Красная нить

Слэш
NC-17
В процессе
8
Размер:
планируется Макси, написано 106 страниц, 30 частей
Описание:
Недавно закончилась война, общество налаживает жизнь. Люди находят себе пару. Но казалось бы, какому альфе приглянется грубый омега со шрамами по всему телу? Пережив множество бед и ненастий, разве можно не иметь право на счастье?
Посвящение:
Захотелось написать о сильном омеге, таком прямо одиноком и считающем какая жизнь дурацкая штука, и какие альфы гады (что реально характерно для его мира). Немного вдохновилась "Поднятием уровня в одиночку" концепция монстров и порталов как раз оттуда. Ещё немного приплела '' Да, я паук, а что?", но это совсем не заметно. Имена персонажам даю, переводя на японский слова, характерные этим персонажам, но они характерны не во всех случаях.
Примечания автора:
Если вы пришли за постельными сценами, сразу переходите к главе -ночное веселье-

У меня частые творческие застои... Дело дошло до 12 главы (• ▽ •;) я уже заметила как всё отклоняется от изначальной идеи. Ну и чёрт с ним. Дожили, раньше по главе каждый день делала, а сейчас раз в неделю.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
8 Нравится 5 Отзывы 3 В сборник Скачать

Военкомат

Настройки текста
—Хм.... А как я вообще оказался в армии? - пытался вспомнить Акавайн. Одновременно с этим он моётся в душе. Голое тело стоит посреди кабинки под струёй горячей воды, от которой исходит пар. Именно в такой воде мужчине нравится мыться, она словно убивает всё плохое что скопилось под кожей и пробирает теплом до самых костей. У Акавайна тон кожи между средним и бледным, от чего шрамы имеют слабо-розовый оттенок. Сейчас от нагретости водой кожа розовато-бежевая, а шрамы ярко-розовые, словно румянец зимой. Небольшие мускулы местами блестят, из-за них тело омеги нельзя описать как стройное. Акавайн, закрыв глаза, руками проводит по красным волосам, бестро вспенивает на них шампунь и смывает. Закончив водные процедуры, мужчина выходит из душевой и вот незадача, подскользнувшись об лужу воды падает на пол, прямо лицом. Ещё секунда - и он сломал бы себе нос, но, к счастью, успел вовремя подставить под себя руки, чтобы не допустить такого. Ужасного поворота событий удалось избежать, однако ладони неприятно щипели из-за столкновения с шероховатой и мокро-горячей поверхностью пола. — Айщ! Что это со мной? Падаю на ровном месте, - выругался про себя красноволосый. Он осторожно встал, стараясь не задеть потёртые руки ещё сильнее, подумал что их нужно промыть, но до него быстро дошло что это как-бы бесполезно. *Да возьми ты себя в руки! Унылое чмо, которое падает от луж в собственной ванной* - мужчина снова наругался сам на себя. Позже, решив что хватит проявлять симптомы шизофрении и просто перестать думать. Он быстренько высушился и, обмотав полотенце вокруг пояса, пошёл в свою комнату. А уже в ней, на вешалке шкафа, его ждал костюм, который красноволосый надевал на все случаи жизни - работа, чья-то свадьба, деловая встреча, а теперь к их списку добавятся ещё и похороны. По этому случаю вместо белой рубашки с красным галстуком, Акавайн надел чёрные. Он поглядел в зеркало, чтобы удостовериться, что всё нормально сидит. Полностью чёрный силует – плечи чуть шире бедёр, не очень узкая талия, рубашка имеет скорее тёмно-серый цвет, нежели чёрный, благодаря чему галстук не сливается. Вполне видны очертания костюма. Даже носки чёрные, но вот незадача на этом тёмном фоне слишком сильно выделялась красная макушка. — Хм, может покраситься? Хочу чёрные как смоль волосы, а потом завью их в кудри, вот красота будет, - глядя на прямые красные пряди, сказал Акавайн. Позже он бросил взгляд на свою шею, которая слабовато прикрыта тёмным воротником рубашки. В глаза снова бросились шрамы, но желания скрыть полосы тональником не было. Не до них ему сейчас. Акавайн слегка уложил не до конца высохшие волосы назад, и пошёл в прихожую. Он надел чёрные лакированные туфли и вышел на улицу. Однако вместо полёта, охотник выбрал поймать такси. Иногда хочется просто покататься по городу как это делают все другие. Почувствовать эту бурную и живую атмосферу большого города. Поглядеть, что не удаётся при полёте, на людей, идущих по своим делам. Именно это мужчина и сделал, он сел на заднее сиденье, повернув голову в сторону незатонированного окна. В нём он наблюдал нервничающих взрослых, спешащих куда-то; детей которые тянули за одежду своих родителей, прося отвести их в парк. Также ему на глаза попадались всякие старики, бойкие подростки и парочки... Крутой альфа и миленький омега мужского пола прогуливались по тротуару, влюблёно держась за руки. Что-то неприятно кольнуло в теле Акавайна, должно быть омежья сущность снова даёт о себе знать. Красноволосый зажмурил глаза и повернул голову к другому окну. Теперь он наблюдал другую картину: у школьников закончился учебный год. Они отмечают это выступлением учеников-выпускников совместно с первоклассниками, которое, судя по военной форме, совместили с прошедшим девятым маем. Почти взрослые парни в шлемах, рубашках и штанах с камуфляжным окрасом напомнили Акавайну о военных временах. Его взгляд помрачнел, уголки розовых губ опустились. — Ох, надеюсь эти дети никогда не познают настоящей войны, - мужчина случайно выдал мысли вслух. — Хм? Вы так сказали, словно сами когда-то были на войне, - со смешком и интересом в тон заговорил прежде молчаливый водитель. Акавайн горько засмеялся. — К сожалению, так оно и есть. Я участвовал в военных действиях десятилетней давности. Вот только в начале я сражался на стороне республики Хакасии, а чуть позже середины перешёл на сторону Канамии. Вот теперь и живу здесь. — Э? Правда? Вот это да. Вас что, отправили на фронт ребёнком? - удивлённо распрашивал сидящий за рулём, вроде, бета. — Нет. Мне тогда было 16, - ответил монотонно Акавайн. — Чего?! Получается, вам уже за 30? - водитель почти впал в шок. — Именно, через месяц будет 34, - всё так же спокойно произнёс мужчина. Водитель издал глухой звук, и хоть Акавайн не видит его лица, но уже представляет его искривлённую от шока физиономию, а тот звук возможно сопровождал немые крики. *Блин, с кем поведешься от того и наберёшься. Чего это я такой болтливый?* Красноволосый не ожидал, что оставит такое впечатление. — Можно остановится около двух мест по очереди? - немного смутившись, спросил Акавайн. — А куда вам ещё надо? - отойдя от шока, уточнил водитель. — Хочу зайти в цветочный магазин. — О, а для чего вам цветы? Едите на в важное мероприятие? — Ну, эм, я вообще-то на похороны еду. Надо же цветы положить... — Простите, спрашиваю излишнего, - помрачнев, извинился бета. Через минуту жёлтая машина легко остановилась в нужном месте. Красноволосый зашёл в магазин, высматривая наиболее подходящие цветы. Его выбор остановился на голубых васильках. *Кофуку говорила что ей нравятся васильки, * - промелькнула мысль в его голове. В прошлом году Кофуку и Акавайн наткнулись на портал, за пределами которого был красивый луг. На этом лугу были разные цветы, которые не принадлежат к видам цветов мира людей. Однако Кофуку наткнулась на голубые цветы, напоминающие земные васильки. — Ой, гляди, Каге. Эти цветы похожи на васильки, - весело сказала девушка. — Не знаю. Мне известно, что это название цветов, но я никогда их не видел, - ответил ей охотник. — Эх ты! На, погляди, - она протянула ему телефон, на обоях которого стояло изображение голубых цветов, что и вправду были похожи на цветы мира монстров, – Васильки - мои любимые цветы, запомни хи-хи! *Да, я хорошо это запомнил.* К Акавайну подошла работница: — Вы уже определились? — Да, заверните мне васельки, - не отводя взгляда от цветов, ответил он. — А вы по какому случаю покупаете? - спросила она, чтобы было проще определиться с оберткой букета. — На похороны.... - Акавайна уже достало всем об этом говорить. Словно каждый пытается напомнить ему о смерти Кофуку. — Понятно, - погрустневшим тоном сказала работница. Она взяла охапку васильков, добавила туда чуть зелени и цветы-компаньёны белого и сиреневого оттенков, которые чудесно с ними гармонировали. Составив красивую композицию, она обернула цветы белой полупрозрачной обёрткой и завязала ярко синей лентой. Получился аккуратный букет, чем-то символизирующий ушедшую жизнь и что-то из светлого загробного мира. Красноволосый оплатил чудную связку цветов и, выйдя из магазина, сел в машину и поехал далее. Через некоторое время такси остановилось около другого здания. Акавайн заплатил и вышел из неё. Мужчина высадился на цементную дорожку рядом и направился ко входу. Во время этого перед его глазами снова пронеслась та школа. И то, что Акавайн где-то сорок минут назад пытался вспомнить, само всплыло в его голове. Как начался тот ад. Как началась война. . . . Республика Хакасия ничего дельного из себя не представляла. Жизнь в ней текла медленно и неторопливо, тем не менее разбойно и беспорядочно, в её образе можно было увидеть старомодные обычаи и порядки и нынешние беспорядки. Жизнь и трудоустройство ни к чёрту, везде мусор, ветхие дома. В переулках вечно дрались мальчишки, которые не редко могли кого-нибудь обворовать, иногда в этих переулках происходили убийства и насилие. Везде людей поджидала опасность для жизни - еды нет, безопасность никто не гарантирует. Технологии почти не развивались, максимально в доме мог быть домашний телефон. Политический строй тоже оставлял желать лучшего. Бедность и беззаконие царствовали в этих землях, голод, разбой подстерегают на каждом шагу. Однако, хоть настоящие жители об этом знать не знали, это место является отличным месторождением полезных ископаемых, которыми активно пользовалась соседняя страна. Канамия в отличии от республики хорошо развивалась и постоянно нуждалась в сырье для хозяйственного производства. В то же время территория у неё была маловатой по сравнению с соседкой. И большое население требовало увеличения земель. Все эти факторы привели правительство Канамии придти к решению завоевать Хакасию. Республика естественно оказала сопротивление. Так и началась восьмилетняя война. Почему она продлилась так долго? Ни у одного из государств не было хорошего военного подготовления. Канамия не могла оказать достаточный напор для победы. Однако Хакасия тоже не могла толково ответить ей, и несла большие потери армии. Больше половины людей из первоначального состава армии умерло. Да и его с трудом набрали, пришлось вовлекать в военные действия стариков и несовершеннолетних подростков. Среди них и оказался Акавайн. Возможно, он бы не угодил в это пекло, если бы за него заступилась семья. Но мать видела в нём лишь паразита и лишний рот, от которого лучше избавиться. К отправке парня на фронт её так же сподвигнула выплата обездоленным семьям, которая хоть и была мала, всё равно значила для женщины больше чем родной сын. Акавайн совершенно не хотел вовлекаться в это. Недавно узнав о своём вторичном поле, он замкнулся в себе. Даже не хотел болтаться с дворовыми парнишами, с которыме раньше так любил бегать по трущобам. Подавители для него были слишком дорогими, учитывая что денег у него было ни гроша. Воровать он не хотел, он считал, что опуститься до такого значит стать животным, а то и хуже. Омега во время циклов просто уходил в безлюдные заброшки, в самые труднодоступные для обычных пацанов места. Там и свежей было, ветер сдувал тошнотворный запах вина и не давал терять контроль над телом. Дома оставаться Акавайн не мог, мать вечно гнала, объясняя это тем что феромоны могут привлечь нежеланных ей "гостей". Но в этот раз она прогнала его насовсем. Акавайн, оставшись без укрытия, попался на глаза военным, собиравшим потенциальных новобранцев. Красноволосый пытался сбежать, когда, но они быстро заломили ему руки стальной хваткой и поволокли к базе. — Ух! Что вы от меня хотите? Я даже нож в руках держать не умею! - разъярёно кричит юноша. — Да неужели? И это нам говорит уличный бродяга. Допустим не умеешь, но раз ты омега, ты можешь сделать кое-что другое, - сказав это, один из солдатов ехидно улыбнулся. Возможно, он альфа, раз уж сумел почувствовать запах Акавайна. Лицо омеги сильно покраснело, но не от смущения, юношу переполнил гнев. Жёлтые глаза злобно сверкнули. — Даже не думай, я тебе яйца разобью, - почти рыча, сквозь зубы произнёс Акавайн. Оба солдата, подумав что оно того не стоит, сделали покерфейсы и отвернулись от красноволосого. Весь остальной путь ни юноша, ни армейцы не проронили ни слова и спокойно дошли до базы. В ней Акавайну выдали форму рядового и познакомили с военным уставом. Красноволосый невольно ловил на себе неприятные взгляды со стороны других новобранцев. Одни смотрели с презрением, как будто увидели дворовую псину. Другие на омегу поглядывали с явно неприличными мыслями, которые отображались на лице. Любое желание знакомиться с новыми товарищами улетучилось. Акавайн даже смотреть на них не хотел, не то что уже говорить. Ему пришлось ходить, глядя в пол. Всеми силами омега старался подавить феромон, но увы, получалось у него так себе. Уже через пару часов его направили маршеровать с остальными. Во время построения кто-то шептался: — Гляди на эту красную макушку. Ему бы не ружьё держать, а кое-что другое, хе-хе. Акавайн хотел просто взорвать этого человека, но попытка подраться при старших явно плохо кончится. Лучше будет просто дать хорошую ответку обидчику. — Если у меня в руках окажется ружьё, я из тебя флаг Японии сделаю - не очень громко, но сказал Акавайн в сторону, из которой услышал хамскую насмешку. Однако его было хорошо слышно. Эта фраза дошла до ушей грубияна. По совпадению на него надета белая футболка, из-за чего слова омеги ещё сильнее задели обидчика. Грубиян разозлился и разъярённо сжал зубы. Он хотел подойти к омеге и сказать ему пару ласковых слов, но в этот момент к нему подошёл инструктор с приказом встать в строй. Угорчёный грубиян не мог ослушаться, смирно выполнив указание. Услышав, как инструктор ругает обидчика, Акавайн самодовольно задрал подбородок и хихикнул с мыслью: *Так тебе и надо*. Однако ему этого ему не простили дружки того рядового. Уже поздним вечером новобранцев отправили в душ. Компашка решила пристыдить красноволосого, но фантазии у них просто кот наплакал. Они решили, как это обычно делают зеки в тюрьмах, провернуть падение мыла. Однако они не были уверены что омега станет мыться со всеми. К их счастью и удивлению, Акавайн и впрям просто пошёл в мужскую душевую, смелости парню не занимать. Обернув вокруг талии полотенце и держа в руках кусок мыла, красноволосый спокойно прохаживается по мокрому полу, подыскивая свободную и отдалённую от других кабинку. У омеги слегка загоревшая кожа, тонкая шея, да и в общем худое тело, местами покрытое небольшими синяками, которые прикрываются грязью. Компашка встала в нескольких метрах от него, договариваясь насчёт того, кто проделает сие преступление. И вот, когда выбор был сделан, один из дружков пробежал совсем рядом с красноволосым и задел его руку, в надежде что тот уронит мыло. Так, собственно, и случилось. Дрогнувшая от неожиданного удара рука разжала пальцы, и кусок моющего средства отказался на полу. Акавайн ещё за несколько минут до этого услышал перешёптывание парней со стороны и догадался об их глупом плане. Разозлившись таким поворотом событий, он свёл брови к переносице, сжал губы и со всей силы пнул жёлтое мыло ногой. То соскользнуло с мокрого пола и полетело в сторону бежавшего, удачно попав ему по ноге. Парень от боли и неожиданности упал лицом вниз, из-за чего стукнулся лбом об твердую поверхность пола. — Угх, блин - сквозь зубы произнёс упавший. Когда он поднял голову, на лбу показалось красное пятно. — ПВАХАХАХАХАХ! Сука, так тебе и надо! - Акавайн оскалил зубы и злорадостно засмеялся. Смех оказался настолько громким, что его можно услышать по всей ванной. Испугавшись ненормального омегу, другие злоумышленники бросили своего товарища и быстро убежали.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты