Возвращайся, и я снова надеру твой тощий зад!

Гет
R
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Макси, написано 142 страницы, 19 частей
Описание:
На протяжении многих тысячелетий люди страдают от нападков Тёмного Владыки и орды его прихвастней-демонов. Уставший от войны мир жаждал появления героя, который сумеет нанести Владыке смертельный удар, и вот он наконец таки появился. Только вовсе не герой, пират. Да и не одолел, лишь чудом выжил, потеряв в бою напарницу, как, впрочем, и свой запал. Однако встреча с магическим зверьком, напомнившим ему о девушке, снова зажгла в груди пирата праведную искру. Сможет ли он закончить начатое?
Примечания автора:
10 обещаний писателю:
...5. Писать отзывы под каждой работой, потому что без них автор расстраивается и плачет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 7

Настройки текста
            В полдень, когда из неприятных последствий ночной попойки остались лишь тупые, но терпимые пульсации в голове, малоприятный привкус во рту да хрипотца в голосе, в главном «холле» появилась Элизабет — и как только ещё умудрилась в таком-то состоянии самостоятельно отыскать верный обратный путь, ведь тоннель, связующий лавку и озеро, несколько раз разветвлялся, соединяясь с множественными ответвлениями подземных переходов. На её до жути бледном лице читалась невыносимая мука, в страдальческом взгляде, отчего-то обращённом именно на Клауса, плескалось вселенское отчаяние пополам с некоторой обреченностью, а также крик о помощи.             — Лиз? — окликнул её великан. — Что с тобой?             Элизабет открыла рот, но вместо слов с губ сорвался мучительный хриплый стон, а ноготки на пальцах нещадно вцепились в правый бок, словно хотели вырвать из тела отравляющую занозу ради получения долгожданного облегчения. Она сделала несколько шатких шагов навстречу встрепенувшемуся Клаусу, но силы быстро покинули подгибающиеся ноги.             — Что это с ней? — растерянно вопросила своевременно оказавшаяся рядом Зазет, которая сумела подхватить обессилевшую Лиз на руки прежде, чем та разбила бы себе что-нибудь, столкнувшись с угловатым каменистым настилом пещеры.             — Не знаю, — мечник осторожно перенял из рук хозяйки корчащуюся в болезнетворных судорогах девушку. — Где Фил?             — Он сказал, что пойдёт на берег. Вроде как забрать что-то.             Клаус развернулся и двинулся на выход, меряя расстояние до берега широкими стремительными шагами. Правда озвучить их точное количество мечник так и не смог, потому что все подсчёты мгновенно улетучились из головы, как только он добрался до места и увидел кучку собравшихся в кружок зубоскалящих пиратов, которые без каких-либо зазрений совести шпыняли напуганного мальчика, прижимавшего к груди мешочек с лекарствами. Застоявшаяся в венах от скуки кровь взбурлила в предвкушении хорошего мордобоя, а прозорливый взгляд взял на вооружение чудесный на вид пиратский корабль, стоящий на якоре.             — Придётся потерпеть ещё немного, Лиз, — сказал он девушке, кладя её на землю. — Я скоро вернусь и приведу помощь.             Дозорница что-то неразборчиво простонала и свернулась калачиком, обхватив руками живот. Клаус же, посчитав, что идти с пустыми руками будет неприлично, вооружился куском ствола, некогда бывшего стройной грациозной берёзкой, и бесстрашно двинулся на незамечающих ничего вокруг за издёвками над ребёнком негодяев.             — Эй, малец, чё молчишь, словно метку проглотил? ¬– гнусавым голосом глумливо поинтересовался долговязый прощелыга в щегольском плаще с полами до самой земли. — А ну кажи, чё в мешочке прячешь.             Услышав знакомый, пускай и чуть изменившийся, говор, улыбка Клауса вдруг сделалась невероятно кровожадной. И если ещё несколько дней назад он был совсем не рад встрече с Рэтом, то вот сейчас, учитывая все обстоятельства, не удержался и по-дружески потрепал его за плечо, подкравшись со спины на расстояние вытянутой руки.             Рэт вздрогнул, повернулся несколько покосившимся на правую сторону — особенно в районе носа — лицом к пришельцу и врос в землю от изумления, вылупившись на бывшего товарища с внушительной оглоблей в руках и ухмылкой, не предвещающей ничего хорошего.             — Привет, ¬– буднично поздоровался демонслеер, и вскинутая наотмашь оглобля с чудовищным хрустом переломилась о левую скулу вытянутой крысиной рожи, отправив её обладателя кувыркаться по воздуху до ближайших крючковатых кустов. — Фил, пойди помоги Лиз. Ей нехорошо.             Ошарашенный мальчик как-то неуверенно прошёл сквозь брешь в кольце недоумённо моргающих соратников крысиного капитана и почти вприпрыжку пустился к тому месту, на которое указал Клаус. Как только силуэт Филипа скрылся из поля зрения, великан отбросил превратившуюся в труху оглоблю и обратился к остолбеневшим пиратам:             — Ну и чего застыли, дамочки? Или вам нужно особое приглашение?             И снова провокация сработала на ура: разом обозлившиеся глаза налились красными прожилками, заскрежетали чудом уцелевшие после последней взбучки зубы, а ладони цепко обхватили рукоятки сабель, готовясь в любую секунду высвободить их из кожаного плена ножен. Клаус довольно оскалился, раскинул в стороны здоровенные ручищи и в буквальном смысле пошёл на таран. Обратившиеся в камень предплечья беспощадно впились в животы первых, попавшихся на пути бедолаг, вышибли из них дух и протащили дальше, чтобы в конце своего шествия отбросить в несущихся на Клауса союзников с саблями наголо. Обмякшие тела покатились точно под ноги бегущих, опрокидывая их наземь не хуже подло оставленной кем-то посреди дороги банановой кожуры. Более изворотливые умудрялись избежать возникшей сумятицы, вовремя вильнув в бок, однако этот манёвр не спас пиратов от позорного падения наземь, потому что великан встречал ловкачей добротным джебом в лицо. И здесь могло показаться, что разумнее всего в такой ситуации упасть ниц и тем самым не только сохранить свою челюсть в целости, но и атаковать противника исподтишка, выгадав подходящий момент, однако нет. Всех пытавшихся подняться или же подло полосонуть мечника по ноге ожидал коварный удар тиснённого железным носком ботинка, наносящий в разы больше увечий, чем простой кулак. В общем, назвать происходящее дракой можно было лишь с большой натяжкой. Скорее рядовое поколачивание пиратской шайки разбойников, оказавшихся не в том месте, не в то время и не на том мертвяке. Уложив последнего негодяя, коим оказался космач, ради мимолётной прихоти выхвативший кручёным под дых, великан довольно похлопал ладонями друг о друга на манер домохозяек, завершающих подобным жестом утомительную уборку по дому, и, весело насвистывая, побрёл к Филу и Элизабет.             — Как она? — первым делом осведомился он у мальчика, как только заприметил его затылок, склонившийся над девушкой.             Филип от неожиданности передёрнулся и боязливо обернулся, но увидев довольного великана тут же выдохнул. Он только раскрыл рот, чтобы ответить, как из-за его плеча выглянула вернувшая ясность своему выражению лица Элизабет.             — Я в порядке.             — Ну вот и славно. Значит, пойду к Джеку, прихвачу пару мотков крепкой верёвки, — проходя мимо них, обронил великан.             — Зачем?.. — то ли от испуга, то ли от растерянности промямлила Лиз, но Клаус не удостоил её ответом, продолжая идти вперёд и насвистывать песенки.             Отыскав одноногого пирата, мечник взял то, зачем пришёл, заодно обрадовав знатного крохобора новостью, что вполне возможно рассчитается с ним прямо сейчас, а не картой с обозначенным на ней тайником, как было обговорено ранее. Джек мельком поинтересовался, откуда тот вдруг разжился пиастрами, но Клаус только загадочно улыбнулся и покинул лавку.             Возвратившись на берег, он застал там огорошенную Элизабет с невольно разбежавшимися в стороны руками, которая шокировано взирала на разбросанные то тут, то там распростёртые тела. Краем глаза мечник заметил в отдалении Фила, который не поленился, отыскал худосочное тельце Рэта и теперь наминал его бока своим деревянным башмаком. От такого зрелища Клаус звучно хмыкнул. Девушка немедля среагировала на это хмыканье.             — Это ты их так? Один? — поражённо спросила она, и поразилась ещё сильнее, как только Клаус одарил её утвердительным кивком. — Кажется, я начинаю понимать, почему кандалы на тебя не подействовали… С такой-то силищею…             — Не в этом дело, ¬– возразил демонслеер, направляясь к замаскированной лодке. — Просты вы, люди, ничего то о нас и не знаете.             — А что мы должны знать? — заинтересовавшаяся Лиз последовала за ним. Ей показалось, что это отличная возможность вызнать все его секреты, чтобы потом без всяких проблем скрутить и победоносно доставить в Альтану.             — А разве вы хотите что-то о нас знать? — отчего-то опять по-философски заговорил Клаус, методично расчищая лодку от завала. — Мы для вас лишь оружие, которым в бою можно пренебречь, в отличие от членов собственной семьи. Всего-то и нужно, что иметь под рукой пачку рамблов да потолще.             Слова Клауса по новой огорошили дозорницу, и какое-то время она просто стояла молча и с приоткрытым ртом наблюдала за тем, как великан доканчивал уборку нагромождённых друг на друга веток, а после голыми руками выкорчёвывал находящиеся по близости засохшие стволы деревьев и складывал их ровным плотным рядком, стараясь соблюдать одинаковые пропорции.             — Нет. Ты не прав, ¬– наконец сказала она, но прозвучало это как-то неуверенно.             Мечник сбросил с плеча верёвочные мотки и повернулся к Элизабет:             — В чём? — и не дожидаясь ответа, принялся разматывать верёвку.             — Ну… — Лиз силилась подобрать правильные слова, чтобы лучше и точнее выразить крутящуюся на языке мысль, однако они упрямо продолжали сбегать из её вмиг исхудавшего под давлением лексикона, предлагая вместо себя какие-то невнятные и невзрачные синонимы. Это привело к тому, что девушка разозлилась и выпалила всё как есть, без всяких обиняков: — В общем, ты не прав, и всё тут. Мы люди, криолисы или нет, не важно, слабые и хрупкие существа, не ровня практически неуязвимым демонам. И я не вижу ничего плохого в том, чтобы нанять вас, гораздо более сильных и приспособленным к бою с тёмными порождениями демонслееров, и таким образом гарантировать себе безопасность. А ещё, чтобы ты знал, к вашей расе на Альтане относятся с большим уважением, причём и на законодательном уровне. Вот!             Клаус перестал связывать концы брёвен и снова взглянул на девушку.             — Лиз, в бою с демонами мы ¬– такие же люди, как и вы. Любая рана, нанесённая с использованием чужеродной скверны с лёгкостью способна убить нас. Пожалуй, единственное реальное преимущество, которым мы обладаем перед ними ¬– неуязвимость к их магии. Поэтому, когда кто-то из вас, подчиняясь закону, отправляет представителя моей расы в бой лишь с горсткой вооружённых пустышками солдат и безо всякой поддержки — вы практически обрекаете его на смерть. Да, может бесы и не ахти какие воины, да даже генералы не всегда оказываются сильны, но будь там капитан или кто повыше — исход боя предрешён. Падёт командир, падёт его войско.             — Н-но ведь поддержка же есть… Ведь ближайшие провинции тоже обязаны высылать корабли…             — И? Ты — капитан дозорников. Неужели не знаешь, по каким правилам проходят водные баталии?             — Да всё я знаю! — недовольно буркнула в ответ Элизабет, ни раз принимавшая бой с пиратами на воде, что под командованием Беатрис, что под собственным руководством. Начинались они всегда одинаково с перестрелок и надежды потопить вражеское судно прежде, чем оно пойдёт на абордаж. После этого надеется на подмогу бессмысленно. Да и что в сущности могут поделать в такой ситуации союзники? Не будут же они стрелять по дружественным кораблям, чтобы пожертвовать товарищами в угоду истребления врага. Топить чужой корабль — только тратить драгоценные ядра. Если противник одержит победу в таком бою, что помешает ему захватить побеждённый фрегат? А иди на сближение ради помощи в рукопашной — столь же несусветная, сколь и непозволительная глупость. Если врагов больше, чем один ¬– отправят на дно морское сию же секунду. Так что как бы не хотелось девушке признавать правоту демонслеера, он был абсолютно прав. Но ничего, сдаваться она не собирается. — Но вы хотя бы не становитесь слабее вдали от родного острова!             — О, это ты про ваш хвалённый овердрайв? — хмыкнул мечник, вернувшись к своему занятию.             — Именно о нём! Если мы покидаем пределы острова ¬– овердрайв оказывается совершенно бесполезен, и уповать стоит лишь на один дар. Но далеко не всегда он приспособлен для боя, и это делает нас совершенно уязвимыми перед демонами. Не в пример вам, полу бессмертным воинам, которые без труда залечивают даже такие серьёзные раны, как прямой удар в сердце!             Клаус негромко усмехнулся, параллельно с этим крепко затягивая узел на последнем бревне с одной стороны, после чего размотал новый моток и принялся перевязывать концы уже на другой стороне.             — Ну и чего смешного? — надула губы девушка, в тайне сетуя на то, что по всей видимости всё ещё далека от победы в этой словесной дуэли, которую сама же и затеяла, пускай и случайно.             — Ладно, раз уж ты такая пытливая, так и быть поделюсь с тобой своими злоключениями в день нашей встречи. До того, как ты меня нашла, в ране торчал обломок моей пустышки. Худо-бедно, но он защищал меня от смерти, даже несмотря на то, был наполнен чужой скверной. Что, между прочим, очень и очень больно. Чтоб ты понимала — по ощущением это можно сравнить с раскалённым железом, вонзённым в плоть, и даже несмотря на всё желание у тебя нет никакой возможности извлечь его из тела. Но вон тот шпиндик, — великан указал пальцем на «отдыхающего» рожей в песке коротышку, — всё же исхитрился его вынуть. Как результат — я чуть было не истёк кровью в поисках доктора, а когда же нашёл…             — Всё, не продолжай! — пристыженно оборвала его дозорница. Вспыльчивый и редко поддающийся контролю характер был её бичом с самого детства, и после очередной безосновательной вспышки — пусть и направленной на пирата — всегда наступало чувство стыда. — Лучше скажи — как этот, с твоего позволения, шпиндик вообще умудрился провернуть такой маневр?             Продолжая связывать деревья, Клаус вкратце пересказал события, произошедшие в трактире.             — Как-то так, ¬– закончил он, затягивая узел на последнем стволе, после чего встал и оглядел получившийся плот.             — Так это ты всё-таки устроил тот погром, — подивилась Лиз. Нет, проходя мимо трактира, она, конечно, слышала краем уха перешёптывания горожан, но после того, как лично затащила еле живого демонслеера на койку врачевательницы, просто не смогла в них поверить. Да и Алонсо не поверила, когда он заявился на её корабль как к себе домой и потребовал выдать Клауса, чтобы собственноручно повесить на главной площади. Но то было скорее из вредности, основанной на личной неприязни к навязанному злым роком в лице строгого папеньки женишку. — А как же чудовищная боль?             — Ну, — мечник взвалил на плечо первого валявшегося неподалёку разбойника и бросил на плот. Без всякого уважения, как мешок с картошкой. — Я же не говорил, что она была нестерпимой. Да и болевой порог демонслееров неприлично высок.             — И ты ещё на что-то жаловался? — девушка стянула стрелки бровей к переносице, но только затем, чтобы скрыть проклёвывающуюся на губах победную улыбку.             Великан скинул ещё одно тело и иронично посмотрел на якобы хмурую девушку:             — Лиз, может перестанешь ребячиться?             Элизабет от удивления не смогла удержать нижнюю челюсть на месте. Её, капитана дозорников, криолиса из старинного знатного рода, только что пожурил какой-то там презренный пират?! Да как посмел вообще?! Словно по команде руки сиюминутно облачились в Силу, но ожидавший такого исхода Клаус уже знал, как действовать в подобных ситуациях.             — Не горячись раньше времени. Но если хочешь блеснуть своей силой — тебе ещё выпадет такая возможность.             — Что ты имеешь в виду? — сквозь зубы процедила девушка, рьяно вырывая запястья из лап демонслеера. Тот в привычной для себя манере хмыкнул и рассоединил ладони.             — То и имею. Как думаешь, для чего я расчищал лодку, мастерил плот и сейчас сгружаю на него Рэтовских пиратов? Твой дар ведь с водой связан, я правильно понимаю? Образованная, подтянутая во всех известных научных сферах и от того обладающая незаурядными умственными способностями девушка в два счёта решила эту примитивную, явно недостойную её гения задачку и опешившими глазами прямо-таки вытаращилась на продолжавшего сгружать тела великана.             — Да это же бесчело… — она осеклась под натиском зажужжавшей в голове строчки из дозорничьего кодекса, запрещающей проявление любой человечности по отношению к пиратам. Странно только, что она всплыла в памяти только сейчас, до этого позволяя девушке обходиться с Клаусом так, как ей заблагорассудиться. Возможно, здесь было замешано его врождённое обаяние, которое вскружило голову ни одной леди, и Элизабет не стала исключением, временами стыдливо ловля себя на мысли, что симпатизирует обольстительному разбойнику. — Это подло. Подло так поступать с ними.             — Ну так я же презренный, мерзкий и бесчеловечный преступник, — язвительно передразнил Лиз мечник. — Разве ты ожидала от меня чего-то другого?             Дозорница закатила глаза и неодобрительно фыркнула.             — А если помрут? — немного погодя поинтересовалась она, наблюдая за тем, как Клаус волочит по земле за ногу Рэта к лодке, только его и дожидающейся. Самого горе-капитана девушка не признала, потому что его лицо теперь приобрело зигзагообразную форму: нос смотрел влево, а вот челюсть уехала на правую сторону.             — На всё воля Морского Дьявола, — равнодушно ответил мечник, усаживая пирата напротив его зама. В конце концов не одному же капитану тянуть всю команду, когда они очухаются. — Ну всё, в путь, — объявил он и пинком спустил лодку на воду, после чего подтолкнул привязанный свободными концами верёвок к корме плот и обернулся к девушке: — Твой выход.             — И зачем я только помогаю тебе… — обречённо вздохнула Элизабет и, подойдя к воде, опустила в неё руки. Вода забурлила, запузырилась, засветилась — и вот по спокойной глади побежали пенистые волны, цепляющиеся за днище судна и уносящие его прочь от мертвяка. — Доволен? — обратилась она к мечнику, когда судно превратилось в крохотную точку.             — А то, — девушка вынула руки, развернулась, сделал шаг и, оступившись на ровном месте, полетела вниз, однако Клаус успел подхватить её за плечи. — Опа. Ты чего?             — Это всё ты виноват, — отстранившись, пробурчала дозорница. — Из-за своего ранения я не могу долго использовать Силу. Да и боль только-только утихла. Хорошо, что бабушка Филипа успела сделать мазь, которую я у неё заказывала.             — Хм, а я думал, что ты не знакома с Филом.             — Лично — нет. Ну по крайней мере не была знакома до вчерашнего дня. Но я знала, что Паула воспитывает найдёныша.             — Найдёныш? — задумчиво повторил Клаус. — Ну это проясняет, почему он не смуглокожий. А с раной твоей что?             — Не знаю. Какое-то демоническое проклятье. И временами болит не хуже твоего описания. Да ты и сам видел. Если бы не мазь, даже не знаю, что со мной было бы.             — Покажи.             — Что? — непонятливо переспросила Элизабет, но в следующую секунду сообразила, и её щёки налились румянцем. — Нет!             — Почему?             — Она… Она на животе.             — Ну и что?             Лиз покраснела ещё сильнее:             — Я в цельном платье. Чтобы показать её тебе, мне придётся полностью раздеться…             — Так и в чём проблема? — абсолютно бестактно осведомился демонслеер. — Просто задери его по пояс. Да и вообще — чего я там не видел?             Девушка в мимолетном недоумении тряхнула головой, после чего её лицо исказилось гневной гримасой, затем последовал молниеносный звонкий шлепок, и на щеке Клауса вспыхнул отчётливый отпечаток женской ладони.             — ХАМ! — зло выкрикнула она и чуть ли не бегом рванула к пещере.             — Ладно, позже спрошу у Фила, — проговорил ей в спину несколько озадаченный ловелас и обратил свой взгляд на просторный, вместительный фрегат, доставшийся ему в «подарок» от недавно отбывшего владельца. — А пока посмотрим, что там внутри… — в предвкушении протянул он, хватаясь за пеньковые верёвки штормтрапа.             — Задерживаешься, — радостно осклабился Джек при виде вошедшего в лавку пирата, который поигрывал с увесистым мешочком, прихваченным из капитанского сундучка.             Зазет также бросила заинтригованный взгляд на Клауса, уже представляя себе, как покидает этот тухляк и отправляется на новый — и на сей раз живой — остров, а может даже и на жилой, чтобы отдать там якоря с концами и построить собственную самую настоящую лавку из прекрасного тандема лучшего дерева и прочного железа, о которой всегда мечтала. Только вот поиски клиентуры мужу-недоумку она доверять больше не станет. Хорошо хоть дозорник попался продажный, отбрехались монетами. А не то болтаться им сейчас в петле, как клещам на ветру.             — Увлёкся осмотром своего нового имущества, — с улыбкой ответил Клаус, шагая к столику, за которым трапезничали Фил, Паф и всё ещё рассерженная Лиз. Чтобы наглядно это показать, она демонстративно отодвинулась от присевшего на бочку слева мечника.             — Уже наслышан, — кивнул одноногий пират, бросив короткий, но красноречивый взгляд на Филипа. — За что же ты так с Рэтом?             — За стукачество, — не вдаваясь в подробности, ответил великан. Никто не любил стукачей. Особенно пираты. Аж до трясучки в деревянных конечностях. Почерневшее лицо Джека послужило тому полным подтверждением.             — Пусть катиться к Морскому Дьяволу, ублюдок! — с налипшим на лицо отвращением он презрительно сплюнул себе под ноги, после чего мрачно помолчал с минуту, но, мысленно возвратившись к ожидавшему его золотишку, вновь повеселел. — Рассчитаемся?             — Си непременно, — шутливо ответил Клаус. — Но сначала позволите мне, — он обвёл супругов взглядом, — потрепаться со своими наедине?             — Конечно, конечно! — пролепетала Зазет и тотчас утянула мужа в первый пещерный развилок. Чем раньше дорогие гости закончат шушукаться, тем быстрее она получить то, что ей причитается.             — Итак, как я уже и говорил — я отправляюсь на поиски своего острова. Как поступите? — великан испытующе посмотрел на Фила и корчащую злобные рожицы Лиз.             — Я…я с тобой! — взволнованно выпалил мальчик, надеясь, что в этот раз великан ему не откажет. Даже пальцы под столом скрестил. На удачу.             — А как же твоя бабушка?             — Она…она меня поймёт. Ты же ведь знаешь, кем она была.             — Хорошо. Лучше иметь хоть какого корабельного доктора, чем не иметь вовсе, — лицо Фила прямо заискрилось от счастья. — Ну а ты, Лиз?             — А какой у меня выбор? — раздражённо бросила дозорница. — Лодки то больше нет!             — Тоже верно, — усмехнулся Клаус. — Однако я могу высадить тебя на ближайшем жилом острове, чтобы ты отправилась оттуда на Альтану.             — Если я и вернусь домой ¬– то только с тобой. Закованным в цепи и кандалы.             — Словами не передать, как я тронут, — сыронизировал демонслеер. — Что ж, в таком случае надо бы вас принарядить. Да и оружием разжиться. Зазет, Джек, пойдите сюда!             Супруги не заставили себя долго ждать и, выслушав пожелание, клиента снова растворились в темноте перехода, но только затем, чтобы снести в лавку с корабля весь имеющийся у них ассортимент. Клиент богатый, а, следовательно, надо охомутать его по полной, и в скором времени лавка превратилась в трюм с набитыми доверху всякой всячиной сундуками. Захлопали крышки, зашуршала одежда, и в следующие полчаса новоявленная команда Клауса была занята выборкой приличного наряда.             Подыскать подходящую одежду для Филипа оказалось весьма проблематично. Дело в том, что товары в пиратских лавках по большей части были ворованными или снятыми с отдавших концы коллег/матросов. Посему найти вещи на двенадцатилетнего мальчишку не представлялось возможным. Однако находчивый Джек сумел найти выход из положения: отыскав самые подходящие на его взгляд штаны в вертикальную черно-белую полоску, он искусно покромсал штанины так, чтобы они оказались в пору по длине, свисая вниз аккуратными треугольными лоскутами, что, несомненно, добавляло шика. Холщовую рубаху заменил на льняную, с красивым кружевным жабо и, чтобы она не висела мешком, подпоясал на талии красной атласной ленточкой, а на встопорщенные плечи накинул короткую чёрную жилетку. Также поменял деревянные башмаки на плотные из толстой дублёной кожи, а в качестве оружия предложил тот самый мушкет, на который вчера заглядывался мальчик. Все эти новшества обошлись Клаусу в копеечку, но он ни о чём не жалел, да деньги всё равно не его.             С Элизабет всё тоже оказалось не так просто. Являясь истинной особой голубых кровей, девушка морщила нос практически от всего, что бы не предлагала Зазет. Но в конце концов остановила свой выбор на высоких сапогах-ботфортах с подогнутым верхом, кожаных облегающих штанах, единственной выглядящей сносно, по её мнению, женской рубахе с длинным рукавами и без бретелек, декорированной оборками, и красиво контрастирующем огненно-чёрными красками корсете. К нему в комплекте также прилагались наручи и шейный бандаж, но от последнего Лиз отказалась, резко высказавшись, что она никакая не собака, чтобы цеплять себе на шею пусть и красивый, но ошейник. Оружием дозорнице послужила изогнутая абордажная сабля из чернённой стали с красивой витой рукояткой и резным эфесом.             Для себя Клаус приобрел модные бархатные штаны кроваво-красного оттенка и стильный тёмно-коричневый плащ-безрукавку по пояс с двоящимися к низу полами. Паф тоже не осталась в стороне, ухитрившись отыскать себе среди гор тряпья три фальшивых серьги, миниатюрный пиратский флаг в виде повязки на глаз и компактную треуголку.             — Ну вот, другое дело, — удовлетворённо произнёс он, окинув взглядом пёструю команду. — Теперь осталось только набить корабельный трюм провизией, и можно смело отправляться в путь.
Примечания:
Рисовка карт с тайниками была самым распространённым способом оплаты среди пира-тов. Покупатель сообщал торговцу название острова, на котором находился клад, а по-сле рисовал детальную карту по памяти, указывая все направляющие знаки, проливаю-щие свет на его местонахождение. Такая сделка проходила на честном слове, однако всех нечестных рано или поздно находили с перерезанными глотками.
Овердрайв – состояние, при котором криолис начинает черпать силы непосредственно из острова и свободно повелевать им. Существует четыре ступени овердрайва: контроль рельефа, контроль флоры и фауны, стадия сотворения и полное слияние с островом. Каждая пройденная ступень пассивно усиливает дар острова, но лишь единицы способны преодолеть вторую ступень. Преодолеть же третью ступень удалось лишь одной леди Аль-тане ¬– защитницы и негласной хозяйки одноимённого архипелага.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты