секунды до падения

Слэш
R
В процессе
5
Размер:
планируется Миди, написано 40 страниц, 7 частей
Описание:
авани грегг – брюнетка с карими глазами, черными волосами и разбитым прошлым, неуравновешенным настоящим и пыльным будущим. она ненавидет всё и всех и имеет полные на это права.
— лучше я буду сукой, чем милашкой, ха-ха-ха, – пыталась убедить она своих новых друзей.
— тебе ведь это не нравится...., – отвечает брюнет абсолютно спокойным тоном и щурит глаза.
«блять»
Посвящение:
моей любимой алене швец. она такая крашка, прям не могу!
Примечания автора:
пизда.
ТАК, РЕБЯТА, С ВОЗРАСТОМ ХУЙНЯ1!!1!1!1!
авани – 14
синтии – 14
ноен, чейз – 16.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

1.

Настройки текста
блять, как же больно. как же сука больно! я не могу это терпеть. хочется побыстрее умереть. каждый ебаный день одно и тоже. вся жизнь – большая карусель, цирк, что-то над чем нужно смеяться. и я бы посмеялась, честное слово, но не представляю как. как можно сметься на пороге перед эмоциональным выгоранием, на волоске от страшного диагноза «депрессия». как же блять хуево... но я выбрала себе маску. я выбрала себе прекрасного персонажа, его характер и теперь буду действовать, как он. еду дальше в школу на черной машине. в наушниках играет какая-то из песен алены. нужно снова быть безэмоциональной, нужно снова быть сухарем, снова быть этим человеком. и я буду им. буду, обязательно. вешаю бежевое пальто в школьный шкаф. разворачиваюсь с гордо поднятой головой, спокойным видом и абсолютно незаинтересованным взглядом, направляясь к парте, на которой уже лежит мой такой же бежевый маленький рюкзак со всеми уроками. синтия, как обычно, в телефоне листает ленту с постами про блэк пинк. наша любимая группа. хочется лечь на парту и начать тихо плакать. хочется, но нельзя. я должна быть сильной. и я буду. спина прямая. — синтия, блять, выпрямись, старая ты корга, – закусывая немного внутреннюю сторону щеки, чтобы не дать расплыться улыбке на лице и не разрушить мнение всех вокруг. похрен, что я в черной маске, что не даёт никакого шанса для зорких глаз, какого-нибудь долбана. — иди нахер, – весело ответила девушка, даже не соизволила оторвать глаз от своего мобильника. — ты посмотри, все в классе сидят, как вопросительные знаки. одна ты палку проглотила. — мне абсолютно плевать на всё это отребье, – бросаю в ответ, закатывая глаза. ненавижу, когда меня с кем-то сравнивают. тем более с этими... этими оболочками людей. алгебра быстро проскочила я даже не успела нормально вникнуть в новую тему, как в коридорах прозвучал звонок, который был успешно не замечен мною, потому что чертовозадантечтобонобылопроклято нужно было сдать, иначе – пизда. с учётом того, что я отличница и мне нужны только лучшие оценки. поэтому я просто обязана делать каждую домашку, каждый день сдавать ее, если есть этот ебучий предмет, который и правда меня слишком сильно ебёт. снова спорю с учителем. когда это кончится? — мисс паркинсон, не поймите меня неправильно, – вздох. сука, как же меня ты заебала, блять. — но я все равно не могу понять откуда у меня вчера появилась эта чертова тройка? по какому из Ваших предметов? — ты алгебру сделала? — да. Вы вчера стояли вон на том месте, – показываю указательным пальцем на место около шкафов, где вчера она и стояла. — и, проходясь по списку, проверяли домашнюю. но проблема в том, что я к Вам подходила с тетрадкой, но Вы даже не посмотрели. на перекличке, я Вам сказала, что у меня она есть. — значит по геометрии, – безразлично кидает женщина, все также перебирая стопки тетрадок, которые, блять, очень сильно хочется кинуть в стену. — у нас же была контрольная. Вы ни к кому не подходили с вопросом по поводу домашки. и она у меня есть, – ещё чуть-чуть и я ей врежу. честно. какого хрена она сейчас, фактически, рисует мне тройку и не может ее доказать. — где?, – поднимает глаза в немом вопросе. — у нас сегодня только алгебра. конечно, она дома, – пытаюсь успокоить эмоции. получается. немного прихожу в себя. — так, нет, вчера я проверяла геометрию по списку шла, – немного подумав, проговорил преподаватель. — это было на алгебре! — ладно, сейчас у тебя есть геометрия? без нее я тебе ничего не могу поставить. разворачиваюсь и ухожу к своей парте. она издевается? что за хрень? я должна все время все ее предметы носить, потому что ей нравится рисовать тройки? вы меня простите, но что за хрень она придумывает? звонок. блять, опять эта хуета... воспитание – новый предмет у нас в школе, поэтому квалифицированного специалиста, конечно, нет. он, вроде, учитель по истории, а сейчас должен как-то объяснять темы по психологии. нет, вопросов к самому предмету – нет, а вот к педагогу есть. — откройте параграф 11 и отвечайте на вопросы вначале, – говорит седовласый мужчина. я даже его имени не знаю. в классе его называют рыбак, так что походу никто не знает. — что такое эмоции?, – читает вслух паркер слева. поднимает глаза в безмолвном вопросе. в ответ пялюсь. и правда, что это такое? я так часто пытаюсь заглушить, то чему не могу даже дать характеристику. хотя бы примерную. может это что-то важное в моей жизни, а может наоборот – ненужная херня и ее нужно выключать, чтобы не делать себе больно лишний раз. загнана в тупик простым вопросом из учебника по не самому сложному предмету в школе. поднимаю глаза на тему «управление эмоциями в сложных ситуация» и тут крышу срывает. — можно вопрос, – утверждение. — а как я должна отвечать на вопросы, которые я ещё не проходила?, – сердце чуть ли не выпрыгивает из груди, но голос уверенный без всяких дрожаний и помех. — работай с учебником — подождите, а Вы тогда здесь зачем?, – руки начинают трястись, а в глазах собирается влага. — ты претензии свои при себе держи. ты должна работать самостоятельно с учебником. вот, полистай и найдешь там ответы на всё. тебе нужно лишь переписать, – злится. ему не нравится, что кто-то говорит что-то против него, сея в классе раздражение и неуважение к нему. — а, Ваша задача в чем?, – меня трясет изрядно. я не могу успокоиться, но голос все также спокоен, взгляд незатуманеный ничем смотрит на учителя в упор. — так, это не твои проблемы, – в смысле, черт возьми, не мои проблемы? ты норм, не? — подождите, но..., – прерывает классный руководитель или же учитель выебваший мои мозги на перемене – математичка: — грегг, рот свой закрой. и вот тут слезы реально начинают капать из глаз. это точка невозврата. я не смогу успокоится, пока не почувствую головную боль в висках, пока глаза не опухнут, а запястья снова не превратятся в кровавое месиво. и я знаю это. «закрой свой рот» – эта фраза звучит раз в неделю из уст данного человека минимально. каждый раз, когда я "выхожу из-под контроля" меня пытаются заткнуть таким способом. и знаете, я бы совершенно не огорчилась и наоборот улыбнулась бы, если мои руки бы не тряслись, ручка бы не скакала по бумаге, размазывая и делая буквы неаккуратным, а писала привычным мелким и наклоненым почерком. если бы меня изнутри всю не колотило ужасное чувство какой-то несправедливости, ужаса и никчемности. я бы восприняла ее слова, как что-то обыденное, если бы я сейчас тихо не истерила и не скрывала свои всхлипы в маску, если бы мои глаза всё видели четко, а разум бы не был заполнен мыслями о своей ужасности. я бы честное слово посмеялась над ними, если бы у меня сейчас было бы стабильное состояние. девушка сидит и, тихо плача, записывает в тетрадь ответы на вопросы. ее правая рука напоминает стиральную машинку на "отжиме". кажется, вот ещё чуть-чуть совсем чуть-чуть и из лёгких вырвется всхлип отчаянья, а рот откроется в безмолвном крике. кажется, что ещё, немного и вся ее прекрасная обложка треснет, разрушиться под гнетом эмоций, но нет. и знаете, что самое ужасное? синтия даже не заметила. она не заметила, как скачет стержень в руке подруги, как из ее глаз текут слезы. она ничего не замечает, продолжая писать чертов конспект. и от этого хуже становится только брюнетке. она уже выть хочет, потому что даже ее соседка, блять, не может обратить на нее внимание. потому что сейчас в ее голове настоящий хаос устроили черти и переворачивают всю ситуацию так, чтобы авани запуталась пальцами в черных волосах. — грегг, выйди, проветрись, – тишину в кабинете разрезает голос классного руководителя, что первый заметил странное поведение одной из своих подопечных, но сейчас брюнетке кажется, что препод хочет закрыть ей рот, и поэтому кивает в разные стороны, говоря, что никуда не пойдет. почему человек, который находится на противоположном конце кабинета заметил подрагивающие плечи, увидел, как ногти впиваются в кожу на левой руке. почему это заметила мисс паркинсон, а не синтия? почему, черт возьми? — эй, ты в порядке?, – трясет блондинка за плечи девушку, что сейчас тупо рыдает. конечно, она не в порядке. ее права рука трясется, впиваясь в левую. из ее глаз текут слезы не переставая уже 20 минут. у нее самая настоящая истерика. конечно, она не в порядке! конечно, ей нужна помощь, успокоительное. ей нужно уйти из класса. нужно уйти. — попросись в туалет — он не отпустит, – тихий ответ сквозь плач. ей больно, ей плохо, ей обидно и она злится на себя и свою беспомощность. — отпустит. у тебя, блять, истерика, – настаивает на своем, но получает молчаливое "нет" и продолжает писать конспекты. норм, не? «нет, нет, нет, пожалуйста, скажи ещё что-нибудь. выдерни меня из этого адского котла. пожалуйста, заставь меня посмотреть в глаза. пожалуйста, скажи учителю, что мне плохо, отведи меня в мед. пункт... пожалуйста!» но нет. тишина кабинета не нарушается ровным счётом ничем, только вот грегг кажется, что ее мысли слишком громкие, что их слышат все. ей кажется, что если она сейчас встанет и уйдет, то предоставит доказательства своей беззащитности так называемым "врагам". вот и паранойя проснулась. но так больше не может продолжаться. ей слишком плохо. поднимает руку. голос снова постоянный и достаточно спокойный, чтобы усыпить бдительность учителя. чуть ли не выбегает из кабинета. и уже рукой зажимает рот. добегает до туалета и впечатывает кулак в белый кафель. не то. ей нужно лезвие. лезвие. лезвие. лезвие. лезвие. оно сможет решить все ее проблемы в несколько минут. оно сможет заставить слезы прекратить свои падения. но его нет... и что делать? плакать! но не громко. за соседней стенкой всё-таки идёт урок. не может успокоиться. мысли. и ещё. и ещё. бля-я-ять, их слишком много. «ты никто» «ты даже не можешь контролировать эмоции» «это они управляют тобой и помыкают, ха-ха-ха» «даже друзей нормальных завести не смогла» «насколько нужно быть жалкой, чтобы плакать в женском туалете на уроке?» бьёт кулаком по ноге: — контроль! не получается. плохо. очень плохо. нужно лезвие. «теперь всегда буду его носить» звонок на урок, а она умывается и смотрит в зеркало. — о, авани, ты что тут плачешь?, – проговаривает, как всегда, достаточно безразлично, чтобы девушка отошла куда-нибудь от учительницы по экономике. — ох, нет, – улыбается. «да. пожалуйста, поговорите со мной. пожалуйста, мне это очень нужно. скажите, что-нибудь, пожалуйста. пожалуйста, хотя бы Вы...» — тушь потекла?, – спрашивает, как бы между прочим женщина, продолжая подкрашивать ресницы, смотрясь в зеркало и быстро кинув взгляд через него на девушку. — да нет. — мисс паркинсон в каком кабинете?, – нет никакой заинтересованности. — 43. у нас сейчас воспитание, – в голосе все также нет каких отголосков истерики. — не выходи, пока не успокоишься, – бросила женщина перед тем как уйти прочь из помещения. и слезы снова заполоняют глаза. дышать снова становится тяжело. в этом нет ничего особенного, но почему-то хотелось услышать, хотя бы это. несмотря на весь холод интонаций, брюнетка с каре показала, что на самом деле хоть немного переживает и может показаться, что сейчас авани все себе придумала, но это ей не важно.
Примечания:
ребята-а-а, это пизда в общем в этом фике я буду описывать события происходящие в моей жизни через персонажей.

не беспокойтесь, ноен и чейз будут, я про них не забыла.

прошу вас написать отзыв – это очень сильно мотивирует писать новые главы!😔😔😔
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты