Его Наследие Вейлы

Гет
R
В процессе
29
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написана 61 страница, 11 частей
Описание:
Весь его мир перевернулся, и он вдруг понял, что его жизнь больше не принадлежит ему, она принадлежит ей. Он мог только надеяться, что она простит и примет его. Потому что он был вейлой, а Гермиона Грейнджер-его парой. Единственная женщина, которая могла по-настоящему сделать его счастливым, была та, которую он мучил полжизни.
Карма была сукой.
Примечания автора:
Это мой первый перевод фанфика по вселенной ГП!
Могут присутствовать пунктуационные и орфографические ошибки.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
29 Нравится 7 Отзывы 11 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
Примечания:
Дорогие мои читатели!
К сожалению, завтра не будет новой главы(проблемы с переводом), но я обещаю, что в понедельник выпущу сразу две.
Надеюсь на ваше понимание.
Приятного чтения.❤️
Гермиона почувствовала, что сейчас прокусит губу, ожидая его ответ. Он шагнул через каменный пол, и она не смогла удержаться, чтобы не шагнуть вперед и не обнять его. А потом она не хотела отпускать его. Роскошное прикосновение его шерстяного одеяния к ее щеке, резкий чистый запах, сильные руки, обнимающие ее, — все это мешало ей вспомнить, почему она так испугалась. Он был великолепен, дразня ее через запинающиеся извинения, заставляя Гермиону чувствовать себя комфортно. Она начала сомневаться, заслуживает ли его. В прошлом ей очень ясно давали понять, что она не в ладах с отношениями. Теперь она требовала от него еще большего, не слишком ли много? Она не хотела, чтобы он думал, будто она стыдится его, она никогда бы не рассказала о нем Андромеде, женщине, которую она уважала и которой восхищалась больше всех остальных, если бы это было правдой. Она просто хотела побыть наедине некоторое время, чтобы у них была возможность почувствовать себя парой, прежде чем они станут объектом общественного внимания. И снова она почувствовала себя неуютно от того, какое влияние он внезапно оказал на нее. Она жаждала его хорошего мнения. Ей была ненавистна сама мысль о том, чтобы задеть его чувства. Поэтому было хорошо, когда, казалось бы, из ниоткуда, он поднял голову и улыбнулся ей. Добрый Годрик, он был прекрасен. И, очевидно, он принадлежал ей. Она задумалась, сколько времени ей понадобится, чтобы привыкнуть к этому. — Хорошо, принцесса, все, что ты хочешь, — он ухмыльнулся, — для меня будет честью ухаживать за тобой, и я не против сохранить наши отношения в тайне до тех пор, пока я буду видеть тебя. Она фыркнула и закатила глаза. — Принцесса? — спросила она, сморщив нос от отвращения. Это только усилило его ухмылку. — Да, — просто ответил он. Она решила не спорить, у нее было чувство, что он будет только упираться, а также у неё было чувство, что, как бы им ни было суждено быть вместе, он все равно сведет ее с ума. — Все, что я хочу, — вкрадчиво произнесла она, понимая, что в данный момент ей очень хочется чего-то еще, у нее было так много вопросов о его превращении, что она отчаянно хотела увидеть это сама. — О да, — почти промурлыкал он, — в конце концов, я создан, чтобы доставлять тебе удовольствие. Она почувствовала, как ее бросает в жар от его намека, и поняла, что покраснела. У нее было очень мало опыта в физической близости, и она надеялась, что он не ожидал, что они попадут прямо в этот аспект их отношений. Она отогнала эту мысль и снова посмотрела на него. Он мрачно усмехнулся и посмотрел на нее понимающим взглядом, ее мысли, должно быть, были написаны на ее лице. — Ты не должна так нервничать рядом со мной, знаешь ли, — сказал он, быстро переходя от удивления к беспокойству. Она неловко поежилась, прежде чем решиться быть с ним откровенной, вздернула подбородок и расправила плечи. — У меня нет большого сексуального опыта. Вообще-то, никакого. И я просто не знаю, чего ты от меня ждешь. Я не уверена, что буду готова в ближайшее время, — призналась она, бросив на него взгляд, который вызывал его бросить ей вызов. Но его взгляд только смягчился. — О, не беспокойся об этом, у меня нет никаких ожиданий, я, конечно, никогда не буду торопить тебя, я просто хочу быть с тобой, — сказал он, как будто это не имело значения, — И как бы мне ни нравилось дразнить и заставлять тебя краснеть прямо сейчас, если это тебя смущает, я остановлюсь. — Нет, — резко ответила она, — я не против поддразнивания, просто не хотела, чтобы возникло недопонимание, — она не хотела, чтобы он сдерживался рядом с ней, ей нравилось его легкое подшучивание. Он кивнул. — У меня тоже нет никакого опыта, я никуда не тороплюсь, — сказал он совершенно беспечно. Она, моргая, смотрел на него непонимающим взглядом. Неужели он только что признался, что девственник? Не то чтобы в этом было что-то неправильное, но она знала, что в их возрасте это считалось более чем немного странным, и она просто не ожидала услышать это от такого красивого, востребованного волшебника, как Драко. Она слышала, как девочки в школе говорили о нем, когда им было всего двенадцать или тринадцать, он был настоящим сердцеедом. И она была хорошо знакома с мальчиками-подростками, они не были известны тем, что отказывались от возможностей для сексуального исследования. Она была уверена, что возможности для Драко предоставлялись в большом количестве. — Это еще одна история с вейлами? — удивилась она. — Да, — просто ответил он, — Я всегда знал, что меня привлекают женщины, и даже пытался целоваться с некоторыми, но никогда не получал от этого удовольствия настолько, чтобы захотеть повторить опыт с той же ведьмой или пойти дальше. Даже до того, как я смог найти тебя, ты все еще была единственной, кого я когда-либо хотел, — он пожал плечами, как будто это была самая простая вещь в мире. — Тебе не казалось, что ты что-то упускаешь? Она знала о целой серии отношений, которые были основаны на том, что одна или обе стороны не хотели отставать от своих сверстников; Рон с Лавандой Браун на шестом курсе пришли на ум. — Вовсе нет, — легко ответил он. — Было ли то же самое для меня? — Я имею в виду, было ли что-то, что удерживало меня от желания быть с другими мужчинами, потому что я твоя пара? Он протянул руку и заправил прядь волос ей за ухо. — Этого я точно не знаю, все дневники моих предков имеют многовековую историю. Как ты наверняка знаешь, в те времена женская добродетель охранялась весьма усердно, так что либо их супруги просто не имели никаких контактов с другими мужчинами, либо, если и имели, они опускали эту информацию, чтобы защитить свою репутацию для потомков. Так что у меня нет никакой информации об этом. Но мое предчувствие говорит, что да, из-за нашей связи что-то подсказывало тебе, что с другими мужчинами что-то не так. Это не имело бы особого смысла, если бы ты связала себя с кем-то еще до того, как у меня был бы шанс найти тебя, магия хотела бы предотвратить это, не так ли? Гермиона кивнула, на самом деле у нее было гораздо больше вопросов на эту тему, но она еще не чувствовала себя достаточно комфортно, чтобы вести с ним углубленную дискуссию о сексе, и она определенно не была готова к объяснению событий, которые позволили Рональду Уизли поверить, что она ханжа, хотя она очень хорошо знала, что это не так. Ее тело работало просто отлично, ее желания присутствовали, он был проблемой. Это прекрасно сочеталось с тем, что только что сказал ей Драко. — Ну, когда ты напишешь свой собственный дневник, ты можешь включить в него, что даже созерцание любого вида близости с другим мужчиной ощущается как " фу " для пары вейлы, — просто сказала она. Он долго смотрел на нее, потом откинул голову и рассмеялся. — «Фуу», кажется «фу?!» он выдавил — как описательно Мисс Грейнджер. — Он точен и лаконичен, — чопорно сказала она. Он перестал смеяться и внимательно посмотрел на нее. — Я бы извинился за это, но это было бы ложью. Однако я сожалею о любых проблемах, которые это чувство могло вызвать у тебя. Она просто кивнула, она не жалела, что ее инстинкты уводили ее от неправильных мужчин. Она боялась, что если бы ее реакция была менее экстремальной, то она уступила бы Рону, а потом пожалела бы об этом. — Я не это имел в виду, Гермиона. Ты так нервничала, когда спрашивала меня о том, как я буду ухаживать за тобой. Я хочу, чтобы тебе было удобно просить меня о чем-то. Я хочу угодить тебе во всем. У меня есть хранилища, полные золота, и международная корпорация в моем распоряжении, чтобы достать тебе все, что ты только пожелаешь. Тебе действительно нужно только спросить. Она энергично замотала головой. — Но я здесь не для этого, я здесь ради тебя, мне ничего от тебя не нужно. — Но, если тебе что-нибудь будет нужно, скажите мне. Будь то что-то материальное или просьба, я хочу, чтобы тебе было удобно. А пока мне придется самому тебя баловать. Она фыркнула. — Но раньше мне казалось, что ты действительно чего-то хочешь? — уговаривал он. Ну, по крайней мере, для этого не требовались хранилища, полные золота. — Я хочу увидеть, как ты преобразишься, — застенчиво сказала она, снова прикусив губу и слегка подпрыгивая на диванных подушках в предвкушении. — О, ты знаешь? — сказал он глубоким и теплым голосом. — Драко, — нетерпеливо упрекнула она. Его дразнящий взгляд тут же смягчился. — Мне это нравится, — признался он, задыхаясь. Она вопросительно склонила голову набок. — Ты назвала мое имя, — просто сказал он. — О, — просто сказала она, даже не осознавая этого, — было бы немного странно, если бы я продолжала называть тебя " Малфой «, — заметила она. Он кивнул, и его зрачки расширились. — Особенно потому, что я твердо намерен, что однажды ты тоже станешь Малфой, — хрипло сказал он. Ее глаза расширились. Она еще не думала об этом в таком ключе. Разве мужчины не должны стесняться давать такие обещания? Нет, предположила она, мужчины-вейлы. — О, — услышала она собственный шепот. Он вдруг стал очень озабоченным. — Это, наверное, беспокоит тебя, не так ли? — тихо спросил он, протягивая руку и накрывая ее ладонь своей гораздо большей. Внезапно она окунулась в это прекрасное тепло. Ей нравилось просто находиться в его компании, но это было намного лучше. Она вздохнула от удовольствия. — Просто нужно немного привыкнуть, — сказала она. Она втайне думала, что если будет продолжать чувствовать себя так же, когда он прикасается к ней, то охотно привыкнет ко всему, но никогда не скажет ему об этом. Она могла только удивляться тому, каково это, когда их кожа соприкасается. — Я хотел бы сделать свое имя чем-то, чем можно гордиться, я был бы чрезвычайно польщен, если бы ты помогла мне в этом, — тихо признался он. Она только сглотнула, не в силах ответить, ей просто было о чем подумать в данный момент. — Превращение? — Она подбодрила его, чтобы сменить тему и потому, что ей действительно не терпелось увидеть. Он подмигнул ей, по-видимому, невозмутимо, и встал. Она действительно завидовала его легкости во всем этом, она чувствовала себя такой встревоженной в сравнении. — Что ты делаешь! — прошипела она в легкой панике, когда он начал расстегивать мантию. Он издал еще один мрачный смешок, и она задалась вопросом, привыкнет ли она когда-нибудь к эротизму этого звука. — Я должен снять её и рубашку, если не хочу, чтобы они испортились, — объяснил он. Он снял рубашку, обнажив бледную скульптурную грудь и живот, к которым она едва удержалась, чтобы не протянуть руку и не прикоснуться. У него были шрамы, как и у нее, некоторые она не могла идентифицировать, некоторые, как она знала, были от сектумсемпры Гарри, и затем было то ужасное пятно на его предплечье выцветавшая Темная Метка; ни один из них не умалял его неземной красоты. Внезапно его тело замерцало у нее перед глазами, и вот он уже стоял перед ней, похожий на какого-то ангела, спустившегося на землю. Огромные крылья с перьями того же цвета, что и его характерные волосы, выглядывали из-за спины, и она прикинула, что если он их вытянет, то у него будет по крайней мере 10 футов размаха крыльев, и они были прекрасны. Его уши изменили форму, теперь они выглядели почти эльфийскими по своей природе, его зрачки превратились в щелочки внутри радужки цвета жидкой ртути, его клыки удлинились, и она могла бы поклясться, что он действительно светился. Что-то подсказывало ей, что для кого-то другого он выглядел бы опасным, но, сидя перед ним, когда он нависал над ней, она знала, что никогда в жизни не была в большей безопасности и будет только в его объятиях. Она никогда не боялась его, ей грозила только опасность броситься на него. — О, Драко, — выдохнула она, прикрывая рот рукой, — ты так прекрасен. Она больше не могла сопротивляться, встала и положила руки ему на грудь. Она посмотрела на него и поняла, что он смотрит на нее так, как никогда раньше. — Смотри, кто говорит, — сказал он с благоговением, — Я давно знал, что ты станешь красивой девушкой, но это, — он поднял руки, чтобы нежно обхватить ее лицо, — ты самое изысканное создание, которое я когда-либо видел. Забудь о принцессе, ты богиня. Афродита ожила передо мной. Хотя, — его губы изогнулись в усмешке, — Афина на самом деле была бы более подходящей для тебя, — он наклонился вперед и уткнулся носом в ее лоб. Она недоверчиво фыркнула. — Не клевещи на мою пару, — прорычал он, и она подавила слабый всхлип от того, как сексуально он звучал, — мое зрение намного лучше в этой форме, я вижу тебя так ясно, — объяснил он голосом, полным удивления, — моя собственная блестящая, красивая, ясноглазая, доброжелательная богиня. — Я не собственность, — заявила она, стараясь казаться раздраженной и терпя неудачу, когда образно таяла в его объятиях. — Конечно, нет, кто может надеяться владеть тобой, Гермиона? — ее имя было молитвой на его губах — Ты раскалена, твоя магия так сильна, так наэлектризована, я действительно вижу это. Это невероятно, ты…золото. А твои глаза практически светятся, почему же я никогда этого не видел, они как корица? А твои волосы, — он на самом деле задыхался, — они как будто живут своей собственной жизнью самым диким, самым чувственным образом. — Это то, что я вижу вокруг тебя, твоя магия? Она мерцает, кажется почти серебряной. — Это то, что ты видишь? — он подумал со смешком — как уместно. Она могла только улыбнуться и кивнуть ему в ответ, это было подходящим представлением не только их преданности дому, но и их личностей; она была вся теплота и вибрация, он-стальная сила и сдержанность. — Можно потрогать? — вежливо спросила она, протягивая руку к его крыльям, умирая от желания ощутить их кончиками пальцев. — Пожалуйста, — настаивал он. Он вздрогнул, когда она начала их гладить, и закрыл глаза. Они были такими же чудесными, как она себе и представляла, пушистыми, мягкими, но в основе своей сильными. Мерлин, но это было нереально. Неужели это происходит на самом деле? Неужели он стоит перед ней в ее гостиной, вейла, ее вейла, предложив ей все, что у него есть и чем он является? Впервые она почувствовала больше волнения, чем страха при этой пьянящей мысли, потому что, несмотря на сюрреалистичность ситуации, в ней было что-то совершенно правильное. Может быть, все, чего она никогда не знала, чего всегда ждала, стояло перед ней. Она глубоко вздохнула. — Ты умеешь летать, — заметила она с кривой усмешкой. — Ты, безусловно, самое лучшее во всем этом. Но после этого летать без метлы очень здорово, — заметил он с легкой усмешкой, которую она никогда раньше не видела. Ее сердце забилось быстрее, но вместо того, чтобы отступить, она прижалась к его груди, инстинктивно ища там безопасность. Он заключил ее в свои объятия, еще больше заключив в свои крылья, это было самое восхитительное ощущение. Какая-то часть ее кричала ей, что она слишком быстро привыкла к нему. Она знала, что часть ее-это ее хваленый мозг. Но она приняла слова Андромеды всерьез, поэтому проигнорировала их в пользу своего часто забываемого сердца. — Я могла бы привыкнуть к этому, —проговорила она в его теплую кожу. — Я уже сделал это, — вздохнул он в ответ.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты