На память

Слэш
NC-17
В процессе
35
автор
Размер:
планируется Макси, написано 43 страницы, 5 частей
Описание:
У Антона обычная студенческая жизнь, не блещущая красками и уж тем более интересными историями. Но он любит немногочисленные воспоминания, раз за разом прикрепляя на пробковую доску новые фотографии. Кажется, нового педагога там непозволительно много.
[ au, в котором Антон — ученик третьего курса педагогического университета, а Арсений — новый преподаватель истории.]
Посвящение:
лизочке, которая дала мне пинка под зад выложить эту работу :)
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
35 Нравится 9 Отзывы 16 В сборник Скачать

V.

Настройки текста
Примечания:
спешу поблагодарить за ваши отзывы, нравиться и отметки жду продолжения(вас уже 25, в а у), это правда греет мою душу и заставляет расплываться лужицей милоты!1!1!!
приятного прочтения :)))
      Павел Алексеевич в своих «лучших» обычаях заканчивает пару позже нужного, при этом не получая ни единого едкого комментария в свою сторону, ведь в том, чтобы заговаривать зубы, ему равных не было. Но, к величайшему сожалению всех присутствующих, даже история о каком-то студенте, вздумавшем ходить по партам одного из кабинетов, как по полу, крича при этом о том, что он «человек-страус», имеет свойство заканчиваться, да еще и из-за кого-то другого, оставляя потешный рассказ без логичного конца. Арсений Сергеевич влетает в аудиторию с кипой бумаг, останавливаясь в дверях из-за залившегося хохотом класса и искренне не понимает что такого смешного успел натворить за час с лишним, чтобы студенты, сидящие все время на паре, уже про это пронюхали. Успокаивающий взмах Павла рукой позволяет выдохнуть спокойнее и пройти к столу, совсем не замечая того, как сдерживает себя Антон. Он то прекрасно знает о каком студенте была речь, и даже в какой аудитории тот решил выполнить задание спора, а факт того, что сейчас он обучает студентов в том же кабинете, легче не делает. Да уж, первокурсник Арсений Попов был тем еще чудом в перьях. Однако нынешний граф, — несомненно граф, подколы по этому поводу будут жить вечно, — Попов настроен максимально серьезно, кладя на стол бумаги, которые получил пару минут назад, потому что Шеминов, — их светило в области Истории России, — с его «Ну, Арс, ты и так к Добровольскому как к себе домой ходишь, сложно что ли пару бумажек закинуть?» не дал ему прохода. Хотя, по словам великих людей, дедам ходить полезно, так что может это даже к лучшему. — Домашнее задание знаете, все свободны, — громко говорит Паша в сторону собирающихся студентов и заостряет внимание на не безызвестном вам герое, телефон которого лежит на столе преподавателя, конфискованный за излишнее его использование, — Шастун, мобильный не забудь, а то твоя мадмуазель уже извелась наверняка, — смеется Добровольский, пока Антон краснеет и отрывает взгляд от еще больше напомидорившегося Арсения. Штука про мадмуазель с сюрпризом витает в воздухе, но осмелиться сказать ее так никто и не может, а потому Паша лишь переводит взгляд к запыхавшемуся коллеге, — Ты марафон как будто бежал, так спешил рассказать об очередных метаниях своей мятежной души или чего лучше удумал?       От этих слов так и веет насмешкой, вы ведь чувствуете? В прочем, Арсений чувствует, а остальное не столь важно. Мужчина показательно обводит рукой стопку с документами и закатывает глаза, слыша смех за спиной. Антон с Катей никогда не могли не посмеяться над этими двумя, потому что, ну, правда, это сплошное олицетворение фразы «цирк уехал, а клоуны остались». Умные эти клоуны, конечно, но понятия не взаимоисключающие. Хотя каждый из них видел и даже немного завидовал такой дружбе, которая уже и сквозь воду, и сквозь огонь, и сквозь медные трубы прошла, даже не поимев ни одной весомой царапины. Любой бы позавидовал, как считаете? — Стас передал, — объясняется он после последнего вышедшего студента, на удивление оказавшимся не Шастуном, — Что там не знаю, не интересовался, — Попов, скинув махом головы отросшую челку, — надо бы подстричься, да только тот «горшок» ввиду неудачного эксперимента парикмахера все еще в памяти, — с лица, садится на край стола и смотрит как бедный родственник, словно выпрашивая хотя бы кусочек хлеба. Королева драмы, этого из крови не убрать. Вообще тем для разговоров и пищи для размышления у него не было, но надышаться перед смертью парой у его группы он все таки решил попробовать, — Я не уйду, даже не проси, — выгнутая бровь друга говорит сама за себя, — И помогать тоже не буду, не графское это дело. — Я воспитал монстра, — с напускным ужасом отвечает тот и тяжко вздыхает, вспоминая какую-то шутку, услышанную в телевизоре, — В шоу «Потерять уважение за 24 часа» ты был бы финалистом, потерявшим его только этой фразой, уверяю.       Возмущенное цоканье, смешанное с еле разборчивым «сам ты монстр», было тому ответом, погружающим аудиторию в полную тишину, нарушаемую лишь мерным стуком пяток ботинок Арсения о стол.       Тем временем за ее пределами происходило нечто похлеще чуда и конца света, так как Сережа, — Бог ты мой, Матвиенко собственной персоной, — соизволил явиться на пару, пусть и последнюю. Вы не подумайте только, Сережка то был парнем не тупым и ленивым, просто между работой и парами всегда выбирал первое, дабы обеспечить себе более или менее нормальную жизнь. Вообще-то, если быть честными, на 1-м курсе он был студентом со 100%-м посещением и прописался в головах определенных преподавателей как «Прекрасный мальчишка, не пропускающий ничего», и благодаря все тому же рвению к универу познакомился с точно таким же Антоном. К третьему курсу от всего вышеперечисленного у него остался только Антон, все так же ходящий на почти все пары, обходя дугой лишь физкультуру. Ему всегда казалось, что он там на пополам сломается, что, в прочем, было не так далеко от правды с его то телосложением. Разве что сломает его самолично физрук. — Я думала ты умер, — высказывается Катя и, как бы подтверждая свои слова, в которых зашифровано «я скучала», обнимает Сережу, чуть не сбив того с ног, — Про тебя чуть ли не каждый препод спрашивал! Боже, целых два месяца не виделись, а ты не изменился ни разу, — смеется девушка, оглядывая Матвиенко беглым взглядом и кивает себе в подтверждение, вновь синхронизируясь с Антоном, который, в общем-то, был с ней полностью солидарен. Все такой же низкий, такой же весь суровый на вид и с той же шишкой на голове, которую отстричь бы к чертям собачьим. Но ему нравится, а значит ножницы стоит держать при себе. В этом Шаст убеждается, когда видит что волосы закреплены розовой резиночкой, заместо привычной черной, и расплывается в улыбке. И все-таки, если знать Сережу поближе, никакой он не суровый, а очень даже солнечный человек, — Как тебя не отчислили вообще? — вопрос и правда животрепещущий и требующий ответа, но никто его так и не дожидается, — Хотя даже знать этого не хочу, — третьекурсница мотает головой и озирается в поисках Антона, куда-то отошедшего, и почти сразу обнаруживает его за своей спиной, чуть вздрагивая. — Вообще-то, — с важным видом говорит тот, радуясь, что в этом потоке слов ему выделилось место, — Я просто все вовремя сдавал, — когда на его реплику закатывают глаза, он тыкает подругу в бок, заменяя всевозможные «ну-ну, так я тебе и поверила» смехом. Знать, что твои друзья боятся щекотки — козырный туз в любом споре.       Антон снисходительно улыбается и отходит подальше, агрессивно молясь на то, чтобы ему не досталось тоже, и почти сразу на кого-то натыкается, заставляя сдавленно пикнуть. Признав в случайной жертве однокурсницу, он лишь рассыпается в извинениях и вновь отходит, пытаясь слиться с толпой уже от стыда. Он знает, что все однокурсники успели ощутить на себе его невнимательность и почти никто не злился, — вроде не чужие люди, да и Шаст дружелюбный, — но все равно каждый раз готов был под землю провалиться. Еще чуть-чуть и он что-нибудь кому-нибудь сломает нечаянно, просто потому что не увидел заранее. Главное, чтоб не себе. За усердными попытками слиться со стеной его застали подошедшие Катя, сдержавшая свои комментарии по поводу того, что от стен остаются белые пятна на одежде, с Сережей, который просто ходил за подругой хвостиком, ощущая на себе удивленные и в какой-то мере даже презрительные взгляды сокурсников, — а вот его не сильно любили, — которые определенно пришли за ним. Звучит немного по маньячески, но Шастун уже привык. — У нас кстати новый препод, по методике, все тебя порывается увидеть, — внезапно, после недолгого молчания, во время которого друзья отряхивали спину и пятую точку Антона от, вроде бы, — никто из них не уверен, — штукатурки, продолжает распинаться Добрачева в своей манере, уводя однокурсников под руки, — чтобы не сбежали, — в сторону нужного кабинета под недоуменный взгляд его владельца, мимо проходившего, — Все шутит над тем, что никогда тебя не увидит, — кажется, словесный запор прекратился, и Антон слезно просит все того же мимо проходившего Арсения Сергеевича, которого еще, — неизвестно, правда, к счастью или сожалению, — никто не заметил, выпустить его из плена. Одним лишь взглядом, естественно. И что более естественно, тот его понимает, но никаких действий принимать не спешит, еще не до конца осознавая увиденное. Да и тем более, пара начнется с минуты на минуту, волноваться не о чем, все само пройдет, как обещала мама в далеком детстве, — Арсением Сергеевичем зовут, молодой еще, но классный, — хихикает Катя, косо поглядывая на Шастуна и закусывая губу, одновременно с этим переводя взгляд к тому месту, где застыл Антон, — Ой, — «Умирает зайчик мой» совершенно неожиданно хочется добавить Шасту, но тот вовремя одергивает себя и закусывает язык.       Арсений, как к полу гвоздями прибитый, — и снова рядом с Антоном у него появляются какие-то проблемы с движениями, — стоит на месте и бездумно проходится глазами от одного студента к другому; замечает, как опять краснеет Шастун, искренне пытаясь это скрыть за рукой, приложенной к голове в будто бы уставшем жесте, — непонятно зачем, он ведь как котеночек выглядит, не может не вызывать улыбки, — как тщетно пытается не засмеяться, очевидно, Матвиенко, опуская голову вниз и представляя всему миру вид на свою розовую резиночку, — она с Хэллоу Китти или показалось? — и который определенно что-то знает, и как обворожительно мило улыбается Добрачева, будто в ином случае за такие разговоры на ней проведут показательную лекцию о пытках прошлых веков. Невольно Арс провел параллель с Золотым Трио из Гарри Поттера и сам же усмехнулся этой мысли, ловя на себе вопросительное и более серьезное, чем минуту назад, выражение лица Сережи. Да уж, ему предстоит ощутить на себе могущество мозговых тараканов семьи Поповых еще не раз. Если он, Матвиенко, удосужится приходить а пары чаще, чем раз в один-два месяца. —Здравствуйте, Арсений Сергеевич, — поражая собеседника своими познаниями первым нарушает тишину именно это чудо света, «сравнимое с апокалипсисом», имея наконец возможность рассмотреть глаза, — о которых ему все уши прожужжал Шаст, — человека, ставшего звездой мирового кино, если не больше, потому что другой причины тем трем, — это, позвольте, очень дохуя, — фоткам на доске Серый пока не нашел. Голубые, такие же, как его сосед, не наврал. — Здравствуй, я так предполагаю, Сергей? — Арс отмирает почти молниеносно, встряхивая головой, и получая в ответ на вопрос кивок, — Проходите в аудиторию, — и сразу удаляется во внутрь, задевая Антона плечом и улыбаясь все тому же, — не может не.       Шастун хмурится, провожая его взглядом и замечая скрытую нервозность преподавателя. Помните же, что оба друг друга как раскрытую книгу читают? Вот и я про то же. Но о причине такого состояния ему подумать не дают, внедряя в новый диалог. — Шаст, ты ему чего такого рассказал, что он имя запомнил? — Сережа, имеющий привычку не запоминать никакие имена, кроме исторических личностей, выдал обоих с потрохами, ведь и об этой особенности его ума Катя знала, помнила и злилась, когда тот каждую пару имел смелость спросить как зовут того или иного преподавателя, — Вы же понимаете, что я не отстану, да? — оба понимают, но страдальческий стон слышится только со стороны Шастуна. Оно и понятно, ведь кто как не Антон мог собрать вокруг себя полный состав из «Давай поженимся»? Вот вам и Ларисочка Гузеева в роли Добрачевой, являясь организатором всего балагана, и независимая ни от чьего мнения Василисочка Володина, в роли Позова, являвшимся самым неприметным и малоактивным в этом деле, а сама-сама Розочка Сябитова в роли Матвиенко сейчас ржет перед ним и не краснеет. Сережу не за глаза всегда называли тем-самым-челом-раздающим-советы-о-любви, у которого нет ровным счетом никого. Кроме однодневных связей, естественно. У всех же есть такие друзья, я просто уверена, можете не отпираться. — Арсений Сергеевич я слышал чаще своего имени, если тебе это о чем-то говорит, — отвечает Серега с какой-то слишком правдоподобной серьезностью, заставляя Шастуна ссутулиться и уйти в аудиторию, не забыв показать друзьям оба своих средних пальца, — Заебал, пиздец, — выдыхает все же хвостатый и улыбается, принимая поддерживающие похлопывание по плечу. Катя, пусть и была частично инициатором, тоже успела наслушаться, ибо Антон за своими словами, казалось, не следил вообще, говоря исключительно то, что думает. Распространялось это однако только на всю троицу «Давай поженимся», которая грозилась в ближайшем времени превратиться в группу «Давай повесимся» из того мема. Да, очень позитивно, я знаю, но они сами на это подписались, — Я ебнусь, если он не прекратит говорить о нем, и за место на кладбище с похоронами придется платить вам, — по открытому рту было очевидно, что тот хотел добавить еще пару ласковых, но лишь замер, пытаясь перестать пялится на подошедшего. — Знаете, я с вами полностью солидарен, — Добровольский заводит свои руки за спину и улыбается при виде ошеломленных лиц своих студент, которых он, вообще-то, по всем правилам, должен отчитать. Но его тоже все откровенно заманало, вот прикольно то как, да? — Но мат не одобряю, в следующий раз заставлю мыть рот с мылом, — хотя бы часть педагога в нем откликнулась, и на том спасибо, — Матвиенко, кстати, жду твое домашнее задание завтра, — Катя, признавая в преподавателе частичку своего умения менять темы, лишь улыбается и думает "С кем поведешься...", что, в прочем, сейчас не самая главная тема. Потому что сегодня все друзья ее друзей решили вскрыть карты по поводу отношений, — будущих, конечно, все мы знаем, — Антона и Арсения. Ведь ту реплику, с которой Павел Алексеевич к ним подошел, можно считать за откровение? — А еще у вас прямо сейчас пара, советую поторопиться.       Арсений Сергеевич за закрытой дверью и правда уже успел сказать тему, когда двое забежали в нее, чуть не расшибив носы, — кто бы сомневался, — и под удивленный и обиженный взгляд Шастуна взбежали на последние парты. Ну, а что такого? Парта перед Поповым принадлежала в основном Антону, а Катя могла себе позволить сесть где вздумается. Тем более когда на повестке дня такой важный разговор, начавшийся с подачки Павла. Кстати о нем. Павел Алексеевич явно дал понять о том, что не только близкие Антона страдают от его нападок любви к Арсению, что могло означать хотя бы маломальскую взаимность их чувству. Вопрос состоит лишь в том, правильно ли они все поняли и как в таком случае организовывать устранение влюбленных вздохов? Оба как бараны упрямые, не пойдут добровольно ведь. Хотя из них натуральный баран только один. Я про знак зодиака, конечно, ничего более.       @dobrovolskiy.p       Предлагаю выгодное предложение: вы поговорите с Антоном, я — с Арсением.       Вспомнишь лучик, вот и солнышко, — так любил говорить Дима. Телефон Кати вибрирует от сообщения Павла и та счастливо улыбается, не замечая точки, которая, по всей видимости, сопровождает сообщения каждого педагога и учителя и однозначно ждет их в будущем. В прочем, пока они только на третьем курсе, так что волноваться не о чем. Девушка пихает в бок Матвиенко, который с привычным ему рвением не записывает конспект, лишь стуча ручкой по раскрытой тетради, и показывает переписку, на что собеседник ехидно потирает руки, призывая махом головы печатать ответ. Отказываться от такого предложение — грех определенно. Есть очень высокая, — стопроцентная, я бы сказала, — вероятность, что если их шалость вскроется, то с каждой стороны они получат звездюлей, но мы будем надеяться, что этого не произойдет.       @kate_dobracheva_       Мы согласны! — Екатерина, Сергей, вы слишком много себе позволяете, — в голосе проскальзывает будто бы толика стали, но Катя уже знает, плавали; он просто нагнетает обстановку. Арсений вообще по-настоящему злым себя не показывал никогда и, казалось, что он вообще не умеет таким быть. В тихом омуте, конечно, черти водятся, но пока правдивость высказывания никто на себе не ощутил. И слава богу, — Кстати, Матвиенко, будьте добры остаться после пары, — Попов сверяется с бумагой на столе, хотя знает расписание своей группы чуть ли не наизусть, — Она у вас как раз последняя.       Сережа кивает, а его хвостик от этого забавно качается вслед. Так как каждый четверг, — а сегодня именно он, — Антон с Катей остаются поболтать с Арсением Сергеевичем за жизнь, то ему и волноваться не о чем. Если что и поддержат, и заступятся. Да и сам преподаватель божий одуванчик, все в порядке.       @dobrovolskiy.p       Еще бы.       Позже поговорим, учитесь.       Пара проходит быстро, даже слишком, но так было всегда. Приколы от Арсения Сергеевича стали уже традицией, и если ты не получил ни одного в свою сторону, то искренне сочувствую! Но домой хочется, так что собираются студенты стремительно, шумя стульями и переговариваясь так, что при должном желании можно услышать разговор каждого: Леша, один из самых худших учеников, понимающий каждую тему с трудом, договаривается о помощи Ильи — смышленый юноша, готовый помочь, тем более если этого правда желают, небольшая группа девчонок уже во всю обсуждают парней с паралельного потока, что, в общем, естественно и является атрибутом каждого дня, самая незаметная парочка, вечно сидящая в самом конце аудитории, планирует свой вечер, — уж лучше бы этого никто не слышал, уши натурально вянут, — активно жестикулирует руками и смеется, а проспавший, вероятно, всю жизнь, — включая прошедшую пару, — паренек сладко зевает, потягиваясь. Но речь не о них. Те, о ком наш рассказ ведется, занимаются единым делом, — ждут, пока все остальные выйдут, — просто разными способами. Антон, к примеру, ест глазами Арсения, следя за его движениями максимально пристально, сам Арсений в свою очередь стучит ручкой по пустой ладони и глупо улыбается, чувствуя на себе чужой взгляд. Катя же с Сережей просто, — как слоны, если честно. И ладно бы Матвиенко, но откуда в такой хрупкой девушке как Добрачева столько веса для таких громких шагов?— спускаются вниз, к столу педагога и Антону, занявшего на легкий прищур в их сторону целых 5 секунд своего времени. — Ты когда на пары исправно ходить будешь, а, Сереженька-пироженка? — дверь закрывается за последним студентом и Арсений, облокотившись руками на свой стол, хитро глядит на армянина, тихо хмыкнувшего от прозвища, которым его называли сегодня чуть ли не всю пару. А ведь они всего день знакомы — возмутительно! Но Арса можно было понять, за три месяца преподавания он первый раз его увидел воочию, а не на телефоне Шаста, ведь когда Сережа появлялся последний раз методики преподавании в расписании не было. — Арсений Сергеевич, как только, так сразу, — уж сколько раз он объяснялся перед каждым педагогом на пальцах обеих рук не сосчитать, и еще раз он, видит Бог, не выдержит. Но Попов ведь понимающий, да? — Я работаю, всю домашнюю сдаю, но искренне постараюсь ходить, — в этот раз он говорил чистую правду: на лекции Арсения ходить хочется. И пусть он теперь прославился как выпечка. — Я тебе верю, но смотри там, — он мягко смеется в ответ, садится на стул, складывая руки на груди, и оглядывает всех присутствующих и сидящих сейчас перед ним рядом с Антоном, — Как у вас дела вообще? Никто не обижает? — стандартный набор вопросов от заботливого, слишком заботливого Арса уже не вызывает удивления, только привычную усмешку и неизменные ответы в стиле «Все нормально, никто не обижает». Мужчина начинает неспешно собирать вещи: у него тоже последняя пара, — четверг, однако, замечательный день, — изредка смотря на ждущих его студентов и то, как хочет возмутиться Антоне. И оба знают причину в лицо, в прямом смысле этого слова. — Меня Павел Сергеевич обижает, представляете! — по-детски дуя губы все-таки произносит юноша, резко взмахивая руками, от чего браслеты громко звенят в тишине, — Телефон отобрал, как у школьника какого, — он неосознанно повторяет позу Арсения пару минут назад и продолжает изображать ребенка, у которого отобрали игрушку. — Он уведомил меня, нечего с кем попало на парах переписываться, — Попов неудачно маскирует смешок под кашель, прикрываясь кулаком, и чутка дергано складывает вещи дальше.       Сережа с Катей переглядываются, наблюдая за вроде бы перепалкой, которая, конечно, шуточная, — у них в жизни столько шуточных действий, будто комики какие-то или шуты, честное слово, — и не могут сдержать понимающей улыбки. Окно, держащееся на одних соплях, неприятно скрипит, отвлекая внимание всех на него, оставляя фразу про «называть себя кем попало, это, конечно, грустно» висеть в воздухе, так и не сказанной. В полной тишине все покидают аудиторию, прерываясь лишь на смешки по поводу трех неудачных попыток закрыть дверь, — нет, ну с кем не бывает? — и прощаний, всегда ограничивающихся лишь словами. Впрочем, это вполне приемлемо и рассчитывать на что-то большее было бы странно. Но Шастуну, как понимаете, никакие законы не писаны, и именно поэтому он позволяет себе думать о том, что когда-нибудь они, быть может, даже обнимутся.       Сергей Матвиенко, 17:12       Вы чего с Сергеичем сегодня как в воду опущенные ходите?       Они уже ехали в метро разделившись, ведь их с Антоном квартира находилась в другой стороне от квартир Димы с Катей, — отец Позова помог, дабы его сын с возлюбленной имел собственное не самое плохое жилье, — и Попова, который, очевидно, пахал вне себя, — мешки под глазами просто так не появляются, а жилье на Васильевском это вам не хухры-мухры! В прочем, и Матвиенко, и Шастун были за них рады, хотя и завидовать приходилось. За размышлениями об этом, — странные мысли после изматывающего дня, но что поделаешь? — сообщение Антон увидел после того как Сережа устроил целый сеанс пантомимы на противоположном сидении в попытках достучаться.       Антон Шастун, 17:20       Че с Арсением не знаю, я норм вроде       Сережа прыскает со смеху, обращая на себя внимание странного вида бабушки в розовом берете, — зима на улице, ей за здоровье свое не страшно? — и начинает активно набирать ответ.       Сергей Матвиенко, 17:20       Ты его сегодня каждый раз таким взглядом тоскливым провожал, будто он тебя отшил, хахах       Уши заливаются ярким красным и Антон стремит скрыть свое смущение, — пиздец, это на сколько надо не контролировать себя, чтобы такого не замечать, — в воротники черной дутой куртки и шарфа, подходящего под нынешний цвет его лица.       Антон Шастун, 17:21       Блять.       Это так заметно?       Сергей Матвиенко, 17:21       Да       Друг, — а друг ли он вообще после этого, — уже с трудом сдерживает себя, дабы не засмеяться в голос, останавливает разве что факт того, что вагон почти пустой и все сразу вычислят смеющегося. И в психушку сдадут, если причу объяснить не сможет. А он не сможет.       Антон Шастун, 17:21       Пиздец.       Матвиенко полностью согласен с этим высказыванием и добавить ему нечего, так что до дома он едут в полной тишине: как в диалоге, так и в реальности, ведь под конец дня сил разговаривать не остается. Спросите, почему, если они весь день в основном молчали и сидели? Охотно отвечу: заебаться можно и от этого — проверено на собственном опыте! Пеший путь до квартиры так же не несет особо информативных диалогов, за исключением очередного звонка Сереже и попыток объяснить что-то в стиле «мне срочно надо, меня там ждут», благополучно прошедших мимо ушей Шастуна, потому что наслушался он уже. И как кошка рожает, и что трубы засорились, и, естественно, что на работу вызвали срочно. Непонятно только почему сейчас он вернулся к этим отговоркам, если уже пол года как спокойно отлучался на поебаться, но сейчас это последнее, что волнует собеседника, провожавшего Матвиенко глазами обратно в метро. Он снова один в квартире, ему снова тоскливо и его бедный мозг, — уж лучше бы об учебе так думал, — вновь одолевают мысли, распрекраснейшая жизнь! Ну, а вообще, ничего нового. Салон печати, где сегодня ночная смена у Иры, приветливо открывает двери для всех желающих, заставляя поморщиться от яркого света среди уже чуть ли не ночных сумерек, — темнеет то рано, — но Шаст просто проходит мимо, мысленно решая заглянуть на выходных; деревья шумят, отпевая какую-то песню в честь новой одежды в виде выпавшего снега, который до сих пор не прекращался, а детвора с ближайшей школы играет в снежки и строит снеговиков, которые уже завтра будут разрушены снегоуборочной машиной. Антон вздрагивает: то ли от холода, кусающего за нос и щеки, то ли от воспоминаний о самом лучшем снеговике в его жизни, который был убит прямо у него на глазах, — вопиющий ужас, — или все таки от пришедшего сообщения, заставившего взять телефон в покрасневшие и почти отказавшиеся работать руки уже у порога квартиры.       Оксана Фролова, 17:43       привеет, я помню что обещала тебе поболтать сегодня, но вряд ли получится       я не одна, прости       Третьекурсник раздраженно фыркает, — даже надежда на хороший вечер разрушилась, — и резко открывает дверь, заходя в узкий и темный коридор и попутно набирая приевшийся ответ.       Антон Шастун, 17:54       Все нормально, не переживай)       Почти что пустой рюкзак летит в сторону, а его обладатель на кровать, зарываясь пальцами одной руки в волосы, а другой набирая знакомый номер. Может быть, вечер окажется не таким уж плохим.       Арсений, уже приехавший домой и даже успевший приготовить легкий ужин, — на большее не было ни сил, ни желания, — сидел в своем кресле, почесывая кота, прижавшегося к хозяину всей своей тушей и мурлыча как трактор, за ухом, выслушивая триаду от бывшего однокурсника, с которым они вообще были в ладах. До этого момента, как вы могли предположить. Надо понимать, что когда вы не общались больше 3х лет, то на просьбу скинуть не самую маленькую сумму последует отказ. Но мужчина не мог понять что же такого он сделал и яро пытался уговорить порядком уставшего от вечной болтовни Попова, в скоре просто сбросившего звонок, намереваясь отложить телефон. Однако, тот снова дал о себе знать веселой трелью, из-за которой Арс просто принял звонок не глядя, уже зная, кто там. — Слушай, отъебись от меня и не звони больше, — сквозь зубы по слогам отвечает Арсений, слыша в ответ непривычную тишину, заставляющую насторожиться. Он медленно, словно боясь увидеть не то, о чем думал, — хотя так и было, — отвел гаджет от уха и глаза невольно расширились, а сердце пропустило пару ударов. Шастун.       Антон без шуток ахуел и без преувеличений чуть не выронил телефон с еще не зажженной сигаретой на пол балкона. Он, конечно, знал, что может быть надоедливым, но от Арсения это было слышать больно. Как будто что-то режет сердце без какой-либо подготовки, проворачивает нож и оставляет умирать. Он мог ожидать этого от Добрачевой, — у них были ссоры и с количеством проблем у Антона он бы ее даже понял в какой-то мере, — от Димы, от отца родного даже, но Арсений Сергеевич, серьезно? Он только недавно думал о том, как тот на него смотрит, об отсутствии недопониманий и уже чуть ли не всю жизнь их наперед представил, потому что нравится, потому что любит. Он не любитель разбрасываться словами, но он уверен, что просто так это все быть не может. Или все-таки может?.. В прочем, все слова уже были сказаны, а Антон понимал, что его мечтания так мечтами и останутся, пока глаза начинали неприятно щипать, заполняясь влагой. — Я спросить по поводу домашней хотел, — хрипя от нахлынувших чувств, — нахуй эту вашу эмоциональность, — безбожно врет он, стараясь не усугублять ситуацию, хотя он не раз и не два звонил ему просто потому что захотелось, и тот никогда не отказывал, — Но у Кати спрошу тогда, — и кладет трубку.       Емкое и громкое "блять" летит в воздух после сброшенного собеседником звонка, а Попов падает спиной к креслу, небольно ударяясь о спинку, заставляя Ваню, до этого мирно спавшего, чуть не упасть с колен и зашипеть. — Иван, — кот вопросительно поднимает голову, наблюдая увлекательную квартиру, на которой Арс, закрывая лицо ладонями с телефоном, стонет в них же, — Я идиот, — животное мяукает, словно соглашаясь, и ложится обратно.       Наслышанный от Кати о тонкой душевной организации Антона он понимает, что звонить заново смысла нет, так что решает попытать удачу в ВК, быстро печатает текст и проверяя на наличие ошибок.       Арсений Попов, 18:03       Антон, прости, я думал это не ты звонишь.       Это не тебе было предназначено, не думай.       Напиши мне, пожалуйста       Но тот, будто нарочно, выходит из сети, не удосуживая того ответом. Что ж, вечер намечается веселый. Мысли о том, почему он вообще так волнуется о состоянии единственного студента, которых у него так-то навалом, проскальзывают в голове ядовитой змеей, но их быстро отгоняют. Не сейчас.       Арсений Попов, 18:05       Кать, успокой Антона и последи за ним, пожалуйста.       Он уверен на сто процентов, что Добрачева именно та, к кому Шаст поедет в первую очередь, и он доверяет ей. Рядом с Катей все будет хорошо. Ответ поступает незамедлительно, заставляя преподавателя нахмуриться, начиная сомневаться в своих убеждениях.       Екатерина Добрачева, 18:05       ???       Около 3-х минут от нее не поступает никаких признаков жизни, за которые Арсений успевает начать пытать край своей футболки и нервно топать ногой, чем очень недоволен Ваня, собирающийся перебраться на более неподвижное место для сна.       Екатерина Добрачева, 18:09       Он позвонил       В слезах. — Твою мать.       Екатерина Добрачева, 18:10       Вы что ему сказали?       Арсений ничего скрывать, — кроме большей части своей жизни, но не суть, — не привык, так что ближайшие 20 минут досуга были полностью посвящены Екатерине и объяснению ситуации. Под напором этой девушки он, честное слово, почувствовал себя нерадивым школьником. Антон же своим видом в это время пугал вечерних посетителей метро, направляясь в разбитых чувствах прямиком к Димке и Кате, мысленно уже прикидывая какой он ужасный и как ему будет стыдно смотреть в глаза своему преподавателю. Набирая в сообщениях, — интернет в метрополитене был всегда очень не очень, что сыграло на руку не желающему появляться в сети юноше, — текст с подрагивающими руками, студент решил что прогулять завтрашние пары — лучшая идея.       Шастунишка в 18:38       Вотч и что я емц сделлал?*       Катя закусывает ноготь, видя сообщение друга и мысленно обещает себе быть с ним спокойной, — не он же все-таки виновник. Хитрожопый план с наилучшем концом из всех уже выстраивался в голове девушки.       Сваха в 18:38       Ничего ты ему не сделал, дома объясню       Антон откладывает телефон на колени, продолжая держать его в руке, задирает голову вверх, предотвращая появления слез, — проверенный метод, — а Добрачева переходит в открытое несколькими секундами ранее приложение, печатая текст знакомому человеку и чувствуя себя тайным спецагентом на задании.       @kate_dobracheva_       Доброго вечера, есть идея       Ответ ждать себя долго не заставляет: он был онлайн.       @dobrovolskiy.p       Слушаю.       @kate_dobracheva_       Арсений Сергеевич обидел(сильно) Антона, он сейчас ко мне едет, Попов, вероятно, начнет в ближайшее время доставать вас       Ну, а дальше как договаривались, я говорю с Антоном, вы с Арсением       Павел довольно усмехается, а Ляйсан, наблюдающая и выслушавшая увлекательные планы, берет руку супруга в свою, нервно поглаживая его большой палец в попытках успокоиться. — Поможет думаешь? — девушка смотрит на Добровольского и хмурит брови, не до конца одобряя всю эту затею. Мужу она доверяет, но как никак эти действия напрямую связаны с другими дорогими ей людьми, что может привести к не самым хорошим последствиям. — Ну, не попробуешь — не попробуешь, — цитирует он Шастуна, использовавшего эту фразу чаще нужного, и пишет ответ, даря Утяшевой улыбку.       @dobrovolskiy.p       Договорились.
Примечания:
* — не исправляйте сообщение, так и задумано).
глава получилась чуть больше обычного, но я снова задержалась, так что прошу прощения стоя на коленях! в конца довольно много переписки, но в ней важные моменты, так что пришлось. ошибки стараюсь исправлять, но сами понимаете, получается не всегда, так что пб до сих пор включена. вроде все сказала, ахаха. нескончаемо люблю вас <З

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Импровизация"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты