Человек с голубыми глазами

Слэш
NC-17
Завершён
58
автор
Размер:
13 страниц, 3 части
Описание:
Ну что, Иван Васильевич, как дружить будем?
Примечания автора:
Написано для WTF Crossovers and AU 2021
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
58 Нравится 14 Отзывы 18 В сборник Скачать

Тогда

Настройки текста
Они познакомились с Федей в начале сентября, почти случайно и, если так можно было сказать, в несколько этапов. Сначала Федя появился в офисе, весь в таких узких джинсах, огромной, словно с чужого плеча, ярко-синей толстовке с капюшоном и тяжелых ботинках. Без стука ввалился в кабинет Алексея, где тогда и находился Иван, молча забрал с низкого диванчика лежавшую на нем небольшую спортивную сумку и, шутливо отдав честь левой рукой, также молча вышел. Иван как сейчас помнил, как в недоумении посмотрел на посмеявшегося Алексея. Но тот лишь махнул рукой. — Выросло, дитятко, — просмеявшись, пояснил он. — Выросло, жить отдельно захотело, а с собой ни постельного белья не взяло, ни ничего полезного, одни шмотки свои модные, — и, видя, что Иван все также мало что понимает, добавил. — Сын это мой, Федя. Да помнишь ты его, наверняка. Я про него вечно рассказываю. Иван покачал головой. — Но он же… маленький должен быть, разве нет? Алексей пожал плечами. — Для родителей дети всегда маленькие. А так, девятнадцать лет уже, двадцать скоро стукнет. — Двадцать скоро стукнет, — почему-то повторил Иван. Из головы почему-то никак не выходили темные, почти черные кудри Феди и его удивительно яркие голубые глаза. У честного человека не могло быть голубых глаз. Иван не помнил, откуда он взял эту фразу, но сколько раз в его жизни она находила свое подтверждение. Та же Настя, натуральная блондинка с глазами цвета неба… Когда-то давно, еще в школе, почти двадцать лет назад, Иван был действительно влюблен в нее. Не исключено, что она любила его в ответ. Но на первой любви нельзя жениться, а уж тем более — иметь общие дела и бизнес. Насте принадлежало не так много, всего пятнадцать процентов акций, у нее даже права голоса на совете директоров не было, но будь у нее желание — жизнь она могла испортить капитально. Благо, что Насте это было не нужно. Насте хватало банковской карты без лимита (свои деньги она не тратила принципиально) и свободы заводить любых любовников. Последним она не раз и не два подкладывала Ивану порядочную свинью, потому что даже ее знаний о делах и планах развития компании хватало, чтобы сболтнуть о них, кому не нужно. Голубые же глаза были у их самого первого заказчика, кинувшего их тогда на сумму, которая в то время казалась просто неподъемной. Синие глаза были у ревизора, что недвусмысленно требовал взятку. Много было таких, синеглазых. Иван так и не вспомнил, зачем конкретно пришел к Алексею. Перебросился парой слов и ушел. Мысли о Феде все также не выходили из его головы. Потом они столкнулись уже на работе у Феди. Иван редко ходил в такие места, как Старбакс. Ему по образу полагалось пить исключительно американо без сахара или такой же несладкий, почти горький от крепости чай, иногда, в особенно плохие дни, когда срывались многомиллионные сделки, Иван поддавался искушению и ходил в какую-нибудь кофейню за дозой сладкого. А кофе слаще и менее всего похожий именно на кофе, по его мнению, делали только в Старбаксе. И уж тем более, в сентябре, когда все вокруг словно с ума сходили и начинали готовиться к Хэллоуину. Иван тогда буквально онемел на мгновение, когда подошла его очередь, и из-за кассы ему почти искренне улыбнулся Федя. Как у школьника на первом свидании, ну ерунда же немыслимая. Федя тогда, вопреки правилам, не спросил его имени, а лишь отметил на стакане его заказ или что там они рисуют на них. Озвучил сумму, пожелал хорошего дня и переключил все внимание на следующего покупателя. Девушка на выдаче позвала его по имени. Иван, когда забирал свой стакан, на мгновение встретился взглядом с Федей. Тот коротко, одними уголками губ, улыбнулся ему. Уши его при этом очаровательно покраснели. Подвезти его до дома удалось только на следующей неделе. Несколько раз Иван не угадывал со сменами и Федя уже успевал уйти, дважды он просто отказывался. Поправлял капюшон куртки и бежал в сторону метро. Согласился он только через несколько дней и то только потому, что дождь лил как из ведра и Федя, пройдя буквально сто метров и вымокнув до нитки, развернулся и быстро юркнул в машину. — Чехлы или что там у тебя, я испачкаю, — сразу предупредил он, без раскачки переходя на ты. — Лужа тоже натечет, но ты сам предложил, помни. Иван тогда лишь усмехнулся и включил печку. Федю надо было согреть. Ехали достаточно долго, почти сорок минут по начавшим пустеть дорогам. Первые минут десять Федя молчал, кидая подозрительные взгляды то на Ивана, то на двери машины, словно опасаясь, что те сейчас заблокируются и Иван увезет его куда-нибудь в лес, чтобы расчленить. Иван тогда хмыкнул собственным мыслям. Федя подозрительно прищурился. Иван повторил все это вслух. И Федя не испугался, а напротив, как-то облегченно рассмеялся. Может, слишком громко, почти как в истерике, но вполне себе искренне. — А ты смешной, — посмеявшись, произнес он. — Давай дружить. И Иван, не отрывая взгляда от дороги, пожал протянутую ладонь. Рукопожатие вышло несколько долгим и неожиданно сильным. А потом Федя сполз ниже по сидению и, напевая себе что-то под нос, уставился в окно, не обращая на Ивана никакого внимания до самого конца поездки. Лишь когда Иван остановил машину и зачем-то заглушил двигатель, Федя развернулся к нему всем телом, хитро прищурился и вкрадчиво спросил: — Ну что, Иван Васильевич, дружить как будем? И Иван, обычно всегда решительный и даже жесткий, растерялся, как не терялся уже давно. — В кино пойдем? — предложил он. Федя снова рассмеялся. — В кино, так в кино, — согласился он. — Завтра меня забери часам к восьми вечера. И выскочил из машины, под проливной дождь. Иван проследил, как Федя заходит в подъезд, и только тогда завел машину. В кино они на следующий день все-таки сходили. То ли на Годзиллу, то ли на очередных Трансформеров, Иван не запомнил. Впервые поцеловались через три встречи. Иван просто поймал за руку активно жестикулирующего Федю, настойчиво потянул его на себя и коснулся губами его губ, глуша протестующий возглас. Нет, Федя не сопротивлялся, даже почти сразу начал отвечать, а потом, когда Иван его отпустил и, как ни в чем не бывало, пошел дальше вглубь парка, Федя нагнал его спустя пару десятков шагов, улыбаясь и проводя языком по губам. Переспали еще примерно через месяц, и в этот раз инициатива была от Феди. Иван честно собирался уйти домой в тот вечер, но Федя решительно толкнул его обратно на диван и оседлал его колени, стягивая с себя футболку. В телевизоре Шито, Крыто и Корыто пели что-то про то, что нужно похитить Санта-Клауса, а Федя тихо стонал в рот Ивану и неаккуратно пытался расстегнуть пуговицы на его рубашке. Иван достаточно скоро понял, что намного проще иметь в шкафу Феди пару запасных рубашек, чем убедить его быть осторожнее с пуговицами. В какой момент это перестало быть очередной интрижкой, Иван так и не смог сказать. Возможно, когда Иван бросил все и всех, и Новый год уехал встречать именно к нему. Или когда в день рождения Феди не стал увозить его на целый день в Подмосковье, как изначально собирался, а лишь — в небольшой бар, где его уже ждали друзья. В тот вечер Иван к ним так и не подошел, они с Федей лишь переглядывались через весь зал. Иван тогда выпил просто немыслимое количество кофе и чая, то и дело ловя на себе удивленные взгляды то бармена, то официанток в фирменных черных футболках. Но что делать? Ему парадоксально хотелось отвезти Федю домой самому, а не на такси. Так и получилось. В какой-то момент, около двух ночи, он сам подошел к нему на подгибающихся ногах, дыхнул алкоголем (обычным пивом, у его новых друзей никогда бы не хватило денег на что-то действительно хорошее и крепкое), пьяно скользнул губами по шее и прошептал: — Я домой хочу. Иван его тогда просто подхватил под колени и, под его удивленное ойканье, просто закинул на плечо, мысленно молясь, чтобы его не стошнило. Но Федя лишь громко рассмеялся и, кажется, помахал рукой своим явно обалдевшим от произошедшего друзьям. За верхней одеждой пришлось возвращаться на следующий день. А секс с пьяным и расслабленным Федей был неспешным и просто восхитительным. Это стоило прекратить раньше. Возможно, почти сразу, как только Иван понял, что с каждым днем увязает во всем этом все глубже и глубже. Но это был один из тех редких случаев, когда Иван просто не смог найти в себе сил на одно-решительное действие. Просто перестать звонить. Просто прекратить писать. Просто прекратить приезжать. Да проще было сразу прекратить дышать, чего уж тут мелочиться? Глупо, пафосно, как в тех сопливых фильмах, что смотрела Настя по вечерам и в первые годы брака пыталась пересказывать их Ивану. Федя знал про Настю, с первых же дней. И единственное, что он попросил, это никогда их не сталкивать, даже случайно. А еще он категорически отказывался фотографироваться и отворачивался от камеры, если Иван доставал телефон. Был у него пункт: на каждый действительно важный контакт в телефоне должна была обязательно стоять фотография. Федя заявил, что это просто долбоебство, и если Настя найдет его фото в телефоне Ивана, то это будет как в плохом анекдоте про жену и любовницу. А Федя на такое не подписывался, так что идите нахуй. В какой-то момент Иван неожиданно понял. Из пяти ночей как минимум три — он проводит именно у Феди. И он совершенно не хотел, чтобы это изменилось.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты