my heart goes bum bum bum

Гет
NC-17
В процессе
271
Размер:
планируется Макси, написано 424 страницы, 33 части
Описание:
Зелёный чай с жасмином, шоколадка с орешками, библиотека, хогсмид, квиддич и война. Что ждёт отношения слизеринки и гриффиндорца и какие тайны они скрывают?


my heart goes bum bum bum - flatsound
Посвящение:
Моему чудесному соавтору, лучшей подружке и главной вдохновительнице - Насе aka Аннет Совье❤️‍🩹
Примечания автора:
Фанфик написан больше по книге, чем по фильму, но многие моменты опущены или изменены в угоду автора:)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
271 Нравится 619 Отзывы 67 В сборник Скачать

Глава 9. «Что тебе снится, крейсер Аврора?», котяра и письмо маме

Настройки текста
      Фред распахивает дверь в библиотеку и уверенным шагом идёт к «их месту». Из небрежного пучка Лениной снова выбиваются пряди, зелёные глаза смотрят с любопытством, пухлые губы растягиваются в улыбке при виде гриффиндорца, а толстовка слегка съехала на бок, открывая шею, ключицы и плечо девушки. Под толстовкой тонкая обтягивающая майка.       — Привет, Фредди.       Близнец заправляет непослушные прядки за ухо девушки, кладет руку ей на щеку и смотрит в глаза.       — Что ты… — Арина не успевает договорить.       Фред целует её, долго, с чувством. Она не сопротивляется, наоборот, запускает пальцы одной руки в его волосы, обвивая шею другой. Парень тяжело выдыхает в поцелуй и подхватывает слизеринку на руки, неся на диван побольше. Сажает её себе на колени.       Арина намеренно елозит на нём, заставляя Фреда тяжело дышать, уткнувшись носом ей в шею. Её духи, прикосновения, лёгкие поцелуи, кажется, сводят Уизли с ума.       Он впивается в её губы, стягивая с девушки толстовку. Она улыбается.       Его руки скользят по всему её телу, поглаживая, шлёпая, сжимая. Оба рвано дышат. Им нужно больше.       Фред переворачивает девушку так, чтобы она оказалась под ним и снимает футболку, которая тут же летит куда-то к толстовке. Ленина ласково проводит кончиками пальцев по рельефному торсу близнеца, заставляя его дрожать от нарастающего возбуждения. Он кусает, целует, сжимает её шею, одним движением снимает эту ненужную майку и застывает:       — Вау…       Упругая грудь в тёмно-зеленом кружеве, тонкая талия, бледная нежная кожа. Фред водит руками по её телу, заставляя её просить о большем. Парень стягивает с неё джинсы:       — Ты меня с ума сводишь, Ленина.       Арина улыбается и тянется к нему за поцелуем.       Брюки Фреда и бельё обоих отправляются на пол к остальной одежде.       Близнец не уже не может себя сдерживать и громко стонет в шею Лениной.       ~ Ммм, Господи, Ри…       Она откликается тем же, сладко шепча его имя.

***

      В кабинете зельеварения стояла абсолютная тишина, нарушаемая только скрипом перьев и перелистыванием страниц. Стук в дверь и на пороге возник Оливер:       — Профессор Снейп, могу я попросить, чтобы вы отпустили ребят из команды и Ленину чуть раньше, они очень нужны мне и профессору…       ~ Ммм, Господи, Ри…       Громкий стон разнёсся по кабинету. Все повернулись к источнику звука.       Фред Уизли мирно спал за последней партой, положив голову на руки и закрывшись от Снейпа учебником. Ленина оторвала глаза от конспекта, переводя взгляд на спящего Фреда. Её лицо выражало даже не шок, а полнейший ахуй.       — Кажется, мистеру Уизли снится что-то очень интересное с вашим участием, мисс Ленина.       Арина ошарашенно посмотрела на профессора.       Джордж прыснул, прикрывая рот рукой:       — Арин, пощекочи его, пусть просыпается.       Девушка закатила глаза.       — Фред! Фред! Фред, мать твою и бабушку! — девушка тыкнула куда-то в ребро парня. Близнец, не просыпаясь, схватил обе её руки одной своей и прижал к парте.

***

~Фред! Фред! Ммм, Фред! — громкие стоны Лениной только раззадоривали парня.       Он сжал её запястья одной рукой, припечатывая их к подлокотнику.       — Так гораздо лучше, принцесса.       ~ Ммм, Фред!

***

      Арина просто сидела и не двигалась. В голове крутился один вопрос: «Что не так с ёбаным Фредом, мать его, Уизли?».       Джордж тихонечко напевал «Что тебе снится, крейсер Аврора», со всех сторон слышались смешки.       Ленина понимала, что если бы такая ситуация произошла с кем-то другим, она бы смеялась громче всех. Но эта ситуация происходила с ней. И было вообще не смешно.       Оливер тяжело вздохнул:       — Позвольте, профессор?       Снейп кивнул.       Вуд быстрым шагом подошёл к нужной парте, наклонился к уху Фреда, набрал побольше воздуха в лёгкие:       — РОТА ПОДЪЁМ, — и треснул подзатыльник.       Старший близнец подскочил на месте, оглядываясь во все стороны.       — Кхм. Может отпустишь? — голос Лениной раздался справа, напугав Фреда.       Он обернулся. Только сейчас он понял, что крепко сжимал обе руки Лениной.       — Ой, да, конечно, прости!       Арина потёрла затёкшие запястья, странно посмотрела на соседа по парте и отвернулась.       Оливер вернулся к Снейпу, и только Джордж продолжал напевать «Что тебе снится, крейсер Аврора?».

***

      Как только прозвенел звонок, Ленина метнулась к Снейпу, что-то сказала ему и пулей вылетела из кабинета.       — Что это с ней? — спросил Фред у Джорджа на выходе из кабинета.       Младший рассмеялся, продолжая напевать глупую маггловскую песню, про какой-то там крейсер и его сны. «Ну уснул я, и что теперь? Убить меня?». Фред искренне не понимал, о чем перешептывается и смеётся вся школа при виде него. Это уже не первый раз, когда он спит на уроках, что в этом такого? Джордж тоже ничего не говорил, только пел и улыбался.       На уроках Арина больше не появилась. Фред не увидел её ни на завтраке, ни на обеде, ни в коридорах. Ну и ладно, может, просто плохо себя чувствует. Да и после такого сна даже лучше, что её не видно.

***

      После занятий близнецы по привычке сидели на подоконнике и курили.       — Ну, братец, что снилось?       Фред ошарашенно посмотрел на брата. Он никогда не интересовался такими вещами.       — А что?       — Да так, — улыбнулся близнец, поджигая вторую сигарету, — просто интересно.       Старший недоверчиво повёл бровью. Явно происходит что-то странное. Ну не может же кто-то знать, что ему снилось? Не может. Значит, всё в порядке. Может все подшучивают над тем, как он схватил руки Лениной? Ну и пусть. Может, ему драка снилась. Или квиддич. Что угодно, где можно что-то схватить…       — Ну, на квиддич?       — Да, собираюсь.

***

      — Нет, Оливер, и не надейся! Я не буду сидеть тут всю тренировку и тем более не пойду в библиотеку! Уже вся школа знает! Что, блять, не так…       — С ёбаным Фредом, мать его, Уизли, да-да, Ринь, я уже понял. Но… Что такого? Возраст, гормоны, чувства, все дела. Не выебет же он тебя прям в библиотеке.       — А если?!       — Нет, Ри. Фред, конечно, идиот, но не мудак. Он не будет… таким заниматься. Да и к тебе он относится… по-другому.       — В смысле? — Ленина подняла глаза.       — Не знаю, как объяснить, — Оливер устало потёр глаза руками, — я долго его знаю, и, конечно, видел его с девушками. Но ни с одной он не вёл себя так. Ты меняешь его и я думаю…       — Всё, нет, хватит, не хочу, не могу, не буду! — Оливер заметил слёзы в глазах подруги, — не могу, понимаешь, Олли? Я не могу… — Арина устало плюхнулась на лавку.       — Почему ты так боишься просто принять это? Тебя никто не заставляет встречаться с ним, любить его в ответ… Почему, Ри?       — Потому что Пьюси.       Оливера как ножом по сердцу полоснули, когда он услышал срывающийся голос Лениной. Он мигом метнулся к ней, обнимая и успокаивая. /flashback/       — Что он сделал, Арин? Что он сделал?! — Оливер отчаянно тряс рыдающую подругу за плечи, — Скажи!       — Он… он… — Ленина не могла даже говорить. Она молча сняла худи, открывая Оливеру синяки и кровоподтеки на руках, ногах, спине и шее.       — Нет… он же не…       — Да.       Оливер тихо ругнулся, загребая подругу в объятия, поглаживая по голове и спине, мягко шепча что-то успокаивающее на ухо. В голове крутилась одна мысль: «Ему не жить». /end/       — Тише, маленькая, тише. Пьюси здесь нет и он никогда не вернётся, я рядом, всё хорошо, успокаивайся, Аринушка, хватит, — тихо шептал Оливер, поглаживая подругу по голове.       Она крепко обнимала его, рыдая ему в грудь. Вуд был готов трансгрессировать прямо сейчас, применить все простительные и непростительные на этом мерзком слизеринце. С него и начались все проблемы Ришки…       Ленина медленно успокаивалась. Она уже не рыдала, а только тихо всхлипывала, прижимаясь ближе к Оливеру, находя в нём такую нужную поддержку и заботу. Вуд действительно стал для неё старшим братом, которого у Арины никогда не было.       — Риш, там близнецы пришли. Проводить тебя в замок?       Слизеринка отрицательно замотала головой не отрываясь от друга.       — Хорошо…

***

      Фред взглянул на трибуны, надеясь увидеть там привычную картину, но… Что-то явно было не так. Книга валялась на скамье, а Оливер крепко обнимал Арину, поглаживая по голове. Фред пригляделся. Его сердце болезненно сжалось при виде рыдающей Лениной. Он не задумался ни на секунду. Рванул к трибунам, не слыша криков Джорджа, не замечая напряженного взгляда Оливера, взлетел по ступенькам, упал на колени, чтобы посмотреть в лицо девушке:       — Что случилось, Арин? Кто обидел? Оливер, что произошло? — Ленина слегка отшатнулась от него, снова прижимаясь к Вуду.       Джордж взлетел на трибуны следом за братом:       — Пойдем, дурак! Ей и так хуёво, тут ещё ты пугаешь до полусмерти!       — Подожди ты! — старший откинул руку Джорджа с плеча, — что случилось, Арин? — уже тише повторил Фред.       Слизеринка недоверчиво смотрела на близнеца, вытирая слезы рукавом.       — Ринь, он переживает, — тихо шепнул Оливер.       Ленина глубоко вздохнула и прикрыла глаза, успокаиваясь и собираясь с мыслями. Слёзы мгновенно высохли, дыхание выровнялось, тело перестало истерически трястись (годы тренировок, что поделать). Открыв глаза, Арина увидела, что Фред так и сидит на коленях, кусая губы, сжимая рукой скамью, другой беспрерывно поправляя волосы, неотрывно смотря на неё, Джордж стоит за спиной у старшего, держа его за плечо и неловко переминаясь с ноги на ногу.       — Всё… — девушка откашлялась, — всё в порядке, парни… У вас тренировка уже начинается, так что я, пожалуй, пойду, — Арина снова прикрыла глаза, разворачиваясь к мальчикам спиной, — устала.       — Арин!       Ленина удивлённо обернулась, услышав голос Фреда.       — Хочешь… хочешь пойду с тобой? Может, смогу поднять тебе настроение? — он привычным движением взъерошил волосы.       — Но тренировка… А у Кормака травма… — Ленина недоверчиво вскинула брови.       — Ты… — Фред замялся, — Твоё состояние важнее, — на одном дыхании выпалил он, покосившись на Вуда.       Все четверо застыли на месте, не решаясь даже вздохнуть. Арина отошла первой, слегка встряхнув головой.       — Ну… Не знаю… Если хочешь…       — Хочу, — старший по-доброму улыбнулся слизеринке.       — Оливер, отпустишь его? — подал голос Джордж, пряча улыбку.       — Отпущу, — Вуд по отечески потрепал Фреда по голове и обнял Арину, — идите, — слизеринка улыбнулась другу, — и да, Фред. Аккуратнее, пожалуйста, — добавил Оливер, когда Ленина чуть отошла.       Фред кивнул и поспешил за слизеринкой.

***

      — …и я превратил его мишку в паука! Столько криков было, мама клялась меня убить, — посмеивался Фред.       Девушка мягко улыбнулась:       — Если бы ты со мной такое сделал, я бы тебя и вправду убила.       — Боишься пауков?       — Могу ёбнуться в обморок при виде самого мелкого паучка. Ненавижу насекомых. Боюсь их до истерик.       Рыжий остановился:       — Серьёзно?       — Абсолютно, — улыбнулась Ленина, — так что не смей…       — И в мыслях не было! — перебил Фред, — Я, Фредерик Гидеон Уизли, торжественно клянусь, что буду защищать тебя, Арину Ленину, от пауков и прочей мелкой живности!       Слизеринка тихо засмеялась, заставляя Фреда невольно улыбаться во все тридцать два.       — Верю, верю, только не заиграйся.       — Мы с Форджем придумаем какую-то штуку, чтобы ты насекомых в жизни не видела!

***

      — Куда мы, кстати? — Ленина только сейчас осознала, что до сих пор не знает, куда они идут.       — Во двор, думаю. Там сейчас народу немного, да и погода хорошая. Ты не против? — Фред участливо посмотрел на Арину.       — Не против, — улыбнулась она.       Во дворе и вправду никого не было. Фред с громким выдохом плюхнулся под дерево, похлопав по месту рядом с собой, как бы приглашая Арину присесть.       — Тёплый сентябрь… Люблю такое, — промурчал Уизли, жмурясь и потягиваясь. Осеннее солнце приятно согревало, играясь с рыжими волосами Фреда, плавно переливаясь на красноватых прядях Лениной, выбившихся из пучка, заставляя щуриться и невольно улыбаться.       — Ты на кота похож, — ни с того ни с сего заявила Ленина, — огромного такого, наглого, рыжего котяру.       Фред выпучил глаза и повернулся к слизеринке:       — Мяу, — абсолютно серьёзно ответил гриффиндорец, заставляя Арину смеяться, — мяу мяу, мяу мурр мяу МУРРРРРРМЯЯЯЯУ, — близнец и сам уже не мог сдерживать смех, поэтому последнее «мурмяу» сопровождалось каким-то хриплым кряканьем, после которого последовал дружный хохот ребят.       Фред продолжал мяукать на все реплики Лениной, заливаясь смехом.       — Ну реально котяра, что я могу ещё сказать, — смеялась девушка       Уизли замяукал, яростно тряся головой в знак согласия.       — Всё, Фред, хватит, у меня уже щёки болят смеяться.       — Мяу? — гриффиндорец вопросительно наклонил голову вбок.       — Мяу, мяу, — подтвердила Ленина.       Фред залился смехом:       — А ты на кошку похожа, мелкую такую, дикую кошку, — улыбнулся он.       — Почему это дикую?       — Ты тоже боишься людей, — пожал плечами Уизли.       — С чего ты взял?       — Не знаю, просто вижу, что боишься. Знаю, что не просто так, но допрашивать тебя не хочу, — Фред заметил благодарный взгляд девушки, — и не буду.

***

      — Дай угадаю, твоё любимое время года — позднее лето и ранняя осень, где-то с конца августа и до начала октября.       — Как ты поняла? Признавайся, в тайне брала уроки у Трелони? — Фред выпучил глаза, изобразил руками очки и завертел головой, пародируя профессора, — Ох! Бедная девочка, вижу скорую смерть!!! О боже, дерево, тебе осталось совсем недолго, как жаль…       Арина снова засмеялась:       — У тебя талант к пародиям.       Уизли гордо выпрямился и задрал голову:       — Знаю, юная леди. Вы можете взять у меня автограф сейчас, пока я не столь знаменит и популярен, — он выхватил пергамент и перо из сумки Лениной и быстро расписался.       — Но я… не просила…       — Ох, не отказывайтесь, я всё понимаю, все хотят мой автограф, вам выпал такой шанс, не стесняйтесь, прошу, — Фред всунул пергамент в руки Арине.

«Замечательной Арине Лениной от неподражаемого Фреда Уизли! 28 сентября 1993 г.»

      Рядом красовалась размашистая подпись Фреда с еле заметным сердечком.       — Ох, благодарю вас, вы так добры ко мне! — подыграла девушка и оба рассмеялись.       — Стой-стой, теперь я угадаю твоё любимое время года! — Уизли уставился на слизеринку, как будто хотел найти ответ в её лице, — хмммм, — близнец забавно замахал руками вокруг воображаемого стеклянного шара, — вижу, вижу, всё вижу… Мой ответ — конец апреля — начало июня, самый любимый месяц — май.       — Мне кажется, не я хожу к Трелони, а ты.       — Я угадал?!       — Да, — мягко улыбнулась Ленина.       — Прям всё?!       — Прям всё.       — С ПЕРВОГО РАЗА, ЕСССС! Перед вами, мадам, не только великий пародист, но и гадалка-предсказатель-всезнающий, великий и неповторимый Дред Уизли!

***

      — Я по знаку зодиака овен, у меня день рождения первого апреля…       — Почему-то я не удивлена, — улыбнулась Ленина.       — Это намёк на день дурака или на день веселья? — Фред подозрительно сощурил глаза.       — И на то, и на другое. Но вообще на огненную стихию…       — Ах ты! — рассмеялся Фред.       — Кого я вижу! Арина Ленина с кем-то из Уизли! Изгой и нищий, вот это парочка, — раздалось откуда-то сбоку.       Ленина закрыла глаза и сжала зубы:       — Крэбб и Гойл, ну конечно.       — Обижают? — Фред внимательно посмотрел на Арину.       — А ты послушай.       — Теперь он твой ёбырь? Не лучший выбор, Ленина, мы думали, ты хоть богатенького выберешь. И как она в деле, Уизли?       — Да-да, Уизли, хороша, или такое же бревно как и в жизни?       — Заткнись, Крэбб, — Ленина медленно встала с земли и повернулась к обидчикам лицом.       Слизеринцы в два шага оказались рядом с сокурсницей, хищно нависнув над ней.       — Ой, какие мы дерзкие. По лицу давно не получали? — Гойл замахнулся, Арина привычно зажмурилась, но…       Мгновение, и Фред стоял на ногах, закрывая Ленину от парней.       — Всё такой же смелый? Или уже не так весело, когда противник в два раза больше? — Крэбб попятился назад, Гойл так и застыл, держа руку в воздухе, — ну, ударь меня, смельчак!       Гойл резко развернулся и бросился за Крэббом, который, в свою очередь, уже бежал к замку.       Фред глубоко вздохнул, успокаиваясь и повернулся к Лениной, нагибаясь к ней:       — Ты в порядке? Он не успел, надеюсь?       — Я… Да, я в порядке, он не успел.       — Хорошо. И часто такое…?       — Частенько. Не хочу об этом, ладно? Давай просто поболтаем?       — Да, конечно.       Арина снова села под дерево. Фред приземлился рядом, начиная рассказывать ей какую-то историю из детства, заставляя слизеринку отбросить негативные мысли и улыбаться.

***

      — Ришка! — окликнул из коридора Оливер, — идём?       — Да, идём, Олли, — Ленина поднялась с земли, отряхивая худи. Фред последовал её примеру.       — Олли, где там мой братец шляется?       — Сидит в раздевалке и жалуется всем на меня. Скоро придёт.       Близнец улыбнулся:       — Хорошо, тогда подожду его здесь, а вы идите. Пока, Арин.       — Пока, Фредди, — Ленина остановилась на полпути и обернулась.       Резко сорвавшись с места, быстро подошла к Фреду, порывисто обняла его. Уизли застыл. Пару секунд спустя опустил руки на хрупкие плечи девушки, легонько прижимая к себе. Арина оторвалась от него так же быстро, как и обняла.       — Спасибо, Фред. Правда. Спасибо, — слизеринка серьёзно посмотрела в глаза близнеца и, резко развернувшись, быстрым шагом ушла к Оливеру.       Уизли заметил теплую улыбку Вуда и улыбнулся в ответ. На сердце почему-то стало очень тепло и радостно. Оливер по-отечески приобнял Арину за плечи и друзья зашагали прочь по коридору.       Фред плюхнулся под дерево, не переставая улыбаться. Гриффиндорец прикрыл глаза, подставляя лицо под тёплые лучи осеннего солнца. В голове до сих пор звучал смех Арины, а тело до сих пор чувствовало её быстрые, резкие объятия.

***

      — Эй, Ромео, — Фред неохотно открыл глаза, — идём в комнату, расскажешь мне, как всё прошло.       — Идём, идём, — старший поднялся с земли, разминая затёкшую шею, — кто ж виноват, что ты такой тормоз, я чуть не уснул, пока тебя ждал, — в подтверждение своих слов Фред зевнул и потянулся. Спина громко хрустнула.       — Вот ты дед, я отсюда слышу, как ты скрипишь, смотри не развались по дороге.       — Эх, молодёжь, ничего вы не понимаете, — старший согнулся и схватился за спину, изображая пенсионера, захромал к брату, вызывая у того громкий смех.

***

      Парни привычно плюхнулись на подоконник, закуривая.       — Ну, как тренировка прошла?       — Э, не, братец, так не пойдёт, как прошли твои посиделки с Лениной?       — Она меня обняла, — Фред мечтательно прикрыл глаза, а Джордж громко закашлялся, — частенько ты от сигарет стал кашлять, брат, маловат, видимо, для таких вещей.       — Как тут не кашлять, когда родной брат-близнец врёт мне в лицо!       — Не вру! Спроси у Оливера, если не веришь.       — У Оливера?! И он видел?       Фред только кивнул, снова подставляя лицо под последние ярко-рыжие лучики садящегося солнца.       — И что ты молчишь? Я жду подробностей, вообще-то! — возмутился Джордж.       — Эх, молодёжь… Ну, слушай…       Джордж не мог не заметить, как тепло улыбается Фред, когда рассказывает о Лениной, как запоминает каждую её фразу, каждый жест и каждую мелкую деталь. Очевидно одно, брат влюбляется всё сильнее.       — Она тебе нравится, — резко перебил Джордж.       — Что? Да нет же, Фордж. Просто с ней очень приятно общаться.       — Себе-то не ври.       — Не вру! Она вообще не в моём вкусе, ты же знаешь. Была бы она повыше, более открытой и не ходила бы вечно в оверсайзе ещё может быть, но так — точно нет. Она просто милая и всё.       Младший закатил глаза, фыркая:       — Ты безнадёжен. Просто прими это, Дред.       — Ещё чего. Принимать шизовые мысли своего брата о том, что я, я, Фред Уизли, влюблен в зубрилку-слизеринку метр с кепкой? Не дай боже.       — Именно поэтому тебе снилось, как вы ебётесь, ну да.       Фреда как холодной водой облили:       — Что?       — Ой, да прекрати, Фред, уже вся школа знает.       — А я нет.       — Не знаешь, что тебе снилось?       — Знаю, но точно не секс с Лениной.       — Да что ты? А почему тогда ты на весь кабинет простонал её имя?       — Я что?       — Мммм, Ри… — спародировал младший, — на весь кабинет. На зельеварении. Потом ещё и за руки её схватил. Но тебе точно не секс с ней снился. Драка наверное, да?       Старший покраснел.       — Всё ясно, братец. И мне, и Оливеру, и всей школе. Так что постарайся это принять.       Принимать «это» Фред не хотел от слова совсем. Гриффиндорец на всю голову, рыжий, веселый, высокий, он просто не мог влюбиться в свою полную противоположность. Тем не менее, в голове проносились все моменты с ней. Её улыбка, смех, объятия. А этот сон, о котором, оказывается, знают все? И она сама… Парень выбросил бычок в окно и закрыл лицо руками.       — В библиотеку-то пойдёшь сегодня? — Фред пробормотал что-то невнятное, — что, блять? Ты можешь нормально говорить, а не мычать, дед?       — Пойду, пойду! Только отстань.       — На меня-то чё злишься?       — Я не злюсь. Я думаю.       — Не знал, что ты умеешь.       В Джорджа прилетела подушка, которую он мастерски отбил. В открытое окно.       — Ой…       — Ой?! Спать я на чём буду, ой?!       Джордж расхохотался, наблюдая за ошарашенным братом.       — Иди ищи её теперь!       — Акцио, подушка Фреда, — сквозь смех заорал младший.       Подушка послушно влетела в окно, приземляясь на голову Джорджа.       Теперь уже рассмеялся Фред, постепенно расслабляясь.       — Смешно тебе?! На! — в лицо старшего прилетела подушка. На этот раз уже Джорджа.       — Ах так?! — Фред швырнул подушку в близнеца.       В комнате начался полный хаос. Ли Джордан слегка приоткрыл дверь, собираясь скользнуть внутрь, но, заметив жуткую бойню, решил повременить.

***

      Растрёпанный, румяный и запыхавшийся Фред вбежал в библиотеку. На «их» месте уже стояли две кружки чая, а на диване сидела Ленина. Гриффиндорец невольно улыбнулся, видя, как она хмурится и заправляет вечно выбивающуюся прядь за ухо, читая какую-то книгу.       — Привет, Арин, — Уизли плюхнулся на диванчик напротив, вытряхивая всё из сумки, — я пришёл.       — Мерлин всемогущий, ты меня напугал, — Арина приложила руку к груди, изображая сердечный приступ.       Фред снова заулыбался как дурак, смотря на актёрскую игру Лениной:       — Ох, простите мадам, нужна скорая помощь?       — Нет, что вы. Приступим к занятию. Читай.       Гриффиндорец послушно забрал книгу из рук Арины.       — Это тебе, — он подвинул ей шоколадку.       — С орешками? Моя любимая, — губы Лениной тронула лёгкая улыбка.       — Моя тоже, — улыбнулся в ответ Фред.       Всё-таки, они похожи больше, чем кажется.

***

      — Молодец! На всё ответил без единой ошибки. Я поражаюсь!       — Теперь ты отвечаешь!       — Помню-помню, давай, спрашивай.       — Во-первых, днём нас прервали и ты не ответила когда у тебя день рождения.       — Двадцать восьмого мая. Я близнецы.       — О, мы с Форджем тоже близнецы, — Арина засмеялась, — так тебе сегодня пятнадцать лет и четыре месяца? С праздничком, в таком случае.       — Спасибо, — улыбнулась девушка.       — Чем мы похожи? Назови пять рандомных качеств или чего угодно.       — Ну… Мы пьём одинаковый чай, — Фред загибал пальцы, — у нас одинаковый любимый шоколад, мы оба носим огромную одежду, — гриффиндорец хмыкнул, а девушка надолго задумалась. Через пару минут тишины всё же продолжила:       — Мы оба любим квиддич и мы оба — коты.       Гриффиндорец рассмеялся:       — Мне начинать мяукать?       — Не стоит, — прыснула Арина.       — Ладно, дальше. Что тебе нравится в мужчинах?       — Слишком личное.       — Хорошо, тогда какая мужская одежда тебе нравится?       — Обожаю деловой стиль на мужчинах. Пиджаки — отвал всего, — мечтательно протянула Ленина.       — Угу… А что тебе нравится во мне? Назови пять вещей, — Фред в упор посмотрел на Арину.       — Эм… — она закусила губу, заставляя парня покраснеть от собственных мыслей, — ты высокий… смелый, весёлый… интересный собеседник и… у тебя руки очень красивые, — гриффиндорец опустил взгляд на руки.       — Руки, как руки, ничего особенного, — он непонимающе уставился на слизеринку.       — Ооо, ты так ошибаешься… Они сильные, у тебя длинные, тонкие пальцы. Тебе бы таааак пошли перстни… Большая ладонь, выпирающие вены, — девушка на мгновение закатила глаза, — короче, открою тебе секрет, для многих девушек — это кинк.       — А для тебя?       Фреду показалось, или Ленина покраснела?       — И для меня.       Парень, как бы невзначай, подтянул рукава до локтя.       — Хорошо, последний вопрос…       Ребята просидели в библиотеке ещё немного, допивая чай и доедая шоколадку на двоих. Фред с удовольствием подметил, что Арина и вправду залипает на его руки. «Отлично, значит, пиджак и перстни?..»

***

      Передав Арину в руки Оливера, который должен был проводить её до гостиной, Фред удалился. Залетев в комнату, напугав Джорджа и Ли, занимающихся изобретением очередной вредилки, старший констатировал:       — Мне нужен пиджак и перстни.

***

      — Какой, к чертям собачьим, пиджак? Братец, ты рехнулся?       — Откуда у меня, по-твоему, пиджак?! — в сотый раз вопрошал Ли, пока Фред рылся в его шкафу.       — Не знаю! Вдруг завалялся?       — Ты издеваешься? Разве что с первого курса. Но, боюсь, тебе он будет маловат, — вместо ответа в Ли прилетели грязные носки.       — Мда уж, я тебе что, домашний эльф? Ура, Ли свободен! — заорал Джордан.       Джордж покатился со смеху. Он не понимал ничего, но наблюдать за рехнувшимся братом было, как минимум, забавно.

***

      — Так, Фред, хватит, мы хотим спать, пиджаков в этой комнате нет, угомонись, — простонал Джордан, наблюдая за Фредом, который перерывал свой шкаф, кажется, уже в сотый раз.       — Короче, братец, предлагаю так. Мы пишем письмо маме, она присылает тебе и пиджак и всё, что захочешь, только сейчас спать ляг, пожалуйста.       Старший близнец резко выпрямился и стукнул себя по лбу:       — Точно! Я идиот!       Спустя десять минут письмо было написано и подготовлено к отправке, а парни, наконец-то смогли уснуть.
Примечания:
старая советская песня "Что тебе снится, крейсер Аврора?"
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты