дом на третьей улице

Гет
PG-13
Завершён
18
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
клаусу двадцать пять, а в доме на третьей улице пахнет черничным вареньем и бегает его маленькая копия.

клаусу тридцать пять, а в доме на третьей улице больше никто не живёт.
Посвящение:
— автору заявки, без которой я, наверное, не написала бы данный драббл.

— винценцу киферу за отменного мужчину в немецкой форме.
Примечания автора:
не знаю, понравится ли автору заявки данная зарисовка, исходя из того, что финал тут не самый радужный. однако я все же решила попробовать что-то чиркнуть.

работа вдохновлена «фотография 9×12». долго думала, как связать те несколько строк, что вы видели в описании, с полноценным драбблом. в итоге решила сделать это воспоминанием.

24.02.2021 — **№2 в топе по фэндому «т-34»**.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 9 Отзывы 0 В сборник Скачать

дом на третьей улице

Настройки текста
Примечания:
оос клауса (!).
стекло (!).
пб включена (!).
анна глаза в пол опускает, нервно теребя край пиджака с чёртовой нашивкой «ost», губы кусает и пальцами невольно хрустит. она теряется, когда клаус предлагает ей задержаться и выпить с ним. страшно, страшно, страшно. клаус ягер никогда не поднимал голос, но он был отменным психологом. чёртов манипулятор. отказаться не может, но в блоке нужно быть не позднее девяти — иначе ей вновь придётся испытать на себе ярость кнута. — не бойтесь, анна, — его голос нарочито мягок, он звучит, как мурчание кота. — никто не посмеет тронуть вас, пока я не дам разрешение, — клаус указывает на стул, стоящий напротив. его рука немного подрагивала, но аня отчего-то уверена, что это не от проблем с алкоголем. садится на стул, на его самый край, нервно расправляя складки на платье, которое была обязана носить. и взгляд не смеет поднять. на ресницах слезы дрожат, но анна не позволяет им сорваться вниз. помнит потому что, что штардантенфюрер ягер терпеть не мог женских слез. — анна, взгляните на меня, — просит клаус, наполняя бокалы янтарной жидкостью. её взгляд потерянный, как у загнанного зверька, глаза потухшие, но он видит все ещё тот отблеск чего-то живого, присущего всем русским. — давайте представим, что это будет простая дружеская беседа, — он берет в руку один стакан, ярцева берет вторую ёмкость дрожащими пальцами и тут же выпивает до дна, кривясь. пытается храбриться, придать взгляду смелости, но выходило не то что плохо, просто скверно. — кто же так пьёт виски, анна? — насмешливо спрашивает штардантенфюрер, заставив анну вновь сжаться. девичий взгляд цепляется за небольшое фото, лежащее на столе. черно-белый маленький снимок, пожелтевший от времени и с потрепанными краями, вызывал у анны не поддельный интерес. клаус видит её взгляд. первое, что ему хотелось сделать, дать нерадивой переводчице хорошую оплеуху за особо повышенное любопытство. потом он понимает, что комсомолка совсем не виновата в том, какой сегодня день, в том, что произошло. да и ко всему прочему, он ведь сам попросил её остаться. он бережно подвигает фотографию ярцевой, делая глоток виски. на фото молодая девушка и клаус, держащий на руках ребёнка. ещё с погонами рядового, без шрамов и совсем молодой. и улыбка такая добрая, солнечная. тогда он ещё не был беспощадным убийцей. девушка была на вид чуть младше самой ани. на ней красивое платье в цветочек, берет какой-то яркий и взгляд такой счастливый. клаус ягер точно умел правильно любить. — ваша семья? — вопрос вырывается сам собой. анна готова самостоятельно стукнуться головой о камень хорошенько, чтобы в следующий раз помнить что и у кого можно спрашивать. но с другой стороны — он ведь сам сказал, что это дружеская беседа. — простите, штардантенфюрер, я не... — анна, не извиняйтесь, — чуть улыбается клаус. и улыбка его ане показалась ужасно тоскливой. может, дело в алкоголе, который уже начал действовать. может, ей просто стало его… жалко? ярцева себя не понимала. — это шарлотта и вольфганг. мои, кхм, супруга и сын. у ани пальцы отчего-то дрожать начинают сильнее, и сердце где-то в горле комом тяжёлым стало. немой вопрос во взгляде переводчицы ягер узрел сразу, но отвечать не спешил. осторожно заполняет бокал анны, берет в руку снимок и едва слышно вздыхает. лёгкие хватает диким спазмом, сердце билось так, словно норовило сломать парочку рёбер ему. в кабинете в какой-то момент становится слишком душно. аня это ощущала, клаус это ощущал. воздух был тяжёлым, словно налился свинцом, словно кто-то заткнул их носы, не позволяя сделать глоток свежего воздуха. клаусу двадцать пять, а в доме на третьей улице пахнет черничным вареньем и бегает его маленькая копия. — милая, я дома! — клаус широко улыбается, видя супругу, подхватывает её на руки и кружит, пока она заливисто смеётся, крепко держа его за плечи. — я сдал! — восторженно говорит тот, крепко целуя жену, возвращая её на пол. клаус ещё молодой и не знает бед. только окончивший танковое училище, он планировал будущее с семьёй, не зная, что будущего у него нет. — а я знала это, милый мой клаус, — весело щебечет шарлотта, поправляя платье. — а у нас с маленьким вольфгангом сюрприз для тебя, любовь моя, — она поворачивается, взмахнув белокурыми волосами, и в ладони хлопнула, как ребёнок. из комнаты маленькими не уверенными шажочками вышел милый мальчик года от роду. — герр ягер, да вы теперь совсем мужчина! — клаус садится на корточки, тянет руки к смеющемуся сыну и ловит того, когда вольф путается в ногах. — какой же ты взрослый уже, да? — клаус хватает мальчонку на руки и поднимается на ноги. — па-па, — весело прихлопывая в ладоши говорит вольф. — па-па, — повторяет он, словно бы закрепляя слово, чтобы не забыть. клаус смеётся весело, беззаботно, целует мальца в нос и свободной рукой обнимает супругу. клаус был счастлив. он думал, что так будет всегда. что маленький вольфганг пойдёт в первый класс, что чарли, его милая чарли, возможно, родит ещё одного ребёнка. клаус всегда хотел двух детей. мечтал об этом едва ли не с детства. он желал, чтобы шарлотта ни в чем себе не отказывала. она заслуживала дорогих подарков и знаков внимания. но судьба, к его сожалению, решила иначе. клаусу тридцать пять, а в доме на третьей улице больше никто не живёт. — они погибли, — наконец выговаривает клаус. два слова. два чёртовых слова, заставляющих переживать их смерть снова и снова. клаус чувствовал себя выброшенным на помойку псом, которого пинали уличные хулиганы. — шарлотта была беременна, когда попала под колеса автомобиля. а вольфганг, — клаус нервным движением взъерошил волосы, — вольфганг, мой маленький мальчик, нашёл погибель свою в воспалении лёгких. ровно семь лет назад. — мне жаль, — голос переводчицы дрожал. она всегда считала нацистов животными, которые не способны на чувства. но люди ошибаются. и как бы не хотелось признаваться, но даже такие звери имеют семьи. ане вдруг захотелось сказать, что оно даже к лучшему, что они погибли раньше, ведь сейчас они не видят того ужаса, что происходит, но вовремя прикусила язык. она, все таки, сидит перед офицером вермахта. — герр ягер, я должна идти, — почти скулит анна. — не смею задерживать вас, — чуть улыбается переводчице клаус. — спокойной ночи, анна. — спокойной ночи, штардантенфюрер, — аня встаёт не смело, и покидает кабинет, наконец, выдохнув полной грудью. слишком тяжёлый в его кабинете воздух. слишком страшно рядом с ним. слишком много жалости к нему испытывает. слишком сильно ей хочется признаться в совершенном злодеянии. слишком много «слишком». клаус на стакан затуманенно смотрит, и в стену его бросает, позволяя отсыпаться на пол осколками разбитых надежд. что-то адски горячее разливается по его венам, все больше хочется взять револьвер и пустить себе пулю в лоб, все больше хочется вернуться во времени назад, и никогда в училище танковое не поступать. клаусу тридцать пять, и он уже давно не был счастлив.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты