Вернуться к тебе

Слэш
R
В процессе
39
автор
not_again бета
Размер:
планируется Макси, написана 131 страница, 27 частей
Описание:
Слово "семья", для некоторых может быть обыденным и привычным. А для кого-то - это вновь обретенное чувство защищенности и любви. Тэхен так долго был один…
Посвящение:
За подарок мне и моим героям - за обложку к этой работе я должна поблагодарить моего соулмейта irinleto. Восхитительная визуализация.
Моё приправленное слезами радости спасибо, Ири.
Примечания автора:
Продумывается и пишется совместно с моим соулмейтом и по совместительству соавтором (я тут;). Долгая история и большой объем. Будет лукавством сказать, что я не жду ободряющих слов и видимой поддержки от читателей.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 113 Отзывы 21 В сборник Скачать

Мустанг.

Настройки текста
Примечания:
Настроение главы Aerosmith-Sweet Emotion
      Звуки пробудившегося города, проникшие в спальню, всё-таки заставили Тэхёна разлепить глаза. Сны о лавандовом поле еще полностью его не отпустили. Вероятно, кондиционер, которым ароматно пахло белье, повлиял на сон. Накануне он проворочался полночи. И не потому, что кровать была незнакомая и неуютная, просто анализ событий последних месяцев занял продолжительное время.       Подниматься очень не хотелось, но гудение работающей кофеварки снизу говорило о том, что кто-то из обитателей дома уже проснулся, а значит становилось невежливым оставаться в гостевой комнате. Он, как был, в одолженной папой Чоном шелковой синей пижаме, спустился вниз.       Кухня уже наполнилась ароматом кофе, ванили, лучами яркого утреннего солнца и мурчанием Хосока, который колдовал у плиты, готовя, судя по всему, миниатюрные панкейки. – О, Тэхён, проснулся? – заметил он вошедшего, всё еще сонного Тэхёна. – Как раз вовремя. Присаживайся, блинчики вкуснее всего, когда только со сковородки их снимешь. – Хён, а почему такие маленькие? – Большие у меня не пропекаются, пригорают. Вот, приловчился делать этих крошек. Садись, они вкусные, гарантирую. – Сяду-сяду. Только чаю себе заварю, чтобы тебе не отрываться от сковороды.       Оказалось, после ночи раздумий, переход на «ты» давался проще. И утренний Хосок совсем не тянул на сонсеннима, а вот на хёна, милого, растрёпанного, с еще чуть влажными волосами и в фартуке, очень походил. Тэхён, поставив на стол стеклянный заварочный чайник, смотрел как распускаются чайные листья в нем. – Хён, не думал, что вы завтрак тоже сами себе готовите.       Хосок расставлял на столе порезанные фрукты, тарелку с панкейками и персиковый джем. – Обычно мы и не завтракаем. Кофе, тост и побежал. А вот в такое свободное утро готовка больше как удовольствие. Особенно, если в доме уважаемый гость. – Вот прямо-таки уважаемый? – Ммм, – кивнул Хосок, уже набив рот парочкой ароматных блинчиков. – Уважаемый Ким Тэхён, присоединяйтесь. Не обижайте шеф-повара этого маленького кафе. – А как же папа Чон? Он еще спит и не присоединится? – Тэхён подыгрывал тону Хосока. – Неужели он пропустит завтрак от шеф-повара? – Пропустит. Так ему и надо! – обиженный тон никак не сочетался с довольной улыбкой Хосока. – Сам виноват, что назначает встречи в выходные, да еще и в такую рань. Иностранные гости, временная разница, им сложно привыкнуть, ну и тому подобное. Бизнесмен, у него это по венам вместо крови течет и сердце биться заставляет. Хотя…       Очередной маленький блинчик скользнул в рот Хосока. – Есть еще кое-что, что заставляет его сердце биться. Давай-ка наедайся, и я тебе кое-что покажу. Что-то мне подсказывает, что ты оценишь.       Хосоку что-то подсказывало, а Тэхёну, оставшемуся в полном неведении, оставалось приступить к завтраку. Панкейки, и правда, таяли во рту. – Хён, почему ты один? – Не понял…– Хосок недоуменно взглянул поверх кружки на Тэхёна. – Я заметил, вы с отцом одиночки. Верно? Не знаю причин твоего отца, но ты, хён, завидная партия для любой девушки. – Не знаю, может, я как отец, не очень доверяю женщинам, – он решительно поставил кружку на стол. – Ну что, доел? Пойдем на экскурсию, она значительно интереснее этого разговора.       Тэхён хитро прищурился. – Значит, из других откровенности вытаскивать умеешь, а о своем делиться не хочешь? – Не то чтобы, просто пока не вижу в этом проблемы, – он в нетерпении стоял у двери кухни. – Да оставь ты эту посуду, вымоют. – Интригуете, господин Чон Хосок.       Да, Тэхён в этом доме был уже второй раз, но ему никто не проводил экскурсию по дому. Дальше кухни, гостиной, ванной и гостевой он не заходил ещё. А тут Хосок, заговорщически поглядывая через плечо, повел в кабинет хозяина дома. Тэхён даже застопорился у двери, не смея пройти за Хосоком. – Тэхён, проходи, не стесняйся. Тебя здесь никто не укусит. – Твой отец хоть и милашка, но всё равно довольно серьезный человек. И мне не по себе вторгаться в святая святых этого дома, – сказал, всё же следуя за Хосоком, не справляясь с нарастающим любопытством. – Отец гордится своим кабинетом. И это не какое-то закрытое секретное пространство в нашем доме. Я всегда могу прийти к нему, взять книгу, или, скажем, поработать на компьютере. Ну, или похвастаться отцом.       Хосок присел в низкое кресло, наблюдая за Тэхёном, медленно передвигающимся по комнате. – Любишь хвастаться отцом? – он осматривался по сторонам, впечатляясь увиденным больше и больше. – Здесь очень уютно, хён, хоть это и кабинет. Думаю, даже работать тут настоящее наслаждение. А для такого гостя как я – это целое увлекательное путешествие.       И это действительно было настоящим путешествием для Тэхёна. Он прошел мимо письменного стола, толкнув один из шариков на маятнике Ньютона, улыбнулся: «Интересно, стоит ли тут эта штуковина для того, чтобы своим мерным постукиванием успокаивать нервы папы Чона, или это просто предмет интерьера? Хотя, трудно представить, что бы могло его вывести из себя…». Но эти мысли он не стал озвучивать вслух, просто сосредоточился на множестве разнообразных полок.       Во всём проглядывалась забота и аккуратность хозяина. Тут были книги, рассортированные по годам и авторам, кое-где попадались бизнес-журналы, блокноты. Что самое интересное, в этом множестве бумажного изобилия, наверняка связанного и с работой, хранились фотографии в рамках.       Тэхён хотел прикоснуться к одной, но отдернул руку. Там, как он понял, был запечатлён Хосок. Такой маленький, а уже излучающий тепло, что вскоре будет готов дарить миру. – Маленький хён с пухленькими щёчками, – обернулся он. – Уверен, что и ты в детстве был весьма щекастый, – со смехом парировал Хосок.       Тэхёну было интересно наблюдать от полки к полке за взрослением Хосока. Вот тут он, видимо, пошел в школу, а на другой, похоже, с новым велосипедом. «Выпятил грудь, гордится обновкой». Следующая, ему около пятнадцати, школьная форма, Хосоку очень идет. Далее, обязательный атрибут гордого отца – фотография любимого сына в шапочке выпускника университета и мантии медицинского факультета. – Хён, уверен, что в руках красный диплом. Он же? Из-за цветов не видно. – Ну да, – почесал затылок Хосок. – Всегда стремился быть лучшим, назло отцу, добиваясь всего сам. Нервов ему потратил. Особенно в старшей школе. Он у меня учебники ночами просто отбирал, когда я до рассветных соловьев досиживал за ними. А уж какие лекции мне устраивал дядя Джин о здоровом образе жизни… Все злился на меня. Ты же видел, как злится дядя Джин. «Ты, Хосоки, совсем в мать пошел, зубрилка мелкий, учись быть хватким, как твой папаня». – Да ладно, мы все зубрим, когда это нужно! – Ну, отец утверждал, что он все схватывал на лету. А чего не схватил, дотянул опытным путём. – Правдиво ли утверждение, всё равно не узнать теперь, – растянул губы в улыбке Тэхён. – Да и дядя Джин всегда твоего старика прикроет. Но главное ведь результат. Хён, ты этим хотел меня впечатлить? У тебя получилось. – Не совсем. Обернись. Стеллаж за спиной ждет твоего внимания. – Вауу! – восхищенный взгляд Тэхёна стал блуждать по стеклянным полкам, заполненным моделями автомобилей, по сокровищнице, несоизмеримой с его домашней коллекцией. – Оо! Именно такую реакцию я и ждал, – Хосок довольно потирал руку об руку. – Для неё и привел сюда, еще у тебя дома подумал, что ты оценишь.       Тэхён плавно обогнул кресло с сидящим на нём Хосоком, светлый кожаный диван, стеклянный кофейный столик, непонятно, как не споткнулся. Хосок всё это время только и думал о его безопасности, потому что видел, как младший не мог оторвать горящих интересом глаз от отцовской коллекции.       А глаза того разбегались, хотелось каждую машинку потрогать, но две модели, стоящие в центре на своей отдельной полке, были точнейшими копиями своих оригиналов, до мельчайших подробностей. Утонченную работу мастера можно было разглядеть в каждой детали. Понятно, что такие модели выпускались штучно, и о цене тут даже не стоило задумываться. Тэхён на свои второстепенные копии копил месяцами, во многом себе отказывая.       Один автомобиль был ретро, второй, горделиво стоящий рядом, современный, в молодежном стиле. Ford Mustang модификации компании Shelby American. Такие разные, одно имя - две эпохи. О да, Тэхён их узнал. Он читал об этом статьи, мечтал увидеть автомобили вживую. Понимал, что для Южной Кореи встретить такую машину на улице было запредельно сложно. Даже эти миниатюрные копии были частью воплощения мечты.        Почему-то во рту пересохло. Решил, что скорое всего, от внезапного волнения. Даже пальцы слегка покалывало. Тэхён проглотил вязкую слюну. – Хён... Это же Ford Shelby? Элеонор, прямо, как в кино! – Да, ты прав, но частично. И лучше отцу этого не говори, обидится.       Верно.Тэхён и сам уже понял свою ошибку. Как же он мог не узнать? Слова Хосока только подтвердили его догадку. – Это только модель, а ту, настоящую Элеонор, делали для фильма специально, и таких, вроде бы, одиннадцать штук изготовили. Одна уцелела и улетела с молотка совсем недавно. Но эта, модель которую ты видишь, совсем особенная для отца. – Заметно, что особенная. Отдельная полка, только подсветки не хватает. – Подсветка есть. Поверь, – Хосок подошел, коснулся пары кнопок на сенсорном табло, и верхняя подсветка полочек осветила модели автомобилей. Мини-салон, да и только. – Я же говорю, самая заветная мечта с подросткового возраста. Думаю, подробности он и сам будет рад тебе как-нибудь рассказать. Не поверишь, иногда я его ревную к этим малышкам. В шутку, конечно. Он злится немного, но после увлекает рассказами о какой-нибудь из них, и мне остается полностью поддерживать его в этом увлечении. Как ни странно, отец не любитель погонять, но всю эту эстетику американских мустангов он очень ценит и уважает.       Один небольшой светлый кабинет, но целая история человека. Тэхён почувствовал непередаваемый дух хозяина комнаты. Всё самое дорогое для Чонгука сосредоточено в том месте, где он проводит большее время своей жизни. Часть невероятной души мужчины, который построил свой бизнес, вырастил и сильно любит сына, безмерно гордится им, но внутри остается увлекающимся ребенком, обожающим машинки. – Хён, ты знаешь, этот кабинет, он будто бы олицетворение твоего отца. Такая шкатулка с заветными сокровищами. Но без ключа, заходи, смотри, если хочешь. Это всё мое, это всё я. – Хорошо подметил, Тэхён. Я тоже всегда думал, что в кабинете отца собрано его прошлое и настоящее, все самое ценное из них.       Еще раз обернувшись вокруг себя, Тэхён увидел, что пропустил угловую полку у письменного стола. – Оуу, еще фото! Хосок-хён. Таким тебя и представлял в халате. Что это? Почему так много народу? Почему ты такой смущенный? Тебе аплодируют? – Меня представляли коллективу, когда назначили заведующим экстренной хирургии. – Постой-ка, а это кто? – одна фотография заставила Тэхёна зависнуть на ней слегка. – Вауу, Хосок-хён, твой отец был просто секси. Это же он? Правда? Посмотри, на этой фотке. – Тэхён! – Что Тэхён-то сразу?! Это не я фотографируюсь в позе альфа-самца у новенькой тачки, а твой батя. Смотри джинсы-клеш, они так обтягивают бедра… А расстёгнутый ворот рубашки – это явный вызов. Да был бы он лет на тридцать моложе… – И что бы тогда произошло?       Голос заставил чуть вздрогнуть Хосока, но совсем не обескуражил Тэхёна. Чонгук стоял, скрестив руки на груди, плечом подпирая косяк двери. По его расслабленной позе сразу стало понятно, что он уже какое-то время стоял и наблюдал за ними. Как всегда, в своём идеально сидящем костюме. – Приударил бы за вами, – развернулся Тэхён и, не пытаясь юлить, открыто, почти с вызовом посмотрел на Чонгука. – На этой фотке, – он повернул голову, взмахнув своими длинными локонами в её сторону. – Вы прямо в моём стиле. Точно бы не устоял перед таким сексуальным парнем. – А что, сейчас уже всё плохо? – игривые нотки в голосе показали, что Чонгук откровенно наслаждается этим спонтанным разговором. – Пап, что за игра? – Хосок в этом кабинете, один оставался в явном недоумении. – Никогда не видел, чтобы ты напрашивался на комплименты. – Вы и сейчас в отличной форме, – униматься Тэхён не собирался, сообразив, что ему сейчас многое позволяется. – И мне несложно подарить комплименты. Тем более, когда они заслужены. Папа Чон, думаю, вы видите этому постоянное подтверждение в зеркале, когда одеваетесь. Просто уверен в этом. – Спасибо, милый человек, – расхохотался Чонгук. – Не зря, значит, потрачены годы в тренажерном зале, раз получаю комплименты от юных красавчиков. – Так, вот сейчас мне уже стыдно, и я краснею, – Хосок ухватил за руку Тэхёна, утягивая его из кабинета. – Из-за вас обоих, между прочим, краснею. Пап, вот тебя не смущает, что тебе такие вещи говорят? – Меня уже многое не смущает, сынок, – остановил их Чонгук. – Нашел, что искал? – Я тут с вами двумя совсем забыл, что искал. А, нет! Вспомнил. Нашел восхищение Тэхёна! – Мною? – Ну вот опять, пап! – Хосок укорительно уставился на отца, казалось, вот-вот и он досадливо затопает ногами. – Тэхён восхищался твоей коллекцией моделей. Он, между прочим, тоже знаток. – Нууу, знаток – это громко сказано. Так, кое-что читал… – тормозя тянущего его за руку Хосока, Тэхён вывалил на его отца своё любопытство. – Я, конечно, оценил вашу сексуальность, она бесспорна, но… Я же правильно понимаю, что тот крутой автомобиль на фото – оригинал вашей маленькой копии, стоящей на стеллаже. Знаю, что он отличается от киношного прототипа… – Вернёмся обратно? – пригласил жестом парней Чонгук. – Там и поговорим.       Хосок обреченно отпустил руку Тэхёна, сопротивляться явному желанию всё узнать, загоревшемуся в глазах, было невозможно. Хосок хорошо знал этот взгляд. Не раз с ним встречался на лекциях. Он тихо отошел в сторону, чтобы не мешать двум увлеченным, как тогда, когда эти двое перебирали стопки пластинок. – Про фильм, – удобно устроившись на спинку дивана, так, чтобы видеть свою коллекцию моделей полностью, Чонгук стал утолять жажду любопытства у Тэхёна. – После него мастера тюнинг-ателье начали переделывать автомобили первого поколения под звезду экрана. Но мне это не по душе. – Почему? – Я всегда за классику, хоть Shelby и приложил к ней свои руки, доведя до совершенства. А заболел я этой моделью задолго до выхода фильма. Без всех этих модных веяний. Мы с родителями отмечали мой выпуск из школы поездкой в Штаты. Я её просто увидел на улице. Она медленно проезжала мимо меня, а я стоял не в силах пошевелиться, пока она не остановилась. Понятно, что тут же попросил родителей сфотографировать меня на её фоне. Тогда-то и решил, что она будет моей. – Оо! Так и знал. Вы её себе купили! – Не спеши. Хоть у нас в семье и были на тот момент возможности, но возникали некоторые проблемы с импортом. Родители у меня немного консервативные и были против подобного приобретения. Они всегда были не прочь помочь мне с учебой, жильем, да и с другими проблемами. Но развлечения, а автомобиль входил в их список, были за мой счет. Я разузнал всё что можно, касательно покупки, транспортировки, налогов, но понимая все сложности, ничего не сказал родителям. На тот момент я смирился и дал себе клятву, что обязательно куплю себе эту красотку 1968 года. – Ваау, так круто. Ради такой мечты можно жить! Но почему именно 1968 года? – О, Тэхён, я же говорил, тут особенная история, – не удержался Хосок из своего тихого укрытия. – Ты сегодня свидетель того, как мой неразговорчивый отец может рассказывать о себе часами, если затронуть нужную тему. – Мечты бывают разные, и ради многих стоит жить, – Чонгук приподнялся, чтобы подойти поближе к полке с моделью автомобиля. Приподняв полы пиджака, опустил руки в карманы. Всмотрелся в модель с трепетом и легкой улыбкой, вспоминая прошлое. – Потому что она из первого поколения Ford Mustang. А 1968 мой год рождения. И я привык доверять своему чутью и знакам. Так вот, когда я стал зарабатывать хорошие деньги и полностью освободился от помощи родителей, я начал искать возможность, чтобы купить именно такой автомобиль. – И вы нашли эту возможность? – Знаешь, парень, а пойдем-ка со мной. Рядом с миниатюрой Ford Shelby шестьдесят восьмого ещё одна небесно-синяя красотка стоит… – Да, я заметил. Это тоже Ford Shelby, более современная модель.       Приобняв Тэхёна за плечи, Чонгук подтолкнул его к выходу из кабинета, не прерывая свой рассказ. – Та, что помоложе – 2007 года. Понимаешь, по некоторым причинам, связанных с популярностью и разногласиями, выпуск автомобилей с модификацией от Shelby был прекращен после 1970-го, но машина всё равно оставалась любимицей многих, мощь, эстетика – в ней же всё. И вот я, в далеком восемьдесят пятом, будучи подростком, был не одинок в стремлении завоевать сердце такой красавицы. С каждым годом они ценились больше и больше. А чем выше спрос… Сам понимаешь. – Тааак, а теперь я начинаю нервничать. Ощущение, что мне, маленькому мальчику, сейчас достанут кролика из шляпы. – Почти! Но не стоит нервничать, это уж точно. Хотя ожидание оставь, мне нравится. В 2007 году, наконец-то, возродили тот самый Ford Shelby GT500. Таких автомобилей выпустили всего тысячу экземпляров. Всего... Было объявлено об автошоу в Нью-Йорке, на котором должны были продать одну из таких. В нашей семье я об этом узнал вторым. В тот день сын ворвался в кабинет с горящими глазами и начал тараторить: "Мы должны туда поехать, пап, это же твой юбилей, такой праздник и дядя Джини там". – О, точно, Тэхён, ты бы видел его недоуменное лицо! – вклинился с объяснениями Хосок. – Сидел, смотрел на меня внимательно. А я фонтанирую идеями, не объясняя сути. Привык, что он первым обо всём насчет своих машин узнает. В общем, пока сообразили кто о чем, пришлось мне попотеть. – До сих пор загадка, как до тебя дошли эти новости, – Чонгук не удержался и потрепал макушку сына. – О чем вы подумали тогда? – нетерпеливо ждал продолжения рассказа Тэхён. – О том, что я очень люблю своего сына.       Одно удовольствие было в этот момент наблюдать краснеющие уши Хосока. Проявление такой откровенной отцовской любви перед другими не свойственно было Чонгуку. И то, что он открыто сейчас об этом говорил, показывало, что он полностью доверяет Тэхёну. – Иииии… Не только же об этом? – не унимался Тэхён, хотя и любовался смутившимся хёном. – И что я обязан купить этот автомобиль.       Они остановились перед дверью. Чонгук придержал пытающегося пройти дальше Тэхёна, выдержал паузу, глядя ему в глаза. – Мы сделали это. Мы поехали. И мы купили её!       Как только открылась дверь, сработали датчики движения и загорелся верхний свет. Тэхён тут же понял, куда вела последняя дверь. Его привели в гараж. Просторное светлое помещение без лишних деталей, рассчитанное на четыре автомобиля. Тэхён тут же приметил белую Тойоту Хосока – «комфортный кабинет психолога», так он теперь называл эту машину. За нею заметил черный Mercedes Maybach и уважительно присвистнул. Ожидаемо было увидеть тут машину представительского класса. Но чуть сместив взгляд, он не смог удержаться от восторженного визга. – Ааааа! Охх, нет. Ооо, да! Господи! Я не верю своим глазам! Это же не может быть правдой?! Оууу! Вы, действительно, её привезли сюда. Это вообще возможно? – Конечно! Она же тут. Вот она, небесно-синяя красавица с двумя белыми полосами на капоте. Я, просто, не мог её оставить там, без моей любви. Сделал себе подарок на юбилей. Мне стукнуло сорок лет, и этой модели столько же. Хоть она и в новом кузове, но люблю я её не меньше. – Всё, папа Чон, как хотите, но я теперь весь ваш! – подпрыгивал Тэхён на месте, не в силах сдерживать разрывающие его эмоции. – А можно мне её потрогать? – Можно! – рассмеялся Чонгук.– Конечно, можно. Потрогать, и даже посидеть в ней.       Уже приблизившись к машине, уже протянув руку к двери, он даже успел прикоснуться к ручке, правда, ничего дальше не сделал, он просто взглянул чуть выше и чуть дальше машины. Тут новая интрига этого гаража и коснулась его зрения. Тэхён уже смекнул, что простым в этом помещении мало что можно было назвать. И там, на краю сознания мелькнуло, что главного кролика ещё, возможно, и не доставали. И все эти мысли родились неспроста, а всё потому что в углу пряталась еще одна машина, надежно скрытая от постороннего взгляда чехлом. – А там что? – Ну, да, так и думал, что тебя на одну наживку трудно подловить. Помнишь, что я тебе говорил про свою мечту, так ведь?       Тэхён замер в ожидании. Казалось вокруг него всё резко исчезло, и лишь подсознание напоминало, что вот он стоит в гараже, а тут, совсем рядом ещё одна машина под чехлом. Он боялся предположить, какая именно, но по взгляду Чонгука и его тихому уверенному голосу он понимал, что уже знает, о чем пойдет речь. От этого становилось ещё волнительнее, даже ладони покалывало. – Вижу, ты уже догадываешься, – подошел ближе к машине Чонгук, заговорчески улыбаясь. – Да, Тэхён, это моя мечта. Её воплощение. Моя Малышка.       Мечась взглядом между машиной, и Чонгуком и его сыном, Тэхён быстро открывал и закрывал рот, пытаясь что-то сказать, но не в силах произнести ни одного связного звука. Автомобиль был узнаваем даже под тканью. Это точно должна была быть GT500, появившаяся в шестьдесят восьмом году. Тэхён читал, кузов тогда прибавил в длине и высоте. – Так, успокойся, вдохни глубоко и выдохни, – подскочил к Тэхёну Хосок, опасаясь эмоционального шока у младшего. – Тише, вот так. Ага, отлично. Надеюсь у тебя крепкое сердце, и мои врачебные навыки не потребуются для твоего воскрешения. Вот, спасибо, пап, нам ещё тут обморочных состояний не хватало. – Ахереть! Прошу прощения, но блииин. Ахереть! Аааа, не поверю, пока не увижу! – наконец-то взорвался звуками Тэхён. Он, забыв о другом автомобиле, подскочил к пока невидимой для глаз Малышке. Остановился перед нею в нерешительности, не зная, с какой бы стороны подступиться. – Тэхён, – Чонгука тоже охватило волнение, схожее с той тихой гордостью, когда он подарил Хосоку первый велосипед, а сын сел и сразу на нём поехал. – Давай, можешь снять с неё чехол. Только пожалуйста, аккуратней, не оторви зеркала в порыве страсти.       Тэхён яростно закивал головой, руки сами потянулись к плотной ткани. Он, конечно, старался сдерживаться, но нетерпение подталкивало, делая движения торопливыми. Ему еще ни разу за свою жизнь не приходилось раздевать девушку, а сейчас он так волновался, словно пришел на первое свидание. Тело от возбуждения покалывало тысячами игл, ведь он оголял Малышку – красотку мирового масштаба.       Хосок, глядя на происходящее, снова словил то настроение, которое у него возникло в первый раз, когда отец открыл для Тэхёна свою коллекцию пластинок. Было похоже, будто эти двое когда-то родились в одной эпохе, но что-то неведомое однажды их развело. Развело для того, чтобы столкнуть друг с другом в этот момент.       Как ещё объяснить то, что происходило перед его глазами? Они ловили настроение, практически понимая друг друга без слов. Даже разница в возрасте терялась, будто её не существовало совсем. Он наслаждался, наблюдая за ними со стороны, не мешая им. Вообще, в этом маленьком мире, рядом с Тэхёном, всё до сих пор складывалось так гладко и успешно. Даже в университете не поднялась ожидаемая Хосоком шумиха из-за его внезапного повышенного интереса к конкретному ученику. Сейчас он заражался уверенностью, что именно этот парень своей невероятной силой сможет растопить многолетний лёд, сдерживающий в оковах душу отца. – Сын, иди к нам. Чего ты там задумался? – Радуюсь. У тебя теперь появился очень надежный единомышленник. Твои глаза, в них снова столько счастья! – Хосок всё же подошел к ним, тронул Тэхёна за плечо. – Видел бы ты, как папа любовно воркует над этой Малышкой, как сметает с неё каждую пылинку, полирует панель. В такие часы я думаю, что он мой сын, а не я его. – Хосок-хён, папа Чон, сбылась моя мечта. Самая невыполнимая. Я не нахожу слов чтобы выразить все свои эмоции. Сейчас внутри меня одни маты. Да как тут цензурно говорить? Это же Ford Shelby шестьдесят восьмого года, мать её! Я же правильно все понимаю? Она самая? – Да, она самая. – Я не мог представить, что в Корее кто-то в состоянии такую себе купить. Это невероятно! Еще раз извинюсь, но пообещайте, что прокатите меня на ней, даже если это дорога в ад. Я на все согласен. – Ну и как ему отказать? – обратился Чонгук к Малышке, похлопав её по черной лоснящейся крыше. – Мы же прокатим еще одного твоего верного поклонника? Обещаю, Тэхён. Обещаю, что прокачу. Уверен, ты будешь в ней смотреться так же неотразимо, как и в этой шелковой пижаме! – Оу! Папа Чон отметил мою сексуальность. Значит, теперь один-один? – Так, слушайте, не заставляйте меня снова из-за вас краснеть, – Хосоку становилось понятно, что у этих двоих будут нарастать «свои» шуточки, но от этого пока еще было неловко. – В общем-то, я пошел собираться, с вами совсем забыл, что у меня дела в городе. Тэхён, насмотришься, шуруй в душ, а потом я тебя подвезу к общежитию.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты