Красная канарейка: Кан А Лиа

Гет
PG-13
В процессе
0
Размер:
планируется Макси, написано 19 страниц, 3 части
Описание:
Что если у вас появится второй шанс на жизнь? Станете ли вы проживать её так же как до этого? Чоль Со жила обычной и неприметной жизнью, до одного случая... Судьба была той, кто вмешался и спас её, дав шанс прожить жизнь иначе, но нельзя забывать, что ничего просто так не бывает. Ей придётся пройти через испытания, чтобы выжить, попутно изменяя судьбу других людей.
Посвящение:
Выражаю своё уважение одному из замечательных корейских актёров Ли Джэ Юну. Большое спасибо.
Примечания автора:
Прочитать главы первым можно тут https://vk.com/bookraykim
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

2 глава

Настройки текста
Чувствую себя намного лучше. Я не ощущаю холод земли, запах пыли и то, как пекла моя рана, которая казалась обжигающей. Боли не было, я вообще не чувствовала своё тело, словно порю где-то в невесомости. Открыты ли мои глаза или закрыты? Мрак. Глухой и безмолвный мрак, вот что меня окружало. Так значит это и есть смерть? Минутку, я слышу… Да-да, точно. Я слышу чей-то голос. Он как будто близко, но я ничего не вижу и не ощущаю. «Канарейка, канарейка… Спой мне песенку одну. Канарейка, канарейка… Расскажи про мечту свою…» Кто поёт эту странную песенку? Ребёнок? Почему я слышу ребёнка? Откуда ему взяться здесь? А «здесь» это где? «Канарейка, канарейка… Почему ты не летишь? Канарейка, канарейка… Почему же ты молчишь?» Когда я услышала более чётко слова непонятной мне песенки, поняла, что наконец чувствую, что лежу на чём-то жёстком. Похоже это был пол. Медленно, всего на немного, я приоткрыла глаза, в которых всё плыло и кружилось. Телу было тяжело пошевелиться. Почему? Там, где я лежала был кто-то ещё, иначе кто пел эту жуткую песенку, да ещё таким детским монотонным голосом как в фильме ужаса про призраки. «Что со мной вообще произошло? Помню, как решила выйти в супермаркет за рамёнчиком и соджу, но в итоге меня соблазнили ароматы с соседей улицы, и я решила поесть домашнего рамёна. Пока ела узнала о кончине актёра Ли Джэ Юна, которое меня потрясло, и я… Точно, я отправилась заливать горе в уличной закусочной. Хех, похоже, что выпила не так много, ибо отчего я так хорошо всё помню? Дальше я ведь пошла домой, но не припомню чтобы дошла. Я то и улицу не помню по которой шла. К чёрту район… К чёрту улицу, было кое-что более важное чем это. Да, там был парень… Или же девушка? Нет, точно парень, я запомнила, что он был выше меня с широкими плечами. Лица не припоминаю, а вот кепку и капюшон, что прикрывали, да. Я пыталась у него узнать где нахожусь и не получив ответа пошла дальше. Не убегала, хотя тот человек меня до жути пугал и по неизвестным причинам, вместо того чтобы бежать со всех ног, я остановилась и обернулась. Он оказался близко ко мне и вдруг в его руках оказался нож, который вонзил прямо мне в живот. Вот оно что… Тот странный и пугающий парень убил меня, и я осталась на пустынной улице лежать», — вспоминала я, прислушиваясь к ощущениям своего тела. Я перевернулась на спину, сделав при этом огромное усилие, так как была невыносимая слабость и стала ощупывать живот. Я заметила много чего странного, что честно говоря начинала меня пугать. Во-первых, на мне другая одежда, плотнее и грубее. Во-вторых, раны не было, как и та жгучая боль в этой области. Я не медик, но нож вонзился достаточно глубоко, чтобы не задел жизненно важные органы. В-третьих, где моя грудь?! Мой второй размерчик, которым я гордилась просто исчез! Не сдулся же в конце концов! Я была абсолютно плоская как доска, очень худая, даже рёбра через одежду нащупала. Почему-то я чувствовала себя крошечной. Желудок раздирала боль от урчания. Мне так хотелось есть, что готова была съесть хоть слона. — Болван! — Раздался чей-то крик с последующим грохотом открывающийся двери. — Тебе элементарного поручить что ли нельзя? — Я кормил, но что я должен был сделать, если она не разу не прикоснулась к еде. — Говори кто-то второй. — Пытался насильно дать, так она просто всё выплёвывала! Я видела яркий свет, проникающий через открытую дверь и на этом фоне два мутных больших силуэта, которые похоже шли ко мне. Они казались уж слишком большими для меня. Потом один из них присев передо мной на корточки, приложил свою большую руку к щеке, стал проверять живая я или нет. «А почему его рука такая огромная?», — подумала я пытаясь разглядеть этого человека. Всё что разглядела так это белый, как я понимаю, медицинский халат. — Ещё жива. К вечеру ребёнок должен прийти в себя. По крайней мере сделай так, чтобы хоть немного держалась на ногах. — Говорил тип продолжая осматривать. — Если для тебя это проблема накормить ребёнка, то позови Чо Су, она и её работницы помогут, заодно приведут их в порядок. — Хорошо. — Ах да, ещё позови господина Ча, пускай осмотрит её и остальных детей. — Как скажете господин Ли. Закончив свой разговор эти странные люди ушли, закрыв дверь на замок, я точно слышала, как прокрутили несколько раз ключом. И вот снова наступил полумрак. Не смотря на моё состояние, я постаралась сделать небольшое усилие над собой и приложив остатки сил, села. Я покачивалась как кукла-неваляшка. Зрение мутное, но уже более -менее не расплывалось и не кружилось. Мои ноги и руки маленькие, грудь отсутствует и разговор тех двоих… Вывод сам по себе только один: «я что, и правда ребёнок?». Такой реальный сон и по пьянке не приснится, даже те кошмары, что меня донимали почти каждую ночь, кажутся пустяком. Главное не паниковать и быть спокойнее. Нужно было попробовать разобраться в происходящем, но не успела, как голова снова закружилась и этот раз я постепенно теряла сознание. Перед тем как окончательно вырубиться, я на мгновение увидела сидящего буквально напротив ещё одного ребёнка, преспокойно пялящегося на меня. Сколько я так пролежала в отключке не знаю, но во рту появился сладковатый привкус. Приоткрыв глаза, я увидела рядом с собой снова двоих людей, хотя шуму было больше чем просто от двоих. По голосам я поняла, что рядом со мной была девушка, которая придерживая мне голову, с ложки аккуратно вливала что-то сладкое и жидкое. Довольно вкусно, что чуть не вцепилась в ложку зубами. — Отлично. — Прохрипел второй. По сиплому голосу не трудно догадаться что это был мужчина и уже пожилого возраста. Когда он подсел ближе, я почувствовала запах табака и мятных конфет. — Ещё немного и можно убирать капельницу, а пока можете накормить её супом. — Хорошо. — Сказала девушка и поднесла ко мне глубокую тарелку откуда доносился аромат крепкого бульона и снова меня начала кормить с ложки. После того как меня накормили, женщина и тот старик-доктор куда-то ушли, убрав от меня капельницу. Руке честно говоря было немного больно, но терпимо. Есть мне по-прежнему хотелось, не смотря на то что меня напоили не супом, а скорее каким-то одним бульоном. Ладно, сознание и какие-то силы возвращаются в это худое и хрупкое тело ребёнка. Кстати об этом… Я осмотрелась и увидела ещё трёх детей. Мальчик и девочка примерно семи-шести лет сидели в другом конце небольшой комнаты, забившись в угол подобно испуганным котятам. Сидели вжавшись друг в друга и тряслись словно от холода. Третий был мальчик, тот самый что спокойно всё это время пялился на меня. Хоть в комнате царил полумрак. Но его круглое с пухленькими щёчками лицо разглядеть могла. «Раз он такой спокойный из всех, может его спросить о том, что тут происходит? Хотя такой ребёнок будет что-либо знать? Как бы не начал рыдать…», — подумала я и подползла к нему чуть ближе. Он удивлённо уставился на меня. Его маленькие узенькие и тёмненькие глазки вмиг округлились. Когда я хотела спросить и стала шевелить губами, поняла, что никаких звуков кроме хрипов не выходит. — «Что за…? Почему я не могу говорить?! Мало того, что стала ребёнком, так ещё и говорить не могу!» Пока я молча истерила показывая это жестикуляцией, не заметно ко мне подполз тот мальчик и погладил по голове, сказав всего пару слов, которые должны были прозвучать как вопрос, но они только больше ужаса нагоняли. — Тебе страшно. — Сказал мальчик с улыбкой маньяка, словно получал от этого удовольствие. Я оцепенела и не двигалась, чувствуя, как он гладит меня своей маленькой ручкой. Инстинктивно я оттолкнула мальчика и отползла к противоположной стенке, пока в неё не упёрлась спиной. Было достаточно страшно, что в груди всё сжималось и становилось трудно дышать. Да мне страшно, что я ребёнок, что заперта в непонятной комнате без окон, где на полу лежали вонючие матрасы в каких-то пятнах. Где единственным источником света, и то тусклым, была лампочка, которая периодически мигала и вот-вот погаснет. Не знаю, что меня и этих детей ждёт, но нужно было как-то выбираться от сюда. Что может ребёнок? Наверняка там, за этой дверью, куча сильных и крепких людей, против которых ребёнок как блоха. Усмирив свой страх, я украдкой посмотрела на того мальчика, который тоже явно успел поплакать, а теперь сидит как не в чём не бывало обхватив свои ноги. «С его психикой уже явно проблемы», — подумала я и быстро отвела взгляд в сторону, — «почему меня напугал этот ребёнок, выглядит же безобидно? А всё из-за той улыбки и подтверждающих слов». Возможно я задремала, потому что совсем не заметила, как в комнату вдруг вошли те самые девушки что кормили нас, но уже без доктора, но в сопровождении пары телохранителей. Все дети заёрзали и стали биться в истерики, как и тот самый спокойный мальчик, словно знал, что будет дальше. Нас вынесли из этой комнаты в коридор, где ярко горели лампы дневного света. Стены были выложены красным кирпичом, на которых местами рос мох. Потому- то пахло сыростью и плесенью — мы были в подвальном помещении какого-то дома. По очереди девушки поднялись по узкой деревянной лестнице, чьи ступеньки мелодично поскрипывали каждый раз, когда на них кто-то наступал, вынеся нас на улицу, где уже было темно. Меня охватила ночная прохлада, которая показалась мне приятной и пронзающей. «Вот мой шанс!», — подумала я и хотела сбежать, но увидела другую охрану с псами, которые не похожи на дружелюбных собачек и передумала. Если побегу, то спустят всех псов, что сожрут меня и косточки не останутся, да и что с остальными детьми? Их я не хочу оставлять в подобном месте, где держат в подвале не понятно для каких дел. Впереди был двухэтажный огромный дом, куда нас и несли. В его просторном и светлом холле нас встретил тот самый тип в белом халате. — Вижу ей уже стало лучше. — Довольно улыбался он и вновь коснулся моей щеки. Я же это дело поправила и отмахнула его руку, грозно прожигая взглядом. Этому мужчине, а вернее человеку по фамилии Ли, явно не понравилось. Потому его тон сменился на более холодный и серьёзный. — Начинаем через час. Приведите детей в порядок. Товар должен выглядеть безупречно, чтобы его купили за огромные деньги. — Да, господин Ли. — Едва поклонилась женщина и непоколебима пошла вперёд за сопровождающим, как и остальные. «Что только что этот урод сказал? Товар? Значит дети –это товар?», — меня наконец осенило что не спроста держали в подвале, — «детское рабство? Не уже ли оно есть?» Далее нас принесли в обширную ванную комнату, где каждого по отдельности как следует вымоли. Дети сопротивлялись как коты перед помывкой, и пытались всячески ускользнуть, но из-за нехватки сил у них получалось только вывести из себя тех, кто их мыл. Стояли такие крики, словно была в пыточной. Я подняла глаза на ту что меня мыла и наши взгляды пересеклись всего на мгновение. «Зачем вы это делаете? Помогите нам», — вот что я хотела бы сказать ей, но знаю, что это невозможно. Девушка быстро отвела взгляд и ускорила процесс, почувствовав укол в свою совесть, которая явно давила на неё. Увы, прогресса никакого не случилось и пробить на жалось детским, невинным взглядом не получилось. После принятия водных процедур нас тщательно вытерли и переодели в свежую и чистую одежду, которая показалась мне немного специфичной. Мальчиков одели в коротенькие чёрные шорты на подтяжках и белые рубашки с галстуком-бабочкой, а на ножки одели белые гольфики и ботиночки. Нас девочек нарядили в платья с пышными юбочками, где было обилие оборочек, кружев и бантиков из шёлковых ленточек, да ещё завили волос, после чего собрали в один сплошной хвост. Я посмотрела на другую девочку, которая мне сейчас напоминала куклу викторианской эпохи. «Уверена, что выгляжу абсолютно так же. Хоть бы зеркало дали», — я смотрела на девочку, что внимательно осматривала свой новый наряд. Похоже про страх она напрочь забыла. Женщины, которые приводили нас в порядок ушли, оставив одних взаперти. Я ходила по комнате думая и ища хоть какой-то выход. Быть семилетним ребёнком, которому ментально тридцать, не очень просто. Силы нет, так что я получается слабая и неуклюжая, но всё равно должна быть ловкой и проворной. Все же дети такие, да? «Дверь как вариант не подходит. Во-первых, закрыта на ключ, а во-вторых, наверняка охраняется», — подумала я, тяжко вздыхая и повернулась к ней спиной. — «Точно! Окно. Оно ведь тут есть, не зря же висят эти шторы». Я подбежала к шторам, которые оказались тяжелее чем предполагала и заглянула за них. Да, окно действительно было, но намертво закрыто, либо мои маленькие детские ручки не в силах просто открыть. Колотиться в него так же бессмысленно, как и в дверь — тут по всюду охрана. «А что, если через дымоход?», — вспомнила я, что в каких-то фильмах такое видела. Тем более я в данный момент в теле ребёнка, мне будет проще протиснуться, чем взрослому, должно получиться. — Что это ты делаешь? — Как не вовремя в комнату вошёл тот самый господин Ли. Он подошёл и взяв меня за худое запястье оттащил от камина в сторону. — Не знаю, что ты задумала, но у тебя не получится отсюда сбежать. Я не позволю такому сокровищу ускользнуть от меня. «Что этот придурок несёт?», — хмурилась я, чувствуя, как он всё сильнее сжимает мою руку, которая ещё немного и как веточка переломиться. Когда этот не до доктор, щёлкнул пальцами, в комнату вошли четыре типа в чёрных костюмах и маскарадных масках. Каждый из них взял по ребёнку и потащил на выход, не обращая внимание на сопротивление. Господин Ли передал меня другому в руки и плетясь позади с довольной физиономией, стал одевать такую же маскарадную маску прикрывающая только пол лица. — Дорогие гости нашего аукциона. Сейчас мы перейдём к более ценным экспонатам, которые вы так долго ждали! — Послышался задорный мужской голос, когда мы оказались около маленькой не широкой двери. — Представляю вам первый лот… Меня немедля внесли в полутёмную комнату, напоминающую небольшую гостиную, поставили на какой-то постамент на освещённом и не широком подиуме. Я смотрела в зал и толком никого не могла разглядеть. Мало того, что из-за темноты внутри зала и яркого освещения на подиуме, ничего не разглядеть, так ещё все сидели в маскарадных масках, полностью закрывающие лица и плащах, накинув капюшон на голову. Смахивало на собрание какой-то секты, хотя может так оно и есть. — Начальная цена — 100 тысяч долларов. — Объявил он и торги начались. Суммы увеличивалась стремительно, что ведущий не успевал их озвучивать. Эти люди, сидящие там в полумраке, могут быть кем угодно и покупать для чего угодно, что вызывало у меня панику. Я повернула голову к двери, через которую меня сюда принесли и увидела смотрящих на меня тех детей. Они не понимали, что происходит, почему опять связали им руки, и на их лицах вновь появился страх и отчаяние. «Господи, прошу тебя… Спаси этих детей и подари им свободу», — я стояла и мысленно молила Бога помочь ещё немного, помочь сбежать вместе с этими детьми. Не знаю из-за чего, но мне становилось дурно. Я всё ещё слаба и чувствовала голод, которому подыгрывал страх от неизбежности. Одно чудо уже случилось и я, умирающая на безлюдной улице от ножевого ранения, вновь жива, но это слово так легко исправить на другое. Где я вообще переродилась? Это ведь не времена Чосона, верно? Если я в современной Корее или вообще в ней, то как такое возможно, чтобы продавали детей? Возможно это даже альтернативная реальность и эта другая Корея, где продажа детей вполне нормально. «Не хочу… Не хочу быть проданной! Я не вещь! Господи, кто-нибудь помогите!», — кричала я у себя в душе и почти потеряла всякую надежду, как в этот зал через двойные двери с грохотом ворвались люди в большом количестве, которые не были похожи на полицию, но не хило напугали всех присутствующих. Не знаю что это за люди, но их явно боялись все. Эти неизвестные люди в одинаковых костюмах, стали хватать и останавливать тех кто был в балахонах, а другая часть кинулась к подиуму, но путь им преградила охрана. Началась суматоха, которая немного привела меня в чувство. Ведущего уже не было рядом, его как ветром сдуло, когда те неизвестные ворвались в помещение. Как оказалось, мои руки не были туго связаны и тонкие запястья с трудом, но выскользнули из пут. Раньше времени радоваться не стала, пока только избавилась от верёвки. У меня появилась возможность убежать, как и у детей, что забились в угол, оказавшись без присмотра. Я кинулась к ним, помогая избавиться от верёвки, а после, обычным жестом показала бежать за мной, ибо по –другому не могла, но похоже они поняли. Я бежала впереди всех, не имея понятия где выход из этого огромного дома, отдав предпочтение интуиции. Почти добежав до другого конца коридора, нам преградил путь тот самый господин Ли в своём белом халате, на котором уже были пятна крови. Учитывая его подвижность, она явно принадлежала не ему. — Куда это вы собрались? — Прорычал он, идя прямо на нас. Доктор Ли шёл медленными и осторожными шагами в нашу сторону, чтобы не вспугнуть, а мы так же медленно пятились, пока не рванули со всех ног в обратном направлении. — А ну стоять?! В этот раз я бежала последней, а этот урод оказался быстрее и успел уцепиться за мои волосы. Тот самый мальчик, что всегда казался спокойным и тот, кто однажды напугал, остановился, заметив, что меня схватили и хотел кинуться на выручку, но я из всех сил отмахивалась и открывала рот безмолвно говоря: «Беги от сюда! Скорее!». Он почти не колебался, но всё-таки убежал прочь, догоняя остальных. А я, лишь улыбалась им вслед и молилась, чтобы дети смогли сбежать. Послышались громкие голоса приближающихся людей. Когда доктор отвлёкся на шум, смогла умело вывернуться, после чего укусила со всей дури, не жалея зубов, этого урода, за руку, которой держал меня за волосы. Потом сжав руку в кулак, зарядила ему в пах, что тот согнулся от боли в три погибели и его хватка ослабла. Я кинулась бежать в противоположную сторону, куда бежали дети. Через боль между ног, он кинулся меня догонять по пути проклиная. Бежать вверх, было бы большой ошибкой, впрочем как и вниз тоже, потому игнорировала любую лестницу. Впереди была приоткрыта дверь, и я не задумываясь выбежала в неё почувствовав запах свежей земли. Увы за ней оказался выход в какую-то оранжерею, с высоким и стеклянным куполом. Тут много цветов в горшках, декоративных деревьев и садового инвентаря. «Да где же чёртов выход?», — остановилась я, чувствуя, как мои силы иссекали. — Вот ты где малявка! — Прорычал этот тип, наконец догнав меня. Я была в ловушке, а этот мужчина со звериным оскалом, надвигался на меня подобно хищнику на охоте. — Ты просто так от меня не сбежишь. По крайней мере живой уж точно. — Ли Тэ Гён! — Окликнул его мужчина, который всё это время преследовал его. — Бежать не куда. Ваши люди и потенциальные покупатели были схвачены и позднее будут переданы в руки полиции. Тот выпрямился, засунул руки в карманы своего халата, и с надменной улыбочкой обернулся на того мужчину. Ноги у меня подкосились от усталости, в глазах начало рябить, потому не могла чётко разглядеть кто там стоял напротив него. — Господин Кан Чхэ Джин! — Воскликнул он, встав к нему лицом. — Вы решили лично встретиться, не подсылая своих псов? — Вы обвиняетесь похищении и продаже детей на чёрном рынке. Вам светит смертная казнь, в лучшем случае пожизненное заключение. — Огласил приговор тот мужчина, своим довольно грубым голосом. — Если сдадитесь добровольно, то есть вероятность, что останетесь в живых. -Ха-ха-ха… — Громко засмеялся Ли. — Сдаться? Насмешил… — На вашем месте я бы так и поступил. — Ну-ну… Чхэ Джин, вы ведь намного хуже меня, признайтесь в этом, так почему же только я должен отправиться под суд? — Пока в моих глазах ещё держалась картинка происходящего, заметила, как этот Ли, медленно вытащив руки из карманов халата, сунул их под него в районе поясницы. Всего на мгновение, я увидела нечто похожее на пистолет вернее его рукоять. — Что? — Не понял Чхэ Джин что он имеет в виду и Ли моментально выставил на него пистолет. — Увидимся в Аду, Кан Чхэ Джин! — Сказал он со злорадным оскалом и вместо того чтобы нажать на курок, внезапно замер выпучив глаза. Чхэ Джин присмотрелся, но никак не мог понять, что с ним такое, пока тот не упал замертво лицом вниз. Не до конца осознавая, что это сделала я, стояла, прижимая к себе окровавленную садовую лопатку, смотрела на неподвижное тело Ли, чей халат стремительно пропитывался кровью. На руках, на платье и даже на лице была его кровь, на что уже не обращала внимание. — Господин Кан! Господин Кан! — Прибежали к нему на выручку его люди. — Э? Что тут произошло? Ли Тэ Гён мёртв? Чхэ Джин не ответил, молча пошёл ко мне, трясущейся толи от страха, толи от лихорадки, которая пронизывало это маленькое тельце. Его люди оставались стоять на месте, поражаясь ребёнку, который оказался в таком месте, отдельно от остальных троих спасённых и к тому же перепачканный в крови. -Эй, всё хорошо. — Он присел передо мной на корточки и положил руку мне на плечо, а второй забрал лопатку, отложив её как можно дальше. — Не бойся, мы не причиним тебе вреда. Когда я посмотрела ему в глаза, наконец расслабилась и в итоге потеряла сознания, от истощения и лихорадки, что появилась на фоне всего происходящего. Что было дальше я не знаю, но на подсознательном уровне знала, что эти люди из неизвестной организации спасли детей, которым уже ничего не должно было угрожать. Интересно, что теперь будет со мной?
Автор запретил оставлять отзывы к этой работе.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты