Я помурлыкать

Слэш
NC-17
Завершён
53
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
21 страница, 3 части
Описание:
"Черт, это невозможно! Невозможно хорошо!" Максим млел. Пятый раз ему пришлось пойти к другому мастеру массажа, и тот его настолько не впечатлил, что он терпеливо дождался окончания краткосрочного отпуска Артема.
Посвящение:
Кому я могу посвятить этот рассказ? О людях, сильных духом? Мужчинам, конечно же!
Дорогие мужчины! Защитники, добытчики, оберегатели, хранители, созидатели, завоеватели, победители!
Здоровья Вам крепкого, счастья и взаимной любви!
Примечания автора:
Как обычно, истории знакомства мне не хватило. )
Makrinatore, я рада, что все-таки успела, как обещала.)))
История на wattpad:
https://www.wattpad.com/story/264677370
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
53 Нравится 37 Отзывы 8 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
"Зря я не хотел идти. Такое удовольствие... Пусть не сразу, конечно. Промял так хорошо. Сейчас уже нигде не болит, - думал Максим, начиная расслабляться в умелых руках массажиста. - Какие восхитительно приятные у него руки..." Его "забитые" от статичной позы за столом мышцы благодарно расправлялись и боль уходила. "Любят меня коллеги, - с улыбкой подумал он, - заботятся. Сертификат подарили, надо же." В свои двадцать девять Максим был начальником небольшого отдела, пусть и назначенный всего пару месяцев назад. Сотрудники отдавали ему должное, "пахал" он наравне со всеми, а то и больше. Да и отдел был тот же самый, в котором он трудился уже шестой год, так что всем он был знаком и всеми любим. Его подчиненным пришлось чуть не силой отправить его на массаж, потому как он с чего-то решил, что это совсем не мужское дело, да и времени было очень жалко. Если бы не спина... Максим лежал на животе, лицом в проделанное в массажном столе отверстие для дыхания. В первые несколько посещений воздействия на его мышцы воспринимались очень болезненно, накопившиеся проблемы давали о себе знать. Четвертый сеанс подходил к концу, и он начал ощущать полное приятное расслабление. Он настолько размяк от массажа, что в одно из плавных уверенных движений горячих ладоней, находясь в какой-то совершенно невероятной нирване, неведомо как, на выдохе застонал от удовольствия. Максим резко прервал звук, услышав себя со стороны. Расслабленное тело мгновенно неконтролируемо напряглось. "Черт! Как же это я? Слышал ли парень? Подумает еще что-нибудь постыдное обо мне!" - Не напрягайте мышцы. Расслабьтесь. Уже не долго, - молодой человек снова положил руки на смазанную массажным маслом спину. Но удовольствие уже пропало. Долежав до конца сеанса, после массажа воротниковой зоны Максим торопливо оделся и, не смотря в глаза молодому специалисту, сказав спасибо, поспешно закрыл за собой дверь. "Черт, это невозможно! Невозможно хорошо!" Максим млел. Пятый раз ему пришлось пойти к другому мастеру массажа, и тот его настолько не впечатлил, что он терпеливо дождался окончания краткосрочного отпуска Артема. - Вы настоящий профи! - радостно сообщил он ему, входя в кабинет. – С другими не сравнить! Буду ходить только к вам! Максиму понравилась смущенная улыбка обычно серьезного молодого мужчины. Сняв свитер и рубашку, по привычному напоминанию массажиста расстегнув и приспустив джинсы, он улегся на кушетку и спустя десять минут уже чувствовал себя на седьмом небе. "Ммммм, - он едва не подскочил, словно со стороны услышав свой стон. - Чёрт!" - Да вы не волнуйтесь так, - в голосе молодого человека послышалась улыбка. - Это нормально. Если есть желание использовать голос - пожалуйста. Мне не мешает. Но Максим старался себя контролировать. И честно говоря, это давалось ему с трудом. В конце сеанса, когда он сидел рядом с кушеткой, и Артем разминал ему шею и плечи, Максим посетовал: - Не поймите меня превратно, но вы так шикарно делаете массаж, что я словно толстый кот, готов мурлыкать от удовольствия. - Мурлыкайте, - Артем положил полотенце ему на плечи и тщательно стёр не впитавшееся масло. - Во время массажа чего только не бывает. Некоторые матерятся. Кто-то постанывает. А еще, бывает, засыпают, приходится будить. - Он посмотрел на разложенную на письменном столе возле окна тетрадь. Есть время на послезавтра утро и вечер. Когда вам удобно? В предвкушении удовольствия Максим широкими шагами "взлетел" на третий этаж "Центра здоровья" и, дождавшись назначенного времени, вошел в кабинет. Артем только что закончил расстилать на столе одноразовую простынь с вырезом для лица и сказав вежливые слова приветствия, приглашающе кивнул: - Располагайтесь. Максим смог себя "отпустить". Расслабившись полностью, он вдыхал, когда Артем скользил руками вниз и долгим тихим урчанием сопровождал движение вверх по спине сильных, горячих рук, словно выжимающих из него воздух вместе с голосом. - Что? Уже все? - Да. Полчаса уже прошло. Максим едва нашел в себе силы отлепиться от поверхности стола и сползти на стул для массажа шеи и плеч. - Такой кайф... - он с трудом преодолел желание закрыть глаза. - Если бы вы были женщиной, я бы сказал, что готов на вас жениться, - пробормотал он прежде, чем понял, что пошутил весьма неловко, и, смутившись, замолчал. К счастью, сеанс массажа подошел к концу и Максим вышел из кабинета, чувствуя себя полегчавшим на пару-тройку тонн. Два дня пролетели быстро и Максим снова лежал на знакомом месте. В этот раз массаж был иным. Мало того, что в этот раз джинсы были спущены Артемом чуть ниже, чем обычно, пусть это и был всего лишний сантиметр, но массаж проводился по большей площади. Не настолько, чтобы смутить Максима, но весьма чувствительно, когда пальцы Артема словно случайно проникали под пояс джинсов, задевая самый верх ягодиц. В первый раз отметив эту вольность, Максим умолк, но ему было так хорошо, что он не стал ничего говорить, возобновив прервавшиеся от неожиданных действий тихие стоны. Он озадаченно нахмурился, когда ладонь Артема, разминая спину, скользнула ниже и огладила бока, задевая живот, с одной и другой стороны. Максим растерянно заморгал, не понимая, как реагировать. Ладони массажиста скользнули под ребра и повели вниз, по тем местам живота, куда смогли достать. Прошлись под ремень спущенных джинсов и вернулись на плечи. Мысли мужчины обратились к работающему молодому человеку. Он вдруг впервые подумал о том, как во время сеанса, опираясь телом, тот прижимается бедрами к краю стола, о том, как близко Артем стоит позади, массируя плечи. Максим покраснел, порадовавшись, что парень не видит его лица. Его дыхание участилось, чувствуя возбуждающие прикосновения. Он завозился, ощущая, как тесно и неудобно стало в штанах, пытаясь уложить себя поудобнее. "С этой работой никакой личной жизни! - подумал он, удивляясь, отчего раньше его это совершенно не волновало. - Вставайте, переходите на стул. Максим поднял голову и согнул руки, собираясь встать, но чувствуя, что член стоит колом, боясь опозориться, когда Артем увидит его реакцию, замедлился. - Можно я еще полежу? - Я уже все закончил. - Да-да, я понял, я просто полежу, без массажа. Голова что-то закружилась. Желая, чтобы Артем ненадолго оставил его в покое, Максим добился обратной реакции. Тот встревоженно взял его запястье, считая участившийся пульс. - Может, позвать врача? - Артем, не надо. Я уже. Встаю. Вы не могли бы отвернуться? Артем издал непонятный звук и повернулся к стене. Максим встал, подтянул джинсы, пряча топорщащий ткань трусов возбужденный член, застегнул ремень и сделав к стулу шаг, встретил в зеркале на стене лучащийся пониманием и лукавством взгляд. Он почувствовал, как снова начал краснеть и поспешно плюхнулся на сиденье спиной к Артему. Приближался день следующего сеанса. Максим чувствовал, что со своими новыми ощущениями потерял вкус к работе. Он не мог выкинуть из головы своего симпатичного массажиста. Если в первые посещения он едва удостоил его вниманием, мельком взглянув, сосредоточенный на своем смущении и неловкости от необходимости обнажить тело, то теперь он пытался в подробностях вспомнить, как выглядит Артем, представить его рядом с собой, заинтересованный его действиями в отношении себя, мучимый сомнениями о впечатлении, которое произвел. "Может, он решил, что я гей и надеялся таким образом "угодить клиенту"? - он вспомнил свой не укрывшийся от глаз молодого человека стояк и сокрушенно вздохнул. - И, получается, угодил!" Максим ткнулся локтями в стол и обхватил голову руками. - Максим, ты в порядке? - ближайшая к нему сотрудница встревоженно подняла голову от бумаг. - Ты не заболел? - Н-нет. Оль, все пучком. Просто задумался. Максим уперся глазами в монитор, бездумно переводя взгляд и щелкая мышкой. "А может он сам гей? Может, я ему нравлюсь?" - его рассмешила эта мысль. - Да ну, чушь какая! У него таких клиентов пруд пруди. В каждого влюбляться?" Эта мысль его отрезвила и, спрятав улыбку, он начал заниматься делами. Войдя в массажный кабинет, он отметил сдержанную, но тем не менее, радушную улыбку Артема. Максим стал снимать рубашку и внезапно подняв глаза, заметил, как тот, вздрогнув, отвел от него взгляд. Он же с интересом рассматривал стоящую у окна подтянутую фигуру в голубой одежде медперсонала, короткие рукава которой не скрывали обнаженные мускулистые руки. - Готовы? - Артем открыто, без тени смущения, повернулся к нему, и указал на стол рукой. - Располагайтесь. Сердце ёкнуло и Максим улегся на массажный стол лицом вниз, отгоняя глупые мысли. "Ну какой, нафиг, гей? Что за чушь я себе придумал? Обычный парень". Он все больше проникался этой утешительной мыслью, одновременно чувствуя непонятное ему самому разочарование, расслабляясь от уже ставших привычными движений, мягких, плавных, с усилием разминающих мышцы спины. Вновь погружаясь в нирвану, Максим застонал. Видимо, он лег сегодня ближе к краю. Иначе с чего бы к ребру ладони его вытянутой вдоль тела руки вместе с бедрами прижалось нечто неопределенно упругое, ощущаемое даже через ткань? Горячие ладони безостановочно продолжали свою работу. Прошлись по спине туда и обратно, и вдруг скользнули под ремень брюк. Огладили верхнюю половину ягодиц и на секунду скользнули в ямку ложбинки между ними. Максим распахнул глаза от неожиданности и задышал чаще, пытаясь побороть наступившую панику и торкнувшее в животе возбуждение. Что делать? Что ему делать? Представить, что не заметил? Возмутиться? Встать и уйти? Руки массажиста вернулись к спине, как бы невзначай соскальзывая вниз, к поджимающемуся от прикосновений животу, прерывая дыхание Максима, пробуждая в нем вожделение, наполняющее его член. "Черт!" Он лежал, чувствуя, как под руками Артема, от колебаний собственного тела, его восставший орган потирается о поверхность массажного стола, буквально сводя его с ума. "Сколько я уже не дрочил? - запоздало сокрушаясь подумал он, не в силах сдерживать накрывающие его с головой волны возбуждения. Не отдавая себе отчета, Максим плотнее прижал бедра к поверхности стола, усиливая ощущения напряженного члена. Уже не имея силы воли остановиться, увлекаемый захватывающей его эйфорией, он достиг оргазма и непроизвольно дернулся, спуская в трусы. Он пытался сдержать усиленное дыхание, успокаивая себя, что Артем не видит его лица. Максим закрыл рот и сглотнул норовившие потечь на пол слюни. В шоке от произошедшего, ощущая ускользающую послеоргазменную негу, все еще не веря, что с ним это случилось, устыдившись, он ждал, когда закончится массаж. Повинуясь указанию молодого человека, он поднялся и встал, не поднимая глаз на отступившего на шаг от кушетки Артема. - Садитесь на стул, - голос парня прозвучал неожиданно мягко. Уже приняв решение, Максим поспешно подтянул приспущенные брюки и застегнул ремень. Артем увидел, как он сделал шаг к вешалке с одеждой и протянул к нему руку: - Массаж воротниковой зоны! Вы забыли! Максим повернулся к нему, категорично покачивая головой и, заметив на одноразовой простыне мокрое пятно там, где находилась его расстегнутая ширинка, густо покраснев, сдернул ткань и, скомкав, выбросил в мусорную корзину. Уже у самой двери его остановил голос Артема: - Максим! Послезавтра в 19.00, вам удобно? Неуверенно кивнув головой, Максим вышел и закрыл за собой дверь. Ему неудобно. После всего, что случилось, ему никогда не будет удобно. Прошло три недели, и хоть сейчас уже никто не третировал его вопросами о массаже, у Максима все еще сосало под ложечкой о постыдном воспоминании. "Ну не описался же ты на этом столе! Хватить себя изводить!" - успокаивал его жизненный опыт. Он с головой погрузился в работу, снова забывая о потребностях собственного тела. Максим вышел из кабинета руководителя красный, взъерошенный и злой. Проект, над которым он усердно трудился вместе со своим отделом, получивший одобрение "вышестоящих", единоличным решением босса было решено не пускать в работу до лучших времен, даже не оговаривая, когда вышеназванные наступят. Пытаясь отстоять его своевременный, как он считал, запуск, израсходовав впустую все свои аргументы, спустя час уговоров, убеждений и просьб, Максим широкими шагами шел по коридору, растягивая петлю почти придушившего его галстука, когда в кармане брюк завибрировал сотовый. Еще находясь в пылу спора, мужчина принял звонок, невольно повышая голос: - Да! - и, остановившись, повернулся назад, ожидая, что это начальник, все же признавший его правоту. Слушая странное молчание в трубке, он раздраженно нахмурился. - Я слушаю! - грозно поторопил он, и растерянно заморгал, услышав знакомый голос оторопевшего от его эмоций человека. - Максим? - абонент на той стороне телефонной линии смутившись, заторопился. - Простите, я, видимо не вовремя. Это Артем, "Центр здоровья". Вы давно не приходили. Как ваша спина? После своего полного разгрома у руководителя, Максим не мог думать ни о чем другом. Он сухо ответил, что не может сейчас говорить, поблагодарил за заботу, уточнив, что у него все в порядке. Плотно сжав губы, нажал "отбой", завершив разговор и, дойдя до конца коридора, вошел в рабочий кабинет. - Ты чего какой? - не зная о произошедшем, коллега поразилась на его потрепанный вид. Все еще держа сотовый в руке, не желая так, без подготовки, говорить неприятную новость, Максим с досадой вздохнул, стараясь успокоиться. - Да массажист звонил. Достали они со своей рекламой! - Массажист? - Оля подняла свои аккуратные бровки. - Это что-то новенькое. У них обычно администратор звонит. Или девочки с ресепшен. Кстати, как твоя спина? Ему стоило большого труда успокоиться. Вернувшись домой, он вышел на балкон, не в состоянии расслабиться и насладиться теплым летним вечером. Смотря на освещенную фонарями улицу и спокойно идущих прохожих, он с тревогой кружил в голове мысли, что наговорил боссу лишнего. Максим вернулся в комнату за пачкой сигарет и в её поисках окинул взглядом привычную холостяцкую обстановку. Что если его уволят? Что если он своей несдержанностью похерил все, что составляло основу его жизни? Размышляя об этом, он вдруг ощутил зябкое, тоскливое одиночество и столь острое желание хоть какого-то человеческого тепла, что, вернувшись на балкон, жадно затягивался сигаретой, словно замещая ею свою нужду, согреваясь маленьким пламенем на её конце. Угнетенно думая о конце своей профессиональной карьеры в этой фирме, он внезапно осознал, что кроме работы у него ничего нет. Даже друзей у него отняла сама жизнь, найдя каждому из них его половинку, увлекая их заботами о собственных семьях. "И куда я пойду? - подавлял Максим свое желание выговориться, поделиться своими тревогами. - Кому я нужен?" Он вдруг снова подумал об Артеме, проявившему к нему столь неоднозначное отношение. "Массажисты не звонят, значит, - подумал он, вернувшись в комнату. - С чего бы это делать человеку, ставшему свидетелем моего позора?" Он прекрасно помнил тот момент, но его уже не глодало притупившееся со временем чувство досады на самого себя. Максим сел в кресло и закрыл глаза. Было еще рано, чтобы ложиться, но усталость давала о себе знать. Находясь в пограничном состоянии между сном и явью, он вдруг снова ощутил на себе поглаживающие прикосновения мужских рук и вздрогнув, открыл глаза: "Дожил, твою ж мать! Уже в кайф стало, когда мужик лапает!" Проснувшееся возбуждение не спадало. Максим снял, наконец, брюки, в которых ходил на работу, быстро скинул галстук и рубашку. Сдернув за резинку оставшийся на нем предмет одежды из тонкого трикотажа, бросив под спину подушку, снова плюхнулся в кресло, широко расставляя ноги, чувствуя обнаженной кожей бархатистую ткань обивки. Закрыв глаза, лаская теплыми ладонями низ живота, поглаживая мошонку, задевая пальцами вставший член, он пытался представить перед собой обнаженную женщину, но воображение упрямо сворачивало на сильные мускулистые руки и обтянутые коротким медицинским халатом плечи и торс. Он не заметил, как его рука переместилась на истекающий смазкой орган и комнату наполнили характерные для дрочки звуки, сопровождаемые усиленным дыханием. Протяжный стон сорвался с разомкнутых губ. Максим, дрогнув последний раз, обмяк, сглатывая слюну и расслабляясь. Сперма, разжижаясь, потекла с ладони, и он поспешно направился в ванную привести себя в порядок. - Уговорил? Урраааа!!! Счастливый Максим смотрел на ликующих людей, подпрыгивающих от радости девчонок своего отдела, наслаждался улыбками обращенных к нему лиц и дружескими похлопываниями по плечу своих коллег. - Ну все, все, за работу! - утихомиривал он свой маленький дружный коллектив. Дождавшись тишины, вышел из кабинета и набрал шестизначный городской номер. Услышав шорох открывающейся двери, заканчивая мыть руки, Артем, не оборачиваясь, пригласил: - Проходите! Стянув полотенце с вешалки, он повернул голову и недоверчиво уставился на входящего мужчину. Прерывая изумленную паузу, Артем понимающе вскинул брови: - Спина? - Нет, с ней все в порядке, - Максим набрал воздуха в грудь и смущенно улыбнулся. - Я помурлыкать. Толстый пушистый кот соседей, прогулявшись по перилам балкона, настырно пробрался через приоткрытую дверь в комнату и бесцеремонно прыгнул на колени незнакомца, сидящего в кресле. - Твой? - Артем сгреб пушистика в объятия. И погладив, почесал за ушком. - Маркиз, проныра! Иди-ка ты обратно домой! - Максим ласково, но твердо выпроводил незваного гостя и закрыл за ним дверь. - Сейчас моя очередь. И тебя делить я ни с кем не намерен. Он подошел к креслу и потянул Артема за руки, поднимая. - Научишь меня? - он неловко прижался к его губам. Артем поднял на него удивленные глаза: - Ты же знаешь, я не... - он сбился, вновь захваченный в плен губами, и смущенно прошептал, освободившись. - Меня бы кто научил. - Я про массаж, - улыбнулся Максим, снимая с него футболку. - А в остальном... Он долго сладко целовал его, обнимая, чувствуя через брюки своим вставшим членом возбужденный пенис Артема, еще стянутый узкими джинсами. - ... будем учиться вместе.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты