Лифтофобия

Гет
NC-17
В процессе
32
автор
Размер:
планируется Макси, написано 148 страниц, 13 частей
Описание:
Эх, если бы с утра мне кто-нибудь сказал, что через несколько часов я буду заперт в лифте с только что жёстко отжарившей меня девушкой, алкоголем и пауком…

Нерадивый студент филологического факультета Лёша решает оставить полную тусовок жизнь и всерьёз взяться за учёбу, но все планы подрывает непонятно откуда взявшаяся новенькая бойкого характера Кэт, с которой он в первый же день заводит вражду... а потом и застревает в лифте...
Примечания автора:
Работа для поднятия настроения. Посмеяться и отвлечься от серых будней.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 18 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава двенадцатая – Граната и корсет

Настройки текста
В то утро Кэт проснулась мало того, что с дикой головной болью после алкоголя, так ещё и в постели с Димасом. С голым Димасом. «Ну да, ну да, а как иначе-то» Но секс был офигенный, этого она не могла не признать. – Ой, ты уже проснулась в такую рань, – произнёс зевающий Димас спустя ещё час, когда Кэт уже оделась в своё платье. – Вообще-то сейчас четырнадцать часов. – Ну вот, всего-то… четырнадцать часов утра… Сбросив с себя одеяло, этот гандон поднялся, даже и не думая одеваться. Носки – вот всё, что на нём было. Смутившись, Кэт прикрыла глаза ладонью, и попросила: – Ты бы не мог надеть что-нибудь? – Да нахуй оно мне надо, у меня же атлетическое телосложение, мне так преподша на первом курсе сказала. Кэт не удержалась от усмешки, поражаясь такой наглости. – Ну ладно, ладно, – смилостивился Димас, – чего не сделаешь ради дамы. И накинул себе на плечи одеяло, даже не прикрывая паховую область. – Так и будешь им трясти? – Зато тут есть чем потрясти! Слушай, а можешь водички принести? Такая засуха во рту… – Да пожалуйста. Кэт чувствовала себя крайне неловко, стоя перед Димасом, протягивая ему стакан с водой и глядя при этом куда-то в сторону. – Ой, да ладно, чё вот ты сейчас кривляешься, – усмехнулся Димас, отпив воды, – ночью всё это повидала уже только так. – И всё же я пока воздержусь от повторения тех эмоций. Будучи настроенной крайне категорично, Кэт отвернулась, скрестив руки на груди. Вскоре ей прилетел крепкий шлепок по жопе. Подпрыгнув от неожиданности, она воскликнула: – Дима, блин! – Сорри, сорри, не удержался, – хихикнул он в ответ. (Флешбеки из-за той ситуации с картами… а ведь Димас тогда выиграл больше всех, заработав на всей группе… серый кардинал, бля…) – У тебя в ванной столько всяких гелей и кремов, – иронично заметила Кэт. – Ну да, люблю, когда всё красиво… и всё красивое… Тут он подскочил и чмокнул её в щёку. – Да хватит уже! – Кэт отступила назад, дотронувшись до своей щеки. – Ну всё, всё… а прощальный поцелуй? – Нет! Да нет, я говорю! Вскоре он уже вовсю сосался с ней, прижав к стене и придерживая девушку за талию. Как-то так у них всё и завертелось. Хороший секс, просто хороший секс, оправдывала себя Кэт. А сейчас они сидели у него в гостиной и пялились в плазменный телевизор. Димас как всегда был в одних трусах, что не могло не напрягать Кэт. «Ну а хули, я ж у себя дома, чего стыдиться», спокойно отвечал парень на все кинутые ему предъявы. Свою акцию протеста по этому поводу она выказывала, состроив напряжённое выражение на своём милом личике, скрестив руки на груди и закинув ногу на ногу. А ещё даже отодвинулась от Димаса! Квартирка у него, конечно, и впрямь была богатая – куча старинных вещей, прямо как у какого-то дворянина, не очень органично сочетались с современном автоматоном-пылесосом, беговой дорожкой в углу просто громадной гостиной, и дорогим телевизором с приставкой. Ну а о громадной самооценке парня всё говорила картина, списанная с Наполеона – только человек на картине, одетый в тот же костюм, был шире в плечах, выше… и вообще был Димой. Кэт, увидев это в первый раз, ржала минут пять, но Димас просто никак не отреагировал. «Ну а хули, мой же дом», кидал он стальной аргумент. Ох уж его эти аргументы, с которыми и не поспоришь… Конечно, с ним иногда бывало тяжело, но хороший секс всё восполнял с лихвой. Вот сейчас, к примеру, Димас с довольной рожей хуярил пиво из стеклянной бутылки, и они смотрели какую-то комедийную дичь, которая только его и веселила. «Только ради тебя и терплю эту хуйню, и вот чтоб не говорил потом, что я не стараюсь ради развития наших отношений» – Бля, чё-то делать вообще нехуй, – пожаловался Димас. – Так может ничего и не изменится, если ты будешь просто сидеть на жопе и сосать пиво? Не думаешь, что для того, чтобы в жизни было что-то интересное, нужно самому пытаться создать это интересное? – Кэт подключала свою мозговую активность на полную, когда спорила с Димасом – это для неё было раза в два сложнее, чем с Лёшей. Но тот оборвал её аргументы таким образом: – Э… ты давай-ка, нахуй, не умничай. Ещё и с силой шлёпнул её ладонью по голой ляжке так, что ту зажгло. – Ай, бля! – Вырвалось у Кэт. (Ну что вот за человек, с ним вообще можно хоть один спор честно выиграть?) Димас ещё и потянулся к ней, видимо, целоваться. – Так, вот нет! – Обиженно фыркнула Кэт, отводя голову, – ты не будешь меня целовать, ясно? – Ладно, не буду тебя целовать. – Что, вот так просто? Прям серьёзно? – Ну да. – А-А-А БЛЯ! Дело в том, что, резко обхватив Кэт за шею рукой, Димас укусил её за ухо. Схватившись за ухо, одну из сильнейших своих эрогенных зон, Кэт проныла: – Ну ты чё, блин, творишь, ты совсем дебил? – Ну мы договорились, целоваться я с тобой не буду, а на этот счёт уговора не было. Эх, Дима, тебе бы в политики, с обидой подумала Кэт. Она завопила, когда отложивший пиво в сторону – раз уж он даже на такое пошёл, от него вообще можно всё, что угодно ожидать – Димас воинственно потянулся к ней. Быстро запрыгнув и встав коленами на диван, Кэт испуганно беспомощно вытянула руки перед собой, надеясь, что это хоть как-то остановит парня. – Дима, ну ты же не будешь нападать на бедную девушку? – Кося под дурочку, захихикала она. – Хороший вопрос… Вслед за этим визжащая и нелепо дёргающая одной ногой Кэт вытянулась на диване в полный рост животом вниз. Димас скрутил её руку за спиной, а второй ладонью она забила по краю дивана. – Я щас до пива твоего дотянусь, всё пролью, – начала было угрожать она. Правда, попытавшись потянуться рукой в сторону пива, поняла, что это безнадёжно. – Ай, какая плохая девочка, – Димас шлёпнул её ладонью по заднице, и от удара её очень сильно зажгло. Кэт даже дёрнулась всем своим телом. – Да не буду, не буду я твоё пиво трогать, отпусти, пожалуйста, – начала умолять она. – Конечно не будешь. Дальше задрожавшая от страха Кэт ощутила его горячее дыхание прямо над своим ухом. О НЕТ! БЛЯ! – А-А-А-А-А!!! – Завизжала она, когда Димас снова куснул её ушко. – Ну хватит, хватит! Ну что ты хочешь?! Хочешь… хочешь, снимаю табу на поцелуи, так уж и быть, договорились! Дима, Димочка, милый ты мой, хватит, пожалуйста! И снова вопль, одновременно с хохотом Димаса. «Как я его ненавижу» *** У меня из головы не могла вылететь Кэт и всё, что с ней связано, а потому с каждым днём было всё паршивее. Я уже настолько зациклился, что думать о чём-то другом не мог. Сейчас мы с Лео сидели на диванчике на нашем этаже – даже сейчас я думал о том, что когда-то сидел тут с Кэт и подкатывал к ней – и я просто пялился в одну точку. Может, Лео думал, что каким-то образом сейчас поддержит меня, хотя не знаю, в какой параллельной вселенной можно поддержать такой фразой, но в общем он сказал: – Я слышал, у Кэт с Димасом уже что-то было. – И откуда ты это слышал? – Подавленным голосом спросил я. – Димас сам ходит и всем вокруг об этом рассказывает. Ну да, насколько же это в его стиле… Наверное, если бы Лео сейчас сказал, что вчера засунул в нос жука, это и то было бы легче перенести, чем то, что он ляпнул. – Кстати, я вчера…, – начал было он. – Что, жука в нос засунул? – Испугался было я. Пожалуй, я всё-таки не выдержу такого. – Нет, откуда такие тупые идеи? Я играл на гитаре в переходе, и тут подходят какие-то ребята и начинают докапываться, что это их точка. Я сразу понял, нельзя вечно такое терпеть. Они мне говорят: свали отсюда по-быстрому! – И что же ты сделал? – Мне даже стало интересно. – Ну я и свалил, они же мне сказали свалить. Да уж. Иногда мне кажется, что я в каком-то комедийном фильме, где меня окружают одни лишь альтернативно одарённые. – Я как будто не в универ, а в цирк прихожу, – честно признался я. – А ты и пришёл в цирк… сегодня же праздник тут какой-то мощный, пошли, посмотрим? – Ну-у… – Давай, тебе всё равно надо как-нибудь отвлечься от Кэт. Что плохого может случиться на празднике? Лео так мудро это сказал, что я и сам засомневался. Выйдя во двор, мы попали на огромный фестиваль молодых людей в самых разных нарядах – демонов, прекрасных принцесс, воинов, короче, кто в чём. Тут были прыжки в мешках, тут играли на трубе, были столы с халявной едой. – О, клёво! – Прокричал Лео и начал лопать всё, что видит. Вскоре его с набитым желудком отогнали, и он, ещё не дожевав, что-то промычал мне. – Чего? Прожевав как следует, он уточнил: – Надо было гитару с собой взять. О, гляди, Серёга с Антоном! Мы подошли к моим одногруппникам, у которых как обычно происходил какой-то конфликт – Серёга шутил над тем, что Антон пидор. (Оригинально, ничего не скажешь) Решив дать достойный отпор, Антон опустил взгляд и еле слышно пробубнил себе под нос: – Серёг, ты чё, охуел, тебе ебало разбить, что ли? – Что? Я ничего не слышу! – Пожаловался тот. – Ничего! – Злобно буркнул Антон, и отошёл. Серёга начал взрываться от смеха, и Лео заметил: – Поверь, настанет день, когда лузер восстанет против хулигана. В день вручения диплома Антон врежет тебе со словами «Я ждал этого четыре года!». – Угу, жду не дождусь. – Молодёжь! – Раздался за спинами голос Владимира Владимировича. (Ну да, а Лео говорил, что может плохого произойти… а я ведь почти поверил…) Подойдя к нам, преподаватель почему-то уставился именно на меня и заметил: – Воронцов, тебе ведь нужен зачёт в этом семестре? – Конечно. А что он думал, я скажу: нет, спасибо, обойдусь без зачёта, и просто пойду восвояси? – Значит так, Воронцов: теперь ты чёрт. Вот сейчас мне и впрямь захотелось закричать от ужаса… Хоть Владимирович и подал это максимально кринжово, но суть была такова: сейчас на фестивале начнётся игра, во время которой студенты будут ловить черта, злое сказочное существо, которое хочет украсть праздник. (Фух, хорошо хоть мы не на зоне, а то мы мне теперь точно пришлось несладко… или наоборот, даже слишком сладко…) Меня одели в рубаху со штанами, загримировали под черта – сажа на лице, взлохмаченные волосы, на нос надели пятачок, на задницу хвост… мм, красотища… – Ой блять, тоже мне нашёл проблему, чертом он стал, – под хохот Серёги с Лео пожаловался Антон, – вот меня в школе хулиганы реальным чертом дразнили, после школы через весь посёлок гнали, вот там да, жара была! А дальше раздался свисток. Я думал, будет весёлая, шуточная игра… пока какая-то тёлка метко не запустила помидор мне прямо в рожу. – А БЛЯ! – Вырвалось из моих уст. Вот после этого мне и пришлось рвануть наутёк что есть мочи, пока целая толпа гнала меня как прокажённого. – Держи, держи его, уходит ведь! – Громче всех кричал Лео, который ещё, сука, и бегал быстро. Этот урод умудрился мне прямо по заднице яблоком зарядить. (Ну спасибо, дружище, что вытащил на праздник развеяться!) Внезапно мне стало так стыдно за то, что весной я смухлевал с картами, и Кэт из-за меня получала по жопе. Теперь-то я понимал, что она чувствовала! Никогда в жизни, наверное, я не бегал так сильно, как в этот день. Пришлось прятаться даже в универе. Кое-как домчавшись до пятого этажа, я укрылся в туалете, мимо которого разъярённая толпа и пробежала. Вышел оттуда я уже еле живой, весь трясся от усталости, а из глаз шли слёзы из-за того, как больно зарядили мне по заднице. И вдруг… вдруг я увидел девушку с очень печальным взглядом, и наши глаза встретились… Она как и я была одета не как все – только она была чистой воды готессой, вся в чёрном, как смерть, с кучей макияжа, и каким-то забитым взглядом. Вдруг я подумал, что это моя родственная душа. Ей также не везёт, как и мне сегодня, её также никто не понимает, и быть, может, у нас всё и получится? Мы будем держаться друг за друга, я забью на Кэт, а эта милая готесса мне поможет, и всё будет как в доброй сказке… А потом эта готесса указала на меня пальцем и закричала: – Вон этот урод, мочите его! ДА БЛЯ! Теперь мне пришлось бежать в другую сторону. Ох, сколько меня гоняли, прежде чем я не укрылся в пустой аудитории. Произвол настолько невозможно было контролировать, это так пугало, что я залез в тесный шкаф и укрылся там. «Меня не найдут, меня не найдут…» Действительно, они вроде бы убежали дальше, и я уже собирался было выходить из шкафа и заканчивать с этим маскарадом, но вдруг рядом послышались шаги. Я снова затаился. БЛЯ В аудиторию залетели пьяные, придерживающие друг друга Кэт с Димасом. БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!! Хуже ситуации и быть не может. *** Знаете, что может быть хуже, нежели быть чертом? Узнать о ебанутых фетишах Димаса. Этот бухой имбицил врубил на телефоне музыку, от которой кайфовал, и, положив телефон на стол, принялся сосаться с Кэт у меня на глазах. Сердце готово было выпрыгнуть из груди от ревности. А из телефона тем временем играла какая-то американская песенка, где в припевах громко пели «РУССКИЕ, ВПЕРЁД! РУССКИЕ, ВПЕРЁД!». (Мм, сейчас мою любовь будут жарить на сходке националистов) Я не знаю, как вообще можно было попасть в такую ситуацию, но я даже дышать боялся, чтобы меня не обнаружили… В тоже время какая-то часть меня очень хотела, чтобы меня обнаружили, лишь бы это прекратилось! Но я с грустью осознавал, что они бы просто ушли бы в другое место, и я как всегда ни на что бы не повлиял. – Ты, я смотрю, прям кайфуешь от этого, – саркастично смогла промурлыкать Кэт. – Ну ты же знаешь, от чего я кайфую больше. Димас начал слегка давить ей на плечи. НУ НЕТ, НУ НЕТ! Это выше моих сил. Кэт встала перед ним на колени и начала прямо у меня на глазах расстёгивать его ширинку, а после наружу из трусов вытащила его довольно жирный член. Фу, как это противно, и по-пидорски – смотреть на такое! Я зажмурился, но вскоре не удержался и открыл один глаз. А затем и второй. – Ну вот и надо было тебе в этот универ сегодня тащиться, чего дома не нравилось? – Жаловалась при этом брюнетка. – Да я тебе говорю, когда отсосут в универе – это в разы круче. Ну вот почему, почему со мной-то надо было столько ломаться, а с этим уродом – да пожалуйста? Ещё и этот мотив про русских, вызывающий желание застрелиться, лишь бы это закончилось. Кэт же прямо своими губами начала обсасывать кончик его члена, затем уходить всё дальше и дальше. "РУССКИЕ ВПЕРЁД!" АААААААААААААА!!! Я замечал, как довольно этот урод Димас дёргает своим телом, явно кайфуя от процесса. (Ну ещё бы) Я вот с ней когда-то целовался, а теперь даже противно будет это делать, после того, как у неё во рту побывал член Димаса, с отвращением подумал я. И вдруг заметил, что у меня и у самого чуть-чуть приподнимается. «Так, всё, ну это уже предел… в порнуху какую-то попал…» Кэт всё продолжала отсасывать здоровяку Димасу, а я в костюме черта безмолвно скулил, глядя на это. Глаза мои были выпучены до предела, и выражали полный ужас и эмоциональную подавленность. *** Следующий день. Я сидел на диванчике на пятом этаже, всё ещё не в силах отойти от случившегося вчера. Ко мне подсел Димас, судя по его роже, как никогда довольный жизнью. – Здорова, брат, как житуха? – Весело спросил он. Ты ещё спрашиваешь, урод… Я лишь слегка дёрнул плечом, на большее сил в себе не нашёл. – А мне вот вчера Кэт отсосала, прикинь! Кстати, нормально вышло. Терпи, терпи, он специально тебя провоцирует… Димас же довольно ухмыльнулся. Ещё никогда в жизни мне не хотелось ударить его так сильно, как в этот момент. Но я понимал, что это уже ничего не изменит. После того, что я вчера увидел – всё, эта война полностью проиграна. Я её потерял. Я потерял Кэт. «А с другой стороны, чего мне терять-то, да? Это полное фиаско» Все злобные мысли об унижениях за последние полгода сосредоточились воедино – тут вам и моя фотка в одних трусах, повешенная в вестибюле, и то, как я стоял перед Кэт на коленях, и её поцелуй с Димасом в лифте – ладонь против моей воли стала сжиматься в кулак. Всё шло хорошо, пока этот урод не появился. Самое обидное, он и не урод никакой. Но точно урод моральный. Не знаю, как бы я смог теперь быть с Кэт после такого, после всего увиденного… Плевать вдруг стало и на все свои страхи, и на то, что он качок, и я просто накинулся на этого здорового мудака. Удар. – Бля…, – раздался шёпот, вызванный болью от удара. Мой шёпот. Я зажмурился и согнулся, держась рукой за пробитую дыхалку. Этот гандон оказался не так уж и прост, как я думал. Мне приходилось хватать ртом воздух, настолько было тяжко. Крепко схватив меня рукой за шею – мои тщетные и унизительные дёрганья никак не влияли на сложившуюся ситуацию, зато шея всё краснела от боли – Димас негромко прошипел, умудряясь при этом ещё и улыбаться, прямо как какой-то маньяк Чикатило: – Отдыхай, боец… ты чё, смелым себя дохуя почувствовал? Больше я на его провокации не поддамся. – Чё, сам небось хотел Кэт трахнуть, да? – Он довольно ухмыльнулся, – ну а теперь я её трахать буду, такова жизнь. Я набрался сил, чтобы поднять свой покрасневший взгляд в его сторону. Уж очень хотелось попытать силы снова и всё-таки ёбнуть ему как следует. Словно прочтя мои мысли, Димас помотал головой, и заметил уже чуть ли не шёпотом: – Не надо, хуже будет. Похлопал меня свободной ладонью по щеке, совсем втаптывая в грязь. – К тому же, ищи плюсы. Я ж не запрещаю тебе с ней общаться. Люби себе… просто на расстоянии… стихи вон можешь написать ей. Просто трахать я буду. Таков реальный мир – либо ты, либо тебя. Димас наконец отпустил мою шею, оттолкнув меня в сторону. Сам же верзила поднялся и неспешно направился в сторону лестницы. Когда я глядел ему вслед – в моих глазах было столько гнева, что это попросту нельзя описать словами. Наверное, я никогда в жизни не ненавидел так сильно, как в этот момент. Да, это действительно правда. Я действительно потерял Кэт.
Примечания:
Песня из главы - "Tessa Violet - Русские Вперёд"
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты