Good morning

Слэш
PG-13
Завершён
99
Размер:
29 страниц, 9 частей
Описание:
Несколько вечностей с тобой, и мне хочется верить, что доброе утро. ©
Примечания автора:
Сборник разноплановых флаффных работ, объединённых тематикой «доброе утро». Тривиальное утро и как по-разному оно выглядит у любимых пейрингов, но всегда тёплое, всегда всеобъемлюще-нежное.

Так что да, розовых соплей, романтики, милостей и сахара здесь много — запасайтесь инсулином и платочками: я заставлю вас пустить слезу от умиления.

Много экспериментальных пейрингов, потому что так надо. А ещё — много полюбившихся и знакомых. Если вы увидели ООС в этой работе, то таков путь: во многих я работала первый раз в жизни. И, вероятно, я захочу это повторить, поэтому пощады не будет никому.

Все пейринги в названии глав, у некоторых будет концепция «далеко» — отношения на расстоянии — и «близко» — тут даже объяснять ничего не надо. Возможно, будет немножко стеклеца, если руки дойду до концепции «близко, но далеко» (но я надеюсь, что не дойдут). А пока вот так как оно есть.

Надеюсь, вам понравится!

P.S.: Во-первых, только БоКен удостоен «далеко, но близко»: я физически не повторю нечто подобное ещё раз. Во-вторых... вы, конечно же, можете постучаться мне в твиттер или комментарии и заявить, что хотите какой-нибудь абстрактный пейринг (кроме пейрингов с Ацуму — вот он тут только с Хинатой, и ничего не знаю), и есть шанс (довольно высокий), что я реализую его.

Вот теперь всё.
Наслаждайтесь!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
99 Нравится 34 Отзывы 18 В сборник Скачать

Далеко. КагеХоши

Настройки текста
      Кагеяма перекатывается набок и сонно ищет телефон. Он щурится, отворачивается от проникающего через щель в занавесках солнца; сколько времени? Прошло три дня, а он по-прежнему путается в часовых поясах.       На экране загорается подсветка; полдевятого. Поздно. Почему он до сих пор не привык?       — Ещё валяешься, соня?       На другую половину кровати падает Хошиуми и весело смеётся, моментально отобрав у Кагеямы подушку.       — Уже вернулся? — немного хрипло ото сна спрашивает тот, зарываясь в одеяло.       — Ага, — беспечно отзывается Корай, щурится, тут же вскакивает, рывком раздёргивает занавески и снова падает (бедная кровать скоро не выдержит) рядом. — Хотел тебя разбудить, но ты сладко спал…       — И пропустил утреннюю пробежку, — бурчит в ответ Кагеяма, недовольно цыкнув.       — И что? — непонимающе смаргивает Хошиуми и снова весело смеётся. — Ты бы за мной не угнался.       Тобио в ответ рычит, щиплет охнувшего Корая за бок и вновь зарывается в одеяло.       — Холодно… — наконец признаётся он, аргументируя нежелание вставать. — В Риме теплее.       — Ну ты сравнил, — фыркает Хошиуми, устраивается поудобнее и начинает чем-то вкусным хрустеть; Кагеяма вскидывается и снова цыкает. — Что? Ты не заслужил ещё: иди умываться.       — И потом на крошках от тостов спать?       Кагеяма прикрывает глаза и массирует веки. Как же он чертовски устал. А ещё, ему кажется, он никогда не понимал и не поймёт Хошиуми. Сколько бы вместе времени они не проводили, сколько бы не общались… Корай — вот он, близко, руку протяни. И вместе с тем, такой недоступный, далёкий — слишком далёкий — и иной, вылепленный из другого теста.       — Эй! Тобио, ты не заболел?       Кагеяма чуть вздрагивает, когда лба касаются тёплые губы. Даже сейчас. Что с ними не так? Почему у них настолько странные отношения? Почему Корай так сильно раздражает его, так невыносимо… и вместе с тем, почему с ним так невероятно хорошо? Откуда это сильное желание обнять его?       — Оу… У тебя на лице всё написано, — усмехается Хошиуми; Кагеяма открывает глаза и, кажется, слепнет от яркой, тёплой улыбки, адресованной — всегда — только ему. Корай целует веки и брови еле ощутимо, и от этого хочется завыть. А потом в насмешку добавляет: — Но тост я тебе не дам. Вставай. Будем завтракать.       — Ты ещё не ел? — изумлённо уточняет Кагеяма, садится на кровати, заспанно трёт глаза и, наконец, откидывает одеяло.       — Я не буду завтракать без тебя, — как само собой разумеющееся говорит Хошиуми, пожав плечами. — Не когда ты здесь, со мной.       Корай громкий, прямолинейный, легко заводится, ненавидит уступать. Он чем-то неизбежно напоминает Хинату, который, к слову, в своё время тоже знатно раздражал. Корай яркий и далёкий; Кагеяма думает, что сам всегда был более приземлённым, отчуждённым. Может быть, из-за невероятной одержимости волейболом Тобио не особо любил общаться с одноклассниками. Это даже смешно: на площадке, пока они играли вместе, Хошиуми всегда легко понять и дать ему то, что он хочет. В повседневной жизни… Зачем вот, например, было ждать, когда он проснётся? Лучше бы поел. Или как сейчас — Корай с фырканьем лезет под руку; Кагеяма машинально запускает пальцы в мягкие белые волосы — гладкие, как оперение у птенца. Ладони щекотно, внутри — тепло: совсем странное, невнятное ощущение. И так всегда, когда дело касается Хошиуми.       Кагеяма совершенно его не понимает.       Не понимает, но абсолютно не хочет представлять жизнь без него. Вернее, что жизнь без него была бы неправильной.       — Я сделаю завтрак, — наконец говорит Хошиуми, глядя из-под опущенных белёсых ресниц. — Сестра-то не против, что ты только после Нового года явишься?       — Сказала, что сначала ты должен охладить мой пыл, — хмыкает Кагеяма, и по его лицу видно, что он совершенно не понимает, что имела в виду Мива.       Корай смеётся громко, весело и улыбается. Он подаётся вперёд, целует в уголок губ — приятно… и совершенно неожиданно, слегка кусает за нос.       — Чтоб не зазнавался.       — Ты… — Кагеяма давится дебильным возмущением и толкает Хошиуми на кровать. Тот ловко отмахивается подушкой, тут же оказывается на ногах, возвышаясь над Тобио. И это бесит! — Почему ты всегда так далеко?       — Эй, я тут вообще-то, — непонимающе тянет Корай, не расставаясь с подушкой. — Прямо перед тобой.       Кагеяма хмыкает, давя желание возразить: даже сейчас Хошиуми кажется слишком высоко и… Теперь они не вместе. То есть вместе, но не так. Теперь они далеко, и это ничего не меняет, и вместе с тем, это поменяло буквально всё.       Теперь рядом с Кораем стоит другой связующий. Не он. И кто-то другой даёт ему пасы, поднимает в высь. Кто-то, а не он!       — Ты расстроился из-за проигрыша в клубном чемпионате? — догадывается тот и закатывает глаза. — Тобио, ты невыносим.       — Я не расстроился, — раздражённо огрызается Кагеяма.       Он уже собирается добраться до ванной, но его за плечо утягивают обратно в постель. Хошиуми коршуном падает сверху и смотрит в глаза — требовательно, прямо, вынуждая признаться:       — Немного.       Взгляд Корая немного смягчается — тёплый, как летнее утро. Он фыркает и целует — снова еле ощутимо, — слегка касаясь губами лба. Это бесит; Кагеяма рычит, хватает его за подбородок и целует, как ему хочется: жадно, грубо, как будто дорвался.       И ведь действительно дорвался! После той игры (последней в сезоне) они и не говорили толком; три дня Тобио просто отсыпался в квартире Хошиуми, они встречались с друзьями, завтракали, смотрели записи матчей, обедали, ужинали и… всё.       — Ну ты и придурок, — фыркает Корай, отстраняясь и довольно щурясь. — Научись уже пользоваться ртом не только, чтобы есть и целоваться.       — Иди готовь завтрак, — колко отзывается Кагеяма, поднявшись с постели. Вместо ответа в голову летит подушка; Тобио на рефлексах отдаёт пас. Хошиуми ловит её в руки и обжигающе улыбается совсем по-другому, и от этого хочется взвыть. — Я скучал.       — Вау! Можешь, когда захочешь, — смеётся Корай, поднявшись с места. — Может, ты ещё и доброе утро говорить умеешь?       — Доброе утро, — цыкает Кагеяма и вздрагивает, когда в спину прилетает беспечное, наполненное уверенностью:       — И я тебя, Тобио.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты