Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
320
переводчик
SomnusNemoris бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/29426049
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 55 страниц, 4 части
Описание:
— Группа профайлеров, — сказал Ван Ичжоу, — пришла к выводу, что этот человек является сталкером Сяо Чжаня. Он хорошо разбирается в отрасли, возможно, работает в ней. Этот человек считает, что делает Сяо Чжаню одолжение. Однако довольно часто гнев сталкеров обращается против самой цели. На данный момент Сяо Чжань находится в серьезной опасности. Ты назначен его личным защитником.
(Или AU, где офицера Ван Ибо назначили защищать айдола Сяо Чжаня. Вот только айдолов он, мягко говоря, недолюбливал)
Примечания переводчика:
Фандом Бочжаней это что-то такое, что должно постоянно давать тебе позитивный настрой, иначе теряешь надежду. Сегодня мне очень нужна надежда))) А еще 1 марта у меня огромный праздник, поэтому я решила поздравить себя новым переводом))))

Если вы спросите, стоит ли чего-то бояться в этом фике, то я вам скажу... а вот ничего я вам не скажу 😋😋😋 В конце концов, это детектив. Со счастливым концом, да. Он правда еще не дописан... но я в этом уверенна процентов на 90 😅😅😅

Ну и традиционно визуализация
https://twitter.com/Vi_Ewaz/status/1366155483011289091?s=19
https://twitter.com/Vi_Ewaz/status/1364659021655982083?s=19
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
320 Нравится 77 Отзывы 133 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста

«Страх — это боль от ожидания зла.» Аристотель

— Ибо, для тебя есть новое задание. Голос шефа перекрыл монотонный стук клавиатуры и позволил, наконец, оторваться от ненавистной работы по написанию отчета закрытого на прошлой неделе дела. Он откладывал его так долго, как только мог, но сегодня был крайний срок. Он развернулся на кресле и посмотрел на суровое лицо Ван Ичжоу, главы его отдела. Лампа над его столом собиралась почить уже который день, поэтому остервенело мигала и щелкала. Ибо зажмурился от заплясавших перед глазами темных пятен. — Да? — уточнил он, стараясь не выдать своего удивления и острой радости по поводу избавления от отчета. Он был страстным ненавистником бюрократии. Но шеф об этом не знал. По крайней мере, Ибо на это надеялся. — Зайди ко мне в кабинет, пожалуйста, — сказал Ван Ичжоу, уже удаляясь из кабинета и даже не посмотрев на него. Лампа снова мигнула. Ибо вздохнул. — Похоже, у него появилось для тебя какое-то чудненькое дельце, — пропел Чжоу Исюань, не скрывая ухмылки и скрупулезно изучая папку перед собой. Он всегда был таким. Самодовольный ублюдок. Даже несмотря на то, что его дело о подпольных уличных гонках, в которых был замешан сын высокопоставленного иностранного дипломата, вряд ли было сильно лучше того задания, что получит Ибо. — Не позеленей от зависти только потому, что твое — неминуемо разрушит твою карьеру, — парировал Ибо, нажимая кнопку «сохранить» на собственном отчете и закрывая его. Нельзя было допустить, чтобы его замечательный коллега сунул нос в его отчеты. Чжоу Исюань покачал головой и рассмеялся. — Не забудь поделиться, что за жесть он тебе подсунул, — пробормотал он, хмуро глядя на какую-то строку в своей папке. — Всенепременно. По пути к двери Ибо чуть не снес стол Ли Вэньханя, который снова умчал в поля по очередной наводке. Они все работали вместе столько, сколько Ибо себя помнил. Впервые он встретил их еще в Подготовительной Полицейской академии при МОБ* много лет назад. Тяжелая подготовка также создала задел для долгой дружбы, поэтому они и решили служить в одном подразделении. Кабинет Ван Ичжоу был довольно обезличенным и спартанским — лишь письменный стол с компьютером, несколько полок, заполненных папками, стол для посетителей и два кресла, обтянутых гладкой черной кожей. В углу ютилась чахлая пальма. Не то чтобы у Ибо были способности к уходу за комнатными растениями, но даже у него руки чесались полить бедняжку. — Присаживайся, — сказал Ван Ичжоу, поднимая планшет со стола и снимая блокировку. Ибо кивнул и сел, скрипнув одеждой по прохладной коже кресла. Затем наклонился вперед, опершись локтями о стол, и вопросительно посмотрел на шефа. Тот без лишних слов протянул планшет. Картинка, открывшаяся взору, была отнюдь не радостной, но привычной. Мужчина был довольно симпатичным и смутно знакомым, вот только с аккуратной дырой во лбу. Огнестрел. Других признаков насилия нет. Он был убит одной пулей в лоб. Быстрая, аккуратная смерть. Ван Ичжоу кивнул, побуждая перейти к следующей фотографии. Еще один мужчина. На этот раз старше. Абсолютно незнакомый, но тоже с аккуратным пулевым отверстием во лбу. Ибо смахнул пальцем, переходя к следующему фото. Снова такое же убийство. Лишь волосы мужчины на этот раз были несколько длиннее, чем у остальных. Отодвинув планшет, Ибо поднял глаза. — Три трупа? — спросил он, проводя пальцами по кромке стола, чтобы уложить увиденное в голове. Ван Ичжоу снова кивнул. — Убиты в том же порядке, в котором ты смотрел. Сначала Вэй Дасюнь, затем Ким Бён Су и Ян Цзюньи. Все погибли за последние шесть недель. Все от одной пули в голову. Ибо в замешательстве нахмурился. Он не был детективом, он даже не состоял в убойном отделе. Это вообще не его сфера. Он обучен для действий в ситуациях высокого риска, таких как захват заложников или защита свидетелей. Ситуаций, требующих отличных навыков рукопашного боя и обращения с огнестрельным оружием. Он мог убить подозреваемого с расстояния нескольких сотен метров или вырубить его одним точным ударом в ближнем бою. Но вот только он совершенно точно не занимался расследованиями. — Зачем вы мне это показали? — Потому что все эти люди — часть китайской киноиндустрии. Вэй Дасюнь и Ян Цзюньи были восходящими звездами. Ким Бён Су родом из Южной Кореи, известный кинорежиссер. И это серия. Ибо прикусил нижнюю губу. Никак не мог избавиться от этой вредной привычки. — И при чем тут я? — После первых двух убийств убойный отдел решил, что это совпадение. После третьей жертвы их ошибка стала очевидной. Они связались с группой профилирования, чтобы расследовать это дело. После этого добились определенных успехов. По крайней мере, появилась зацепка, — Ван Ичжоу подхватил планшет и некоторое время сосредоточенно водил пальцем, а затем вернул Ибо. В этот раз лицо было слишком знакомым. В Пекине это лицо не видел только слепой. Оно улыбалось тебе отовсюду. С автобусов, станций метро, с ростовых картонок в супермаркетах и еще с огромного рекламного щита, который по иронии судьбы расположили прямо перед окном ванной Ибо. Самый прекрасный мальчик Китая — актер и певец Сяо Чжань. Ибо вопросительно приподнял бровь. — Все убийства ведут к нему. Ян Цзюньи был сильным конкурентом Сяо Чжаня. Они оба дебютировали примерно в одно и то же время. Ким Бён Су отдал главную роль, обещанную Сяо Чжаню, другому актеру — Вэй Дасюню. Тишина заполнила кабинет, пока Ибо обрабатывал полученную информацию. Кто-то убивал людей, которые перешли Сяо Чжаню дорогу. — Группа профайлеров, — продолжил Ван Ичжоу, — пришла к выводу, что этот человек является сталкером Сяо Чжаня. Он хорошо разбирается в отрасли, возможно, работает в ней. Этот человек, вероятно, считает, что делает Сяо Чжаню одолжение. Однако довольно часто, когда сталкеры обращаются к объекту своей одержимости и не чувствуют взаимности, их гнев обращается против самой цели. На данный момент Сяо Чжань находится в серьезной опасности. Вот при чем тут ты. Ты назначен личным защитником Сяо Чжаня до тех пор, пока преступник не будет пойман. Мягко говоря, Ибо сильно разозлился. Это задание не было за рамками его компетенции, нет, это именно то, чем он и занимался, но мысль о том, что ему придется играть роль личного охранника какого-то оторванного от реальности айдола, который, вероятно, был редкостной занозой в заднице, вызывала тошноту. Они же ведь все ненормальные! Нельзя стать знаменитым и остаться адекватным человеком. Успех всегда бьет тебе в голову. Все эти, смотрящие на тебя как на ничтожество, айдолы вызывали у Ибо крайне сильное раздражение. И теперь его объектом стал кто? Правильно, зефирно-воздушная мечта любой потенциальной свекрови по всей стране. Чжоу Исюань вопросительно приподнял бровь, когда он вернулся в кабинет. Внезапно, даже отчет по делу стал выглядеть куда заманчивее новой перспективы. Все лучше, чем проводить время с каким-то претенциозным мудаком. — Друг мой, у тебя такое лицо, будто шеф прострелил тебе колено, — не без удовлетворения заметил Чжоу Исюань. — Я в полной жопе, вот и все, — буркнул Ибо и достал телефон, чтобы набрать одно короткое сообщение «ненавижу свою работу» единственному лучшему другу — Ким Сонджу. Затем провел рукой по лицу. Лампа мигнула. — Все так плохо? — Хуже. — Когда ты должен начать? — Сегодня. Как можно скорее. Сейчас пойду собираться, — еще раз вздохнув, Ибо откинулся головой на спинку кресла, чувствуя подкрадывающуюся головную боль. Слава богу, дома было болеутоляющее. Ему все равно придется заехать туда, чтобы собрать вещи на несколько… дней?.. недель? Блядь, вселенная его определенно ненавидела. Он закрыл все программы и приложения на компьютере и мстительно выключил его. Значит, отчет может подождать. Телефон чирикнул сообщением »???». Очень ценное замечание. Но Ибо тоже не слишком понятно выразил всю свою боль и страдание, поэтому просто решил закрыть на это глаза. Разве он не образец великодушия? — Передавай привет Вэньханю. Понятия не имею, когда вернусь, — сказал он, поднимаясь. — О, так все настолько серьезно? Ну… как говорил мой дед — держи хвост пистолетом или что-то в этом роде. Ибо поморщился. Очередное ценное замечание. Лампа мигнула в последний раз и с шипением перегорела, когда Ибо вышел за дверь.

***

В 17:09 Ибо уже подъезжал к офису Wajijiwa Entertainment — огромному монстру из стекла и стали, расположенному прямо в центре Пекина и идеально подходящему для компании, которая выжимала своих протеже до последней капли. Посмотрев по сторонам, он повернул свой мотоцикл ко въезду на подземную парковку. Ван Ичжоу уже прислал ему код от массивных подъемных ворот. Видимо, этим ребятам не терпелось с ним встретиться. Ворота с легким шорохом закрылись за ним, и Ибо занял одно из немногих свободных парковочных мест. К счастью, его мотоцикл не требовал слишком много пространства. Он снял шлем и мотоциклетное снаряжение, оставшись в обычной повседневной одежде. Разумеется не в форме, было бы глупо привлекать столько внимания. Хотя форму он вообще носил редко, только бережно хранил в защитном чехле в глубинах шкафа. Ласково погладив напоследок теплый бок мотоцикла, Ибо направился к лифтам. Конечно, он мог приехать на автобусе или метро, но зачем вообще иметь мотоцикл, если не пользоваться каждым удобным случаем покататься на нем? В конце концов, ему потребовалось лишь немного времени, чтобы подготовиться к миссии, и он немного гордился собственной эффективностью. Воспользовавшись оружейной комнатой штаба, он смог в рекордные сроки собрать все необходимое. Для данной операции Ибо ограничился лишь двумя пистолетами, которые можно было надежно спрятать под одеждой специальной нательной кобурой, набором ножей, перцовым баллончиком и парой гарротт. Помимо стандартного пистолета в наплечной кобуре, естественно. Не то чтобы он был помешан на оружии, совсем нет. Но оружие было средством достижения цели, которой он посвятил всего себя — защите людей в ситуациях высокого риска. Оно было инструментом для эффективного выполнения своей работы в те моменты, когда лишь его физических способностей не хватало. Ибо всегда чувствовал себя комфортно, ощущая его под одеждой, но это совсем не значило, что он любил им пользоваться. Подготовка к заданию дошла у него до своего рода автоматизма. Он знал, где лежали нужные ему вещи, никогда не брал ничего лишнего и вообще старался минимизировать все личное, дабы не вторгаться в частное пространство подзащитного. Ему и так приходилось каждый раз вламываться в чужой дом и делать жизнь человека, который уже находился в состоянии дискомфорта, еще более неудобной. Подъем на пятнадцатый этаж, где находился нужный офис, не занял много времени. По-видимому, выдаивать деньги из айдолов было достаточно прибыльным делом, чтобы позволить себе скоростной лифт. В этот момент Ибо действительно не завидовал человеку, с которым должен был встретиться. Ибо привык к своей опасной работе, он готовился к ней, у Сяо Чжаня же не было никакого опыта в подобных ситуациях. Честно говоря, он не стал бы винить его, если бы парень, привыкший к комфорту и почитанию, просто впал в оцепенение. Лифт звякнул и остановился, распахнув свои двери в огромном светлом вестибюле с полностью стеклянной стеной, открывающей вид на близлежащие небоскребы. Остальные стены были украшены современными картинами. На полу лежал пушистый темно-синий ковер, который по виду стоил дороже, чем вся квартира Ибо. Омерзительное место. Настолько же омерзительное, как и кукольно-красивая девушка, сидевшая за стойкой регистрации и уже успевшая окинуть его осуждающим взглядом. Пусть смотрит сколько влезет. По мнению самого Ибо, он выглядел неплохо. Даже постарался немного вписаться в индустрию, одевшись довольно небрежно и вставив в ухо маленькую прямоугольную серьгу, которая по словам Сонджу делала Ибо похожим на K-pop айдола. Сунув руки в карманы, он подошел к стойке. Завидной обладательнице индекса массы тела не выше восемнадцати (хотя едва ли тут можно было найти хоть одного человека с большим ИМТ), на вид было лет двадцать, и одета она была в строгий костюм цветов лейбла. Девушка улыбнулась, продемонстрировав идеально ровные белые виниры. — Добрый день, сэр. Чем могу вам помочь? — Добрый, меня зовут Ван Ибо. Я из МОБ, и у меня назначена встреча с Сяо-лаоши, — нейтрально-профессиональным тоном представился Ибо. Девушка (Ибо, конечно же, мог прочитать ее имя на бейджике, но не стал утруждаться) покраснела и кивнула. — Не могли бы вы предоставить документы? Он достал свой значок и удостоверение личности. Девушка снова кивнула и улыбнулась. — Большое спасибо, Ван-чжунсяо**. Вам необходимо пройти в офис 1506, слева по коридору. Ибо поблагодарил ее едва заметным кивком и отправился в нужном направлении. Офис был полной противоположностью всему, что привык видеть Ибо в штабе. Все цвета идеально сочетались между собой, даже картины и цветы в горшках полностью вписывались в пространство. Весь этот офис буквально кричал «я обставлен крутым дизайнером интерьера». — Добрый день, я так понимаю, вы Ван-чжунсяо? — раздался женский голос, едва он открыл дверь. Ибо любовно прижал локтем Taurus PT-109 в наплечной кобуре и поборов импульс вытащить его, решил вместо этого смерить подкравшегося к нему человека темным взглядом. — Да, это я. Не могли бы вы тоже представиться? — ответил он, стараясь излучать исключительно профессионализм, а не яд, как хотелось бы, и сосредоточился на изучении вышедшей к нему женщины. Она тоже носила строгий костюм с юбкой-карандаш, но, видимо, имела право самостоятельно выбирать его цвет. Темные длинные волосы были подстрижены и уложены каким-то высококлассным стилистом, на руках поблескивал идеальный неброский маникюр. — Меня зовут Ли Иман. Я работаю на Wajijiwa Entertainment. Сяо-лаоши, его менеджер и агент уже в пути. — Приятно познакомиться, — вежливо соврал Ибо. Честно говоря, ему было все равно, но стоило поддерживать хотя бы видимость хороших манер. — Через сколько времени прибудет Сяо-лаоши? — Должен приехать с минуты на минуту. Я так понимаю, вы здесь, чтобы проинструктировать его по этому неприятному делу? Мы даже не подозревали, что мог появиться потенциальный преследователь до тех пор, пока сегодня утром не позвонили из группы профилирования. Сяо-лаоши находился на съемках со своей командой и был лишь вкратце проинформирован. Боже, как же много она болтала. Будто стремилась заполнить своей речью каждую частичку тишины. Не повезло вам, леди. Ибо как раз был исключительно неразговорчив. — Значит, мне нужно полностью ввести его в курс дела? — спросил он, просто чтобы не казаться совсем незаинтересованным в своем подзащитном. — Не могу сказать точно, сколько он знает. Меня самой там не было, так что… Но у него могут возникнуть вопросы, и было бы очень любезно с вашей стороны помочь ему. Я думаю, он очень обеспокоен этой ситуацией. Не столько сталкером, сколько тем, что убивают людей, — она подняла руку ко лбу и преувеличенным движением стерла пот. В комнате было довольно прохладно, поэтому Ибо оставил без внимания излишне драматический жест. Он уже собирался ответить, когда дверь распахнулась и вошли двое мужчин, за ними женщина, отчего в комнате стало немного тесновато. Одного из вошедших было легко отличить. Сяо Чжань. Он оказался очень высоким, сильно выше Ибо. В то время как его талия была настолько тонкой, что казалось, он мог бы обхватить ее двумя руками так, чтобы кончики пальцев соприкасались. Очень длинные ноги, худые плечи, но явно тренированная грудь, хотя она и скрывалась под бледно-голубой рубашкой. Но самое поразительное, что было в этом человеке, это глаза. Такие глубокие, темные и искренние, что у Ибо что-то сжалось внутри. Все это, вкупе с идеально красивым лицом, острыми скулами и милой яркой родинкой под губой, делало его идеалом, способным влюблять в себя всех вокруг, просто стоя рядом. Особенно таких подонков, с которыми Ибо часто приходилось сталкиваться в своей работе. Именно ради таких людей, он и выбрал подобную профессию. — Добрый день, Ван-чжунсяо, — поздоровался второй мужчина, отвлекая внимание Ибо от созерцания Сяо Чжаня. Удивительно, но в жизни он каким-то образом выглядел еще красивее, чем на рекламных билбордах, режущих тебе глаза по всему городу. — Добрый день, — кивнул Ибо, все еще не зная, как обращаться к двум вошедшим. Он был почти уверен, что это менеджер и агент Сяо Чжаня, но не знал, кто из них кто, и как их зовут. — Здравствуйте, я Чжан Цзин, менеджер Сяо Чжаня, — поздоровалась женщина, а затем указала на мужчину рядом. — Это Юй Ванцинь, агент Сяо Чжаня. Спасибо, что смогли встретиться с нами так быстро, Ван-чжунсяо. Мы очень вам благодарны, — она говорила так, будто ее клиента даже не было в комнате, и Ибо не мог удержаться от мысли, что именно так себя и чувствовал каждый айдол. Все вокруг всегда говорили за тебя, запрещая подавать голос до тех пор, пока тебе не прикажут. И агент и менеджер были среднего возраста и гораздо ниже самого Сяо Чжаня. Чжан Цзин забрала темно-каштановые волосы в высокий хвост. Лицо у нее было весьма дружелюбным, но оставалось холодным. Юй Ванцинь носил очки в тонкой оправе, которые очень странно смотрелись на крупном носу, и короткую стрижку. На первый взгляд они казались весьма безобидными, но Ибо привык не доверять людям. — Не нужно благодарности, — покачал головой Ибо. Это была просто его работа, да и ситуация сложилась очень серьезная. В том, что Ибо ненавидел индустрию шоу-бизнеса и айдолов, Сяо Чжань был не виноват. — Сяо-лаоши, как хорошо вас проинформировали об обстоятельствах? Сяо Чжань улыбнулся ему, и улыбка показалась почему-то абсолютно искренней. Либо он в идеале овладел искусством фальшивых эмоций, либо действительно был рад встрече, даже учитывая, что убийца разгуливал на свободе. — Мне сообщили, что появился человек, который вытворяет чудовищные вещи, считая при этом, что делает мне одолжение, — сказал он гораздо мягче, чем рассчитывал Ибо. Он никогда не смотрел интервью с ним, поэтому знал, как звучит его голос, только из песен, играющих в каждом супермаркете. Такое теплое отношение вызвало удивление, но, возможно, это был лишь привычный образ самого прекрасного мальчика Китая. — Да, и он может стать опасен, если вы не оцените его усилий. Это значит, что вы в куда большей опасности, чем остальные, — объяснил Ибо, игнорируя менеджера и агента. В конце концов, он будет работать непосредственно с Сяо Чжанем, а не со свитой. Сяо Чжань понимающе кивнул. — Да, об этом мне тоже сообщили. Я так понимаю, что вы знаете, как действовать в подобных ситуациях? — Да, у меня есть подобный опыт. — Что ж, тогда не имею ничего против, чтобы отдаться в ваши знающие руки. Ибо моргнул. Какого черта? Либо этот парень просто ужасно подбирал слова (что объясняло бы, почему за него постоянно говорил менеджер), либо он действительно… действительно что? Дразнил? Шутил? Флиртовал? Он откашлялся. — Нам нужно обсудить основные принципы безопасности. У вас найдется немного времени? Необходимо оговорить некоторые детали, также мне нужна определенная информация. — Какая именно информация? — спросила менеджер, когда они все впятером уселись за круглый стол. — Расписание Сяо-лаоши на неделю. Полная планировка квартиры и всех этажей, которыми мы будем пользоваться. Планы киностудии и съемочной площадки, на которой сейчас ведутся работы, а также планы остальных студийных зданий, если съемки переместятся туда. Долгие объяснения никогда не давались Ибо легко, но он знал, что к этому нельзя относиться легкомысленно. Он должен быть проинформирован о наличии любых слепых зон в зданиях. Просто находиться рядом и присматривать за Сяо Чжанем было бы крайне глупо. — С расписанием никаких проблем. Мы отправим вам полный график, а также списки используемых съемочных площадок. С планами зданий будет сложнее. Вы можете дать нам время до завтра? — спросил Юй Ванцинь с недовольным выражением лица. — Это подождет до завтра, — кивнул Ибо и снова повернулся к Сяо Чжаню. — Вам сообщили, что я останусь у вас до тех пор, пока преследователь не будет арестован? Сяо Чжань снова улыбнулся, чем смутил Ибо еще больше, потому что улыбка была настолько милой, что угодила прямиком куда-то в его сердце. — Сообщили. Это не проблема. Я очень благодарен вам за помощь. — Хорошо. У вас сегодня назначены еще какие-нибудь встречи? — Нет, я отменила все встречи на сегодня. Безопасность гораздо важнее, — снова влезла Чжан Цзин. По-видимому, позволить Сяо Чжаню сказать больше двух предложений подряд она считала недопустимым. — Отлично. Завтра меня представят как вашего личного телохранителя. Ни слова о полиции, расследовании или сталкере. Не будем ворошить траву и пугать змею. — А сегодня? Вы вместе с нами поедете домой? — спросил агент. Он выглядел гораздо напряженнее и испуганнее, чем сам человек, который непосредственно находился в опасности. — Нет. Мне нужен код доступа от подземного гаража, чтобы я смог заехать первым. Вы с Сяо-лаоши подъедете через полчаса. Таким образом я смогу убедиться, что место полностью безопасно, и никто ничего не заподозрит, если мы не приедем на одной машине. Все четверо дружно кивнули. Видимо, они были серьезно настроены сотрудничать, что не всегда случалось в работе Ибо. У него было несколько подзащитных, которые наотрез отказывались следовать инструкциям, или, что еще хуже, считали, что разбираются в ситуации лучше него. Потому что каждый человек всегда считал себя главным специалистом по собственной безопасности. — Значит, завтра мы поедем уже на одной машине? На съемочную площадку, я имею в виду, — уточнил Сяо Чжань, опираясь локтями на стол и внимательно слушая. Он смотрел только на Ибо и смотрел очень открытым, понятливым и немного любопытным взглядом. Не человек, а какая-то абсолютная загадка. Ибо открыл рот, чтобы ответить, сбился, закрыл и постарался собраться. — Да, было бы странно, если бы ваша личная охрана ездила отдельно от вас. — Чудесно. Это все? Или нам нужно обсудить еще что-то? — Сяо Чжань, тебе не кажется, что ты относишься к этому чересчур легкомысленно? — спросила Ли Иман. Она выглядела немного озадаченной и слегка хмурила свои идеально уложенные брови. Честно говоря, то, насколько все эти люди были ухоженными, уже начинало утомлять. Ибо чувствовал себя каким-то отбросом, всего лишь наблюдая за тем, насколько они безупречны. Не то чтобы он не придавал значения собственной внешности. Ибо всегда носил аккуратную стрижку (в его работе тоже были определенные стандарты ухода за собой), ежедневно ухаживал за кожей и тренировался по пять дней в неделю не только для того, чтобы убедиться, что достаточно хорош в ситуациях, связанных с риском, но и чтобы поддерживать собственное тело в хорошей форме. Тем не менее он не упал бы замертво, если бы обнаружил в своей брови косой волосок. — Я отношусь к этому очень серьезно, Ли-лаоши. Но у меня был ужасно тяжелый день, и мне бы очень хотелось оказаться дома, чтобы иметь возможность все это переварить, — в голосе Сяо Чжаня не осталось ничего, кроме вежливости. На мгновение Ибо стало очень жаль его. Он как-то уже слишком привычно стремился скрыть собственные эмоции от окружающих людей. Должно быть, сейчас ему до смерти хотелось побыть одному. — Думаю, мы обсудили все основные моменты. Если появится что-то новое, вы будете проинформированы как можно скорее, — вмешался Ибо, прежде чем Ли Иман смогла вставить еще слово. Не обращая на нее внимания, он достал свой телефон, разблокировал его и передал Сяо Чжаню. — Мне нужен ваш номер, адрес и все коды безопасности от вашего дома, квартиры или мест проживания на съемочных площадках. Сяо Чжань смотрел на него долгую секунду, затем забрал телефон. От внимания Ибо не ускользнуло, что он слишком намеренно старался не касаться его руки. Может, он не любил прикасаться к отбросам? Пока Сяо Чжань что-то печатал в его телефоне, стояла тишина. Очень долгожданная тишина. У Ибо не было ни минуты подумать с тех пор, как он вошел в здание компании. Слишком много разговоров, слишком много новых людей (да, всего лишь четверо, но Ибо вообще никогда не был легок в общении). Через несколько минут телефон ему вернули уже со всей необходимой информацией и установленным приложением. — Приложение зарегистрировано на мой аккаунт. С его помощью можно открыть все замки в моем доме. — У кого еще есть доступ к приложению? — тут же спросил Ибо. Он был почти уверен, что Сяо Чжань человек не глупый, но это мог быть серьезный пробел в безопасности. — У вас, у меня и еще у троих моих самых близких друзей. Больше ни у кого. Пять человек. Совсем не идеально. Что если преследователь возьмет одного из друзей в заложники? Нужно будет придумать план на этот случай. Возможно, стоило вообще удалить это приложение, по крайней мере, на время проведения операции. — Скажите своим друзьям, чтобы удалили его. И на всякий случай… вы можете отказать в доступе? Например, заблокировать людей? Сяо Чжань кивнул. — Без проблем. Я попрошу удалить приложение. Заблокировать тоже можно, но в этом нет необходимости, — устало улыбнулся он. — Хорошо. Скажите им, что меняете систему безопасности или что-то в этом роде. Ни слова о сталкере. Это может быть слишком опасно, — сказал Ибо, вставая и убирая телефон в карман. Ему не терпелось сесть на мотоцикл и покинуть это ужасное здание, полное странных неестественных людей. Хотя сам Сяо Чжань, возможно, был не так уж плох. — Увидимся дома, — с мягкой улыбкой проговорил Сяо Чжань, приподняв брови, и Ибо изо всех сил постарался не покраснеть сразу перед четырьмя незнакомцами. Ладно, последнее утверждение нужно вычеркнуть. Он ненавидел Сяо Чжаня. Всем сердцем. Наверное.
Примечания:
* Министерство общественной безопасности - орган исполнительной власти КНР, в обязанности Управления МОБ КНР входит выполнение полицейских функций, охрана общественного порядка, защита политического и государственного строя, высшего руководства государства и важных государственных объектов, антитеррористическая борьба против экстремизма и сепаратизма на территории Китая. Управление состоит из 27 подразделений. Поэтому Ибо служит не совсем в полиции, это скорее больше похоже на ФБР или ФСБ.

** Чжунсяо - старший штабной офицер, соответствует званию подполковника.

Лаоши, которое обычно переводится как "учитель, мастер", часто используется просто в качестве уважительного обращения.

Предлагаю вам немного посмотреть на форму Ибо и его погоны https://shanghaiist.com/2014/02/14/valentines-day-greetings-peoples-armed-police/amp/
https://en.wikipedia.org/wiki/People%27s_Armed_Police#/media/File:CAPF-0715-LTC.png
https://en.wikipedia.org/wiki/People%27s_Armed_Police#/media/File:CAPF-Collar-0715-LTC.png
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты