не ожидала, что после проникновения в запертый класс и нахождения в нём таинственной записки, ей придётся столкнуться с неупокоенными душами умерших, требующих возмездия из-за своей несправедливой смерти.
Но кому было известно, что всё обернётся именно так?..
Посвящение:
Всем тем, кому хочется почитать чего-нибудь мистического, запутанного, романтичного...
Примечания автора:
Я не в первый раз описываю нечто мистическое, но не могу с уверенностью сказать, что описываю очень хорошо. Не буду себя ругать. Не буду себя хвалить.

Если кому-то понравится — буду очень рада🖤🖤

Предупреждения о смертях персонажей не будет! Будем грустить вместе🥲💔

Мой аватар — это визуализация Никки Картер (это если вы повнимательнее присмотритесь). Позже под работой будут ссылки на фото-визуализацию персонажей)))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
16 Нравится 5 Отзывы 7 В сборник Скачать

Противоположности притягиваются...

Настройки текста
Примечания:
Бусинки, песни включайте! Так интереснее!

🖤🖤🖤
— Нет! Нет! Нет! — душераздирающий крик сорвался с уст девушки, когда она мигом открыла глаза и всё же ощутила себя в тёплой постели, за пределы которой не хотелось высовываться. Джессика тяжело дышит, будто на её груди расположенная тяжеленная плита, нагретая до ярко-оранжевого оттенка, обжигающего кожу. Ей вновь приснился кошмар, и это явно не к добру. — Чёрт, что же происходит?! Страшные сновидения — одна из самых больших фобий в её жизни, ведь это случается далеко не первый раз.

Flashback

Для атмосферы: In the house, in a heartbeat — John Murphy Ступая по ледяной мраморной плитке чёрного оттенка, маленькая девочка пугливо оглядывается по сторонам, в надежде на то, чтобы обезопасить себя от страшных монстров, прячущихся в темных закоулках этого громадного дома. Но она до конца не может осознать этого. Ведь это всё не реальность. Дети всегда отличались от всех своей «бурной фантазией». Тем, что их взгляд мог увидеть то, что обычному человеческому оку неподвластно. На то они и дети, ведь их маленький мир открылся совсем недавно, и связь с иным миром у них есть. Это будто невидимая цепь, оковывающая рассудок малыша, от которой порой избавится просто невозможно. Все рождаются с этим «клеймом» и абсолютно каждый видит то, что потом может потеряться в человеческих раздумьях со временем. Но некоторые не в силах сделать это, за что и приходится отдавать своё сознание на растерзание этим страшным существам, вечно играющим раненой душой. Джессика напугана. Она до смерти напугана, ведь даже злой монстр не отпускает её не только в реальности, но и в сновидениях, где девочка раньше могла найти покой. — Отдай... Отдай... — в ушах начинает слышаться жуткий голос, заставляющий тело маленькой Джессики самопроизвольно дрожать от покалывающих мурашек. Но по ощущениям это намного хуже. Это будто пытка на электрическом стуле в полной темноте, один на один с этим чудовищем, играющем с ней в прятки. Он не хочет, точнее не любит показывайся ей. Он любит прятаться. Любит прятаться от неё, но как кукловод дёргать за тоненькие ниточки её здравого рассудка, который почти полностью подчинён ему. — Отдай, отдай мне его! Отдай! — девочка мигом мчится по темному коридору. Наконец. Она видит приглушённый желтый цвет доносящейся из комнаты любимого дяди Джона. Неожиданно голос совсем исчезает, а в коридоре становится предательски тихо. Эта атмосфера давит на черепную коробку настолько сильно, что любой на её месте уже бы давно сошёл с ума слыша этот голос и громкие шаги. Но даже в этой мертвой тишине она ещё способна разобрать голос дяди, доносящейся за приоткрытой дверью. — Я понимаю, что не имею право просить тебя об этом, но... Пожалуйста, забери Джессику домой. С ней творится что-то неладное, и я ума не приложу, что?! — девочка только незаметно вошла в комнату, продолжая напугано смотреть на седовласого мужчину. — Она уже неделю сама не своя. Постоянно ругается, что есть силы, и кричит не своим голосом. В неё будто бес вселился, Дерек! Может, это дом так на неё влияет? — Дядюшка Джон, что случилось? Почему ты так говоришь обо мне? — но перед глазами малышки только абсолютно стеклянный взгляд с пустыми глазами, в которых она не видела своё отражение. Её будто нет. — Дядюшка Джон! Почему ты не разговариваешь со мной?! — Дерек, я очень люблю Джессику и дорожу ей, но её нужно показать врачу, провериться и убедиться в том, что всё в порядке. Понимаешь? Я ведь хочу как лучше. — Нет! Нет, я не пойду к врачу! Дядюшка Джон! Посмотри на меня, — девочка просто кричит в пустоту, а любимый дядя даже не слышит её. Её для него сейчас нет. Это не Джессика. — Я настаиваю на том, чтобы завтра ты повёз её на приём к врачу. Как только освободишься, позвонишь мне, ладно? — сказав ещё пару слов, мужчина, тяжело вздохнув, оборвал связь с абонентом на другом конце провода, устало садясь на небольшое кресло. Задержав левую на колене, мужчина правой медленно протер висок от накатившегося напряжения. В горле едкий ком, а на языке горькие слова о том, что он хочет, чтобы Джессика покинула дом уже завтра. Он не может больше жить с ним под одной крышей. Как бы девочка хотела привлечь его внимание к себе, или хотя бы сделать так, чтобы он посмотрел в её сторону, но даже горькие слёзы не помогают. Она плачет. Плачет из-за некого непонимания и неправильного восприятия ситуации. Не выдержав такой эмоциональной давки, малышка мигом забивается в одном из углов комнаты, смотря на тревожного дядюшку, которого взглядом пожирает он... В один миг в комнате раздался громкий скрип двери, только что распахнувшейся перед глазами мужчины и маленькой девочки. Дядя Джон испуганной выпрямляется в спине. Руки замыкаются в некий замок, а в «ржавых» зрачках отражается она... — Ты хочешь от меня избавится? — этот голос идентичен с голосом Джесс, которая в ужасе затаила дыхание. Она не может позволить себе сделать и глотка свежего воздуха, ведь все дыхательные пути будто скованы тяжелыми цепями. — Джессика, малышка, почему ты ещё не в постеле? Все хорошие девочки давно в кро... — Ты хочешь от меня избавится? — более четко произносит она, ступая по ледяному полу. Она становится ближе. — Девочка моя, что ты такое говоришь? Нет конечно! Просто завтра папа повезёт тебя к врачу, и он скажет... — Ты хочешь от меня избавится?! — Джессика, не нужно... — Заткнись! Жалкий, старый, бесхребетный идиот! — над головой слышится громкий треск штукатурки, ведь след появившейся трещины на глазах продолжался по всему потолку. А потом и вовсе скрип дерева, по которому будто едет огромная машина. — Сейчас ты будешь слушать только меня! — Джессика, нет!

End of Flashback

Странно. Странно и необычно то, что даже в этот, кажется обычный, день ничего мистического и страшного не случилось, но вместо этого появилась новая проблема. Страх перед общением. — Никки, — громко говорит Соня, едва касаясь плача подруги, которая задумчиво смотрит на входной проход в столовую, нелепо тыкая свой обед вилкой, даже не отведав кусочка. — Эй, Никки, на что ты смотришь? — девушка никак не реагирует. Её глаза излучают страх, но он выглядит по-другому. В её исполнении каждый страх перед чём-то имеет свой собственный облик. Девушка начинает дышать с тяжестью, а как только в столовую залетает какой-то школьник, она чуть приподнимает плечи. Будто вспоминает, как правильно дышать. — Никки, ты слышишь меня?! — А? Что? — наконец брюнетка сталкивается с непонимающим взглядом подруги, чья рука до сих пор удерживает её плечо, но теперь крепче. Соня теперь напугана не меньше, ведь состояние подруги не совсем понятное. Никки мигом пытается изменить выражение лица, напяливая нелепую улыбку, но в этот раз не получилось скрыть искреннюю эмоцию. — Что с тобой такое? — Что ты имеешь ввиду? — Не включай дурочку, Никки. Ты либо меня правда не слышала, либо же делала вид, что не слышала. — Нет, я просто... Просто думала о самостоятельной работе по истории. Я не совсем хорошо подготовилась, — Никки Картер, сегодняшний день не пригоден для вранья. Увы, но нужно смириться с этим. — Ты считаешь меня идиоткой? Никки, я же вижу, что что-то не так. Но ты не можешь даже сказать, что именно! — Картер виновато выдохнула застывший ком в горле, медленно повернув голову влево, встречаясь с ещё одним проницательным взглядом. Она уже пожалела об этом сто раз. Пожалела о том, что приняла подарок от него. Пожалела очень много раз. — Извини, Сонь, я забыла! — он смотрит на неё, приближаясь ближе. Девушка чувствует это, ведь сердце начинает бешено колотиться, ещё немного, и оно выпрыгнет из груди. — Забыла что? — Я должна зайти к мистеру Шондеру, отдать учебник по анатомии. Я быстро! — в одну секунду схватив свой рюкзак, Никки побежала в сторону выхода, позабыв о недоеденном обеде и о ворчащей, от непонимания, подруги. Девушка считает, что сейчас лучший способ избежать разговора с ним — бегство. Но рано или поздно он настигнет её. — Дурдом какой-то... — проходясь взглядом по столовой, девушка наконец заметила того, кто стал причиной «побега» Никки. — Привет, Тэхён. — Привет, — подросток сел напротив Сони, сцепив массивные руки в замок, парень услышал вопрос: — Ты где был на первых уроках? Я уже было подумала, что ты снова заболел. — Не дождёшься. Я просто решил отоспаться сегодня, — девушка закинула в рот маленький кусочек недоеденного сандвича с ветчиной, вновь посмотрев на друга с некой улыбкой. — Ты не знаешь, куда это Никки так быстро сорвалась? — Она пошла к мистеру Шондеру, учебник отдать. И вообще она сегодня странная, и день сегодня странный! Все будто в воду опущены, расстроены. Тебя не было в школе, Джесс тоже не пришла. Я звонила ей, но она не отвечает. — А у Лили спросить не пробовала? — Они поссорились вчера, поэтому она не знает, где Джессика, — в столовой показались знакомые лица, а именно Намджун, Юнги, Хосок и Джин. Пока парни шли к их последнему столику и о чём-то разговаривали, Соня не упустила возможности поинтересоваться кое-чем. — А какое тебе дело до Никки? Зачем она тебе? — Нужно обсудить кое-что. — И ты, как обычно, не скажешь, что именно? — В яблочко! — девушка только грустно опустила голову. — Не обижайся, это просто не касается тебя. — Ты хочешь позвать её на свидание? — наконец, ребята дошли к столику, расположившись каждый на любимом месте. — Ушам не верю, что сам Ким Тэхён хочет позвать девушку на свидание, — легко похлопывая Кима по плечу, Хосок умостился на стуле, с некой ухмылкой заглядывая другу в глаза. — Нет, с чего вы взяли? — Досада... А я уже было подумал, что ты человеком стал, — легко засмеявшись, Юнги мигом оглянул столовую в поисках знакомого лица. — Мне иногда кажется, что ты, Тэхён, до конца своих дней будешь одиноким, потому что ты самовлюблённый, напыщенный индюк! — после этих слов Сони, рядом сидящий Намджун, глупо схватил её за голову и уложил на своём плече. — Он того не стоит. Волнуйся о нас с тобой, малыш, — тихо прошептал он, после мило поцеловав любимую в лоб, на что та только сильнее прижалась к парню, поудобнее расположив голову на его плече. — Какие же вы милые, меня сейчас стошнит, — наигранно сказал Тэ, вставая из-за стола. Настроение испорчено, а что нужно сделать, чтобы оно улучшилось, неизвестно. — И да, я не буду одиноким до конца своих дней! Не дождёшься! Для атмосферы: Bella’s Lullaby (Form Twilight) Ким Тэхён всегда отличался от других манерой своего поведения, манерой речи, подачи собственного «я» на всеобщее обозрение. Идеальные внешние данные, горько-шоколадный взгляд заглядывающий в душу любого без особого труда, вкусный, в тоже время, малоизвестный запах пряной корицы с которым ассоциируется его вальяжная походка. Стиль одежды и низкий, слегка хрипловатый, голос, заставляющий сотню мурашек хаотично бегать по телу. Задето ли его самолюбие этими глупыми фразами? Конечно нет, ведь он прекрасно знает, что это не так. Но его тревожит другое. — Никки Картер... Обычная девушка. Как все остальные, ничем не отличающиеся друг от друга людишки. Но она не такая, нет. Она другая. Ведь даже природа смогла даровать ей красоту не от мира сего. Изумрудные глаза всегда ассоциируются с приятно-пахнущим, завораживающим своей красотой, лесом, где время застыло в бесшумном пространстве. Молочная кожа выглядит холодной, но это будто самый хрупкий в мире фарфор, который может рухнуть на пол, расколовшись на крошечные осколки от малейшего порыва освежающего, мятного ветра. А длинные, насыщенно чёрные волосы всегда будут пахнуть нежной ванилью, точно также как и её руки, шея, ключицы. Вся Никки Картер, будто неразрешимая головоломка с сотней разных запертых дверей, но после каждой встречи, для парня открывается всего одна. Как же это чертовски мало. Чертовски мало. Ей не нужно его внимания, она не хочет быть ещё одной красивой-марионеткой в руках этого красавчика со смазливым личиком. Но он также не отличается своей простотой. Не только снаружи, но и внутри у него бушует шторм из сотни неизведанных загадок, которых так много! Но времени чертовски мало...

***

Для атмосферы: Hurricane — Fleurie Слегка постукивая маленькими каблуками своих ботинков, опираясь на железного коня чёрного цвета, Ким сосредоточено смотрит на выход из старшей школы Гофрида. Он делает вид, будто невзначай ждёт кого-то важного, но на самом деле внутренне напряжен, ведь не знает, не сбежала ли она снова? Он ищет глазами черную макушку с небольшим пучком и тоненькими прядями волос, небрежно уложившимися на лице. В милых чёрных шортиках, тепло-коричневом свитере и белых кедах, как самый главный атрибут её образа. Она — полная противоположность ему, «черному всаднику». — Сонь, я обязательно сброшу тебе лабораторную по биологии, обещаю, — теперь и этот милый голос, ранее неприятный для него. — Ладно, но пожалуйста, не забудь об этом. Я в прошлый раз получила... — наконец подруга заметила выжидающего Кима, слегка опирающегося на его мотоцикл. — Никки, кажется, это тебя ждут. — Что? — мигом обернувшись, брюнетка сталкивается с его проницательным, даже оценивающим взглядом. — Твою мать, — секундный ступор и незнание того, что же сделать. — Соня, пойдём отсюда, быстрее, — девушки мгновенно повернулись к парню спиной, а тот только выронил из уст смешок. — Никки, что такое? Ты будто призрака увидела. — Там он стоит... Чёрт, он хочет со мной поговорить, — девушка взволнованно схватилась за ледяную кожу лба, взглядом опустившись к асфальту. — Кто он? Ты имеешь в виду Тэхёна? — А кого же ещё?! — Глупышка. Он ведь пытается поговорить с тобой целый день, но ты избегаешь его! Так в чём проблема? — шёпотом спрашивает подруга, слегка придерживая девушку за руку. — Я не хочу с ним разговаривать. Меня забыли спросить о том, хочу ли я этого?! — Приветик, девочки, — кажется, если бы парень сам не соизволил подойти к девушкам, бурно обсуждающих причины того, чего же Никки наотрез отказывается с ним общаться, тогда бы он мог простоять там до самого рассвета. — И тебе здравствуй, Тэхён. — Никки, я тебе настолько неприятен, что ты не хочешь со мной поздороваться? — Картер сама того от себя не ожидала, но смелости на то, чтобы поднять взгляд и посмотреть ему в глаза, у неё было достаточно. — Привет, Тэхён. Ты чего-то хотел? — на его лице только вырисовалась самодовольная ухмылка, а затем и послышался смех. — Знаешь, меня поражает твоё «не замечание» меня на протяжении целого дня. Похвально, Никки, похвально... — Ближе к делу: чего конкретно ты хочешь? — как только последнее слово сорвалось с языка девушки, парень просто начал буравить её взглядом, попутно предательски молчав. Позже он закусил нижнюю губу, иногда бросая взгляды в сторону другой девушки, но он молчал. — Простите, но я здесь лишняя, — немного приподняв руки, Соня сделала шаг назад, видимо собираясь подойти к машине её парня, который наблюдал за происходящим из своей тёплой тачки. Но только Никки, окутывая подругу тревожным взглядом, уже мысленно потеряла сознание. — Ты справишься, а ты, Тэхён, только попробуй обидеть её, — девушка ушла, но подросток так и не собирался нарушать их тишину. Теперь её очередь. — Ты так и будешь молчать, или я могу идти? — Иди за мной, — стоящие рядом подростки, застывшие в нелепом удивлении, уже готовы были поднимать обвисшие челюсти с пола, как только Ким грубо схватил Никки за руку, на что та только неприятно воскликнула. Хотелось попробовать вырваться, но в этой глупой ситуации сопротивление бесполезно, как бы сильно она не старалась. Тэхён останавливается возле своего транспортного средства, отпуская руку девушки, а после усаживаясь на кожаном сидении. — Тебе нужно особое приглашение? — услышав эту фразу, в произведении этого низкого баса, Картер немного отшатнулась назад. Оковы страха появились из неоткуда, но она не могла сказать и слова в свою защиту. Не возразить, не согласится, просто стоять на месте, застыв с гримасой испуга на лице. — Ты боишься? — Нет, каждый день катаюсь на этой штуковине! — Это мотоцикл. Не паясничай и садись, — вновь секундный шок, после которого брюнетка нервно кивает головой, а Ким лишь улыбается, протягивая шлем. — Ты мне веришь? — Чёрт. Эта фраза уже была отпечатана в её памяти, но девушка не думала, что она услышит её ещё раз, именно от него. Руки и ноги скованы, в горле тяжелый ком, который не даёт ей вздохнуть во всё лёгкие. Но она делает этот шаг. — Верю, — тихо произносит она, но отталкивает шлем, после чего садится сзади парня, слабо хватаясь за его талию. — Держись крепче, иначе эта поездка запомнится тебе надолго, Никки Картер, — да неужели, Ким Тэхён? Эта поездка точно запомнится ей надолго. Очень надолго. Девушка никак не изменила своего положения, только начала дышать чаще, чувствуя в своих легких запах корицы. До дрожи в костяшках пальцев знакомый запах корицы, к которому ей придётся привыкнуть ещё раз. — Я не отгрызу тебе руки, не бойся, — никакой реакции. Только мысленно пробежавшая фраза в голове Никки: «Пожалуйста, помедленнее». Услышав звук заведённого мотоцикла, чей рёв заставил толпу из покалывающих мурашку пробежать от кончиков волос до пальцев на ногах, Никки только зажмурила глаза, сцепив зубы до звука неприятного скрежета, от которого на лице появлялась эмоция отвращения. И он сорвался с места, помчавшись по мокрому асфальту. Из уст девушки самопроизвольно вырвалось ругательство, что весьма повеселило Кима, громко засмеявшегося гонщика, чей мотоцикл начал ускорятся, мигом пролетая по трассе, обгоняя все машины и автобусы. Это так страшно и круто, но наверное более страшно для Никки, чьё сердце готово выпрыгнуть из груди. И огромный мотор этого разъярённого «зверя» не сравнится со скоростью ударов её сердца, никогда. Этот адреналин, и рядом он... — Ты всегда любил мотоциклы, Тэхен~а! Никки настолько сильно прижалась к Киму, чувствуя тепло его разгоряченного тела, чувствуя эту близость между ними. Её глаза закрыты, но она уложила голову на его спине, чувствуя выпирающие кости хребта. — Я не думал, что ты способна разговаривать в таком тоне! — прокричал парень, сосредоточиваясь на дороге, пока не услышал тихое: — Медленнее, прошу, — тонкие пыльцы намертво вцепились в сильную грудь подростка. Даже не видя его лица, Никки будто видела эту фирменную улыбку, но другую. Она не выглядит наигранно или глупо, противно или неприятно, ведь искренние эмоции радости никогда не будут такими, хоть парень и научился скрывать их за маской всеобщего обожания. — Помедленнее, Тэхён! Сбавь скорость! — Что?! — прокручивая ручку газа, тем самым заглушив крик девушки, он только крикнул: — Я не слышу! — Остановись! — ещё немного, и девушку придётся собирать по кусочкам, ведь такое моральное истощение этой ездой. Разве это можно выдержать, особенно когда за рулем сумасшедший гонщик, которому крышу рвёт от всего накатившегося адреналина. — Идиотка, — будто невзначай произносит Ким, на мгновение посмотрев назад. — Открой глаза! — Нет! — кричит Никки, стараясь как можно сильнее сомкнуть их, но куда ещё сильнее? На лице гримаса ужаса, жуткого страха, но Тэхён не собирается сдаваться. — Открой глаза, Никки! — Я сказала нет! — Так значит? Хорошо, тогда я тоже закрою! Если мы врежемся в столб, то это будет на твоей совести! — прекрасно, зато умрете в один день... — Нет! — это ведь можно было счесть за шутку, но только не от Тэхёна. Даже ему самому не известно, какие черти играют в его голове и на какие поступки они могут подтолкнуть его. Он не доверяет даже себе в таких моментах, даже на лучшее не надеется. — Не смей закрывать глаза! — Почему это? Если ты можешь сделать это, то почему я не могу? — оцепеневшая рука Картер всё-таки легонько стукнула Кима по груди, от чего тот только засмеялся. — Если ты сейчас же не откроешь глаза, мы врежемся в столб! — Хорошо! Хорошо! — дабы ещё больше не пугать девушку, Ким начал следить за дорогой. Никки не хотела сделать это резко, ведь иначе шок ей обеспечен. Максимально расслабив веки, перед глазами перестали мелькать разноцветные картинки, но этого было мало. — Быстрее! — виднеется тоненькая полосочка дневного свечения, но пока что густые ресницы закрывают вид на дорогу и самого мотоциклиста. В горле давно пересохло, а ладошки вспотели до такой степени, что просто скользят на гладкой кожанке парня. Только одно движение, и Никки увидит всё происходящее собственными глазами. Один из её главных страхов можно будет отбросить в самый далекий угол всех воспоминаний. Больше он не будет так страшен. — Я сделала это... — Ну, как ощущения, новенькая? — Это так круто! Но... Жутковато, — с восхищением воскликнула Никки, немного ослабив мертвую хватку рук. В голове была целая куча неизвестных ей ранее эмоций. Эмоции адреналина, легкой эйфории и счастья создавали весьма приятное, неизвестное трио, ранее никогда не испытываемое ею. Ведь повода для этого не было. В памяти очень хорошо отпечаталась сцены с криками и бойнями родителей или тяжелая рука отчима. А эти шрамы... Ещё в старой школе девушка была сыта по горло враньём о своих неудачной неуклюжести. — Это я упала, пока спускалась по лестнице — Это из-за неудачного катания на велосипеде — Это? Это об дверной косяк ударилась. Случайно. Конечно, никому не хочется, чтобы на него показывали пальцем из-за издевательств абсолютно чужого животного, так как мужчиной это очень сложно назвать. Если он один раз позволил себе поднять на неё рука, он автоматически будет ассоциироваться со словом «животное», ведь человек на такое не способен. Или всё же способен? Звонкий смех последовал за ответом Картер, заставляя парня искренне улыбаться, чувствуя тоже самое чувство... — Мне придётся узнавать тебя по-новому, Никки Картер. Но чувство того, как сильно я скучал по тебе, останется у меня навсегда. Сбавив скорость до нормальной, мотоцикл остановился на одной из полян. Массивное дерево, ловко сбрасывающие на чёрную макушку головы холодные капли воды. Приятно пахнущая кора, зелёный, ярко выделяющийся среди тусклого цвета растений, цвет листвы, заставляющий тебя понимать, что маленькая частичка лета присутствует в этом пристанище дождя и ледяного ветра. Легко пошатывающаяся деревянная доска, закреплённая у сильной ветке толстыми веревками, пропитанными горным дождем и не только... — Мы прибыли к месту назначения, — взъерошив каштановые волосы, Тэхён на секунду взглянул на серое небо, мгновенное переводя взгляд на «подругу», которая только пыталась отойти от накатившегося чувства счастья. Не каждый день сталкиваешься с своим страхом, но потом даже не жалеешь о содеянном. — Эй, ты зависла? — Ч-что? Извини, это из-за п-поездки. Я не думала, что когда-либо буду кататься на этой штуковине. — Придётся привыкнуть. — Что? — мигом столбенея, парень прокручивает в голове сказанную им секунду назад фразу, о которой он не жалеет, но боится. Точнее боялся её реакции. — Что ты сказал? — Я сказал, что эта штуковина называется мотоцикл, если ты не забыла, — ловко вырулил, но в секунду стало неприятно от своей трусости. Он ведь не для этого привёз её сюда. — Да, ты прав, это мотоцикл... Слушай, Тэхён, — подросток повернул голову, вырисовывая на лице маску заинтересованности в дальнейшем вопросе девушки, — зачем ты привёз меня сюда? — Я хотел показать тебе место, которое я люблю. Ещё вопросы? — неожиданно. Услышав эту фразу, Никки отшатнулась назад, будто от ледяного порыва ветра, ведь услышать от него такие слова — настоящая неожиданность. Даже если тон его голоса совсем не такой, какой бы ей хотелось слышать, но это важно для него. Возможно кто-то другой бы просто напросто воспринял эту фразу на издевательство, ведь Ким Тэхён никогда и никого так близко не подпускал к себе, держа всех на расстояние пушечного выстрела, но Никки сумела разобрать в его голосе некую потребность в разговоре и испуг. Поэтому и отшатнулась. Только поэтому так отреагировала, ведь она знает его, и он холоден ко всем, но только не к ней и только не сейчас. — Это очень глупо, приводить девушку в лес на мотоцикле, когда вот-вот начнётся дождь, — но эти слова ничуть не разочаровали Тэ. Нацепив на себя фирменную улыбку, из-за спины вырисовался образ небольшего зонта, и именно этот вид заставил брюнетку смеяться. — А, ты и зонтик очень большой подобрал, он нас защитит точно. — Это намного лучше, чем ничего. — Ха-ах, ну хорошо. Будем считать, что ты подготовился, — пара подростков наконец пришли к качели. Ким, галантно протянув руку вперёд, горько-шоколадными глазами указал на небольшой «аттракцион». — Ты хочешь, чтобы я покаталась с тобой на качели? — И ты мне в этой не откажешь, — он не задавал вопрос, а только утверждал, что выдавала легкая сдержанность в его голосе. — Наглец... — протянув руку в ответ, она получила в ответ уже любимую улыбку. Но в голове начала выстраиваться небольшая картинка...

Flashback

— Тэхён, нет! Остановись! Это слишком высоко! — крепко удерживаясь за толстую веревку, маленькая девочка мигом закрывает глаза, сильно поджимая ноги под себя. Персиковое платье в горошек плотно прилегает к телу, но холодный воздух оковывает тонкую кожу со всех сторон. — Я сказала остановись! — Да ладно тебе, зануда. Чего ты боишься? — ловко схватившись за вторую верёвку, мальчик в миг останавливает качели, немного смеясь, но темноволосая девочка ни на секунду не поднимает взгляд. Она мертвой хваткой вцепилась в верёвку, а маленькая игрушка, крепко прижата к её хрупкой груди. Слышен тихий всхлип. — Эй, Никки? Ты что, плачешь? — мальчик мигом подходит к подруге, мягко касаясь её плеча, а позже и вовсе присаживаясь рядом. — Я ненавижу, — всхлип, — ненавижу, — вновь всхлип, — когда ты так делаешь. — Когда делаю что? — Когда не слушаешь меня. — Я ведь не собака, чтобы слушать тебя, — этот ответ только усугубляет положение. Нет, она больше не плачет, только поднимает голову, открывая вид на заплаканные, уже красные глаза в которых виднеется некий страх, страх перед скоростью и боязнь упасть, причинив своему телу боль. — Ты знаешь, что я боюсь, когда ты так быстро катаешь меня! — вновь возвращаясь в прежние положение, девочка со злости от накативших эмоций выбрасывает небольшую игрушку в виде кролика с короной на траву, закрывая руками лицо. Мигом вскочив с качели, Тэхён поднимает любимого зверька с травы, тихо выговаривая: — Он ведь не виноват, что ты такая трусиха, — немного встряхивая малыша от крошечных частичек пыли, Ким медленно подходит к качели, усаживаясь на своём месте, протягивая игрушку девочке. — Прости меня, Никки. Я не хотел тебя напугать. — Не хотел, но напугал! — мило цокнув, мальчик осматривает находящуюся в его руках игрушку, всматриваясь в его кукольные глаза, а потом поднимая голову, осматривая всю поляну. — Прости Тэхёна, маленькая принцесса Никки, — задевая плечо подруги, Тэ изображает милый игрушечный голос, одной рукой прикрывая рот, будто это и правда говорит маленький пушистый друг. — Он не хотел тебя напугать, он просто... — Глупый! — мигом входя в положение, на заплаканном лице девочки мелькает маленькая улыбка, но слыша эти слова Тэ только на секунду смотрит на неё слегка злым взглядом, но позже отпускает эту эмоцию, попутно возвращая квадрантную улыбку. — Глупый, но он очень хочет помирится со своей подругой и играть дальше. Ты ведь простишь его? Брюнетка, приведя своё дыхание в норму, смотрит на носики своих чёрных лакированных туфелек, на которых всегда остаётся небольшой слой пыли после долгих прогулок вместе с её лучшим другом. Никки не хочет казаться обидчивой, так просто извинить не хочется, но... Вспоминая искренний смех и счастье, испытываемое ею на протяжение всего проведённого время с ним, она сдаётся. Немного поджимая губы, Картер произносит: — Прощаю, но! Чтобы это было в последний раз! — Ладно, но не говори больше как моя мама! — Идёт!

End of Flashback

— Никки, что с тобой? Ты будто призрака увидела, — тихо произносит парень, слегка толкая тяжелую лакированную доску, из-за чего Никки мигом хватается за веревки обеими руками. Давно, точнее никогда ранее она не вспоминала о забытом друге, чьё расставание могло бы нанести ещё больший удар для и без того раненого сознания и восприятия этого мира. Да, может и всё это время девушка переубеждала себе в том, что прошлая жизнь лишь когда-то была у неё, но что именно происходило Картер не хочет знать. Хотя и обманывать себя тем, обманывать саму себя прекрасно чувствуя совершенно иные эмоции? Это глупо, глупо и смешно до слёз. — Я всё помню... Я помню своего лучшего друга, но что это меняет? Со временем сила, с которой парень раскачивал «аттракцион», возросла. Тоненькие пряди густых волос, случайно выходя за рамки общей причёски, будто танцевали с ветром, который властвовал в этом дуэте. Испуг. То, что было ровно пять минут назад, а именно эта небольшая поездка на мотоцикле с безбашенным гонщиком за рулём, она вылетела из головы, ведь думать о ней было невозможно. В голове всплывали мысли о том, что Никки напрасно пыталась забыть его. Зачем пытается избавится от человека, если он теперь будет рядом? А собственно и зачем? — Не так высоко, — тихо произносит девушка, на что Тэхён изменяется в лице. Его будто кто-то силой оттянул от качели, не давая возможности дальше продолжать быть рядом с «подругой». Он выглядит серьёзным, но внутренне напуган. Парень пытается заставить самого себя поверить в то, что это всё правда, но маленькие нотки опасений пробегают по его сознанию. Это последняя проверка на сегодня. Будто из неоткуда в его руке появляется маленькая, такая мягкая вещь. Белая пушистая шерстка и розовая корона, крошечные чёрные глазки, длинные уши и приятный запах нежных фиалок. — Я настолько тебе наскучила, что ты решил сбежа... — Никки застыла в удивлении, так и не успев закончить свою фразу. На лице испуг и незнание того, какой верный шаг дальше стоит сделать. — Откуда он у тебя? — Кое-кто оставил мне его на хранение, это было десять лет назад. Обещал вернуться, и сдержал обещание...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты