Лифтофобия

Гет
NC-17
В процессе
32
автор
Размер:
планируется Макси, написано 148 страниц, 13 частей
Описание:
Эх, если бы с утра мне кто-нибудь сказал, что через несколько часов я буду заперт в лифте с только что жёстко отжарившей меня девушкой, алкоголем и пауком…

Нерадивый студент филологического факультета Лёша решает оставить полную тусовок жизнь и всерьёз взяться за учёбу, но все планы подрывает непонятно откуда взявшаяся новенькая бойкого характера Кэт, с которой он в первый же день заводит вражду... а потом и застревает в лифте...
Примечания автора:
Работа для поднятия настроения. Посмеяться и отвлечься от серых будней.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 18 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава первая – Повелитель мук

Настройки текста
Эх, если бы с утра мне кто-нибудь сказал, что через несколько часов я буду заперт в лифте с только что жёстко отжарившей меня девушкой, алкоголем и пауком… Впрочем, давайте обо всём по порядку: Зовут меня Лёша, мне двадцать лет, и я вроде как пытаюсь нормально учиться в универе без прогулов, после серии и без того безумных тус. Величайшая ошибка – это не судить о людях по внешности, так говорил Оскар Уайльд, да, так что вам, наверное, крайне интересно, что я в этом плане из себя представляю. Да ничего особенного: самый обычный высокий парень с чёрными волосами, уложенными в чёлку, бледное, но привлекательное лицо с выразительными карими глазами, сам по себе я даже вроде как немного подкаченный. И как вы уже могли догадаться по моим этим «заумным изречениям», я студент филологического факультета. Даже не знаю, что мною двигало, когда я пошёл туда. Наверное, то, что я очень любил книги – даже сидел в читальном зале библиотеки вместо уроков, а потом подделывал справки – а ещё то, что лучшие мои оценки были по литературе, а мои сочинения даже зачитывали перед другими классами. (И тут в моей голове пролетает флешбек замечательной школьной жизни, когда на уроке литры меня подзывает сидевший сзади меня хулиган, и просит шёпотом «Дай списать, иначе разобью ебало после уроков») Но потом начался универ, и все мои достижения сошли на нет, потому что… Потому что… А хороший вопрос. Потому что тусы, тусы, прогулы, какая-никакая популярность, и я как могу стараюсь прожигать студенческую жизнь, потому что лучше момента не будет. Но всё это было раньше – теперь, весной второго курса, я принял решение, что оставлю всё это разгильдяйство в прошлом, а сейчас буду учиться, учиться, и ещё раз учиться, как завещал один коммунист. Для убеждения всех вокруг, и в особенности себя самого, в своих благих намерениях, я даже решил поучаствовать в литературной конференции. Ничего не могло порушить моих планов. Так думал я, пока сегодня, в день конференции, не умудрился проспать… – БЛЯ! – С этим высокоинтеллектуальным выкриком я и свалился с кровати, одновременно и пытаясь выпутаться из одеяла, и, хлопая ресницами, осознать реальность происходящего, и молясь, чтобы не было ещё слишком поздно. Как можно быстрее напялив на себя белую рубашку с чёрными брюками, чуть позже и деловые туфли, я с сумкой через плечо рванул вниз по лестнице – лифты ненавижу, и не доверяю им. Во дворе меня ждал новый облом – дело в том, что я живу в «новом» якобы приличном дворе, и как я ни пытался бежать, но ворота в наш двор успели закрыться быстрее. – БЛЯ! – Во второй раз вырвалось из моих уст. Да почему сейчас-то, когда я так опаздываю… Нет, времени не было, нужно было действовать более решительно. Именно по этой причине я, после нескольких мнимых попыток сильнее ткнуть рукой по кнопке, и в очередной раз убедившись в тормознутости современных технологий, решил вспомнить все свои достижения на поприще физкультуры(которых не было), и запрыгнул прямиком на ворота, чтобы перелезть через них. И что же вы думаете? Когда я был уже на полпути, и животом упирался в ворота, они начали открываться. – БЛЯ! – Уже в третий раз проорал я, причём в этот раз эмоциональнее всего, и для того был повод. Что ж, Бог троицу любит. Не хочу вспоминать весь тот позор, а ещё то, как я потом, мчась к остановке, чуть не наступил на дохлую кошку, и как в маршрутке какой-то алкаш буянил, из-за чего водитель отказывался его везти, в результате алкаш плюнул в него и убежал из маршрутки… но вскоре споткнулся, грохнулся в лужу, и был таков. Однако вспомню, как чуть ли не летел в универ, лихо оббегая студентов как в какой-то компьютерной игре, но под самый конец, уже у дверей, умудрился налететь на своего друга Серёгу. В результате чего мы оба растянулись на крыльце универа… (Звуки грустного тромбона) Да, Серёга был моим одногруппником, и представлял из себя карикатуру на современное общество – очень худой и ещё более высокий чем я, прям палка какая-то, а не человек, блондин с вечно недовольной рожей, который пребывает в пассивном, подавленном состоянии восемьдесят процентов времени, и вечно жалуется, что «вот раньше-то, в школе, было куда лучше!». Мы с ним особенно подружились в октябре самого первого курса, на паре по информатике. На тот момент уже почти все мои одногруппники поняли, что я ставлю тусовки превыше учёбы, и ждать от меня невесть чего точно не стоит, как даже и того, что я буду ходить на пары. Поэтому на парном задании никто со мной не сел. А вот опоздавший на минут десять Серёга сел за мой, единственно-свободный пустующий ряд, и когда он спросил, что надо делать, я тут же ответил: – Да нас по группам распределяли для парных занятий, сказали, ты со мной будешь. И хоть в тот момент Серёга и скорчил крайне недовольную рожу, но с заданием он справился за нас обоих, и я решил в долгу не оставаться, и садился с ним каждый раз, когда приходил на пары… и каждый раз списывал… Но вы не подумайте, что это какая-то там односторонняя дружба, я его иногда звал на свои тусы, где он сидел где-то в стороне и жаловался редко подсаживающимся девушкам, что у него нет друзей. В общем, веселуха. – Блин, я на конференцию ещё не сильно опоздал? – Впопыхах спросил я сегодня, поднимаясь после этой одновременно и нелепой и кринжовой сцены. – А, ты ж конфу не читаешь, да…, – лениво протянул Серёга, поднимаясь с таким видом, будто и не хочет делать этого вовсе. Это правда – у меня две тысячи непрочитанных сообщений в конфе нашей группы, но я и это собираюсь исправить! Короче говоря, произошла заминка, из-за которой конференцию передвинули на следующую пару. Заминку эту звали Владимир Владимирович, самый бесполезный препод по самому бесполезному предмету, который настоял на том, что мы не должны пропускать пару из-за какой-то там конференции. Он был самым скучным преподом, каким только можно было бы стать, этот противный мужичок в синем костюме, со сверлящим каждого студента взглядом, вылезающими наружу зубами, больше походившими на клыки, и смешным носом картошкой. Поэтому сейчас, на теории литературы я боролся с диким желанием уснуть, пока Владимир Владимирович максимально монотонным голосом говорил: – Теория происхождения языка тюркских народов особенно интересна тем, что в них встречаются греческие буквы, и ещё числа походят на римские. Вау, как интересно… Достойно по меньшей мере одного зевка. Но зря я это сделал, ведь Владимир Владимирович каким-то сверхзрением тут же углядел меня на заднем ряду, между Серёгой и местным фриком Антоном, и задал мне вопрос про тюркские письмена. Я промолчал, и этот микроб, будто этого и ожидавший, тут же рассмеялся и с довольным тоном проговорил: – Вот что бывает, когда не учишь предмет. Когда ни к чему не стремишься. Сам уровнем интеллекта походишь на тюрка! Поздравляю, двойка. – Но я просто к конференции готовился сегодняшней, – попытался оправдаться я. – То есть поставил конференцию превыше всего, в особенности собственного будущего? Что ж, это похвально, и заслуживает… думаю, ещё одной двойки. – Но! – Третья двойка! – Тут же перебил меня Владимир Владимирович, – и за каждое новое слово будет ещё двойка, этого ты хочешь? Стиснув зубы от ненависти к этому уроду, я просто сел. – Кто тебе разрешал садиться? Четвёртая двойка! Тут я уже просто готов был взорваться от гнева. Да что он… да что за… да даже слов не было! Но пришлось встать, чтобы не утонуть в своих двойках. Владимир-сука-Владимирович довольно заулыбался, после чего произнёс: – Вот теперь садись. А ответит на его вопрос Мария. Наша местная зубрила Маша встала и начала тараторить какую-то жутко невыносимую чушь про тюркские письмена, пока я сидел и размышлял – где это вообще может пригодиться в жизни? Похоже, я и впрямь выбрал не ту специальность. Но вслед за этим Владимир Владимирович вновь докопался до меня: – А теперь повтори за Машей. – Ну… не знаю…, – честно ответил я. Да как такое вообще повторишь, она прям как ведущая шоу «Самый умный» за минуту громадный текст протараторила. – Поздравляю, у тебя комбо – пять двоек, – ликующе пропел препод. Кажется, скоро придётся организовывать чьё-то убийство… *** На перемене перед конференцией мы вышли покурить вместе с Серёгой и ещё одним моим другом Лео. Лео учился со мной на одном потоке, мы с ним часто вместе ходили на тусы, а ещё это был тот ещё кадр, будто из фильма комедийного вылез… Он походил на гнома, невысокого роста, в брекетах, с глуповатым выражением лица, и вечно несёт какую-то чушь. А ещё он, кажись, думал, что живёт в Америке – судя по его синему жакету с надписями, как у американских старшеклассников, и странные джинсы с подворотами. (Для полноты картины тебя бы в школьном шкафчике закрыть) Жил Лео тем, что тусил или же смотрел сериалы и дрых до обеда. Справедливости ради, он хорошо играл на гитаре, и даже ходил на набережную, где практиковал свой скилл, играя за деньги. Пожалуй, его нелепые попытки закурить сигарету и кашель вслед за этим – единственное, что могло помочь уйти моему подавленному состоянию после пары гандона Владимировича. А сейчас же ещё эта никому ненужная конференция будет, на которой мне выступать. Я даже толком не читал свою скачанную из интернета статью с якобы свежим взглядом на мир Мастера и Маргариты. – Парни, извините, у вас сигареты не будет? – Отвлёк меня от неприятных размышлений женский голос. (С этого-то, пожалуй, всё по-настоящему плохое и началось) Развернувшись, я охуел. Вот честно. Перед нами стояла по-настоящему «топовая тёлка», как сказал бы Димас из моей группы – высокого роста брюнетка с гладкими длинными волосами, очень красивым лицом и грудью третьего размера. Она была одета в одно лишь короткое чёрное платье с короткими рукавами и вырезом на груди, и такого же цвета туфли. Обрати на себя её внимание, срочно обрати на себя её внимание! – Курить вредно вообще-то, – в стёбной манере отметил я. – Переживу вообще-то, – чуть ли не мгновенно ответила она мне. Серёга же, этот бабораб, тут же быстро потянулся в карман за пачкой сигарет. – Благодарю, – мило улыбнулась ему брюнетка, – а вы, ребята, с филологического? – Ну да, да, – посыпалось со всех сторон. Даже Лео, похоже, зачарованный её обаянием, вместе со всеми сказал да, не переставая улыбаться как дебил. Под давлением наших взглядов он, конечно, издал вздох и признался: – Ну я нет вообще-то. – Слышала, у вас сейчас конференция, – как ни в чём ни бывало отреагировала девушка. – Да, и я в ней даже участвую, – лениво протянул я, пытаясь привлечь особое внимание к своей персоне посредством безразличия. – И на какую тему? – Про Булгакова читать буду, – не сменил я интонацию, – всякую ерунду про Воландеморта и его свиту. Девушка в ответ усмехнулась. – Ну, во-первых, он Воланд, во-вторых, ты бы лучше пошёл поготовился, курить-то вредно. Колко, как ей, видимо, казалось, отметив это, девушка развернулась и зашагала в сторону универа. Я невольно поморщился, глядя ей вслед. Хоть я и не посчитал её ответ сколько-нибудь остроумным, всё равно на душе осталось какое-то неприятное ощущение. – Жопа у неё, конечно, ничё, – сказал я вслух, чтобы не казалось, будто меня сейчас унизили, и меня это задело. Но самый нонсенс был на самой конференции. Стою я, никому не мешаю, читаю свой доклад настолько быстро, насколько это возможно, чтобы точно никто ничего не разобрал, даже самому неинтересно, потом препод спрашивает, есть ли у кого-нибудь вопросы, и вдруг… – У меня есть, – поднимается рука где-то в левом ряду. Сначала я не увидел, кто это, потому что обладательницу женского голосочка перекрывал дылда Димас из моей группы. Но затем… Затем поднялась та самая девушка, и у меня просто сердце в пятки ушло как от страха, так и от злости. Вот как после такого меня просят разговаривать в жизни без мата? Девушка же начала «наезжать»: – Как, исходя из Вашего доклада, читателю стоит оценивать внутреннее состояние каждого из членов свиты Воланда? И кто конкретно из них, в таком случае, является наиболее человечным? Чё она только что спросила? Ладно, короче, я был готов к такой ситуации, и сразу дал себе установку – дам какой-нибудь неоднозначный ответ, в школе такое всегда прокатывало. – Ну-у…, – начал я тянуть слова, – на самом деле достаточно интересный вопрос, на который хоть так сразу и не ответишь… это… довольно неоднозначно… там… Бармаглот… – Бармаглот? – Громко переспросила девушка, чуть ли не хихикая, – может, всё-таки Бегемот? – Ну да, да, Бегемот… В аудитории раздались смешки, что отразилось на моей уверенности. Слова начали путаться, и прежде чем я успел собрать их воедино во что-то логичное, девушка снова перебила меня: – Похоже, ответа у Вас нет. В таком случае, я могла бы сама постараться опровергнуть эту точку зрения. – Да пожалуйста, – тут же отозвался, похоже, не слишком-то верящий в меня преподаватель. Эта сучка встала рядом со мной и уверенно начала что-то говорить всей аудитории, прямо как греческие ораторы, пока я стоял рядом и сгорал со стыда… Мы с Серёгой пораньше ушли с конференции, и теперь сидели в университетской столовке вместе с ним и Лео. Настроение было просто дно. Весь день сплошные лажи… И откуда эта дура только взялась? На подъёб во дворе, что ли, так обиделась? – А ты ей ещё сигарету дал, – процедил я сквозь зубы, напоминая Серёге про его косяк. Он лишь виновато пробурчал что-то себе под нос. Хотя даже не сомневаюсь, если она попросит, он ещё раз даст, а может даже и всю пачку. – Вот, зато можем бухнуть теперь, – Лео вытащил из своего рюкзачка полторашку пива и протянул мне. – Клёво, – выдавил я из себя. Тут, когда казалось, что дальше уже просто некуда, я увидел, что к нам движется мой одногруппник Димас… (Что можно сказать про этого местного дебила Димаса? Нет, дураком он, конечно, не был – мог даже умничать на парах, просто его вечная манера подъёбывать людей… Димас представлял из себя здорового по телосложению парня с чересчур сладким для такого как он голосом, уложенными гелем волосами карего цвета, и его телосложение это, похоже, единственная причина, почему ему до сих пор не прописали по роже за его тупые шуточки. За эти два года совместной учёбы он успел доказать, что доверять ему точно не стоит – как-то раз, уезжая на прошлое лето на дачу, я попросил его забрать для меня посылку с почты, так этот придурок её вскрыл, а потом написал в конфу «Лёха, не волнуйся, я твой крем от прыщей забрал, как приедешь – отдам!». Даже не спрашивайте!) Конечно, когда Димас сейчас уверенной походкой двигался в нашу сторону, а особенно в сторону нашего пива, я напрягся. – Лёха, брат, ну ты там не сильно расстраивайся, что мол на конференции залажал, – сказал Димас, подойдя к нам, и даже хлопнул меня по плечу, причём больно, – ну сука она, ну чё с неё взять? Мне вот тоже рожа её не понравилась, нерусская она какая-то. Да, это ещё одна отличительная особенность Димаса – он националист, и постоянно вслух отмечает, если кто-то нерусский, ставя этого человека в неловкое положение. В этот момент одногруппника словно осенило, и он щёлкнул пальцами, да предложил идею: – О, у нас лифт глючит! Давай, когда она с конференции выйдет, мы её в лифте закроем, чтоб не повадно было, а? Внесу это в «Топ-100 худших идей». – Димас, вот ты дебил или как? – Не удержался я. – Ну да, меня даже в школе звали Димабилизм, – мгновенно сострил дылда, – да давай, чё ты, прикольно будет! Ой, у вас тут паук, кстати. Заметив это, Димас решил, что с нами больше ловить нечего, и двинулся назад. А по столу действительно полз паук, из-за чего мне как-то поплохело. Не знаю, у меня вроде как нет арахнофобии, но всё равно… неприятно… – Вот она, чистота великолепного универа, – уныло сострил Серёга. – Да чё ты ко мне-то ползёшь? – Возмутился я, – день и без тебя не вышел! На этот раз Лео щёлкнул пальцами, и вскоре, схватив паука, предложил: – О, о, а давай ей в сумку паука подбросим, вот она завизжит, девчонки же боятся пауков! Кажется, идея Лео рискует превзойти план Димаса. Вот она, битва титанов. – А давай ещё за косички её подёргаем, чтоб заплакала как в детстве, – не удержался я от подъёба. – У неё нет косичек…, – искренне заметил не понявший иронию Лео, – да всё, побежали, поугараем… ой, и пиво захватите! Издав полный боли от человеческой тупости вздох, я взял бутылку пива и поспешил с Серёгой вслед за Лео. Мы быстренько поднялись по лестнице на пятый этаж, где как раз и подходила к концу конференция. Я ощущал себя всё большим дауном – прячусь за углом своего этажа, с бутылкой пиваса, и жду, пока мой друг подсунет в сумку одной суке паука, интересно, куда дальше-то? Но дальше было куда. Вот она выходит, и мы с Серёгой тут же спрятались подальше за угол, как вдруг… – Тихо, ебаный Владимир идёт, прячь бутылку, – быстро зашептал мой одногруппник. Куда мне её спрятать, у меня сумка через плечо, в неё даже наполовину эта бутылка не влезет! Недолго думая, я засунул бутылку себе под рубашку, из-за чего пришлось втянуть живот, чтобы она не слишком выпирала. Стою, задыхаюсь, и тут Владимир Владимирович идёт прямо ко мне, и говорит: – Так, Воронцов, у тебя есть отличный шанс отработать хотя бы одну свою двойку. Вот эти документы – в 117 кабинет на первом этаже, давай, бегом. Я собрался было двинуться к лестнице, как этот урод останавливает меня, схватив за плечо – я уже испугался, что из-за пиваса, и весь напрягся, покраснел – но он сказал: – Да куда, сто лет тащиться будешь, на лифте давай! И как же так должно ПОВЕЗТИ, что в лифт зашли именно я и та сука, что завалила меня на конференции. А я ещё весь красный, и с пивасом под рубашкой, сгорая со стыда. И тут главное фиаско… Лифт застрял. – Бля. – Вырвалось у меня. Снова. *** – Похоже, надолго мы тут, – вздохнула моя вынужденная подельница по несчастью. Мы с ней сидели на полу, вытянув ноги вперёд, и прижавшись спинами к стене лифта. Я сгорал от несправедливости жизни, и даже не знал, на кого мне больше злиться – вот на эту дуру, из-за которой всё и началось, на себя, за то, что повёлся на все эти тупые затеи, или на Димаса, который, несомненно, нас и закрыл тут. И самое тупое, я ведь знаю, что это его рук дело, но признаться не могу! А сам всё прячу под рубашкой полторашку пива. Хорошо хоть, в такой темноте плохо видно. Девушка же издала зевок, после чего сказала: – Ну что, давай знакомиться, что ли. Меня Кэт зовут. Она протянула мне руку, это я хорошо углядел. – Я Лёша…, – уже пожимая её руку, я вдруг вцепился в неё, просто не понимая ничего, и уточнил, – то есть в смысле Кэт? – Екатерина, в смысле, – объяснила она, отдёрнув свою ладонь, – просто меня все Кэт называют. – А, Катюха, значит, – сострил я. Хоть что-то приятное после того, что произошло. – В деревне чувашской тебе Катька будет, а я Кэт, – гордо произнесла она, поправляя волосы. Вы не подумайте, я ни хрена не простил ей того, что было, но… теперь-то хоть видно, что она как бы своя, обычная такая тёлка, вот и отпали причины шифроваться. Вытащив из под рубашки бутылку, я предложил: – У меня тут в общем… ну, раз уж мы застряли… в общем, будешь? – Давай, коли застряли, – усмехнулась эта Кэт. Катюха, в смысле! Я стал открывать бутылку, она вдруг запенилась, полилось мне на брюки, я с криком «Бля!» повернул её в сторону… Совсем забыв, что тут рядом лежат документы Владимира Владимировича! Ну на них, короче говоря, пивас и полился. – Бля-я-я-я-я!!! – С ненавистью проорал я под хохот этой Кэт. Да, смейся, смейся. – Благодарю, что принял весь удар на себя, не перевелись ещё джентльмены на Руси, – сострила она, положив ногу на ногу, – прости, что так жёстко трахнула на конференции. Блин, она так искренне это сказала, как будто ей реально неловко… и в тоже время такими словами, будто всё ещё подстебать как следует пытается… Что значит «жёстко трахнула», да чё она несёт вообще? В общем, обида накрыла меня с головой. Сразу захотелось поставить её на место, показать, что эта её победа мнимая и вообще мимо, а потому как можно безразличнее фыркнул. В голосе, правда, всё равно просачивались нотки моего засевшего в памяти поражения. – Ха, да ничё ты не трахнула… да это повезло просто, что я к этой конференции подошёл спустя рукава, вот по какому-нибудь другому произведению я бы тебя точно щадить не стал. Звучит как тупые оправдания, да? – Интересный стиль – готовиться к тем произведениям, с которыми не знаком, – сострила Кэт, после чего взяла пивас и отпила немного. – Да я выбрал первое попавшееся, – совсем уж подавленным голосом ответил я, тоже делая глоток. Настроение совсем сходило на «нет». Ещё и документы ополоснул пивом, и мне теперь полный пиздец от Владимировича… Но для полного веселья, моя собутыльница полезла в сумку, и из неё вдруг выпрыгнул паук… выпрыгнул мне на колени! (ЛЕО, МАТЬ ТВОЮ!) Реакция была, конечно, не такой, как он ожидал – наоборот, нервы дали сбой, и завопил уже я, пока Кэт расхохоталась. Спокойно взяв паука в ладонь, она сквозь смех проговорила: – Да это же просто паучок, чего ты так испугался-то? – ДА НИЧЕГО Я… ничего я не испугался! Просто он стрёмный! – Осевшим голосом протараторил я. Брюнетка продолжила смеяться. Да ей, главное, совсем и не страшно от этого паука! Спустя время мы выдули уже почти полную бутылку, и нас порядком раскачивало. Особенно меня. – И ты чё, реально пришёл обдолбанный на пару? – Ну да, – ответил я, завершая очередную весёлую историю из своей жизни, и мы оба расхохотались. Ладно, с ней было не так уж и плохо, просто… Просто ни к чему было вот это её сегодняшнее поведение на конференции, и это оставило свой осадок. – Ох, Лёш, чё-то меня разнесло так, – честно призналась брюнетка немного заплетающимся голосом. И вдруг положила голову мне на плечо. Я… я вдруг ощутил, что у меня кое-что твердеет в брюках, ну думаю, мы все всё понимаем… Наверное, это мой шанс – говоришь, ты меня на конференции трахнула, да, ну а я тебя прямо тут трахну. Я аккуратно просунул руку за её шеей и положил её Кате на плечо. Она, уже не очень соображая, посмотрела в мою сторону, медленно так оборачивалась. Я хотел уже было наклониться к ней для поцелуя, как вдруг… Как вдруг, похоже, чтобы добить меня, мой организм дал сбой. Я ПРОСТО БЕЗУМНО ЗАХОТЕЛ ОТЛИТЬ! – Бля, – прошептал я. – Что? – Не поняла брюнетка. – Да нет, я просто… я… Вскоре я уже вовсю ходил туда-сюда по лифту, стараясь не думать о том, как сильно мне хочется в туалет. Кэт же вовсю ухахатывалась от происходящего. Как же… стыдно… Вся романтическая атмосфера сошла на «нет». – Попробуй попрыгать, полегче станет, – сквозь улыбку посоветовала она мне. Я так и сделал, но вскоре испугался, что лифт сорвётся с петель и вниз полетит. – Вот видишь, Виталь, в какую ситуацию люди могут попасть, хорошо, что ты не человек, – ласково сказала Кэт паучку в своих ладонях. – Ты назвала его Виталей? Что за неоригинальность? – Возмутился я. Она лишь показала мне язык. Когда нас наконец-то вытащили, это было то ещё зрелище: тут и Димас, и Серёга с Лео, и Владимир Владимирович… Который, кстати говоря, уставился на мокрые документы в моих руках. – Поздравляю, Воронцов, – сказал он, положив руку мне на плечо, – тебе выпал бонус в виде ещё нескольких последующих двоек. Как я ни сдерживался, а всё равно поморщился. Одно хорошо – в туалет уже, в общем-то, и не надо. *** Вечером я сидел дома за компьютером, думая, что хуже этот день уже просто не будет. Как вдруг в конфе нашей группы, которую я наконец-то прочитал, пришло уведомление о том, что староста добавила новенькую. «Ребят, у нас в группе новенькая». Я замер, зайдя на страницу. Кэт. Катя. Екатерина. – Бля. – Вырвалось из моих уст в очередной раз.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты