автор
KOT_SKY бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
186 страниц, 13 частей
Описание:
Адекватная дом/саб Вселенная, где Алек - сабмиссив высокого ранга, доводящий себя до предела, а Магнус - тот самый доминант, который надает ему за это по мозгам и не только.
Примечания автора:
На любителя... очень-очень)
Я знаю, как сложно найти что-то больше драббла в подобном жанре, поэтому решила не жадничать и все-таки выставить это, пусть только и для пары таких же крейзи любителей ;)

Маленькое примечание-словарик понятий в моей вселенной:

Второй гендер - доминант (дом)/сабмиссив (саб)/свитч. Он есть у всех, это норма и НЕ то же самое, что омегаверс. Никаких мужских беременностей, течек и тд здесь нет. Он не влияет на характер и не превращает персов в сопливых нюньчиков.

Сабдроп - болезненное состояние саба, возникающее из-за неудовлетворения своих потребностей. Это упадок сил, тревога, плохое самочувствие, слабость и неспособность себя контролировать.

Сабспейс - противоположное понятие. Полная эйфория, расслабление и зеленые гномики перед глазами :)

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
261 Нравится 224 Отзывы 103 В сборник Скачать

Часть 12

Настройки текста
Примечания:
Для тех, кто НЕ хотел сцену наказания: не читайте вообще или можете почитать до первых разделительных звездочек ***, там ничего такого не будет.

Для тех, кто хотел: я думаю, у всех очень разные ожидания от этой главы, поэтому хочу напомнить, что это чисто мое видение этой сцены именно для их пары и этой вселенной. Ничего слишком жесткого, и, как всегда, флафф под конец 🤦‍♀️
Доносившийся из лазарета шум был слышен даже в коридоре. Пока что Магнусу не удавалось уловить конкретных фраз или отдельных слов, но то, что дискуссия там велась не в самом мирном тоне было очевидно. Нахмурившись, он резко распахнул дверь помещения, абсолютно не понимая, кто мог устроить разборки Алеку с утра пораньше, и в недоумении замер, увидев у его кровати всего лишь Джейса с Изабель. — Магнус! — первой заметила его Иззи. Несмотря на ранний час, выглядела она безупречно, и уверенная, немного грозная поза, в которой она нависала над сидящим на постели насупившимся Алеком, только притягивала к ней взгляд еще больше. — Как хорошо, что ты пришел! — И вам доброе утро, — с изумлением отозвался Магнус, оглядывая всю компанию внимательным взглядом. — Что здесь происходит? — Мы проводим серьезную беседу с Алеком, — махнул рукой Джейс в сторону брата. — Опять. Может, хоть ты поможешь. Магнус вопросительно выгнул бровь. — Опять? Александр? Алек громко вздохнул, усаживаясь поудобнее и поправляя подушку за спиной. — Привет, Магнус, — угрюмо отозвался он. — Не обращай на них внимания. Они просто поняли, что со мной все в порядке, и решили выплеснуть все вчерашнее негодование одномоментно и в девять утра. Несмотря на хмурое, недовольное лицо, в голосе его были заметны жалобные нотки, и Магнус не мог не усмехнуться. — Ах, — наконец понял он, — Нравоучительная лекция от заботливой семьи? Алек фыркнул, явно называя происходящее совсем другими словами у себя в голове. — Ты не представляешь, сколько раз он вытворял нечто подобное! — повысила голос Иззи, поворачиваясь к Магнусу. — Казалось бы, весь такой правильный и вечно играющий по правилам Алек. Разве может он сознательно подставиться под опасность, совершенно не подумав ни о себе, ни о нас? — Иззи, — простонал Алек, перебивая ее очевидно намечающийся долгий монолог. — Мы уже сто раз обсуждали это. Я сейчас и на миссии-то раз в полгода попадаю. — Редко, но метко, — бойко отозвалась Иззи, кивая на больничную койку. Недовольно пробурчав себе что-то под нос, Алек сполз по стене вниз. Сегодня он даже жалел, что так быстро пошел на поправку и теперь должен был выслушивать все это вместо того, чтобы наслаждаться тишиной и спокойствием. — Прошу прощения, — все же влез в их перепалку Магнус, не упустивший ни слова. — Изабель, так ты говоришь, что Александр не впервые оказывается в подобной ситуации? Судя по тому, как быстро повернулась Иззи в сторону Магнуса, она была очень рада, что хоть кто-то здесь прислушивался к ее словам. — Да! — воскликнула она. — У него, понимаешь ли, комплекс героя. Мы все прекрасно можем постоять за себя, но если рядом Алек и кому-то из нас угрожает опасность — он тут же влезет. И плевать он хотел на последствия. — Магнус, все, что она говорит — неправда! — не выдержал Алек, одним рывком выпрямляясь вновь. Сейчас его взгляд был приклеен лишь к одному магу, а пальцы нервно теребили край одеяла. — Вообще-то, я… — Ага! — торжествующе вскрикнула Иззи, моментально перебивая его. — Значит, перед Магнусом ты оправдываешься, а мы обходимся лишь угрюмым лицом и закатыванием глаз. Отлично. — Отлично, что? — переспросил Алек. — Отлично, что хоть его реакции ты побаиваешься. Честно говоря, сейчас я как никогда рада, что ты нашел себе нормального Доминанта, — заявила она и вновь перевел взгляда на Магнуса. — Магнус, сделай с ним что-нибудь уже, наконец, нас он не слушает. И не думай сдерживаться. — Изабель! — прошипел Алек, покрываясь красными пятнами. Его сестра всегда любила ставить его в неловкое положение и совершенно не стеснялась в выражениях, но к такому Алек определенно не был привыкшим. Сейчас ему хотелось лишь либо поддаться детской привычке и спрятаться от всех сразу под этим толстым больничным одеялом, либо же нарушить все предписания, вскочить с места и устроить своей младшей сестре настоящий разнос. В конце концов, отношения Алека и Магнуса касались только их одних. И Иззи уж точно не имела права давать Магнусу подобного рода советы, вне зависимости от своего гендера. К огромному облегчению Алека, Магнус думал примерно также. И, хоть его ответные слова и прозвучали деликатно, голос его был твердым и не терпящим возражений. — Спасибо, Изабель, я приму эти данные к сведению. Однако со всеми личными вопросами мы с Александром разберемся сами. Наедине. Так что, если вы не возражаете… — вполне однозначно протянул он, переводя взгляд на дверь. Нехотя кивнув, Иззи все же уступила. — Да, конечно. Не отставая от нее, Джейс тоже направился к двери. — Я еще зайду, Алек, — пообещал он на прощание, и, уже гораздо тише добавил: — Но, вообще-то, тут она права. Дверь за ними захлопнулась, и в лазарете повисла тишина. Алек слабо улыбнулся Магнусу и похлопал по своей кровати, отодвигаясь на край. — Не слушай их. Лучше иди ко мне. Несмотря на то, что он пытался прозвучать уверенно, предложение вышло больше вопросительным, однако Магнус лишь кивнул, в одно мгновение укладываясь рядом. — Все институтские кровати такие узкие? — спросил он, пытаясь устроить ноги поудобнее. — Они рассчитаны на одного человека, Магнус, — с фырканьем отозвался Алек. — Я вижу, — не слишком счастливо пробормотал маг. — Как ты себя чувствуешь сегодня, Александр? — Гораздо лучше, благодаря тебе. Утром слегка покалывал бок, но я выпил твое зелье еще раз, и сейчас все отлично. Словно пытаясь проверить, правду ли он говорит, Магнус пробежался взглядом по всему телу Алека и даже провел рукой над боком, проверяя его магией. — Хорошо, — кивнул он после своего небольшого обследования. — Ты и вправду практически полностью здоров. Думаю, делу еще помогает и быстрая регенерация охотников. Алек согласно хмыкнул. Одно только присутствие Магнуса заставляло его чувствовать себя еще лучше, и даже сегодня он бы уже вполне мог справиться со своими рабочими обязанностями, если бы его только согласились допустить к ним. И все же, оставалась одна-единственная вещь, которую он никак не мог выкинуть из головы и которая не давала ему полностью расслабиться и наслаждаться моментом. Алек знал, что серьезно напортачил. И Магнус сам подтвердил, что за это его ждут серьезные последствия. Однако он даже не упомянул о том, что все свое время до этих последствий Алек будет изводить себя, причем совсем не из-за страха или волнения. Чудовищное, так никуда и не исчезнувшее чувство вины все еще пожирало его. И, если раньше оно было следствием лишь того небольшого инцидента, то теперь… Теперь в личном списке Алека добавилось как минимум десяток вещей, только усилившие его. Ложь Магнусу, нарушение его правил, угроза своей жизни и жизни напарников, которым пришлось сосредоточиться не на миссии, а на его спасении, очередные переживания сестры… Перечислять можно было бесконечно. Сейчас Алек впервые до конца осознал, почему так много Сабов утверждали, что наказание для них — лучшее искупление. Теперь он бы и сам многое отдал, лишь бы разобраться со всем как можно скорее, избавиться от этого зуда под кожей, прекратить бесконечный поток самобичевания в голове и заработать полное, абсолютное прощение Магнуса. Не иметь на плечах никакого груза переживаний и попросту знать, что он заплатил за то, что совершил, и обо всем этом теперь можно забыть, как о страшном сне. — Магнус, — начал он, понимая, что мысли эти не приведут его ни к чему хорошему и он попросту не может не спросить. — А когда ты.? — Когда я накажу тебя за твое полное безрассудство? — моментально подхватил его мысль Магнус. То ли из-за того, что слова эти были сказаны вслух, то ли из-за того, что Алек впервые понял, насколько близко к нему сейчас было его первое реальное наказание, его пульс ускорился, а стук сердца показался оглушающе громким в полной тишине этой комнаты. — Да. — Не сегодня, Александр, — терпеливо отозвался он, беря Алека за руку. — Успокойся, я не собираюсь избивать тебя в лазарете или в принципе делать что-либо без предупреждения. Слегка смутившись, Алек попытался выровнять дыхание. Разумеется, он не боялся Магнуса и был уверен, что тот не сделает ничего непоправимого в любом случае, но унять волнение все равно оказалось не так уж и легко. — А что?.. — спросил он, вновь не заканчивая предложение должным образом и чувствуя себя настоящим идиотом. Магнус же, казалось, понимал его без слов. — Читать лекции я тебе сегодня тоже не буду. Как показывает практика, они запоминаются куда лучше, когда подкреплены физическими ощущениями. Да и, тебе сегодня все равно предстоит пролежать здесь весь день наедине с собственными мыслями. Думаю, для тебя это само по себе уже будет наказанием. Алек едва заметно вздрогнул, мысленно соглашаясь со словами Магнуса. Его жизнь всегда была в движении, и никогда — в скуке, тишине и белых стенах. Нарушать рекомендации Магнуса и тайком выбираться из лазарета ему не хотелось по весьма очевидным причинам. А потому Алеку действительно предстоял долгий и мучительный день на этой стерильной постели, даже несмотря на то, что чувствовал он себя довольно хорошо. — Я мог бы немного поработать в кабинете, — все же предложил он, но Магнус даже не стал дослушивать. — Нет, Александр. Не мог бы. Сегодня ты остаешься здесь. С ночевкой. Утром пройдешь полный осмотр, и если все будет в полном порядке — послезавтра вернешься к работе. Надеюсь, это понятно? В голосе Магнуса появились металлические нотки, и Алек мимолетно задумался, замечает ли сам маг, что моментально переходит в режим Доминанта, как только дело касается подобных вопросов. — Да, сэр, — по привычке отозвался Алек и тут же широко распахнул глаза. — Ой, прости. Едва слышно вздохнув, Магнус перелег на бок, приподнимаясь на локте. — И за что ты извиняешься, ангел? Ты можешь называть меня так, когда и перед кем только захочешь. Особенно, если ситуация кажется подходящей. — Я знаю, — признался Алек. — Просто… не ожидал, что ты заговоришь этим своим тоном. — Этим? — позабавлено переспросил Магнус. — Ты знаешь, каким, — легонько стукнул его в плечо Алек. — А теперь… вернись назад и нормально обними меня, перед тем, как уйдешь. — Кто-то соскучился по нежным касаниям? — поддразнил его Магнус, но просьбу с удовольствием выполнил. — Наслаждайся, пока можешь, Александр. Только помни, что вся эта отсрочка дана тебе лишь потому, что ты болен. «Как будто я мог забыть» — возникло в голове у Алека, однако вслух он ничего не сказал, предпочитая лишь уткнуться лбом в широкую грудь Магнуса и поглубже вдохнуть его успокаивающий сандаловый аромат. Хотя бы на секунду он мог забыться и представить, что все уже хорошо. А все остальное могло подождать. Сегодня ему было некуда спешить.

***

После долгого, мучительного дня практически без движения нормально заснуть Алеку так и не удалось. Вскочив в шесть утра по привычке, он все-таки не выдержал и наведался в свой кабинет, чтобы разобрать хоть какую-то часть накопившейся работы до планового осмотра. Сейчас она внезапно показалась ему глотком свежего воздуха, в особенности — от навязчивых и так никуда не девшихся мучительных мыслей. Теперь Алек искренне жалел о том, что ему приходилось ждать судного часа, и с нервным нетерпением ожидал прихода Магнуса, на всякий случае заранее вернувшись в лазарет. Конечно, он понимал, что его наказание не будет легким, а наметившийся разговор — поверхностным, однако реальность все равно оказалась более чем неожиданной и запоминающейся. То, что Магнус сегодня был настроен абсолютно серьезно, стало очевидным уже через секунду после его появления в дверном проеме. Собранный и строгий, в непривычно темно-синем костюме и идеально уложенными набок волосами, он представлял собой само воплощение силы и авторитетности. Привыкший к кажущемуся на первый взгляд беззаботному и открытому магу, Алек иногда забывал о том, что вся эта внешняя легкомысленность — лишь некая доля образа Магнуса. И, хотя осознание такой очевидной властности могло бы испугать многих, Алек лишь любовался таким Магнусом и гордился тем, что они принадлежали друг другу. Впрочем, конкретно в этот самый момент Алеку было не до любований. Запоздало поздоровавшись в ответ, он позволил Магнусу провести над собой полную диагностику и совсем не был удивлен, когда услышал подтверждение о том, что все в полной норме. Находиться в этом помещении и лишней секунды ему не хотелось, а потому Алек лишь повернулся к Магнусу, игнорируя нервную дрожь во всем теле. — Куда сейчас? Явно обдумав этот вопрос заранее, Магнус махнул рукой в сторону выхода. — К тебе. Комната Алека встретила их прохладой и угрюмым молчанием. Сказать, что она была серой и напрочь лишенной хоть какого-то отображения личности Алека, было нельзя. Однако, в отличие от лофта Магнуса, здесь не было ярких красок, дизайнерских украшений и антикварных безделушек. Лишь небольшой стол, шкаф, кровать и две тумбочки по бокам. На подоконнике гордо возвышался один-единственный кактус, который Алек постоянно забывал полить, а на стене рядом с забитой под завязку книжной полкой висел его первый, совсем крошечный лук. Оглянув комнату мельком, Магнус уверенным шагом направился к кровати и присел на ее краешек. Алек же запер дверь, оставаясь неловко стоять у нее. Сейчас у него появилось ощущение, будто он впервые привел к себе кого-то на ночь и теперь совершенно не знал, что же делать дальше. Единственное, что совсем не вписывалось в подобный расклад — тяжелый взгляд Магнуса, который молчал все это время, явно настраиваясь на нужный лад. Когда он заговорил, голос его прозвучал весьма внушительно, хоть и не был громким. — Александр… Обычно я предпочитаю иметь дело с наказаниями сразу после того, как одно из правил было нарушено, но в нашем случае это было невозможно из-за твоего состояния. Надеюсь, ты понимаешь, что это ничего не меняет и спустить тебе с рук подобное поведение я попросту не могу? Алек кивнул, пытаясь незаметно сглотнуть. Сейчас ему стало еще больше не по себе, и непривычно серьезный голос Магнуса ни на секунду не давал ему позабыть о том, зачем они здесь. — Я понимаю. — Хорошо, — отозвался Магнус. — Тогда сейчас у тебя есть единственный шанс объясниться и рассказать о произошедшем со своей стороны. Если ты считаешь, что наказание в твоем случае — незаслуженно, я готов пересмотреть свое решение при должном объяснении. Сложив руки на коленях, Магнус замер, в упор глядя на Алека, который растерялся, совсем не ожидая подобного. — Объясниться? — переспросил он, но Магнус только кивнул. — Нет, я… Магнус, я действительно напортачил. И я не считаю наказание незаслуженным. — Продолжай, — подстегнул его маг, когда Алек неуверенно замолчал. — Я знаю, что нарушил правила, — выдохнул Алек. — Даже два. И мне очень жаль. Я не пытаюсь отозвать наказание, но хочу, чтобы ты знал, что нарушил я их не специально. Я просто… не думал головой. Позволил эмоциям взять надо мной верх и не до конца понимал, что делаю что-то не так. А потом… потом было уже слишком поздно. Алек отвел глаза в сторону, не выдержав прожигающего взгляда Магнуса. — Позволь мне перефразировать, Александр. Ты нарушил не одно, а сразу два моих правила и даже не осознал этого? А понял, что сделал что-то не так лишь тогда, когда тебя глубоко ранили и ты очнулся в лазарете? Я правильно все расслышал? Отвечать на это Алеку совершенно не хотелось. Он отчетливо слышал в голосе Магнуса недовольные, грозные нотки, и все внутри него вопило о том, что не стоит злить своего Доминанта еще больше. Ну, а откровенно лгать сейчас было совсем уж никудышным вариантом. Прикусив губу, Алек нервно переступил с ноги на ногу, так и сумев поднять свой взгляд. — Когда я задаю тебе вопрос, ты отвечаешь, — раздался хлесткий голос Магнуса, и в этот раз Алек заметно вздрогнул. — Прошу прощения, сэр, — вырвалось из его рта еще раньше, чем он успел осознать свои слова. Впрочем, обращаться сейчас к Магнусу как-то по-другому было просто невозможно, и Алек не стал зацикливаться на таких мелочах. — Все… верно. — Я понял, — отозвался Магнус. — Раз уж тебе особо сказать нечего, сейчас я поясню, как вижу все со своей стороны. Для начала, ты находился не в лучшем эмоциональном состоянии и намеренно умолчал об этом. Даже, когда я спросил у тебя в переписке, как дела. Даже, зная свои привычки и склонность решать проблемы не самым здоровым образом. Ты не обязан рассказывать мне все или докладывать о каждой секунде своего дня, Александр. Но мы предельно четко обговаривали, что, когда дело касается твоего самочувствия и здоровья, ты не будешь мне лгать. И ты солгал. Магнус прикрыл глаза на доли секунд, и Алек моментально понял, что теперь уже маг по-настоящему злился, хоть и пытался не показывать это. — Да, сэр, — тихо пробормотал он. Все отговорки о том, что сделал он это, потому что не хотел беспокоить самого Магнуса и не до конца осознавал, насколько плачевно его состояние, не принесли бы ничего хорошего. А потому Алек решил даже не оправдываться и попросту принять то, что заслужил. — Однако и это далеко не все, — приподнял брови Магнус, вернув себе самообладание. — Ты решил справиться с эмоциями привычным тебе способом и сбежать на миссию. Не могу сказать, что я одобряю твои одиночные вылазки, но и запретить их я тебе не могу. При условии, что ты идешь на них во всеоружии и полностью здоровым. А теперь скажи мне, Александр. Что двигало тобой, когда, потянув ногу, ты не обратился за помощью в Институте и не позвонил мне? А вместо этого еще и решил окончательно добить себя и мигом побежал на очередную миссию, даже не подумав о том, чем она может закончиться? Несмотря на то, что Магнус продолжал говорить тихо, его голос казался Алеку громом среди ясного неба. Никогда еще он не видел своего парня, своего Доминанта таким. Спокойным и сдержанным внешне, с идеальной осанкой и пронзительным взглядом, и бушующим, готовым выплеснуться наружу в любую секунду океаном гнева внутри. Алеку хотелось провалиться под землю, исчезнуть из-под прицела этих ярких кошачьих глаз. Опуститься вниз и вымаливать прощение, искупить свою вину, услышать от Магнуса похвалу и больше никогда не оказываться под прицелом его недовольства. Однако все, что оставалось ему сейчас — надеяться, что Магнус смилостивится и позволит ему принять наказание как можно быстрее. Отвечать и на эти риторические вопросы Алеку жутко не хотелось, но нарушать приказ не хотелось еще больше. Поэтому все, что ему оставалось — нехотя подтверждать слова, желая, чтобы этот разговор уже наконец-то закончился. — Я… не знаю, сэр. — Ты не знаешь, — отстраненно повторил Магнус. — Ты не знаешь, ты не думал, ты не до конца понимал, и… ты мог умереть из-за этого. Ты не делаешь ничего вполсилы, не так ли? Ты нарушил не одно, а целых два правила, и если единственное, что поможет мне остановить тебя от повторения этой ситуации и заставить думать головой прежде, чем действовать — это хорошее, соответствующее проступку наказание, то так тому и быть. Возражения? Алек отрицательно качнул головой, чувствуя как от волнения у него пересыхает во рту. Он никогда не получал серьезных наказаний, а потому совершенно не знал, чего ожидать. — Нет, сэр. Я готов. Взгляд Магнуса пробежался по его напряженной позе и едва заметно смягчился. — Александр. Я надеюсь, что ты понимаешь, что мне самому не нравится причинять тебе боль и я тоже совершенно не в восторге от того, что вынужден тебя наказывать. Наказание должно быть и будет неприятным, но я хочу, чтобы ты помнил, что ни в коем случае не должен терпеть то, что не можешь принять. Мы никогда еще не были в подобной ситуации, поэтому я не знаю твоих лимитов. Разумеется, я умею контролировать себя и не собираюсь причинять тебе настоящего вреда, но если ты вдруг почувствуешь, что находишься на грани, ты незамедлительно произнесешь стоп-слово. Ты же не хочешь нарушить еще и третье правило, верно? Алек с ужасом затряс головой, не желая сейчас даже думать о нарушении еще хоть каких-либо правил. — Нет, сэр. Обещаю, что скажу стоп-слово, если оно понадобится. Магнус коротко кивнул и рывком встал в кровати, начиная расстегивать свой пиджак. — Хорошо. Тогда раздевайся ниже пояса и укладывайся на живот. Можешь подложить под себя подушку. Только в этот момент до Алека до конца дошло, что они все еще находятся в Институте. И что его собираются, судя по всему, выпороть, прямо здесь и сейчас, пока за дверью, сбоку, снизу и сверху находятся его подчиненные. — Обязательно делать это… здесь? — неуверенно задал он вопрос, помедлив. — Какие-то проблемы? — не слишком довольно отозвался Магнус, но решение свое все-таки пояснил. — Ты, конечно, здоров, но у тебя все еще больничный. Не вижу смысла таскать тебя туда-сюда через порталы. Да, и на комнату я наложил звукоизолирующее заклятие. К тому же, насколько я знаю, сегодня вечером в Институте пройдет очередное собрание с главами Нижнего Мира, так что нам бы все равно пришлось возвращаться сюда. Всего за одну секунду Алека бросило в холодный пот, и даже сердце его, казалось, прекратило биться. — Сегодня собрание, — с ужасом прошептал он, паникуя все больше и больше с каждой секундой. — Не могу поверить, что я забыл про него. Магнус пожал плечами. — У тебя выдались не самые простые дни, но впереди еще полдня на подготовку. Раздевайся, Александр. Сейчас — не лучшее время испытывать мое терпение, я не собираюсь повторять приказы дважды. Алек зашевелился, действительно не желая усугублять свое наказание. Раздеваться здесь, в Институте, под пристальным взглядом Магнуса было… странно и немного нервирующе. Ни о каком возбуждении сейчас не шло и речи, и Алек даже подумал, что реши Магнус вдруг использовать на нем его любимую плетку, он бы все равно не смог насладиться происходящим: слишком уж отличался его настрой и эмоциональное состояние. Магнус за это время также успел скинуть пиджак и теперь остался в одной лишь тонкой белой рубашке. Небрежно взмахнув рукой, он призвал к себе широкий деревянный паддл, и Алек недоверчиво покосился на него. Пусть паддл и был далеко не самым страшным предметом для наказания, Алек не понаслышке знал, что древесина могла причинить настоящую боль. И это лишь подтолкнуло его к тому, чтобы побыстрее отвернуться и забраться на кровать, подкладывая под низ живота высокую подушку. Сейчас, когда он оказался в абсолютно открытой и беспомощной позиции, ему вдруг вспомнился первый раз, когда они с Магнусом опробовали порку. Тогда он лежал на коленях мага, чувствовал тепло его тела и мог коснуться рукой в любой момент. Сейчас же его лишили и этой малости, и Алек лишь сжал простынь в кулак, понимая, что настоящее наказание уже началось. Когда рука Магнуса внезапно коснулся его ягодицы, нежно поглаживая ее, Алек вздрогнул всем телом. — Расслабься, Александр, — куда мягче, чем до этого, произнес Магнус. — Не напрягай мышцы и старайся правильно дышать. Я начну с медленного темпа и буду давать тебе короткие передышки. Магнус едва успел закончить предложение, а Алек даже не успел открыть рот для ответа, как первый удар выбил из его легких весь воздух. Сказать, что он был настолько уж сильным или болезненным было нельзя. Однако и неожиданность действия, и напряженность момента сделали свое дело, и Алек вцепился в простынь, готовясь к продолжению, которое не заставило себя ждать. К счастью, первая дюжина ударов действительно воспроизводилась в спокойном, ритмичном темпе, и под конец Алек даже слегка расслабился. Где-то на грани его сознания проскочила мысль о том, что все, вроде бы, не так уж и плохо, и выдержать такое наказание на самом деле не составит для него труда. В конце концов, Алек не был примитивным и имел гораздо более высокий болевой порог, не говоря уже про то, что вся жизнь сумеречных охотников состояла из сражений, травм и боли. — Александр, — резко вырвал его из размышлений голос Магнуса, и он дернулся, когда понял, что сила следующего удара значительно увеличилась. — Я вижу, ты привык к ощущениям. Теперь повтори мне, за что я тебя сейчас наказываю, и что ты мог бы сделать, чтобы избежать этого наказания. Алек сделал глубокий вдох, пытаясь собрать мысли в кучу. Теперь, когда и сила, и скорость ударов лишь увеличивалась, связно думать было довольно сложно. — Я солгал о своем самочувствии, сэр, — все же выдавил он через какое-то время, и тут же получил новый удар. — Я получил травму и не упомянул об этом. — Удар. — Я никак не пытался залечить ее и все равно пошел на миссию. — Удар. — Я не взял достаточно оружия, никак не подготовился и не думал, что делаю во время боя. Удар. Удар. Удар. Первый болезненный стон вырвался изо рта Алека, и он зажмурился, утыкаясь в покрывало носом. К этому моменту его задница уже начала гореть, и чувство жжения только усиливалось с каждым новым касанием. Серия сплошных ударов оказалась особенно тяжела для Алека, и он даже не был уверен, смог ли бы в принципе выдержать еще десяток таких подряд или нет. Словно почувствовав его состояние, Магнус приостановился, аккуратно прикасаясь к разгоряченной коже прохладными пальцами. — Умница, — негромко похвалил он, и одно это слово вызвало в Алеке шквал эмоций. До этого момента он и не подозревал, как соскучился по одобрению своего Доминанта, и только теперь удушливое чувство вины стало потиху притупляться. — Ты так хорошо справляешься, Александр. И сам понимаешь, что сделал не так. Теперь скажи мне, как бы ты поступил сейчас, снова оказавшись в той же ситуации? Рука Магнуса исчезла так же внезапно, как появилась, и Алек зашипел от очередного сильного удара. Тем не менее, слова Магнуса ободрили его, и ему понадобилось всего три удара, чтобы найтись с ответом. — Я бы признался, что чувствую себя виноватым за ваше ранение. Мы бы поговорили, и мне бы не было нужды выплескивать эмоции во время миссии. Его голос прозвучал непривычно надрывно и прерывисто, и Магнус вновь сделал маленькую паузу. — А если бы не признался? Какие еще альтернативы у тебя были? — Рассказать обо всем после своего первого ранения, — выдохнул Алек и тут замолк из-за очередной серии обжигающих, теперь уже действительно болезненных ударов. Кожу нещадно жгло, и ему все больше хотелось пошевелиться увернуться от очередного удара. Должно быть, это заметил и Магнус, поскольку его свободная рука тут же легла на поясницу Алеку, удерживая его в нужном положении. — Продолжай, — призвал его Магнус. — Осталось еще чуть-чуть. Посыпавшиеся вслед за словами удары совсем не помогали Алеку сосредоточиться. Его глаза начало предательски пощипывать, и он сделал особо глубокий вдох, пытаясь не упустить мысль. — Я бы мог позвонить вам, вернуться в лофт или обратиться к Безмолвным Братьям. Залечить ногу и продолжить работать. Мог бы сказать Джейсу, что ранен. Найти замену себе или просто помочь им во время боя с расстояния с помощью моих стрел. — Все верно, — Магнус вновь вернулся к поглаживаниям, вырывая этим из уст Алек нечто, подозрительно похожее на скулеж. — А еще ты бы мог позвонить мне перед самой последней миссией. Если это чрезвычайная ситуация, у вас не хватает человек и ты плохо себя чувствуешь, я бы с радостью согласился помочь. Нижнемирцы обычно не оставляют примитивных в беде, да и демоны — моя тема, Александр. Ты мог бы попросить о помощи, не пострадал бы сам и не подставил бы этим своих товарищей. Алек издал жалобный, нечленораздельный звук, пораженно признавая свою глупость. Сейчас ему казалось, что он поступил настолько недальновидно, насколько это только было возможно в тот момент. И даже сам не мог вспомнить, почему ему в голову ни разу не пришла идея попросить о помощи Магнуса или хотя бы предупредить напарников о своем состоянии. Вся эта беседа, подробное обсуждение его безмозглых действий и непрекращающаяся боль вызывали в Алеке мешанину из совершенно разных чувств, и он буквально физически ощутил, как снежный ком эмоций нарастает в его груди и поднимается к горлу, безжалостно сдавливая его со всех сторон. Глаза жгло, зад полыхал, и стыд из-за своих необдуманных действий никак не отпускал. Единственным плюсом оставалось то, что Алека все больше продолжало отпускать то самое чувство вины, и, неожиданно даже для себя, он тихо всхлипнул, не смея пошевелиться. — Ты в порядке, дорогой. Если тебе нужно выплеснуть эмоции — сделай это, — заметил это и Магнус, — Мы уже почти закончили. Ты очень хорошо держишься, поэтому сейчас я хочу, чтобы ты глубоко дышал и постарался так же хорошо принять последние десять ударов. Алек был уверен, что после сегодняшнего дня возненавидит дерево и все, сделанное из него, однако десять ударов звучало не так уж и плохо, и он лишь покрепче сжал кулаки. — Я готов, сэр. И Магнус принялся за дело, не медля. Все последние удары были средней силы, но шли быстро и четко, один за другим. Под конец глаза Алека уже были откровенно влажными, хоть на деле он чувствовал себя не так уж и плохо и испытывал лишь неописуемое облегчение, что все это наконец закончилось… Которое тут же растворилось, стоило Магнусу отложить злосчастную деревяшку в сторону и открыть рот. — С первой частью закончили, — объявил он, утешающе поглаживая Алека по спине. — Молодец, Александр. Я знаю, что это было неприятно, нам было необходимо хорошенько разогреться. — Разогреться? — выдавил Алек, молясь всем ангелам сразу, чтобы ему это послышалось. Магнус же лишь невесело усмехнулся, разрывая физический контакт между ними. — Да, Александр. Хоть это и было часть наказания, паддл — еще не все. Если бы ты нарушил только одно правило, мы бы могли остановиться здесь. Но ты не остановился. А я предупреждал тебя, что к халатному отношению к своей жизни и здоровью снисходительно относится не буду. Даже, если это твоя первая осечка. Вновь взмахнув рукой, Магнус призвал к себе еще один предмет, и Алек с опаской повернулся, пытаясь разглядеть, что там. — Стек, — заметил его взгляд Магнус, демонстрируя длинный кожаный предмет черного цвета. — Эти удары будут гораздо болезненнее, но их будет совсем немного. Как думаешь, сколько ты заслужил? Алек замер, пытаясь не показывать, насколько сильно ему сейчас хотелось послать все в Эдом и приняться умолять Магнуса о пощаде. Он знал, слышал от других Сабмиссивах, что стек мог быть очень болезненным, и совершенно не хотел испытывать его на себе, хоть это и было смыслом самого наказания. — Я не знаю, сэр, — честно ответил он, не имея ни малейшего представления о «расценках» Магнуса. — Хмм, — маг огладил кожаную часть инструмента и мягко опустил его вниз, проводя по ноге Алека. — Думаю, десяти тебе хватит сполна. Будешь считать каждый из них вслух, и если собьешься — начнешь сначала. — Да, сэр, — облегченно отозвался Алек. Десять ударов? Только что он пережил гораздо больше, и, хоть сейчас ощущения от них и были далеки от приятных, ничего смертельного с ним не произошло. Настроившись на лучшее, Алек попытался расслабиться, и ему даже удалось сделать это до первого свистящего удара. Раньше Алек и не предполагал, что эта небольшая кожаная пластинка на конце рукоятки может оставить за своим отнюдь не нежным прикосновением настолько яркие впечатления, что он выгнется на месте, издавая громкий, болезненный стон. Теперь же он убедился в этом на личном опыте. Безжалостная рука Магнуса вновь оказалась на его пояснице, слегка надавливая на нее, призывая Алек вернуться на место и молчаливо напоминая ему, что это — далеко не все. — Считай, Александр, — раздался его напряженный голос. — У тебя есть три секунды, чтобы этот удар засчитался. — Один, сэр, — выпалил Алек, едва Магнус закончил, и тут же получил следующий удар. Теперь Магнус явно целился в разные точки, давая ему выдохнуть и вдохнуть перед каждым шлепком, и хотя бы за эти небольшие поблажки Алек был ему безумно благодарен: он не думал, что смог бы выдержать удары, попавшие несколько раз подряд на одно и то же место этим чудовищным инструментом. После четвертого удара контролировать себя стало практически невозможно, и он уже даже не пытался сдерживать себя от весьма унизительных подвываний. Пусть это наказание все еще не стоило стоп-слова, такой боли Алек не испытывал, наверное, никогда. Причем дело было далеко не только в самом физическом воздействии, а и во всей этой ситуации в целом. Каким-то неведомым образом Алек на автомате продолжал отсчитывать удары, но после шестого все-таки сдался окончательно. Боль, вина, напряжение и самобичевание последних дней смешались воедино и переполнили его, выплескивалась наружу вместе со хлынувшими слезами и чувством полного опустошения в грудной клетке. — Еще два, Александр, — раздался голос Магнуса, и, даже не видя сейчас мага, Алек мог сказать, что тот и сам чувствовал себя не лучшим образом. — Всего два удара, и все это закончится, хорошо? Найти голос оказалось не так уж и легко, однако Алеку даже удалось скомкано ответить. — Да, сэр. Словно пытаясь побыстрее закончить со всем этим, последние два удара Магнус нанес быстрее, чем предыдущие. Тут же откинув злосчастный стек в угол комнаты, он забрался на кровать к Алеку, ложась рядом с ним. По лицу охотника продолжали течь слезы, и Магнус прижал его крепче к себе одной рукой, принявшись вытирать их второй. — Все, Александр. Все закончилось. Я так горжусь тобой, ты так хорошо принял свое наказание, — прошептал он сочувствующим, невероятно мягким тоном. — Ты прощен. Прощен за все, можешь выдохнуть и больше ни о чем не переживать. Как и всегда, Магнус знал, что и когда говорить, и Алек, даже не подозревающий до этого самого момента, как важно ему было заполучить полное прощение, впервые за последние дни почувствовал себя полностью свободным и умиротворенным, даже не смотря на горящую задницу и мокрое от слез покрывало. Хоть слова Магнуса и были успокаивающими, он никак не мог прекратить беззвучно плакать и взять себя в руки. Это не был плач, свойственный детям, или же плач, который являлся следствием сильной боли или любых других негативных эмоций. Скорее, это был плач освобождения от всего того эмоционального груза, с которым он буквально сжился в последние пару дней, и Магнус явно понимал это. Продолжая шептать убаюкивающие слова, он держал Алека в своих руках, давая ему выплеснуть наружу все свои эмоции и успокоиться тогда, когда он сам будет к этому готов.

***

Прошло не меньше получаса, прежде чем Алек окончательно пришел в себя и зашевелился. Его лицо выглядело слегка опухшим, на голове был невообразимый беспорядок, а глаза все еще оставались красноватыми от слез. — Хей, — Магнус мягко положил ладонь на его щеку, и Алек тут же прижался к ней. — Как ты себя чувствуешь? — Так, будто не смогу сидеть ближайший месяц, — отозвался Алек непривычно хриплым для себя голосом и тут зашипел, когда попытался сдвинуться с места. — Не советую пока что садиться, — порекомендовал Магнус, и Алек лишь медленно перевернулся на бок. — А так ты в порядке, если что. Никакой крови и повреждений, разумеется. Останутся лишь синяки и не самые приятные ощущения в ближайшие пару дней. — И на том спасибо, — тихо вздохнул Алек, однако слегка виноватое выражение лица Магнуса заставило его задуматься о том, что, возможно, и самому магу было не так уж легко сегодня следовать своим принципам Доминанта. — А как ты себя чувствуешь? — спросил он, и Магнус недоуменно моргнул, совершенно не ожидав такого вопроса. — Я? — переспросил он, не сразу находясь с ответом. — Я… Скажем так, я очень сильно надеюсь, что ты больше никогда не нарушишь ни одно из правил. Я определенно не очень хорош в садизме и всей душой ненавижу то, что мне пришлось сейчас сделать. И Алек прекрасно понимал его. Играть в сексуальные игры, пусть иногда и с весьма болезненными ощущениями было одно дело. И этим делом у Алека вполне получалось наслаждаться. Оказаться же в той ситуации, в которой они оказались сегодня — было не чем иным, как пыткой. И, зная Магнуса, Алек был уверен, что и для него все это казалось ею же. — Ты прекрасный Доминант, — мягко отозвался он. — Ты предупреждал меня заранее о правилах, и я сам подписывал контракт. Я также знаю, что ты бы моментально остановился, если бы я вдруг попросил. Даже, хоть я и полностью заслужил все это. Магнус смотрел на него расширенными от удивлениями глазами, практически не моргая, и, если бы Алек не был так истощен эмоционально, он бы даже рассмеялся. — Алек, — наконец отмер маг, оставляя на его губах легкий поцелуй, — Спасибо тебе, но это я должен успокаивать тебя, а не ты меня. Алек фыркнул, все-таки слабо улыбнувшись. — Ты и так это делал последние полчаса. Магнус пожал плечами, но взгляд его сильно смягчился. — Это моя обязанность, дорогой, — он оглядел Алека, все так же продолжающего лежать в полураздетом виде, и задумчиво добавил: — Ну-ка, ляг на живот. Разумеется, залечивать я тебе ничего не буду, но вот успокоительной мазью намазать кожу нужно. Алек молча подчинился. Магнус аккуратно оседлал его ноги, призывая к себе небольшую белую баночку и зачерпывая ее содержимое двумя пальцами. При первом же контакте мази с кожей, Алек дернулся, испытывая не самые приятные ощущения, однако спрашивать ничего не стал. — Чуть-чуть пожжет, и станет легче, — и без вопроса пояснил Магнус, продолжая практически невесомо втирать крем в кожу. — Потерпи еще немного. — Я никогда в жизни больше не нарушу твои чертовы правила, — пробормотал Алек, сжав зубы. — Никогда. Впервые за день, Магнус действительно рассмеялся, и Алек не мог не улыбнуться в подушку в ответ на этот тихий, радующий ухо звук. — Я очень надеюсь на это, Алек. Если сегодняшняя твоя экзекуция действительно настолько вправила тебе мозги, значит, я все сделал правильно. Они немного полежали в тишине, позволяя мази впитаться, и через некоторое время Алек вновь попытался подняться. При небольшой помощи Магнуса ему все-таки удалось встать на ноги, и он принялся одеваться с особой аккуратностью. Обычно мягкая ткань белья сейчас казалась жесткой наждачкой, и Алек издавал всевозможные звуки, пока натягивал сначала его, а после свои брюки. Ходить было неудобно, горящее ощущение все никак не угасало, а сидеть было вообще невозможно, и Алек растерянно замер посреди своей комнаты, вопросительно уставившись на с любопытством наблюдающего за ним Магнуса. — Тебе нравится смотреть, как я мучаюсь? — Мне нравится смотреть, как ты краснеешь и бледнеешь каждые пять секунд из-за каких-то своих мыслей в голове, — признался маг. — О чем ты думаешь? — О собрании, — мрачно отозвался Алек. — Как я должен вести его, если я даже сидеть нормально не могу? Что, если кто-то поймет? А кто-то наверняка поймет. Рафаэль и так цепляется ко мне по всякой мелочи, а тут вообще… И еще мои подчиненные… Что, если они узнаю о произошедшем? — Александр, — схватив Алека за запястье, Магнус притянул его поближе к себе. — Прекрати паниковать. Во-первых, ты нравишься Рафаэлю. И он не цепляется к тебе… у него просто очень своеобразное чувство юмора и дурацкая привычка проверять всех моих партнеров на прочность. Во-вторых, никто в Институте не знает, что точно произошло. Твоя сестра лишь сказала им, что ты был серьезно ранен, поэтому любые твои «странности» все наверняка спишут на результаты травмы. Что касается собрания… что ж, считай этот дискомфорт одним из последствий своего недальновидного поведения. Немного успокоившись, Алек согласно кивнул. В словах его, впрочем, прозвучала плохо скрытая ирония. — Спасибо, ты очень добр. Магнус цокнул, и в глазах его загорелся нехороший огонек. — Вижу, ты вернулся к сарказму? Значит, с тобой точно все хорошо и пришло время рассказать, что впереди тебя ждет еще одно малюсенькое неудобство. Алек прикрыл глаза, мысленно молясь, чтобы это малюсенькое неудобство действительно было таковым. — Ты же сказал, что я прощен? — спросил он уже совсем другим, напрочь лишенным какой-либо язвительности тоном. — Так и есть, — кивнул Магнус. — Но я хочу, чтобы произошедшее сегодня точно осталось в твоей памяти и ты не думал, что можно пострадать два дня и пойти творить невесть что дальше. После этих слов Алек действительно напрягся. — О чем ты говоришь? Магнус криво улыбнулся. — Помнишь, ты как-то утверждал, что рядом со мной неделя без оргазма звучит, как нечто нереальное? Так вот, дорогой, сейчас у тебя будет прекрасный шанс проверить это на деле. О таком дополнении к своему наказанию Алек даже не задумывался, а потом остался лишь стоять на месте с возмущенно приоткрытым ртом и паникой в глазах. — Магнус, ты не можешь… — попытался слабо возразить он. — Ах, ты думаешь, что я здесь чего-то не могу? — обманчиво ласковым голосом переспросил он, и Алек почувствовал опасность еще до того, как понял, что своим высказыванием вернул к жизни Магнуса-Доминанта. Решив, что играть с огнем сегодня уж наверняка не стоит, Алек тут же поднял ладони вверх. — Можешь, ты можешь, — признал он, на всякий случай делая шаг назад. — Так-то лучше, — приподнял брови Магнус. — Ты все правильно понял, Александр. На следующие семь дней ты у меня лишен удовольствия, а чтобы и соблазна не было — сегодня вечером ты познакомишься поближе с эрекционным кольцом. До этого времени, думаю, продержишься и так. Мысль о том, что Магнус будет контролировать его оргазмы всю следующую неделю, даже если они будут находиться в разных местах, заставила Алека слегка порозоветь. — Ох, — выдохнул он. — А что, если я не справлюсь? — Магнус перевел многозначительный взгляд на валяющийся в углу стек, и Алек поспешил добавить: — Хотя, знаешь, думаю, я справлюсь. Я же как-то выживал до твоего появления. — До моего появления тебе и не было от чего сдерживаться, Александр, — позабавлено отозвался Магнус, и Алек тут же нахмурился. — Подожди, что? — Ты же не думаешь, что я бы стал наказывать себя твоим наказанием? — уже в открытую улыбался маг. — Разумеется, у нас будет секс. Будет много чего. Просто я буду получать разрядку в конце, а ты нет. В этом и есть весь смысл. — Магнус, — пораженно выдохнул Алек, — это… жестоко. Слишком жестоко. Я же… взорвусь! — Я прослежу, чтобы с тобой было все в порядке, дорогой, — уверил его Магнус, наслаждаясь этой беседой все больше и больше с каждой секундой. — А теперь… Если ты окончательно пришел в себя, как насчет перекусить и подготовиться к собранию вместе? У меня есть несколько идей. Все еще слегка ошарашенный полученной информацией, Алек лишь заторможено кивнул, на мгновение даже позабыв про собрание и все свои волнения перед ним. Убедившись, чтобы его внешний вид никак не выдавал, что здесь сейчас происходило, он направился к двери, ожидая, что маг пойдет за ним. Однако тот замер посреди комнаты, уставившись на… висящий на дверце шкафа Алека разноцветный кардиган. — Александр, — медленно начал он, — А как мой кардиган от Версаче оказался в личной комнате Главы нью-йоркского Института? Алек мысленно чертыхнулся. — Ты знаешь, — осторожно отозвался он, — это долгая история. Но я обязательно расскажу ее тебе, если ты снизишь срок моего… сексуального заключения до пяти дней. Магнус перевел на него изумленный взгляд и внезапно звонко рассмеялся, запрокидывая голову назад. — Неплохая попытка, — одобрил он. — Но нет. Думаю, я найду кучу других способов выбить из тебя правду. — Мечтай, — пробормотал Алек и тут же отскочил в сторону от брошенного в него заклинания чесотки. — Эй! Мы, вообще-то, собирались работать. — Мы и идем работать, — пожал плечами Магнус, демонстративно направляясь к двери. — А пока мы идем, все-таки расскажи мне, Александр: ты что, все-таки втайне любишь моду? — Разиэль упаси, — прошептал Алек себе под нос, но не улыбнуться не смог. К собственному же удивлению, сейчас он чувствовал себя новым человеком, и в мыслях его не было ни капли сожаления о том, что когда-то он сам подписался на все это и выбрал Магнуса в качестве своего Доминанта. Впервые за долгие годы он осознал, что действительно хочет задержаться в этом мире как можно дольше, испытать как можно больше всего и ни при каких обстоятельствах не совершать своих прежних ошибок вновь. И пусть ближайшая неделя не сулила ему ничего, кроме повышенной угрюмости и постоянного спермотоксикоза, Алек был готов героически выдержать и ее. Ну, а в том, что потом Магнус позволит ему как следует оторваться, он и не сомневался. Сейчас же Алеку оставалось лишь аккуратно сидеть на краешке стула, дожидаясь этого момента, и строить в голове грандиозные планы, которые он внезапно решил обязательно превратить в жизнь.
Примечания:
Ну вот, вроде все выжили и живы-здоровы. Надеюсь, вы остались более-менее удовлетворены 😁
А следующая глава последняя, но не менее вкусная! Намеки на то, что там будет, были в последних двух частях :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты